Все рубрики
В Омске суббота, 18 Августа
В Омске:
+20
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 66,8757    € 76,1848

Магомед ТОЛБОЕВ: «Тигр сильнее волка, пантера, лев, слон — тоже сильнее, но волк никогда в цирке не выступает»

1 февраля 2018 09:37
1
873

26 января в редакцию еженедельника «Коммерческие вести» на «кухонные посиделки» заглянул Герой России, почетный президент международного авиасалона «МАКС» Магомед ТОЛБОЕВ

У прославленного летчика-испытателя, доверенного лица Владимира ПУТИНА в этот день время было расписано по минутам. Публикуем самые интересные моменты беседы.

– Магомед Омарович, скажите, вы когда-нибудь на военном аэродроме Омск-Северный приземлялись?

– Мы садились по программе (испытаний космического челнока. – Прим. ред.) «Буран» на ТУ-154ЛЛ. Омск был нашим запасным аэродромом по орбите. Первым был Симферополь, который сегодня стал главным западным аэродромом России, но если бы мы промахнулись (земля же крутится, что я могу сделать?), Омск – по дороге. Выходим в орбитальный полет, а вдруг отказали маршевые двигатели – садимся в Омске. Это была ближайшая точка у Байконура. Кроме этого, на вашем военном аэродроме больше не был никогда.

– Как вы относитесь к идее двойного использования аэродромов, когда он и военный, и гражданский?

– Отлично. Так и должно быть. Советский Союз развалился только из– за того, что военная продукция была засекречена. Мы делаем ракеты, а холодильники – нет. Делаем хорошие военные самолеты, а автомобили – нет. Это страшные вещи, за которые в ответе старые маразматики – СУСЛОВ, БРЕЖНЕВ.

– У нас много ведется разговоров, что аэропорт в центре города – это опасно. А как вы считаете?

– Когда самолет заходит на посадку, смотрите: город слева или город справа, а дальше поля. Какой центр города? Аэропорт находится там, где ему положено. Вы хотите его на 100 километров отнести? А потом люди скажут, почему так далеко построили. Это как в Ростове. Там был наш – ПВОшный, но и гражданские садились, и все нормально. Но надо было его вынести. Построили в 40 километрах от Ростова. Тогда люди стали жаловаться, что далеко от города.

– А с точки зрения безопасности?

– Конечно, лучше подальше от населенного пункта.

– О чем вы сегодня разговаривали с губернатором региона Александром БУРКОВЫМ?

– О промышленности.

– Он хвалился омской промышленностью?

– Ему рано еще хвалиться. Мы с ним знакомы давно, ведь он – бывший депутат Госдумы. И с другими губернаторами я тоже знаком, и с вашим полпредом Сергеем МЕНЯЙЛО. Хороший мужик. Но полпреды будут отменены. Прошло то время, когда ПУТИНУ нужна была их поддержка. В самом начале он должен был как– то объединить силы и создал федеральные округа. Видите, как сейчас ПУТИН мчится по всему миру, никто так не делает.

– А почему вы поверили президенту?

– Как не верить другу? Если мы подружимся с твоим отцом, я не должен верить ему?

– Мой отец не руководит страной.

– Какая разница! Я друзей не предаю. Никогда наша армия не была уничтожена. Унижена только в 1905 году в русско-японской войне. Тупые люди, пока гнали корабли к Владивостоку, убили всю эскадру.

– Магомед Омарович, почему, на ваш взгляд, в России есть замечательная военная авиационная промышленность и практически нет гражданских самолетов? Мы летаем на «боингах» и аэробусах.

– Это предательство министров российского правительства. В Испании была пятая колонна, а в России сейчас появилась шестая, которая со всем согласна, но делать ничего не будет. Это называется саботаж. Не было бы проблем никогда, если бы российский министры были патриотами. А у них квартиры в Испании, дети в Италии – все красиво.

– А что вы думаете про новость о создании на базе Ту-160 сверхзвукового пассажирского лайнера? Есть ли в этом экономический смысл?

– Да, ПУТИН сегодня рассказал про новый пассажирский самолет. Ту-160 – устаревшая система, она далека от идеала. Будущее – это сверхзвук. Мы наконец-то сделали двигатель, который развивает сверхзвук без форсажа. Я мечтал о нем много лет. Все говорят: русские слабые, русские дохнут. Ничего мы не дохнем, мы сильнейшая страна. Как профессионал говорю, это высочайшее достижение российских технологий в области двигателестроения. Мы шли к нему очень долго. Скрывали, никому не показывали.

– Когда же мы сможем полететь на российском сверхзвуковом?

– Когда надо. Хоть через месяц, если президент скажет. Я вам ничего не могу сказать про сверхзвуковой. Могу про «Сигму», которая стоит в ангаре.

Я создаю персональный самолет-автомобиль «Сигма-7» (конструктор Сергей ИГНАТЬЕВ. – Прим. ред.). «Тойота» собирается делать такой самолет, Америка собирается, а мы уже делаем. «Сигма-7», я его назвал «богомолом» и сам испытываю. Мы отрабатываем систему перекладки крыльев на ходу, они раскладываются с помощью гидравлики. Ты едешь по шоссе на скорости 60 километров в час, раскрываешь крыло и сразу взлетаешь. Скорость отрыва 50 – 80 километров в час. Я не хвастаюсь, это моя личная тема.

– А что думаете о «Суперджете», в котором ничего российского нет…

– На этом отмыты миллиарды. Три бюджета проглотили, а где самолеты? Ту-134, который я испытывал своими руками, – это самолет, который садился и на траву, и на бетон, куда хочешь, и трапы не нужны. А мы создаем самолет, на который подул ветер и все – нет его. «Суперджет» не нужен никому. Это отмывка денег. Там даже двигатель французский.

– А в авиастроении сегодня вообще используются российские детали?

– Россия все делала всегда сама. Америка и Россия – две страны, которые могут все делать. Теперь еще Китай. Мы отдали им все технологии. Я тоже туда летал, отдавал. Партия сказала – член партии выполнил. Плохо быть членом…

– Мы покупаем все комплектующие за рубежом?

– Сейчас нет. Только 10 процентов – «Суперджет», станкостроение, в общем, кусочки. Для нас надо ввести жесточайшие экономические санкции, тогда встанем на ноги. Скажите, почему мы в Крыму не можем открыть сберкассу? Потому что, как только откроешь, для Сбербанка закроются Англия, Франция, Америка. Они нас ставят в угол. Тигр сильнее волка, пантера, лев, слон тоже сильнее, но знаете, что главное? Волк никогда в цирке не выступает.

– Вы могли бы возглавить Дагестан?

– Никогда в жизни! Я не хочу в грязи валяться. Я собирался в 1994 году, но проиграл выборы. Тогда мог все изменить. Многих бы расстрелял на месте, никто бы меня не осудил, только обрадовались бы. Но теперь извини – лягушки выскочили. Дагестан – это отмывочная база Центробанка. Через Дагестан отмываются российские деньги. Помните, случай был: 340 млн рублей духи захватывают и исчезают. Бандиты... Я спрашиваю, где власть, где полиция?

Мне звонил ВАСИЛЬЕВ Володя, говорит: «Магомед, я хочу тебя сенатором сделать вместо этого…». Не хочу, говорю, и не буду, никогда, потому что тебе 70 и мне скоро 70. В этом возрасте – это предательство детей. Дети должны идти во власть, а не я. Я могу только помочь.

– А как же ПУТИН?

– Это геополитические вещи. Мы же говорим на нашем уровне, по-человечески. Я как член совбеза видел, как продавали и предавали, я видел, как журналистов продавали и как деньги зарабатывали. Но я в этом никогда не участвовал.

– Любопытно узнать о вашем отношении к ГОРБАЧЕВУ.

– ГОРБАЧЕВ – это предатель. И не он один. Когда в последний раз мы встретились с одним из нынешних российских министров, я сказал: «Герой России предателю Родины руки не подает». Я министрам не подчиняюсь, только отчизне. Отчизна – это душа. Таких понятий, как отчизна, отечество, героизм, мужество, храбрость кроме как в России больше нигде нет. Я востоковед. Дух нельзя спрятать. Силу можно – временно, а дух нельзя. А сердце – это внуки и дети. Как я могу предать шестерых своих внуков? Они приходят и говорят: «Деда, мы хотим остаться с тобой». В пятницу приезжают, а в воскресенье надо уезжать, и плачут все. Я сам плачу. А что я сделаю?

– Вы говорите о продажности министров, а что нужно сделать президенту, чтобы стало иначе?

– Все бесполезно. Других поставит – будут такие же. Я читаю классику, господа, и вижу, что через 200 лет повторяется история. Что делать? Не знаю! Ну, не знаю. Я внукам говорю: будьте, как дед, не продавайтесь. Может быть, если миллион людей своим детям и внукам так скажет, то лучше станет.

– Так что же делать?

– Ничего. Идти вперед. Президент делает все, что может. А что вы делаете? Вы не политикой занимаетесь, а разборками. Внутрисемейными разборками. Сколько посажено уже министров, губернаторов, замгубернаторов, мэров? Бесполезно. Это психология русского человека. А бороться надо. Вы хотите идеал? Мантры читайте.

– Так, может, по опыту китайцев пойти, у них же получается?

– Уже поздно, эту возможность мы упустили. Этап проскочили. Мы в свое время ваучеры выкупили. Нам сказали: «На тебе бумажку, завтра «Волгу» получишь». Ни фига не стоит эта бумажка! И все наше производство выкупили, все – миллиарды, триллионы и тут же заложили в банк США. Почему ЧУБАЙСА сейчас никто не может тронуть? Нельзя!

– Вы за 20 лет поработали со многими министрами, были ли среди них приличные?

– Ни одного. Потому что доллары хотели. Нищему человеку из Советского Союза вдруг дают машину, дачу, и жена еще добавляет: «Вот так и надо жить, что мы – хуже других». Мне трудно вам объяснить, почему я не стал таким. Я отказался насмерть. Сказал: ничего не хочу. Костюм, в котором я приехал к вам, сшит в 1992 году. Тогда он был модный. Если сниму ордена, дырки будут. Так и хожу с 1992 года в этом костюме. Сын Руслан мне говорит: «Папа, я тебе новый подарю». А мне не надо.

– Как сейчас обстоит дело с кадрами в школах летчиков-испытателей? Раньше списывали.

– И сейчас – возраст подходит, людей списывают. Есть государев центральный институт испытателей, есть военный и гражданский. Мы гражданские, когда создаем продукцию, отдаем военным. Они говорят, правильно сделали или нет. Министерство обороны – заказчик, деньги дает. Липецк – боевой центр, где испытываем, как эффективно использовать ракеты, бомбы, лазерные лучи.

– Раньше были люди, готовые за это жизнь отдать. А сейчас?

– И сейчас есть. А в Сирии – что? Я позавчера встречался с Володей ШАМАНОВЫМ. Это мой ученик. Он моложе на восемь лет. Председатель Комитета Госдумы по обороне. Говорит: «Мы прогнали 60 процентов руководящего генералитета (десантных войск. – Прим. ред.) через Сирию». «И как они?». Отвечает: «Загорели и возмужали».

– Ваша профессия – летчик-испытатель – заветная мечта для большинства детей. Почему ваш сын не пошел в летчики?

– Это генетические вещи. Генетику нельзя ломать. Мой сын – обеспеченный человек. Он идет своей дорогой, и я его не трогаю. Он мне деньги дает, а я их вкладываю в самолет. Вот сейчас прислал 3 млн рублей и я на них должен поднять «Сигму-7».

– Бизнес сына связан с авиацией?

– Нет, никаким образом.

– В одном из интервью вы говорили, что авиасалон МАКС пытаются целенаправленно задавить. Как сейчас там дела обстоят?

– Я победил. Президент пригласил меня, ШОЙГУ, МАНТУРОВА, ЧЕМЕЗОВА (глава госкорпорации «Ростех»). Я сказал, давайте действовать по законам офицерской чести. Я 25 лет потратил на это дело, рубля от государства не взял. Каждые два года миллиард рублей стране отдаю. Господа, Кубинка, куда нас хотели отправить неизвестно зачем, – в 84 километрах от Москвы! В Жуковском четко была отработана схема. За 25 лет был только один трагический случай: человек пьяный попал под машину. Один случай на 16 млн человек!

– Магомед Омарович, ваш самый недавний полет – когда и на чем совершили?

– Три дня назад на «Сигма-6». Летали вместе с конструктором по Воскресенску, в Коломну. Он двухместный. Вообще летаю с кем угодно, например, с внучками. Старшая, говорит: «Деда, как мне нравится». Ей 9 лет. Иногда даю ей поуправлять (смеется).

– А большой самолет когда пилотировали?

– Шесть дней назад – Ил-76. Я летаю на всем, что движется в небе, – на американском, на канадском, каком угодно. Мышечная память соединяется с мозгом, и все работает.

– Как вам удается поддерживать такую хорошую физическую форму?

– Я три раза в неделю по три часа работаю: гимнастика, борьба, драка, ушу саньда. Месяц назад вывихнул палец, когда защищался. Удар пришелся по надкостнице. И пока никак не может зажить. Бывает.

Комментарии через Фейсбук

Андрей 1 февраля 2018 в 14:31:
В Омске энтузиастами из Омскавиа был создан автомобиль и он летал.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.