Все рубрики
В Омске среда, 14 Ноября
В Омске:
-7
Пробки: 6 баллов
Курсы ЦБ: $ 67,6812    € 76,0737

Владимир БИТЕНЮК, гендиректор льноперерабатывающего холдинга «ЛенОм»: «Самое главное для нас сегодня – запустить производство»

24 октября 2018 10:55
1
250

Недавно «ЛенОм» стал участником банкротного делопроизводства, возбужденного по иску налоговой инспекции.

Сейчас руководители предприятия делают все возможное для того, чтобы сохранить уникальный завод, по инновационной технологии производящий изо льна медицинскую вату и – на ее основе – ряд других «авторских» продуктов.

В интервью с обозревателем «КВ» Светланой ДИНЕГИНОЙ руководитель инновационного предприятия Омской области рассказал о становлении завода «ЛенОм», его структуре, проблемах, с которыми ему пришлось столкнуться, о новых разработках и планах на ближайшее будущее.

Лучшие технологии – в России

– Владимир Петрович, расскажите, как появилась идея создать завод по производству льноволокна, с чего все начиналось?

– Мы с Геннадием СМЫСЛОВЫМ начинали свое дело с покупки в 2004 году на торгах льнозавода «Знаменский», получившего впоследствии название «Знаменский лен». Когда мы привели его в движение, то поняли, что надо куда-то дальше развиваться. Этот вопрос возник потому, что Знаменское от текстильных центров достаточно далеко, а транспортировка льна затратна. Мы изучили опыт у нас на месте, объехали все льноперерабатывающие заводы в России, побывали в других странах – Китае, Испании, Бельгии, Голландии, где ознакомились с производством. Интересно получилось в Харбине: мы приехали там искать технологии, а китайцы нам говорят: «Что вы ерундой занимаетесь? Все самые лучшие технологии находятся в России». Потом то же самое нам подтвердили бельгийцы с голландцами. Они сказали, то, что на Западе делают, все скопировали у России, еще в советское время. И по итогам изучения рынка у нас возникла мысль о глубокой переработке льна.

– На тот момент это отвечало требованиям рынка?

– Конечно. Льняную отрасль сильно подорвал Хрущев, и добили ее рыночные отношения. Как правило, предприятия льняного цикла – это небольшие предприятия, достаточно технически отсталые, не связанные с землей, характеризующиеся отсутствием своей сырьевой базы – на практике это привело к большим потерям. И здесь надо понимать структуру переработки льна, а она традиционно следующая: 10-12% – это длинное льняное волокно, около 5% – то, что уходит в отходы. А все остальное – это короткое льняное волокно различных номеров. Длинное волокно всегда шло в текстиль, а короткое – на брезенты, пожарные рукава, технические и обивочные ткани и т. д. Когда рынок открыли, в Россию хлынул поток дешевых синтетических материалов, в промышленности повсеместно стали использовать именно их. И если длинное льняное волокно можно было где-то использовать, то короткое осталось не у дел. Производители не знали, что с ним делать. И это было свойственно не только России. У нас в гостях были и бельгийцы, и голландцы, и французы – у всех одна ситуация: Китай за бесценок скупает короткое льняное волокно, из которого производит различные продукты. Так вот, тогда на рынке очень остро встала проблема сбыта короткого льняного волокна. И мы стали искать выход. На наше счастье мы познакомились с академиком Анатолием ЗАХАРОВЫМ из Института химии растворов РАН г. Иваново, который предложил нам технологию изготовления изо льна волокнистой целлюлозы, или в простонародье – ваты. С 2006 по 2011 год мы отрабатывали эту технологию, были первыми и на сегодня единственными, кто запустил ее в промышленных масштабах. В настоящее время в наших руках сосредоточена вся производственная цепочка – от поля до готовой продукции.

«Произвели, но реализовать оказалось непросто»

– Как изначально на перспективу появления вашего продукта отреагировал рынок?

– Еще тогда, когда мы только начинали работу в данном направлении, об этом узнали в Минобороны страны – в главном медицинском управлении. Они очень заинтересовались именно перевязочными материалами для армии, для них это было актуально, и они на всех уровнях говорили о нашей поддержке. Очень поддерживали нас в тот момент и в руководстве Омской области. Губернатор Леонид ПОЛЕЖАЕВ наряду с представителями отраслевых министерств участвовали в открытии завода «ЛенОм» в Калачинске.

– Расскажите, как вы запускали это предприятие, ставшее в дальнейшем головным.

– Здание площадью 4,5 тысячи кв. метров мы приобрели у администрации Калачинского района на торгах – за 1,5 миллиона рублей. Раньше в нем располагалась обувная фабрика. Здание нуждалось в реконструкции. Мы провели для него экспертизу, для нас разработали смету восстановления, и в 2009 году мы взялись за работу. Параллельно подбирали для завода оборудование – частично мы нашли его в Тюмени. Там тоже хотели сделать подобное предприятие и оборудование собрали на 60%, но что-то у них не получилось. У тюменцев мы выкупили значительную часть оборудования, а остальное собирали по всей России – в Костроме, Суе, Вологде. Сейчас на заводе современное оборудование – в основном отечественного производства. Завод «ЛенОм» в Калачинске мы ввели в эксплуатацию осенью 2010 года и тогда же начали делать первые пуски. Запустить технологию удалось не сразу, но стараниями коллектива в течение полутора месяцев мы смогли получить первые образцы продукции. В 2011 году предприятие заработало в две смены. Пока строили «ЛенОм», «Знаменский лен» поставлял наше волокно на Волжский автомобильный завод, где из него делали обивку для автомобилей. Мы, кстати, вытеснили с волжского рынка белорусов, которые до нас были там поставщиками. Наше волокно оказалось лучше – более чистое и прочное.

– Технология на вашем предприятии абсолютно новая, инновационная, как вы подбирали кадры для работы с ней?

– Мы обучили работников, для этого приглашали специалистов. Кого-то отправляли в Иваново осваивать технологию. Кадры у нас очень хорошие. Именно наши молодые специалисты, только окончившие вузы, получали первые образцы продукции на предприятии.

– Когда и почему у предприятия возникли сложности?

– Начиналось все очень хорошо. А почему все у нас затормозилось? Это самый главный сегодня вопрос. В наши производственные планы входило следующее: первый этап – создание ваты, или так называемой волокнистой целлюлозы. А на ее базе мы планировали развиваться, производить другие продукты. Никто не знал, куда девать короткое льняное волокно, а мы нашли ему применение, и даже больше – создали продукт, на базе которого можно было производить целую цепочку продуктов и использовать их в дальнейшем в медицине, гигиене, косметологии – в любом производстве, где используют вату. Цель была такая. Ситуация радикально изменилась, когда ушел в отставку ПОЛЕЖАЕВ. На нас стали смотреть иначе, не так заинтересованно. Возникли проблемы с землей в Знаменском. Один чиновник из минсельхоза сказал, что крестьянин должен выращивать лен, а мы – его перерабатывать. А это зачастую был лен низкого качества, и продукция была соответствующей. Из плохого сырья никогда не сделаешь хороший продукт. Для того чтобы производить качественный продукт, нужны законченная технологическая цепочка и контроль качества на всех ее уровнях. Но, к сожалению, некоторые чиновники в минсельхозе посчитали иначе. Нам отказали в аренде земель в Знаменском. На тот момент мы засевали льном 500-600 га в год. Сейчас эти площади не используются, они просто зарастают. Вопрос с землей можно было решить, но вскоре вскрылась еще одна серьезная проблема. Ее мы обсудили на совещании по развитию льносодержащей продукции, прошедшем 4 июня 2014 года в Минпромышленности и торговли РФ по моему предложению.  Дело в том, что когда мы произвели свой продукт, то столкнулись с тем, что на рынок нас не пускают. Во-первых, мы не могли участвовать в госзакупках из-за того, что производили на тот момент только вату, необходимо было расширение линейки продуктов. А во-вторых, как отмечено в протоколе совещания, из-за отсутствия льносодержащих товаров как наименования в соответствующих общероссийских классифи...

Полную версию материала можно прочитать в бумажной версии газеты "Коммерческие вести". Покупайте в киосках Роспечати, в сети «Дилижанс» и у частных распространителей. Или подписывайтесь на полную электронную версию по телефону 95 – 61 – 46.

Комментарии через Фейсбук

Каучук 25 октября 2018 в 08:58:
Уже вышел товарищ? Сколько можно вваливать в это мертворожденное дитятю? Сколько еще должно пройти лет?
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.