Все рубрики
В Омске пятница, 20 Июля
В Омске:
+18
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 63,2746    € 73,4808

Бизнесмены в погонах: уговор не дороже денег

12 июля 2018 10:50
1
316

НА ПРАВАХ РЕКЛАМЫ

«Они же тебя посадят!» – заявили юристу, перешедшему дорогу силовикам. 

Предприниматель Вадим НАЗАРЬКО, оказывающий юридические услуги, неожиданно оказался мишенью для мести со стороны правоохранительных органов – были затронуты бизнес-интересы высокопоставленных лиц… Историей давления, длящегося не первый год, и результатами собственного расследования о богатствах силовиков он поделился с «КВ»:

– История началась в 2016 году, когда у меня и моего доверителя Олега ШТЕЯ возник бизнес-конфликт с индивидуальным предпринимателем Виталием ШИЛЬНИКОВСКИМ, отказавшимся возвращать нам денежные средства по договору займа. Брал он их на приобретение железнодорожных путей, частично вернул в прошлом, но остаток долга в размере 5 млн. рублей возвращать внезапно отказался – пригрозил, что имеет связи в Следственном комитете РФ по Омской области и может нас посадить. ШИЛЬНИКОВСКИЙ за время судебных разбирательств сменил несколько версий. Сначала он говорил, что вовсе не подписывал расписку и договоры займа и залога, после заключения государственного эксперта-почерковеда стал говорить, что хоть и подписывал, но денег не брал, потом придумал версию о том, что документы подписывались фиктивно, т.к. он хотел напугать свою бывшую жену большим размером своих долгов, чтобы она утратила интерес к разделу совместного имущества, еще позднее он стал говорить, что этот договор и расписку он порвал после расчета с нами, но теперь понимает, что его обманули и что рвал он «качественную цветную ксерокопию». Теперь все эти разноречивые выдумки – фундамент версии следствия.

Данный конфликт побудил меня заняться самостоятельным расследованием налоговых преступлений, совершенных ШИЛЬНИКОВСКИМ. В июле 2016-го я направил заявление в СУ СК РФ по Омской области о привлечении его к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость на многие десятки миллионов рублей. Следователи заявление не приняли, перенаправили в налоговый орган «по подведомственности». Вместо того чтобы изучить представленные мной факты и заняться преступлениями ШИЛЬНИКОВСКОГО, в сентябре того же года следователь Денис ПОНУРОВСКИЙ стал пугать нас со ШТЕЕМ, что может возбудить уголовное дело уже в отношении нас по заявлению ШИЛЬНИКОВСКОГО. Причина этого понятна, т.к. ПОНУРОВСКИЙ — друг и одноклубник (по Омскому аэроклубу) адвоката ШИЛЬНИКОВСКОГО. Обо всем этом я направил жалобу (доказав их связь фотографиями из соцсетей) на имя председателя Следственного комитета России Александра БАСТРЫКИНА, и активность со стороны ПОНУРОВСКОГО временно прекратилась.

Наручники на свидетеля

В начале 2017 года ШИЛЬНИКОВСКИЙ проиграл нам все суды, на нашу сторону встал в том числе Верховный суд РФ. После этого СУ СК РФ по Омской области, как нам и угрожали, возбудило уголовное дело по подозрению в мошенничестве в отношении «неустановленных лиц». И этими «неустановленными лицами» стали мы. Это стандартная и очень удобная схема для заказного преследования: жертва лишена возможности обжаловать возбуждение, так как проходит по делу лишь свидетелем, в случае прекращения дела у нее отсутствует право на реабилитацию, а в ее отношении имеется серьезный рычаг — в любой момент она может стать обвиняемым. Обжалование текущих незаконных действий также парализовано – суд и прокуратура отказывают в рассмотрении жалоб с формулировкой, что «Вы – свидетель, а значит, любые действия следствия не могут затронуть Ваших интересов». В частности, я более десяти раз обжаловал как действия, так и бездействие следствия: совпадающий на 100% текст показаний разных «свидетелей» и псевдопотерпевших, не подписанные следователями протоколы, явные противоречия в показаниях и проч. Получал в ответ именно отписку о том, что меня это не касается и я не субъект обжалования.

Третьего мая 2017-го в наших домах и офисе провели «показательные» обыски. Следователь надел на ШТЕЯ – свидетеля по этому делу – наручники. Все это в присутствии престарелых родителей и малолетнего сына, которому этим была нанесена психическая травма. Ребенка пришлось вести к врачу.

Папа полицейского – бывший собственник «предмета преступного посягательства»

В ходе обжалования всех этих действий мы получили следующую информацию. Уголовное дело было возбуждено без обязательной в таких случаях предварительной проверки, только на основании справки о результатах оперативно-розыскных мероприятий, составленной накануне возбуждения и подписанной старшим оперуполномоченным управления уголовного розыска УМВД по Омской области Константином МАЛЬЦЕВЫМ. При этом МАЛЬЦЕВ проявил служебное рвение и присовокупил к эпизоду с ШИЛЬНИКОВСКИМ еще четыре эпизода с участием лиц, которых МАЛЬЦЕВ привлек лично, собрав с них заявления о привлечении нас к уголовной ответственности. Все эти псевдопотерпевшие – недовольные участники судебных разбирательств с нашим участием, завершившихся не в их пользу. Их неправота давно установлена вступившими в законную силу судебными актами. Подписание новых заявлений было спровоцировано сотрудниками полиции и является не более чем способом «попытать счастья через уголовное преследование».

Между тем установлено, что фактически МАЛЬЦЕВ через его отца Юрия МАЛЬЦЕВА как раз и был тем самым продавцом железнодорожного тупика, на приобретение которого ШИЛЬНИКОВСКИЙ занимал деньги у меня и ШТЕЯ в 2012 году. То есть МАЛЬЦЕВА и ШИЛЬНИКОВСКОГО связывала гражданско-правовая сделка, и когда возник спор, последний обратился к своему знакомому для организации, в чем я уверен, незаконного уголовного преследования в целях неправового воздействия на нас в рамках наших гражданских споров. И в целях воспрепятствования нашей деятельности, направленной на раскрытие преступлений самого ШИЛЬНИКОВСКОГО. Причем близкие родственники, партнерствующие с ШИЛЬНИКОВСКИМ, обнаружились в правоохранительных органах не у одного только МАЛЬЦЕВА.

Мультиквартирный антикоррупционер

В качестве побочного, но, на мой взгляд, показательного факта мы установили, что Константин МАЛЬЦЕВ, на основании справки которого возбуждено уголовное дело, обладает аномально большим объемом движимого и недвижимого имущества, оформленного на пенсионеров-родителей: 30 объектов недвижимости, в числе которых 16 квартир в Омске, ряд земельных участков и ряд нежилых строений, а также три автомобиля премиум-класса (все подтверждено официальными документами).

Из открытых источников нам также известно о тесном сотрудничестве ШИЛЬНИКОВСКОГО с компанией отца руководителя и куратора ПОНУРОВСКОГО. Сам ШИЛЬНИКОВСКИЙ в журнале «Архитектура и строительство» (№ 3 от 2016 г.) указывает на то, что имеет с этой строительной организацией «многолетние партнерские отношения». Не доверять этой информации у меня нет никаких оснований, т.к. еще в начале 2015 года ШИЛЬНИКОВСКИЙ предлагал мне и ШТЕЮ квартиры именно в домах, построенных фирмой отца руководителя ПОНУРОВСКОГО в счет его долга перед нами. У меня есть документы, свидетельствующие о том, что схема их работы была такой: щебень и другие стройматериалы в обмен на квадратные метры в строящихся домах.

Выходит, налицо сразу три совпадения: следователь, возбудивший дело, – приятель адвоката заказчика; оперуполномоченный, проведший ОРМ, – сын бывшего собственника «предмета преступного посягательства» – ж/д тупика, а руководитель следователя – сын директора фирмы, с которой у ШИЛЬНИКОВСКОГО, по его собственному признанию в СМИ, «многолетние партнерские отношения». И это совпадение? Едва ли кто-то решится ответить утвердительно.

Я передал эти данные в Генеральную прокуратуру РФ. Оттуда те попали в Омскую облпрокуратуру, и руководитель ПОНУРОВСКОГО организовал через общих знакомых со мной встречу. Он выслушал мой рассказ о фактической стороне вопроса, о том, что в наших деяниях нет не только состава, но и события какого-либо преступления. Он лично просил меня подождать два месяца, в течение которых расследование дела прекратится в связи с отсутствием события преступления, «если Ваши слова подтвердятся».

Однако вместо этого дело было передано в полицию – в РОПД СУ УМВД по Омской области с формулировкой «в целях исключения самой возможности конфликта интересов».

«Кто ж его посадит?»

Одновременно с передачей нашего уголовного дела в полицию в октябре 2017-го года СУ СК РФ по Омской области все-таки возбудило уголовное дело в отношении ШИЛЬНИКОВСКОГО. Я связываю это с тем, что на основании моего первого заявления, поданного в июле 2016 года, налоговый орган провел выездную проверку и установил недоимку в сумме 75 млн. рублей, и скандал с неслужебной заинтересованностью обрел достаточную известность – покрывать его стало опасно, несмотря на «многолетние партнерские отношения». Насколько я знаю, сейчас претензии государства к ШИЛЬНИКОВСКОМУ возросли до 88 миллионов рублей. Установлено, что он умышленно создал фиктивный документооборот с рядом подконтрольных ему фирм-однодневок, счетами которых он лично распоряжался с одного и того же IP-адреса, чем причинил огромный ущерб интересам государства.

Между тем в ходе личной встречи в декабре 2017 года ШИЛЬНИКОВСКИЙ заявил мне: «Думаешь, у них нет в полиции и прокуратуре знакомых? Они же тебя посадят!» То есть, несмотря на явные факты коррупции при возбуждении уголовного дела, несмотря на то, что сам «потерпевший» ШИЛЬНИКОВСКИЙ оказался лицом, прямо заинтересованным в том, чтобы оговорить меня, отдельные должностные лица из полиции и, возможно, прокуратуры не оставляют попыток привлечь нас к уголовной ответственности.

И действительно, с декабря 2017 года расследование продолжилось, следователь Алексей КОЗЛОВ  прямо заявил мне о том, что прокуратура обязала его передать дело в суд – при том, что подозреваемых по-прежнему нет. Продолжаются следственные действия (наложение арестов на имущество, проведение очных ставок), содержание которых указывает на то, что угрозы ШИЛЬНИКОВСКОГО воплощаются в жизнь, несмотря на косметическую смену правоохранительного органа.

Более того, передача уголовного дела в отношении неустановленных лиц именно следователю РОПД СУ УМВД по Омской области КОЗЛОВУ, чей кабинет расположен в двух шагах от кабинета МАЛЬЦЕВА, по моему мнению, указывает на то, что в целях замять скандал, но соблюсти интересы ШИЛЬНИКОВСКОГО дело передали от одного организатора преследования под контроль и влияние другого. Известно также, что и ранее КОЗЛОВ и МАЛЬЦЕВ совместно работали по одному адресу: г. Омск, Фрунзе, 93, где КОЗЛОВ трудился следователем, а МАЛЬЦЕВ – начальником антикоррупционного отдела.

Новый виток мести

На прошлой неделе ШИЛЬНИКОВСКИЙ получил повестку о вызове в суд по новому гражданскому делу, инициированному мной, и незамедлительно следователь КОЗЛОВ принялся анонсировать предъявление мне обвинения, но не по пяти, а по двум эпизодам и не мошенничества, а только покушения на него. Я убежден, тут присутствует до такой степени бессовестная коррупционная составляющая, что это граничит с прямой отдачей команд предпринимателем полиции: хоть бы что-нибудь, хоть какое-нибудь обвинение, пусть не в мошенничестве, а только в покушении на него, только бы устранить своего кредитора и заявителя о его собственных правонарушениях!

Для меня очевидно, что на территории Омской области сформировано сплоченное сообщество бизнесменов и правоохранителей, и не исключено, что организация незаконного уголовного преследования в целях давления на предпринимателей, не входящих в это сообщество, поставлена на конвейер, который приносит участникам сообщества сверхприбыли.

Интересы справедливости, а также интересы обеспечения выживания 11 малолетним детям, родителей которых МАЛЬЦЕВ включил в свою справку, назвав членами организованной преступной группы, и чью судьбу предопределил путем фактического привлечения к уголовной ответственности по тяжкой статье (мошенничество), требуют подробного разбирательства за пределами Омской области, в которой давно сложилась система круговой поруки, а также вмешательства высших руководителей правоохранительных органов России.

Комментарии через Фейсбук

007 12 июля 2018 в 15:04:
Читаешь, и ужасаешься-какой то спрут,Аль Капоне отдыхает.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.