Все рубрики
В Омске среда, 19 Декабря
В Омске:
-8
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 66,7454    € 75,7761

Куда убегают колобки: особенности поиска и отлова

18 октября 2018 10:21
0
335

Проблема взыскания долгов в банкротстве вечная и тяжелая.

В этой статье описываются наиболее типичные уловки должников по выводу имущества. А также тезисное видение авторов о путях решения подобных вопросов. 

Дмитрий БАЯНОВ, ведущий юрист банкротной практики компании «Лексфорт»,

Игорь ЖУРИКОВ, партнер компании «Лексфорт»

Часть 1

«Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел» – припевает Колобок в известной сказке. Должник-Колобок описывает свое поведение чаще так: «минимизация рисков потери активов». Вместо бабушки и дедушки у него кредиторы, которые вообще-то рассчитывали получить свои деньги. Но суть сказки не меняется.

Фантазия вороватого должника витиевата. Энергии у него на возврат долгов не хватает, а вот на игру в прятки своих активов от взыскания – хоть отбавляй. Мы не будем здесь рассуждать о психологических, традиционных, экономических причинах этого и об этике – об этом толстые книги можно написать. Но мы не специалисты.

Одно скажем: сейчас закон о банкротстве и судебная практика развивается крайне репрессивно (и не без перегибов) по отношению к должнику. Бывает, под удар дубинки банкротства попадают нормальные добросовестные лица. Рушатся законные сделки, привлекаются к материальной ответственности невиновные. Нередко это результат плохой юридической защиты. Нашей компании удавалось отстоять своих клиентов в таких непростых ситуациях, хотя это и сложно, конечно.

И все же для репрессий законодателя есть основания.

В СМИ иногда можно увидеть слоганы: «банкротство – путь к спасению», «банкротство – свет в конце тоннеля», «банкротство –  способ начать новую жизнь с чистой совестью и без долгов». Это справедливо, если мы говорим о том, что компания или человек запутались в долгах из-за объективных и субъективных причин, из-за сработавших нормальных рисков. И они, чтобы прекратить мучения, отдают свои активы для пропорционального погашения долгов. А от оставшихся долгов освобождаются.

Но очень часто свет в конце тоннеля в понимании должника сочетается с известным тостом: «Пьем за то, чтобы у нас все было, а нам за это ничего не было!»

По итогам 2017 г. в завершенных процедурах банкротства удовлетворены были лишь 5,5% требований кредиторов. Процедура идет в среднем два-три года, со своего миллиона вы получаете 55 000 руб. Статистически. Все мы помним про особенности статистики? Если вы неделю голодали из-за отсутствия средств, а ваш сосед обжирался до потери пульса, то статистически вы вдвоем питались нормально. 71% банкротств заканчиваются всухую – по их итогам кредиторы не получают вообще ничего.

Мы обслуживаем бизнес-вопросы, поэтому поделимся нашим опытом из этой сферы. Извините за банальную информацию: когда активов для погашения долгов нет, то либо должник изначально был без них (в рамках концепции собственников бизнеса о его «безопасном структурировании»), либо вывел из-под взыскания.

Исключением являются случаи, когда должника закредитовали по уши в ситуации, когда у него особо активов нет и не было. Ни на нем, ни где-нибудь. Но это уже вопросы к кредиторам и их адекватности. Или это мошенничество. Здесь не об этом.

В ситуации «активов нет» всегда два основных варианта действий кредитора, которые могут сочетаться между собой. Возврат активов, если они когда-то были. И привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника.

Субсидиарная ответственность – тема очень богатая и комплексная, мы планируем подробно писать об этом. А здесь мы тезисно проанализируем некоторые обычные и необычные способы вывода активов.

Способов вывода имущества «бизнес-практика» должников выработала много. Есть даже, если так можно выразиться, профессиональное сообщество, эксперты в этой области. Там все как в нормальном сообществе – обмен опытом, мозговые штурмы, постоянное повышение квалификации… Вот полюбопытствуйте – недавно натолкнулись в сети на сайт zahvat.ru. Там выкладывают схемы, обсуждают их, критикуют, вырабатывают решения, делятся опытом… Прям такая научная дискуссия, как примерно о принятии новых норм в закон о банкротстве. Только с другой как бы стороны…

Мы опишем несколько способов вывода имущества, с которыми суды и мы, практикующие в банкротстве юристы, имеем дело регулярно. Мы стремимся к информированию тех кредиторов, кто особо не в курсе или не очень точно себе все это представляет.

К слову, все кредиторы должны знать, что описанные нами ниже сделки (комплексы сделок) нужно и можно обжаловать в суде. Это должен делать арбитражный управляющий. Но это может сделать и кредитор напрямую.

Итак, те способы, о которых хотелось бы рассказать. В целом, за исключением самых примитивных способов, должник всегда старается создать видимость того, что сделка имеет нормальную деловую цель. Что она совершена по рыночной цене. Что контрагент не знал о его предбанкротном состоянии. Что все объективно, в общем.

Первый способ – продажа имущества в пользу заинтересованных/ аффилированных лиц на нерыночных условиях (дешево). Говорить особо не о чем, это наиболее простая схема вывода активов. При возникновении спора часто появляются подписанные задним числом доп. соглашения об увеличении цены. Оспаривать довольно просто, не без особенностей, конечно.

В силу «творческих» подходов должников этот примитивный, в общем-то, способ может быть сильно завуалирован разными дополнительными ухищрениями.

Например, должник (понимая, что банкротство не за горами) получает 100%-й аванс по договору, скажем, подряда. Цена работ – очень низкая. Срок исполнения договора – длинный (или постоянно продлевается). Должник выполняет подрядные работы долго и понемногу (а у них даже просто себестоимость может быть выше, чем полученный аванс). Если деятельность должника объемная – то эта сделка просто тонет, как лист в лесу, среди однотипных, не бросается в глаза. Но вывод активов в виде производства работ состоялся.

Второй способ – передача имущества в залог в качестве обеспечения денежного обязательства. Как правило, сумма займа намного ниже стоимости залога. 

Залогодержатель – в теме. Впоследствии происходит обращение взыскания на предмет залога во внесудебном порядке либо передача залога в погашение долга как отступного. Бывает – залогодержатель получает погашение своего долга в рамках дела о банкротстве за счет предмета залога преимущественно перед остальными кредиторами. Или оставляет его себе.

Часто при таком залоге долга или нет (нарисован документами), или его условия заранее неисполнимы. Например, заем 10 млн., имущество стоит 25 млн., но для договора залога его оценка дисконтируется. Заем нужно вернуть через 10 дней, весь оборот у должника 5-6 млн. в месяц. Сумма займа потрачена «на неотложные нужды». Возврат займа заведомо невозможен (да и никто не стремится, конечно, его вернуть) – и имущество уходит залогодержателю. Который, если копнуть хорошенько, и свои 10 млн. себе тоже вернул, просто прокрутил их через должника.

Третий способ – вывод имущества за несуществующие долги.

Суть понятна из определения. Подделывают долг (как – чуть позже). Потом в расчет за этот долг (отступное, зачет по купле-продаже) отдают активы.

При этом стараются, чтобы все эти действия были минимум за полгода до начала банкротства. Потому что отступное или зачет можно еще признать недействительными, потому что они повлекли преимущественное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими. Закон говорит, что нельзя за полгода до банкротства одному кредитору отдать все, а другому – ничего. С этой жесткой нормой, к слову, сталкиваются многие нормальные компании. Их контрагент банкротится, а они в текущей деятельности с ним делали зачеты. И тут им прилетает известие, что их зачеты недействительны. Они должны отдать деньги, а по требованию к должнику встают в реестр кредиторов (посмотрите статистику в начале статьи).

Но вернемся к выводу за несуществующие долги: здесь тоже есть интересные вариации. Вот пример из практики. Должник заключил с ООО (принадлежащее дальнему родственнику директора должника) договор на работы по благоустройству. На большой объем – детская площадка, грунтовая дорога через поле и т.п. Договор предусматривал предоплату, и должник передал активы в счет этих обязательств. Стройматериалы, выставочный павильон, здание пекарни, автомобиль, автокран.

Конечно, ООО свои работы не выполнило, а имущество ушло с ООО дальше. В этом примере несуществующего долга формально нет – предоплата же. Но он есть, только это уже не получится доказать простым путем.

Четвертый способ – закрепление права собственности на имущество должника третьими лицами. Должник заключает договор купли-продажи, например, ликвидного недвижимого имущества. Как обычно продает аффилированному лицу (что само по себе доказать часто очень сложно). Формально подписывается акт приема-передачи, но на этом все останавливается.

Договор купли-продажи заключен, далее происходит оплата чем-то «фейковым». Например, неликвидным векселем. Правда, векселя уже в прошлом – сейчас чаще каким-то «активом» который по бумаге равен по стоимости имуществу, а по факту ничего не стоит или не существует (тут масса вариантов и объяснений, почему так произошло).

Покупатель предъявляет иск о признании права собственности на недвижимое имущество. Отсутствие попыток регистрации права собственности объясняет тем, что ему не передали необходимые документы. Должник признает исковые требования. Могут быть неудачные (по вине должника) попытки регистрации – не будем вдаваться в подробности. Главное – это цель: получить судебный акт, закрепляющий право собственности за новым лицом и «узаконивающий» вывод актива. Когда приходит банкротство – переход права собственности «засилен» судом.

Пятый способ – принятие должником на себя экономически необоснованных обязательств. Далее фиктивный кредитор контролирует банкротство – включает свои несуществующие требования в реестр кредиторов. Получает большинство денег из конкурсной массы. Контролирует процедуру банкротства за счет большинства своих голосов на собрании кредиторов. Может согласовать хитрые торги, получить на свои требования непроданное имущество.

То есть это шире, чем просто вывод активов. Ранее типичными способами для реализации таких схем были выдачи должником векселей, принятие поручительств за чужие долги. Сейчас это тоже встречается, но судебная практика с векселями разобралась уже давно, поручительства тоже подвержены изучению под лупой.

Сейчас должники изобретают нетривиальные схемы. Реально перечисляются должнику займы или предоплаты, которые должник никогда не отработает (с дальнейшим выводом денег обратно как-то завуалированно). Создается история, что есть долг за работы, услуги, по причиненным убыткам, по неосновательному обогащению и т.д. Все это обосновывается документами, свидетельскими показаниями, иными доказательствами.

Шестой способ – выход из состава участников ООО с получением действительной стоимости своей доли (можно забрать деньгами или имуществом).

Право участника на выход свято. Но вот выплата бывшему участнику действительной стоимости доли – лукавая вещь, особенно если это происходит имуществом. Здесь и осуществляют вывод активов, манипулируя их стоимостью, размером выплаты (в том числе данными баланса с целью определения «правильного» размера выплаты).

Седьмой способ – сокрытие, фальсификация или уничтожение правоустанавливающих, бухгалтерских и иных документов организации. И тривиальный вывоз дорогостоящего имущества, которое не отражается в каких-то регистрирующих органах, а также покрытие таким способом и сделок, которые произошли.

Нет документов – нет сведений о сделках и об имуществе – нечего обжаловать и возвращать. Да, это основание для субсидиарной ответственности директора или директоров. Но часто они к этому готовы, то есть взять у них нечего.

Мы описали несколько способов вывода активов должников, не все, конечно. На практике они зачастую усложняются, переплетаются и комбинируются. Поэтому далее мы расскажем о цепочках сделок и о способах борьбы со всем этим творчеством должников. С учетом нашего опыта. Продолжение следует…

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.