Все рубрики
В Омске суббота, 17 Ноября
В Омске:
-5
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 65,9931    € 74,9022

Аркадий ГОЛЬДШТЕЙН, гендиректор ОАО «Хлебодар»: «В идеале хлеб должен быть дороже на 50%» (полный текст)

3 ноября 2018 09:14
12
1677

К концу подходит сельскохозяйственный год. Производители хлеба замерли в ожидании вестей об урожае. Об этом, о кадрах и о том, как в целом живет самая крупная и успешная компания на этом рынке, обозреватель «КВ» Анастасия ПАВЛОВА побеседовала с генеральным директором ОАО «Хлебодар» Аркадием ГОЛЬДШТЕЙНОМ.

Болезненная тема зерна

Я меряю года не по календарю, а, поскольку мы привязаны к сельскому хозяйству, – от сентября до сентября. Так вот, прошлый год был неплохим для хлебного бизнеса. Урожай зерна был хорошим, качество – высоким, цена – приемлемой: 6,5 – 8,5 тысячи рублей за тонну. А ведь в 2014 году приходилось покупать и по 11, и по 12 тысяч! Бывали моменты, когда зерна просто не было. Я тогда лично с заместителем министра сельского хозяйства Омской области объездил пять районов, встретился с 200 фермерами и не привез ни одного килограмма... Пришлось закупать больше муки – причем очень дорого. Работали с колес...

Нам зло говорили, что надо было запасаться. Но на всю жизнь-то не запасешься! Допустим, известно, что завтра подорожает сахар. Купим мы 100 тонн. А дальше что? Он все равно закончится через два месяца. Что это изменит? Серьезное производство живет поступательно, а не двигается рывками. Мы же не фондовый рынок. Настоящий бизнес требует системности.

Вот что такое сегодня «Хлебодар»? Это и производство, и логистика, и торговля. У нас работают 1200 человек, из них непосредственно производством продукции занимаются только 300! Остальные, условно говоря, «обслуживающий персонал» – водители, слесари, электрики, врачи, сбыт, инженерно-технические работники. И в системе никогда не бывает лишних денег – вложить в зерно или во что бы то ни было другое.

Что такое вложить в зерно? Нам нужно 12 тысяч тонн. Даже если одна тонна будет стоить 9 тысяч рублей, представляете, сколько понадобится денег сразу? А где хранить это зерно? У нас, конечно, есть складские помещения, так называемое баночное хозяйство, но оно рассчитано на 3 тысячи тонн.

Насчет нынешнего урожая – для меня это болезненный вопрос. Мы все сидим на пороховой бочке. Прогнозы неблагоприятные, но надеюсь, они не оправдаются. Посеяли поздно и не все. До сих пор уборка идет не полным ходом: в поле зайти невозможно из-за сильной влажности.

В Черлаке есть фермер ЧЕБЫШЕВ, в Азовском районе – ФАЙНБРУК. Они вроде бы отсеялись нормально. Но весной буквально жили в поле: закончился дождь, через четыре часа потрогали почву – продолжили работать, через два часа снова идет дождь… Для меня такая работа – настоящий подвиг. Теперь вопрос в уборочной. Нам же нужно очень качественное зерно – мы не можем купить любое, не можем купить фураж, 23% клейковину.

Кредиты и займы

Надо отдать должное государству – в прошлом году оно субсидировало покупку зерна (10%). В этом году нам субсидируют 10% на зерно, 10% на инвестиции. На зерно нам дает средства Сбербанк, на инвестиционные цели дал кредит ВТБ – фактически даром. Развитие предприятия ведь не должно останавливаться. Как мы ухаживаем за собой ежедневно, так нужно и с бизнесом – производство тоже нужно помыть, накормить, почистить ему зубки…

Субсидированные, дешевые кредиты на эти нужды мы готовы брать, но обычные – ни в коем случае. Как рассчитались после 2014 года, так больше и не берем. Работать на банк мы не можем, на себя-то не хватает.

Кадровый голод

Очень много стало оперативной работы, еще три года назад такого не было. Каждый день приходится решать проблемы, не связанные непосредственно с производством. Взять поднятие пенсионного возраста. Люди говорят: «Зачем нам теперь белая зарплата? Лучше платите больше, но вчерную». А у нас такое вообще никогда не практиковалось, к счастью. И вот люди уходят в маленькие организации с серой зарплатой. Я могу их понять. Одно дело я – проработаю до 65, сидя в кабинете. А кто стоит у печи весь день, каждый день сталкиваясь с 270 градусами, чтобы вытащить хлеб?

У нас и так проблемы с кадрами: все больше людей уходит на пенсию, а молодежь не умеет да и не хочет работать так, как их предшественники. Вот сейчас чиновники обещают, что будут наказывать работодателей, которые увольняют людей предпенсионного возраста. Да я на коленях готов стоять, лишь бы от меня не ушли! У нас нет настолько слабого места, как вопрос с кадрами. Это САМАЯ главная наша проблема сейчас.

Цены на хлеб

Как решить кадровую проблему? Люди хотят получать хорошую зарплату, а для этого нужно, чтобы наш продукт продавался за достойные деньги. У нас в обществе ужасно неуважительно относятся к хлебу! Только пословица гласит, что хлеб всему голова, а на деле только в России такое пренебрежительное к нему отношение. Ни в одном другом государстве вы не купите хлеб за полдоллара. Вот говорят, мол, на Западе уходят и в 65, и в 67 лет на пенсию, бензин у них стоит два доллара… Да, а сколько там стоит хлеб? Не меньше двух евро! Машины у нас покупают за пять миллионов, квартиры еще дороже, бензин один из самых дорогих! Но хлеб должен быть дешевый.

Кто-то из Ассоциации зернопроизводителей недавно сказал, что в этом году с зерном будет туговато и придется поднимать цены на хлеб. Еще ничего не произошло, а уже антимонопольный комитет активизировался! Пять лет жизни они отнять могут (имеется в виду пенсионная реформа. – Прим. авт.), а сделать хлеб дороже – никак нет. Сейчас даже молока нормального нет, один молочный продукт и тот за бешеные деньги. Но эта тема такого ажиотажа не вызывает.

Нам говорят – у вас сырье дешевое. А сколько нужно средств, чтобы построить завод? Мы истратили 10 млн. евро! Зачем покупать дорогое оборудование, улучшать условия труда? Чтобы люди получали качественный, выверенный хлеб. Одинаковую булочку 1 января и 1 декабря. Для того чтобы молодежь приходила и работала по новым технологиям, на современном оборудовании, с минимальным использованием ручного труда.

Вот государство дает вам нашу дешевую булку. Она должна, условно говоря, стоить 40 рублей, а стоит 30. То есть государство дало вам 10 рублей на эту булку. Понятно, что бабушки, дедушки едят больше хлеба. Ну, съест бабушка 15 булок в месяц. Дали ей 150 рублей в месяц на приобретение хлеба. Но эти деньги себе спокойно заберет ЖКХ одним движением руки! Мы готовы к внедрению системы, чтобы бабушкам и дедушкам продолжать продавать хлеб по 30 рублей. Но почему Я покупаю этот же хлеб за 30 рублей? У меня приличная заработная плата. Почему чиновник покупает его по такой же цене? Почему все это делают? Получается, прячась за бабушек и дедушек, состоятельные люди опять сэкономили.

Из-за всего этого мы не можем платить на предприятии достойную заработную плату. Мы три года не поднимали цены на хлеб (последний раз в феврале 2015 года) и три года не прибавляли людям зарплату. До этого мы ежегодно поднимали зарплату на 10 – 15%.

Что получается? Мы платим те же зарплаты, продаем хлеб по той же цене. Урезали затраты на корпоративную культуру. Но сырье и оборудование закупаем намного дороже! Больше тратим на логистику. Так где справедливость? Откуда нам брать деньги на развитие? Хлебный бизнес совершенно нерентабелен. Нам хотя бы в ноль выйти, но для этого субсидий должно быть намного больше.

В идеале хлеб должен подорожать на 50%. Но мы понимаем, что на это никто не пойдет. Это нереально. Хотя это вывело бы предприятие на нормальный уровень существования. Вся эта сумма ушла бы целиком на зарплаты. Рабочие покупали бы больше в магазинах. Магазины заработали бы больше – цепная реакция пошла дальше.

Понимаете, деньги – это кровь. Если вы сдали кровь как донор, вам что говорят? Идите, полежите, скушайте шоколадку, вот вам денежка – чтобы вы восстановились. А у хлебопекарен забрали всю «кровь» и хотят, чтобы они давали хороший продукт.

Оборудование и автоматизация

К началу 2019 года откроем третью линию на третьей территории (в 2010 году «Хлебодар» приобрел третью производственную площадку с мукомольным комплексом в поселке Магистральном – Прим. авт.): там будут установлены японский делитель, немецкие расстоечные печи, робот. Будем выпускать там «Крестьянский хлеб».

Приготовление качественного хлеба может обеспечить только чешское, немецкое, итальянское, японское оборудование. На третьей территории стоят итальянские и немецкие тестосмесители. Итальянский стоит 28 тысяч евро, а немецкий – 72 000… На вид одно и то же, делают одно и то же. Но наш технолог по качеству говорит, что понимает, почему мы платим немцам такие деньги.

Автоматизировать все не получится. Например, много людей работало на формовке. Ты покупаешь крутое оборудование, все формуется автоматически – больше людей работает на приемке… Решил проблему сбыта – стало больше водителей. Есть миграция «узкого места», но персонала становится только больше. Можно сделать что-то законченное с минимумом людей, только если выпускать один продукт, одно наименование.

Рынок и сети

Если говорить именно о заводах, то мы одни производим столько же, сколько наши два конкурента, вместе взятые, – «СибХлеб» и «Форнакс». Но укрепляют позиции другие наши соперники: пекарни внутри сетей – «Ашан», «Окей» и так далее. Их суммарное производство подходит к 40 тоннам в сутки! Это половина того, что производим мы. И это я даже не беру во внимание отдельные пекарни, производство которых составляет около 30 тонн в сутки.

Мы представлены сейчас во всех торговых сетях, кроме «Холидея». Они должны нам крупную сумму, мы судимся и приняли решение больше не иметь с ними дел. Продукцию мы туда не поставляем, хотя наши конкуренты продолжают это делать. На мой взгляд, эта сеть умирает, и множить их долги не вижу смысла. Мы уже так однажды пережили франшизу «Пятерочки» (в конце 2008 года в Омской области закрылось около 50 магазинов «Пятерочки» из-за долгов ритейлера поставщикам. Франшиза «Пятерочки» была приобретена в 2005 году предприятием «Партнер-Омск», поглотившим сети «Десятка» и «Омский бекон» и в итоге занявшим в регионе более 35% омского рынка продуктового ритейла. – Прим. авт.).

Кабальные условия входа в торговые сети – заблуждение. Если вы поставляете нужный потребителю продукт, сети возьмут его с радостью – там ведь тоже не дураки сидят. Единственная сложность в работе с ними то, что центр принятия решений находится не в Омске. Но ведь не только в торговле такая проблема – с банками то же самое. Все уходит в Красноярск, Москву, куда угодно. В Омске ничего не решается, и тут бессилен даже губернатор, который берет кредиты на развитие региона.

Объемы производства и ассортимент

В 2008 году мы достигли отметки 80 тонн в сутки. Начали как раз задумываться о развитии третьей территории. Из этих 80 более 50 тонн приходилось на «Урожайный» и «Пшеничный». Остальные – батоны и «мелкоштучка». Потом грянул кризис, как вы помните. Объемы упали, но постепенно вернулись на круги своя к концу 2009-го. А вот в 2014-м объемы резко завалились, доходя до 68 тонн в сутки!

Возврат начался только в этом году: объемы составили 72 – 73 тонны в сутки. Но изменилась пропорция: в этих 73 тоннах «Урожайного» и «Пшеничного» всего-навсего 35 тонн. Меняется культура потребления. 750-граммовый «Урожайный» и 650-граммовый «Пшеничный» уступили место 200-300-граммовым батонам. Это логично. Одинокому мужчине вполне хватит одного батона, ему не нужна целая булка хлеба. В общем, резонней измерять производительность уже не в тоннах, а штучно. Сравните – отвезти «Урожайный» хлеб и 250-граммовый батон. «Урожайный» хлеб можно отвезти за одну поездку, а батон потребует целых трех – он в три раза больше занимает места в машине!

Расширение же ассортимента – бесконечный процесс, не останавливающийся ни на день. У нас есть дегустационный совет, вынашивающий планы, есть группа технологов, которые занимаются ТОЛЬКО разработкой новых продуктов. А вообще у нас более 100 наименований. Продукт есть на любой вкус. Плюс мы прислушиваемся к отзывам и пожеланиям клиентов.

Переняли у Екатеринбурга «Ржаное чудо». Он пользуется отличным спросом, но мы столкнулись с нехваткой мощностей. Делаем реконструкцию. У нас выпускают такого хлеба одну тонну в сутки, а в Екатеринбурге – 10 тонн…

За этот год (сельскохозяйственный, как я считаю) мы выпустили очень приличную линейку, которая пришла к нужным нам объемам, а не просто заняла какую-то нишу на 100 – 400 кг в сутки. Последнее не приносит реальных доходов – мы, конечно, все равно ее делаем для определенного потребителя, но нацелены в основном на «паровозы» продукции. Для нас это до сих пор, как я уже отметил, «Урожайный» и «Пшеничный» хлеб. У нашего города консервативные вкусы. Это же и самые рентабельные продукты. Поточная линия, минимум персонала, минимум машин, минимум сбыта.

А булочный цех? Сорок наименований. Это упаковка, куча машин, огромная работа сбыта – сортировки и комплектации по магазинам. Батоны все похожи друга на друга – попробуй различи, где здесь «Новый», «Любительский» или «Столовый». Или «мелкоштучка» – с маком, с ванилью и т.д. Вид почти идентичный, только начинки разные. Готовит их швейцарское оборудование. Робот такое не рассортирует – только люди.

Логистика

Кондитерское производство сейчас поднимается. Честно говоря, мы почти всегда были лидерами на рынке – последние лет восемь точно. Как конкурентов иногородние фирмы типа Mirel не воспринимаю. Привозные десерты – скоропортящийся продукт, ведь кремы не проходят термическую обработку. Хлеб и кондитерские изделия нужно покупать только местные. Мы ведь не возим свою продукцию в Москву или Питер, хотя очень многие гости оттуда восхищаются наших хлебом и жалеют, что не могут покупать нечто подобное у себя. Их промышленность не справляется с притоком населения. Представьте, если только официально москвичей 12 млн., сколько человек туда ежегодно приезжает на заработки и ПМЖ?

Все сети без исключения, вся тысяча магазинов в регионе хотят ежедневно получать хлеб к 8 утра. Неважно, у меня тут под носом (в здании, где расположен офис ОАО «Хлебодар», находится и их фирменный розничный магазин. – Прим. авт.), в Таре или Большеречье. В советское время все строилось по-другому: испек – повез, испек еще – опять повез. Нужно было всего 20 машин на 80 тонн. А сейчас, чтобы столько же продукции обслужить, нужно 90 машин, 180 водителей + механики, врачи, кладовщики. Транспортный цех на «Хлебодаре» – 200 человек. И в булочном цехе столько же.

Мы можем (в силу сохранения свежести) возить продукцию только в радиусе 450 км. В Барабинск вот возим, но это очень накладно. Представьте, машина пробежала 450 км туда, 450 км обратно. Российская машина таких нагрузок не выдержит, японская протянет три года (с пробегом млн. км). Когда-то мы их покупали за 2 млн. 200 тысяч рублей, а сейчас она стоит 5,6 млн. рублей. Ленту, которую нужно ежегодно менять на роботе, мы когда-то покупали за 300 – 400 тысяч рублей, сейчас она стоит 1,2 млн. рублей. Где на все это набрать денег? Только через цену. Но ее не хотят поднимать.

Стиль менеджмента

Я всегда говорю своим руководителям, что мое решение наиболее правильное (не самое, а наиболее), просто потому, что у меня информативность выше. Вот сидит у меня на совещании восемь директоров: технический лучше всех разбирается в технике, коммерческий – в продажах. Каждый докладывает, и я владею общей информацией. Они ведь не будут в таком масштабе обсуждать друг с другом нюансы и тонкости своей работы. Если какой-то из директоров вырвет свою команду вперед, это ничего хорошего не даст. Например, коммерческая служба начнет продавать больше, чем мы сможем произвести. Тогда директор по производству попросит поставить ему другое оборудование, и технический директор скажет, что оборудование заказали, но нужна огромная сумма денег, а изготовление и доставка займет полгода. Все, заказ останется невыполненным. В общем, я – как швея, которая по ниточке от каждого связывает воедино ткань нашей работы.

У нас очень профессиональная команда, мне нравится, что каждый руководитель в своей области лучше и талантливее меня, но мы все в возрасте 50 – 60 лет. Проблема же в том, что молодые, активные, амбициозные люди всегда ищут, где лучше, и все чаще уезжают в другие регионы. В итоге Омск сильно усредняется. Я получал много деловых предложений по молодости, но как верующий человек привык радоваться тому, что есть, не сожалея о том, чего нет. Я родился и живу в Омске и слабо представляю жизнь без друзей и людей из своего города. В какой бы стране ни был, через две недели начинаю скучать по Омску.

Чиновники и бизнесмены

Любой бизнес завязан на логике. Если в логику это не укладывается, со мной случается взрыв мозга. Политика лишена логики и смысла, поэтому я стараюсь туда не лезть.

Кто такой бизнесмен? Человек, умеющий организовать процесс, собрать профессиональную команду, эффективно использующий ресурсы. По сути губернатор и мэр такие же руководители. У них должна быть надежная команда и ресурсы. Если ресурсов нет, то никакие умные решения не принесут должного результата. И не важно, кто будет губернатором или мэром, если казна пуста. Если у меня сейчас совет директоров заберет все деньги, то какой я бы ни был талантливый организатор, я ничего не смогу сделать и окажусь совершенно бесполезен.

Все деньги централизуются в Москве и уже позже распределяются по стране. Я работал в советское время в снабжении и прекрасно знаю, как все обычно это распределяется и как хорошо живет тот, кто находится на вершине. Так что правительство – будь оно федеральное или региональное – такой же бизнес. А если чиновники зарабатывают только на то, чтобы себя прокормить и обслужить, спрашивается, зачем такой «бизнес» нужен вообще?

С Оксаной ФАДИНОЙ мы пересекались, когда она еще была министром экономики. Она приезжала на третью территорию, высоко оценила то, что мы сделали для области. Она постоянно учится, и это хорошо. Невозможно отрицать, что в городе дороги стали на порядок лучше. Не везде, конечно, но разница колоссальная. При ДВОРАКОВСКОМ такого не было, значит, ФАДИНА – молодец. Про Александра БУРКОВА ничего не могу сказать, мы еще ни разу не встречались.

Ценности и депутаты

Маркетинг победил добро. СМИ, Интернет оболванивают нас, заставляя жить иллюзиями. Люди, навязывающие нам свое видение патриотизма, учат своих детей за границей. Я не буду говорить, что в Советском Союзе была правильная или неправильная идеология, но она была. Сейчас у нас все забрали, а ничего взамен не дали. Вся жизнь превратилась в погоню за ложными ценностями – материальными благами.

Мы сами превратили мир в некий бизнес-проект, судя людей не по тому, что у них на душе, а что в кошельке. Но очень плохо, что бизнесмены стали циниками. Можно играть по циничным законам, но не быть циником, оставаясь человеком. Я ужасаюсь высказываниям некоторых депутатов Госдумы по поводу пенсионной реформы. Просто страшно становится: неужели эти люди жили с нами в одной стране, ходили с нами в одни и те же школы и институты? Или это засланцы? Враги так не говорят, как наши друзья.

Я бы не смог стать депутатом – мне важно видеть конечный результат. Бизнес – жесткое и тяжелое дело, но когда с нового конвейера выходит первая булка, ты понимаешь, что все твои усилия были не напрасны. Потрясающее чувство. Лучше только духовные переживания, когда помогаешь людям и видишь вокруг себя улыбающиеся лица. Счастливым человеком можно быть только среди счастливых людей.

Интеллектуальный багаж

В этом году мне посчастливилось поучаствовать в интеллектуальном турнире «Что? Где? Когда?», который проводил Сбербанк. Я не просто оказался в команде победителей, но лично получил «Хрустальную сову» из рук шестикратного обладателя «Хрустальной совы», обладателя «Бриллиантовой совы» Александра ДРУЗЯ! Для меня это незабываемое событие. Ведь он буквально на моих глазах (шутя, конечно, говорю) вырос на телеэкране. Я ночами не спал, смотрел все игры «Что? Где? Когда?» – меня это стимулировало еще больше читать, хотя я всегда увлекался книгами.

Моя главная книга – Тора. В ней есть все. Я постоянно ее перечитываю и нахожу для себя ответы на все вопросы. Моим духовным развитием занималась мама, а интеллектуальным – отец. Он постоянно читал – и за едой, и на ходу, и в любую свободную минуту, знал ответы на любые вопросы. Папа был настоящим перфекционистом, и я всецело перенял его девиз – «Берись только за то, что можешь сделать безупречно».

Плюс на мою жизнь оказали существенное влияние мои учителя. Александр Семенович МАКЕШИН – начальник производства на шинном заводе. Геннадий Викторович СКУПЧЕНКО, возглавлявший все общественное питание в советскую пору. Михаил Александрович СУТЯГИНСКИЙ – он мой ровесник, но я многое перенял в манере его управления как у настоящего мастера своего дела.

Ранее в полном виде текст был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 26 сентября 2018 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Мария 7 ноября 2018 в 23:47:
Странное фото. Локтем пыльного пиджака прям в хлеб..
х 6 ноября 2018 в 11:52:
«Да, а сколько там стоит хлеб? Не меньше двух евро!» — это было сказано про Европу. Странно слышать это от опытного человека. Первое- чем дороже продукт, тем меньше его покупают. Будет булка стоить 2евро, будет Хлебодар возить 1/10 от текущего обьема (люди или откажутся или сами печь будут)! И опять нам будут вещать, что хлеб дешев, а машины дорогие? Второе- в Европе вообще готовый хлеб ни кто не возит! торг.точки или сами тесто мешают или покупают замороженные полуфабрикаты! (долго хранится значит возят сразу много и редко) Пекут на месте, ровно столько, сколько покупается! Нет возврата! Хлеб чаще еще теплый на полке лежит! (пример Триумф)Хлебодар в любом случае уйдет с рынка, так как в перспективной схеме продаж хлеба ему, как посреднику нет места!
знал 6 ноября 2018 в 10:48:
хорошая статья. побольше бы таких развернутых интервью от руководителей омских предприятий!
татьяна 5 ноября 2018 в 22:31:
Хорошая сказка для взрослых. Так всем известно, что из 1 кг зерна получается минимум 720 грамм муки( 260 грамм побочного продукта), и 1кг 100грамм хлеба. Да еще отруби в аптеки подороже продали, высший сорт. Так купили за 6 рублей продали минимум за 40 и все говорите прибыли нет. Так в чьих же она карманах осела. Вот где поле непахано. Ваш хлеб как золото. Наверно даже выгоднее....
555 5 ноября 2018 в 20:56:
MxСоветую тебе съездить в Москву. Там ты узнаешь, что там такие же магазины вроде Пятерочки и там никак нету 100 сортов. А хлеб свежий.Крупные сети не позволят себе продавать не свежий хлеб. Съезди, посмотри, а то врать не красиво.
Mx 4 ноября 2018 в 22:57:
Очень интересное интервью, все только по делу, многое для себя узнал.Kv, побольше бы такихКто там ругает омский хлеб? Вы бы в москве попробовали. 100 сортов в магазине, и нигде свежего и съедобного.
Юрий 4 ноября 2018 в 14:18:
Да закрой ты этот хлебодар и отдохни.с уважением к вам
денис 4 ноября 2018 в 10:13:
Стараемся совсем не брать Хлебодар. В нём чувствуется фальшь. Скушный хлеб, не меняющийся много лет; в одном составе — под разными упаковками.
мдаа 4 ноября 2018 в 09:58:
Далек этот человек от реальности. При чем тут Фадина и дороги?? Дороги стали лучше, так как деньги пришли из Москвы в честь юбилея города. Посмотрим что будет при фадиной года через два.
Sergey 3 ноября 2018 в 23:24:
Правильная статья, любой хлебопёк подпишется.
Мишаня 3 ноября 2018 в 17:29:
В идеале у нас и зарплаты должны быть в два раза больше (минимум)!
Ирина 3 ноября 2018 в 12:28:
Очень познавательная, интересная статья. Жаль, конечно, что даже богатые бизнесмены имеют черты омских нытиков. Нытье — это чисто омская черта, другие люди просто в шоке от этого, обычно нытье считается признак слабости. Но в омске признак практически любого селовека, национальная особенность. Но этот коммерсант хотябы не так сильно ноет и ценит труд и уважает свою продукцию, держит ее на высочайшем качестве, благодаря чему омский хлеб самый вкусный в мире! А прибыли сейчас нет, потому что все деньги вкладываются в расширение производства. Уверена, что они обязательно вернутся и этот труд не будет напрасен!
Показать все комментарии (12)

Ваш комментарий

При поддержке



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.