Все рубрики
В Омске вторник, 20 Апреля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 76,2491    € 91,4760

НАБИУЛЛИНА публично упрекнула ГРЕФА в скупке IT-компаний

31 октября 2019 09:22
0
1140

Глава ЦБ РФ недовольна политикой топ-менеджера.

11 октября в Сочи завершился Форум инновационных финансовых технологий FINOPOLIS-2019. В рамках его пленарного заседания между главой Банка России Эльвирой НАБИУЛЛИНОЙ и выпускником Омского государственного университета имени Достоевского, руководителем Сбербанка Германом ГРЕФОМ состоялась любопытная дискуссия. НАБИУЛЛИНА впрямую пожурила топ-менеджера за то, что Сбербанк скупает технологические компании вместо того, чтобы выстраивать с ними разумное и взаимовыгодное сотрудничество:

– Вы сказали, что все крупные инновации создают крупные игроки. Я не думаю, что все с этим согласятся. Часто инновации создают все-таки небольшие, гибкие компании. Вы их внедряете, вы их делаете крупными — эти инновации. Многие на рынке жалуются, что вы сметаете все технологические компании, включаете их в свою орбиту, вместо того, чтобы выстраивать партнерство. Вы можете пояснить свою стратегию? Почему не работает модель партнерств?

ГРЕФ попробовал парировать упрек главы ЦБ:

– Немножко это пахнет мифом. Мы очень мало покупаем. Если взять темп приобретения, допустим, банка JP Morgan... Они покупают в среднем, если взять и венчурные фонды, и сам банк, примерно одну компанию в неделю...

Однако НАБИУЛЛИНА перебила банкира, даже не позволив ему закончить мысль, заметив, что не просила сравнивать Сбербанк с международными компаниями и что ее волнует, сколько на российском рынке останется независимых IT-компаний.

ГРЕФ снова попробовал оправдаться, на этот раз решив взять в качестве примера отечественных мастодонтов, для которых как раз по роду деятельности логично приобретать подобные предприятия:

– Даже если сравнить нас с крупными игроками – с «Яндекс» или Mail. Ru Group, у нас примерно одинаковые темпы покупки. Мы не очень много компаний покупаем... Сбербанк покупает долю в компании, только если она нужна для корпоративного бизнеса. Компании нашей экосистемы абсолютно открыты для работы с другими игроками.

Каким образом главный банк страны внезапно оказался в ряду с коммерческими структурами, специально заточенными на работу с IT-отраслью, не вполне понятно. Герман ГРЕФ, кстати, умолчал о попытке поглотить упомянутый им же «Яндекс». А «экосистему» он формирует действительно активно – недавно Сбербанк приобрел долю в Rambler Group (ранее эти активы принадлежали A&NN и Era Capital). В периметр сделки вошли онлайн-кинотеатр Оkkо, кинотеатр «Художественный» и еще около 30 ресурсов Рунета.

НАБИУЛЛИНУ сбить уже не получалось:

– Я считаю, что вопрос, кто все-таки является основным донором инноваций – крупные компании или небольшие, остается. Для нас, как для регулятора, стоит задача, чтобы инновации производились и продуцировались всеми крупными и небольшими игроками. Конкурентная среда очень важна.

Позже глава ЦБ объяснила, в чем дело:

– Финансовые технологии меняют мир. Они несут огромные преимущества для потребителей и бизнеса, делая финансовые сервисы и продукты удобными и быстрыми. Но, конечно, это и риски для регулятора. Мы все должны меняться для того, чтобы отвечать на все эти вызовы. Пять лет назад мы обещали, что наше регулирование будет мягким. Мы и дальше постараемся не задушить развивающиеся технологии в своих объятиях.

Эксперты расценили диалог как открытое предупреждение ГРЕФУ как наемному менеджеру: Сбербанк все-таки наполовину принадлежит Центральному Банку России. Очевидно ведь, что ровно то же самое НАБИУЛЛИНА могла высказать своему наместнику кулуарно, а не выносить все в публичную плоскость. Как видно из ответа ГРЕФА, в котором он даже не сумел ясно обозначить свою позицию, становится все более заметным, что из народного Сбербанк превращается в организацию, которой прогрессивный менеджер управляет не исходя из интересов его клиентов, а из своих собственных, убеждены некоторые аналитики.

Возможно, дает о себе знать недавний скандал с утечкой данных держателей карт Сбербанка – в начале октября они оказались выставлены на продажу. Авторы объявления заявили, что в их базе содержится 60 миллионов записей. Сбербанк подтвердил утечку данных только 200 клиентов, позже признав, что она затронула все-таки 5 тысяч клиентов. «Данные в безопасности, так как база не содержала CVV-коды, логины и пароли от интернет-банка», – уверяли в банке. Но пугает то, что их «слил» руководитель сектора в одном из бизнес-подразделений банка – это признал сам ГРЕФ.

– Мы строим сильную защиту снаружи, и в общем мы считаем, что построили ее. Я думаю, что она соответствует лучшим мировым практикам. Но всегда самая большая проблема – это уязвимость изнутри. Сотрудники знают все уязвимости системы и могут ими воспользоваться, объяснял на форуме ГРЕФ. Он традиционно принялся сравнивать Сбербанк с другими структурами. Так, он напомнил, что утечки бывают и в ЦРУ. За рубежом за киберпреступления наказывают в разы жестче, добавил менеджер:

– Фишинг – самый распространенный вид мошенничества в России. Мы за прошлый год мониторили 135 тысяч номеров телефонов, с которых шло нападение на наших клиентов. В России ответственность – ноль, в США – пять лет тюрьмы, в Великобритании – десять. За скимминг только недавно введена ответственность. В России за него наказывают сроком до семи лет, а в США – до 20 лет. За DDoS-атаки тоже только недавно введена ответственность. За спам в России штрафуют на 2,5 тысячи рублей для физических лиц и до 200 тысяч рублей – предприятия. А в США за это дают пять лет тюрьмы.

Тут, впрочем, НАБИУЛЛИНА была на стороне главы Сбербанка, поддержав его в идее ужесточить наказания за манипуляции с данными, приблизившись к международному уровню.

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

При поддержке

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.