Все рубрики
В Омске воскресенье, 27 Мая
В Омске:
+1
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 61,6659    € 72,1183

«Роспечать» умерла! Да здравствует Роспечать!

25 января 2018 10:53
0
749

Горсть табаку, газетная полоска – какое счастье проще и полней?

В прошедшем 2017 году с улиц Омска окончательно исчезли киоски АО «Роспечать», однако к концу года в городе появились киоски иные, хотя и с тем же названием «Роспечать». Это абсолютно другие предприниматели, которые неожиданно со стороны вошли в этот сегмент рынка, в то время как традиционные распространители бумажных СМИ из АО «Роспечать» превратились в рантье, зарабатывающих на субаренде земельных участков. Как развивается этот бизнес у новичков, обозреватель «КВ» Лев АБАЛКИН расспросил управляющего директора сети павильонов «Роспечать» и «Дилижанс», директора ООО «Омсктранскарт» Дмитрия УСЕНКО.

– Когда к вам пришла идея войти в сегмент газетно-журнальной розницы?

– В 2016 году мы начали разрабатывать проект своего видения: как должен сегодня выглядеть рынок печатных изданий. Мы долго думали: это должна быть киосковая торговля или павильонная? Много было споров. Сейчас концепция утверждена: открытая продажа прессы и торговля в павильонах.

– А с чего вдруг начали разрабатывать проект? Почему решили заходить именно в этот сегмент? Поступило какое-то предложение войти сюда?

– Нет. Надо вернуться к 2015 году, когда мы в сети павильонов «Дилижанс» решили торговать прессой. Нам показалась удачной эта идея: распространение прессы и сопутствующих товаров в точках, которые специализировались раньше на табачных изделиях. Мы хотели запустить новый бренд, который бы составил полноценную конкуренцию Роспечати. В конце 2015 года мне удалось встретиться с владельцами АО «Роспечать», и в течение месяцев пяти мы вели переговоры о сотрудничестве. В марте 2016-го эти переговоры увенчались успехом. И в течение еще года мы согласовывали, как это будет, какая форма. Сохраняем или нет вывеску «Роспечать», какие места будут передаваться? В течение года пришли к единому знаменателю. В 2017 году инвестировали средства, и в мае 2017 уже появились первые павильоны. Если бы «Роспечать» не пошла навстречу, я бы все равно начал участовать в аукционах и ставить киоски с каким-нибудь новым брендом, связанным с печатной продукцией. Потому что для меня это была одна из идей для того, чтобы бизнес немножко увести в сторону от основного направления – продажа табачных изделий.

– А смысл? Мы же понимаем, что продажа печатной продукции не приносит много денег и занимает от выручки каждого вашего киоска менее 10% – это даже много, наверное.

– Начнем с того, что бизнес по продаже печатных изданий не такой уж убыточный. Это все же бизнес. Иначе бы им никто не занимался в стране. Реализация печатных изданий дает возможность привлечь новых гарантированных покупателей, которые привязаны к выпуску газет. Это потребитель, который постоянен, значит, можно уже планировать свои доходы и расходы. Дать покупателю помимо прессы сопутствующий ассортимент, уже как наполнение. Концепция сделать сеть именно под печатные издания нами давно продумывалась и прорабатывалась. Я посещал конференции издателей и распространителей печатной периодической печати АРПИ «Сибирь» в Новосибирске. Был съезд сетевиков там же. У них основная головная боль была, чем насытить торговые точки помимо печатной продукции, чтоб они стали доходнее. Мне над этим думать не надо было. Договоры есть, поставки есть. А вот получить постоянного покупателя, который бы приходил за ежедневной, еженедельной газетой, журналом, – такого покупателя у меня не было. Поэтому в моем случае рынок печатной продукции является хорошим нормальным стабильным двигателем, который пусть и падает, но мы все знаем, что он сегодня поддерживается на федеральном уровне и будет гарантированно присутствовать. Если есть издатели печатных газет и журналов, значит, и мы можем присутствовать на рынке как реализация.

– В прошлом году на рынке были и «Дилижанс», и уже ваша «Роспечать». Вы собираетесь полностью уйти от бренда «Дилижанс»? Сколько сейчас у вас киосков?

– Максимальное количество киосков АО «Роспечать» на рынке при Тамаре БЛИЗНЮК достигало 210. Сейчас такая возможность отсутствует, рынок потерян. Мы сделали сбалансированный подход: где есть точки «Дилижанса», там практически нет точек «Роспечати». Пересекающихся точек раз–два и обчелся. Сейчас порядка 230 точек.

– А сколько каких?

– Порядка ста точек «Роспечати» и 130 точек «Дилижанса».

– Правильно я понимаю, что все павильоны под вывеской «Роспечать» – это аренда у предыдущих собственников из АО «Роспечать»?

– Это передача прав третьим лицам по договору.

– Субаренда.

– Да. До весны 2017 года это было невозможно, потому что постановление 1812-п, которое регламентирует размещение нестационарных объектов, не давало возможности официально передавать права третьим лицам.

– Теперь появилась?

– 6 апреля 2017-го вышли изменения, которые такую возможность дали.

– То есть это бизнес такой теперь снова появился: передавать в субаренду право на место под нестационарную торговлю?

– Это вполне законный бизнес. Вы же тоже арендуете помещения в офисе, который строился, в частности, и для того, чтобы размещать здесь организации-арендаторы.

– Сколько вы взяли киосков в субаренду?

– 108.

– Но там, наверное, срок их аренды заканчивается, кто его будет продлевать – они или вы?

– Это самый непонятный вопрос. Все договоры аренды заканчиваются через пять лет. Это касается всех объектов нестанционарной торговли. Основная масса договоров заключалась в начале 2016 года. Соответственно, в 2021 году у 90% предпринимателей заканчиваются договоры. Мы спрашиваем мэрию, что будет дальше, и предлагаем заложить возможность пролонгации договоров. Нам говорят: все должны будут выйти на аукцион.

– С нуля?

– Да, без преимущественных прав.

– Тогда смысла инвестировать нет. Но у вас ведь не капитальные строения…

– Сегодня по стоимости материалов это уже недешевый бизнес. Один павильон с оборудованием обходится более 300 тысяч рублей. Добавьте с июля онлайн-кассу, терминал, интернет-провайдера. Все выйдет к полумиллиону.

– Сейчас вы без касс работаете?

– Мы сейчас на вмененной системе налогообложения. А стоимость аукционов? Одно место отыграть – это 200 – 300 тысяч рублей.

– За право аренды?

– Совершенно верно.

– А арендная плата в какую величину обходится?

– Павильон площадью 9 – 10 кв. м обходится в районе 4 200 – 4 500 руб. в месяц. Свет недешевый – фактически 5 руб. за киловатт.

– Да еще провести свет…

– Это отдельная статья расходов, которая в аукционной документации не учитывается. У меня есть объект на Завертяева, который я взял на аукционе и столкнулся с тем, что стоимость подключения мне обойдется порядка 270 тысяч рублей – это техусловия, которые дает Омскэлектро.

– Остались ли какие-то киоски у самих собственников АО «Роспечать»?

– Они передали нам все.

– Когда вам был передан последний киоск, то бишь место под ним?

– В октябре 2017-го. Последние точки были на Чокана Валиханова, у нефтезавода, на Герцена у «Силуэта», в больницах, в аэропорту…

– За использование бренда «Роспечать» что-то платите?

– Мы договорились использовать его на правах партнерских отношений.

– Я все же не понял, зачем было вводить бренд «Роспечать», ну оставались бы «Дилижансами» – 200 штук. Такое количество сыграло бы за себя само на узнаваемость.

– Лояльность к бренду «Роспечать» очень высока в Омске. Тем более, по данным соцопросов, Омск входит в десятку самых читающих печатную прессу регионов.

– У вас ассортимент отличается от ассортимента предшественников?

– В некоторых случаях мы принимали товарные остатки и смотрели, как что реализуется. Спрашивали: покажите продажи, например, детских игрушек, почему вы видели в них смысл? Для нас эта категория была новой. Смотрели поставщиков, я звонил ребятам из других городов. Что-то оставляли, что-то выводили.

– Что выводили?

– В АО «Роспечать» был большой ассортимент, я даже не знаю, как это назвать, – «женские премудрости»: заколки и прочее. Вот этого у нас нет. Мы посмотрели, что эта категория спросом не пользуется.

– Бывшие сотрудницы АО «Роспечать», которые в киосках сидели, к вам перешли?

– Мы пригласили всех продавцов.

– И как?

– Не очень получилось. Люди, которые привыкли сидеть в киоске, полностью завешанном газетами, и не привыкшие общаться с людьми, видеть их Face To Face, – им нужно было психологически себя преодолеть. До этого она 8-10 часов сидела в киоске, а в павильоне ты уже не посидишь. Ты на ногах, общаешься, покупатель к тебе заходит. Есть люди в очереди, есть товары, за которыми просто надо следить, чтобы воровства избежать. Это уже другая форма работы. Плюс количество покупателей в разы больше. У меня никогда не было представления, что покупатель газет – это тот же покупатель сигарет. Нет. Такое пересечение возможно лишь на 10-15%. Потом, не все продавцы смогли справиться с ассортиментом, который увеличился в разы.

– То есть из тех, кто пришел, не все выдержали?

– У нас осталось процентов 35% продавцов из АО «Роспечать».

– А перешли сколько?

– Все. За 6 месяцев пришлось сделать ротацию 65% сотрудников, это было очень тяжело. Киоски несколько месяцев стояли закрытые, так как не было продавцов, принося только убыток.

– На Дмитриева и у Главпочтамта ваши киоски «Роспечать» стоят впритык с вашим же «Дилижансом».

– Таких мест у нас всего три-четыре в городе. Мы занимаемся еще такой социальной функцией, как пополнение и реализация траспортных карт.

– Во всех павильонах?

– Около 80 таких точек. Есть торговые точки – на Думской, Рабиновича и т.д. – в этих местах в период пика – конец и середина месяца – возникает ажиотаж. Люди съезжаются со всего города, пытаясь именно здесь пополнить транспортную карту или купить новую. В эти периоды в данных точках торговля становится бесполезной, потому что стоят очереди только за этими картами. Поэтому на остановке «Главпочтамт» мы поставили терминалы по пополнению транспортных карт в оба павильона – и в «Дилижанс», и в «Роспечать».

– Терминалы? Без продавца?

– С продавцом. Она проводит эту операцию через терминал.

– Вы сказали социальная функция. Вы на этом не зарабатываете?

– Доходность это приносит, мы получаем некую комиссию, которая официально утверждена. Но, честно говоря, только под это открывать торговые точки никто бы не стал.

– Раньше говорилось, что киоски АО «Роспечать» имеют какие-то льготы по аренде. Они есть?

– Сейчас нет. Льготы были на переходный период для всех, кто занимался прессой в нестационарной торговле.

– Переходный период – это когда?

– Когда схему формировали – на один год для всех, кто занимается розницей прессы, чтобы они могли подстроиться под новое законодательство, новые реалии, ввели понижающий коэффициент от ставки арендной платы – 0,2.

– Хороший коэффициент.

– Там была ссылка, что киоск должен получать не менее 50% своей выручки именно от печатной продукции. На самом деле при отсутствии касс как можно было определить, на чем делается оборот: на газетах или на сопутствующих товарах? Даже когда введут онлайн-кассы, в чеках пока не будет расшифровки покупаемых товаров, только общая сумма.

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.