Все рубрики
В Омске суббота, 5 Декабря
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 74,2529    € 90,2618

Деньги, выделенные на выпуск «Ангары» в Омске, ищут у субподрядчиков (полный текст)

24 марта 2019 10:56
0
1887

По факту хищения денежных средств на объектах реконструкции ПО «Полет»  возбуждалось уголовное дело. 

Куйбышевский районный суд рассматривает иск прокурора Омска о возмещении ущерба, причиненного преступлением. Ответчик по иску Олег КОПЫЛОВ являлся директором НПО «Монтажстройпроект», которое в 2012 году участвовало в качестве субподрядчика в реконструкции объектов ПО «Полет», где планировалось запустить серийное производство ракеты «Ангара». В 2014 году стройфирма обанкротилась, и сейчас с ее главы хотят взыскать более 4 млн рублей за использование не тех материалов при реконструкции кровли производственного цеха «Полета». Генподрядчиком на объекте выступал уже не существующий Спецстрой РФ.

Рассмотрение без ФГУПа

30 января состоялось второе заседание по этому делу. Слушается оно судьей Ольгой КОТЕЛЬНИКОВОЙ, которая вместе с участниками более часа разбиралась в том, на каких частях крыши, кем и какой материал был уложен в 2012 году.

В зале судебного заседания присутствовали представитель истца, помощник прокурора г. Омска Сергей ТИМОШЕНКО, ответчик Олег КОПЫЛОВ и его представитель, юрист Татьяна БЕРЕЖНАЯ, а также представитель третьего лица на стороне обвинения – ПО «Полет» – филиал АО «ГКНПЦ им. Хруничева М. В.» в Омске Елена ИСАЕВА.

Истец полностью поддержал заявленные в интересах Российской Федерации требования и ходатайствовал о наложении ареста на имущество ответчика в пределах заявленной суммы – 4 млн. 36,9 тыс. рублей.

Со стороны ответчика выступала преимущественно Татьяна БЕРЕЖНАЯ. Она также заявила ходатайство о приобщении к делу дополнительного отзыва на иск, который, по ее словам, был подготовлен после знакомства с материалами дела и содержит пояснения со ссылками на документы. В дальнейшем этому отзыву будет уделено немало внимания.

В суде присутствовали практически все участники процесса, за исключением НПО «Монтажстройпроект» в лице конкурсного управляющего Вячеслава ТАРАНЕНКО и ФГУП «Главное военно-строительное управление № 14» (ГВСУ-14) – правопреемника Федерального агентства специального строительства (Спецстрой России), генподрядчика на объектах реконструкции цехов ПО «Полет» под производство «Ангары». Когда судья спросила, не возражают ли стороны против рассмотрения дела в отсутствие этих лиц, представитель ответчика высказалась в пользу того, чтобы все же привлечь федеральное предприятие к участию:

– У нас такая ситуация, что здесь среднее звено – это как раз ГВСУ-14 как правопреемник Спецстроя. Поэтому, конечно, как суд сочтет нужным, но может быть, есть необходимость все-таки обеспечить их явку в судебное заседание. Но это уже после того, как мы свои доводы дополнительно в суде все изложим.

Как сообщил суд ответчице, управление в суде участвовать не рвется, зато оттуда прислали заявление о том, что полностью поддерживают требования истца и просят рассматривать дело без них.

– Мы, если честно, считаем их надлежащими ответчиками. Именно они причинили ущерб, – конкретизировала позицию ответчика БЕРЕЖНАЯ.

Но ввиду того что третье лицо таки отсутствовало, суд принял решение начинать без ФГУПа, а настаивать ли на его дальнейшей явке – решить позже.

Запутались в осях

Дальнейшие события разворачивались с головокружительной скоростью. В процессе жаркой дискуссии никто не заметил, как пролетел час. Все это время стороны процесса совместно с судьей пытались разобраться, почему на крыше уложен не тот утеплитель, кто его приобрел и положил, какое при этом имеют значение оси, на которые была поделена крыша для удобства расчета смет, и везде ли на крыше лежит утеплитель, не предусмотренный сметами.

Дело в том, что сумма, которую хотят взыскать с ответчика Олега КОПЫЛОВА, сложилась из стоимости покрытия кровли, реконструкцией которой в 2012 году занималось возглавляемое тогда ответчиком НПО «Монтажстройпроект». Вскрытие крыши в одной из ее осей показало, что утеплитель здесь уложен не тот, что предусмотрен в сметах. В этом, по крайней мере, уверены прокуратура и руководство ПО «Полет». Представитель последнего, кстати, спорила с ответчиком и его представителем не менее активно, чем помощник прокурора:

– Мы полностью поддерживаем иск прокуратуры. Считаем, что все обосновано и доказано материалами дела. Прошу обратить внимание суда на то, что в договорах на выполнение работ на кровле есть п. 1. 2, который указывает, что работы выполняются силами и средствами субподрядчика. Это говорит о том, что материалы при выполнении работ используются именно субподрядчика, т. е. исполнителя по договору. Выполняются работы в соответствии с проектно-сметной документацией – это также одно из условий договора. Соответственно, если была какая-то замена материала, она должна была оформляться дополнительным соглашением и уточненной сметой к договору, но таких документов в деле не имеется, где было бы согласие стороны – генподрядчика – на замену материала. Сметы, предоставленные вместе с исковым заявлением, доказывают, что в акт выполненных работ была включена стоимость выполненных материалов – именно тех, которые не соответствовали проектно-сметной документации, установленной изначально, – заявила Елена ИСАЕВА.

В дискуссию с ней сразу вступила Татьяна БЕРЕЖНАЯ:

– А скажите, пожалуйста, если в смете указаны только выполняемые работы и не указан материал, как субподрядчик должен применять свой материал? Мы ознакомились со сметами, и там в оговоренных разделах и подразделах материал не заложен. Соответственно, он скорее всего уже был приобретен генподрядчиком. Это наше предположение. Ознакомьтесь со сметами и скажите, если в смете материал не указан и в акт приемки работ (КС-2) тоже не включен, каким образом тогда вы утверждаете, что он применялся именно субподрядчиком ПО «Монтажстройпроект»?

Елена ИСАЕВА отвечала, что доказательства содержатся в материалах дела, и кроме того, если ответчик выполнил работы из материалов, которые ему передали, то должны быть акты приема-передачи материальных ценностей, но таких документов нет – ответчик их не представил:

– Раз нет этих документов, то, соответственно, условия договора дают основания полагать, что все материалы были предоставлены субподрядчиком.

Этот вопрос, чьи именно материалы были использованы на объекте, обсуждался долго, и высказано по этому поводу было немало. Судья увлеченно разбиралась в проектно-сметной документации вместе с представителем прокуратуры и ПО «Полет». А у наблюдающего за процессом обозревателя «КВ» складывалась впечатление, что кроме Татьяны БЕРЕЖНОЙ в сметах из участников дела не разбирается больше никто. Именно она подробно поясняла, какие, где и как необходимо смотреть документы, чтобы разобраться, каким образом производились работы на объекте.

Так в судебном заседании выяснилось, что организация КОПЫЛОВА работала на двух участках кровли реконструируемого цеха ПО «Полет» в 2011 году. И работала компания с двумя видами утеплителя, но если на одном участке этот материал приобретался субподрядчиком и был заложен в проектно-сметной документации, то по второму участку ни в смете, ни в КС-2 материалов не оказалось. Однако истец и представитель третьего лица долго не признавали, что этот факт что-то значит, путали или смешивали эти два раздела.

– Как это не на том участке? Был договор на ремонт кровли, требования предъявлены из договора на ремонт кровли, при котором использованы не те материалы. А здесь уже разбивка… оси не оси.. я считаю, что это введение в заблуждение суда. Кровлю же нельзя на куски разделить и сказать вот тут вот мы правы, а тут не правы, – высказалась Елена ИСАЕВА.

– Что значит нельзя на куски разделить? Там разделы! Кровля на оси разделена. Как это какая разница, какие оси! Там на этой кровле работало три разных субподрядчика, – отвечали ей в один голос БЕРЕЖНАЯ и КОПЫЛОВ.

Потом всех ввел в заблуждение расположенный на крыше световой фонарь, вокруг которого был уложен как раз тот утеплитель, который не должен был располагаться на остальной площади крыши. Однако при внимательном рассмотрении проектно-сметной документации оказалось, что утеплитель в разделе сметы по световому фонарю как раз соответствует тому, что уложен. А БЕРЕЖНАЯ возмущалась: «Что вы пристали к этому фонарю, там площадь всего 15,5 кв. метров, а нам вменяют 220 квадратов».

Однако это не убедило вторую сторону судебного процесса задуматься о непрочности своей доказательной базы:

– Там везде лежит такой же утеплитель, как у светового фонаря, т. е. не предусмотренный проектно-сметной документацией. Но там же не могли разворошить всю крышу. Здание работает, его нельзя вскрывать полностью, тогда работа встанет, – прокомментировала представитель третьего лица.

В ответ на это БЕРЕЖНАЯ попросила представить доказательства. Ведь вменяют субподрядчику только тот участок, где взяли пробы:

– Наши доказательства – это сметы и КС-2. У нас генподрядчик принял работы без замечаний, акты подписаны. Есть накладная локальная смета, где не предусмотрено вообще использование материалов субподрядчика. Мы этот материал не покупали, и мы его даже не предъявляли к оплате. Докажите, что его покупали именно мы? – вопрошала юрист.

Но Елена ИСАЕВА не растерялась и в ответ попросила доказать, что они эти материалы НЕ покупали.

В спор вступил до этого в основном молчавший КОПЫЛОВ:

– Да Минюстом же сделана экспертиза в рамках уголовного дела. Мы на нее и опираемся. Там эксперт выводит четко, что применялся коэффициент, что объем работ выполнен больше. И «Монтажстройпроект» на 815 тыс. рублей работ сделал больше, чем фактически предъявил в КС-2.

Для того чтобы разобраться во всем достоверно, судья по просьбе БЕРЕЖНОЙ обратилась к томам уголовного дела, возбуждавшегося по факту хищения денежных средств на объектах реконструкции ПО «Полет». Но и эти материалы полностью подтвердили доводы ответчика.

– То есть насколько я понимаю, что предусмотрели заказчики в спорном разделе – такой материал субподрядчик и использовал. Мы это проследили по разделам смет, – резюмировала судья Ольга КОТЕЛЬНИКОВА, которая очень внимательно слушала пояснения и комментарии ответчика.

Напомним, что в отношении Олега КОПЫЛОВА было возбуждено уголовное дело по ч.4 ст.159 УК РФ как раз за то, что он, по мнению следствия, в частности, использовал более дешевый утеплитель Изовол К-100 вместо предусмотренного в проектно-сметной документации ТехБаттс. В ходе судебного разбирательства в Октябрьском суде гособвинитель переквалифицировал обвинение с части 4 на часть 2 той же статьи 159 УК, для которой к моменту разбирательства срок давности уже прошел. Поэтому суд 23 июля 2018 года прекратил уголовное дело, но  по нереабилитирующим основаниям. Тогда же судом было установлено, что "общий ущерб, причинённый ПО «Полёт» действиями КОПЫЛОВ О.В., составил 4 036 909 рублей 64 коп."  Эту сумму прокуратура и взыскивает. 

Загадочная смета

Все свои аргументы, которые в основном и были высказаны в ходе данного судебного заседания, юрист ответчика представила в письменной форме в виде отзыва. Вновь обращаясь к нему, БЕРЕЖНАЯ попросила суд взглянуть еще на некоторые материалы, содержащиеся в уголовном деле:

– В 4 томе уголовного дела есть письмо от ПО «Полет» в проектную организацию о согласовании новых смет. Это документ, датированный 2012 годом. И в этой смете идет согласование другого материала, не того, что был предусмотрен изначально.

Эта информация вызвала у оппонентов ответчика массу скепсиса:

– Это письмо подписано не уполномоченным лицом. И эта смета должна была быть введена дополнительным соглашением в договор – в соответствии с его условиями. Все изменения смет и дополнительные объемы работ – вносятся в договор. Где внесена эта смета? – спросила г-жа ИСАЕВА.

– И почему «Полет» направляет рукописный текст. Я давно работаю, ни разу не видел, чтобы подобные документы оформлялись от руки. Этот документ ничего не доказывает. И документ не заверен, – добавил Сергей ТИМОШЕНКО.

– Давайте так, я прекрасно знаю, как осуществляется юридическое делопроизводство. Есть новая смета. Давайте сделаем запрос в проектную организацию, действительно ли они по запросу «Полета» ее готовили, – внесла предложение представитель ответчика. – И документ заверен, здесь есть пометка, что копия верна

После этого Елена ИСАЕВА предложила новый вариант появления сметы:

– Сметы являются неотъемлемой частью договоров, передаются по актам. А та смета, насколько я знаю, это была «хотелка», которую никуда не запустили.

– Ну то есть «Полет» хотел согласовать-пересогласовать укладку материала уже по факту выполненных работ? Здесь идет изменение материала и уменьшение сметной стоимости работ, – уточнила БЕРЕЖНАЯ.

Рассудила стороны Ольга КОТЕЛЬНИКОВА:

– Где здесь указывается то, что смета утверждена? Чем рабочая смета отличается от той, которую не запустили в работу? Ничем. Вот ничем. Что одна не заверена, что другая. И дат нигде нет.

В результате первым то, что надо бы еще подготовиться и поштудировать проектно-сметную документацию и материалы уголовного дела, осознал Сергей ТИМОШЕНКО:

– Уважаемый суд, нам потребуется время. Мы это все дело рассмотрим, изучим, в том числе отзыв ответчика.

Судья очень просила истца в следующий раз серьезнее подготовиться к спору:

– Можно попросить настоятельно истца и ПО «Полет» снова пересмотреть смету на предмет возражений ответчика. Возражения очень досконально сделаны, пожалуйста, прямо по листам дела представьте свои, желательно даже письменные пояснения.

Елена ИСАЕВА обещала постараться привести на следующее заседание суда по делу строителей организации, которые координировали работы по реконструкции в 2011 году. Татьяна БЕРЕЖНАЯ также сказала, что попробует привлечь к участию специалиста по проектно-сметной документации, а также напомнила суду о том, что неплохо бы все же добиться явки в суд среднего звена – представителя ГВСУ-14.

Когда юрист вновь уколола истца тем, что у него в обвинительном заключении даже расчетов не приведено, Сергей ТИМОШЕНКО отреагировал эмоционально, но информативно:

– Вы опять уже в 10-й раз это говорите. Все там есть! И там, к слову сказать, дело в том, что на работы по реконструкции корпусов ПО «Полет» под «Ангару» из бюджета РФ были выделены суммы в пределах 3 млрд. рублей. В 2014 году было закрыто финансирование, а работы не выполнены до сих пор. Это претензии не конкретно к ответчику, а вообще в принципе по объекту. Просто ремарка такая, почему там трудности вообще в том числе и с точки зрения специалистов.

– А потом генподрядчик обанкротился, а надо крайнего-то найти, поэтому мы тут и сидим, – не смолчала БЕРЕЖНАЯ.

– И еще просьба большая: забываем все то, что было установлено в уголовном деле, и сидим разбираемся, рассматриваем договора, сметы. Только так. Никакие чужие пояснения я даже слушать не буду, – сориентировала на будущее участников дела судья.

Напомним, Федеральное агентство специального строительства РФ (Спецстрой РФ) создавалось Минобороны страны. Эта структура выполняла функции генподрядчика на строительстве в городах России специальных объектов. В том числе она занималась строительством и реконструкцией объектов, предназначенных для серийного выпуска ракета-носителя «Ангара» на омском ПО «Полет». В 2016 году отраслевое ведомство заявило об упразднении Спецстроя. Вместо него было создано восемь правопреемников – федеральных государственных унитарных предприятий. Часть из них на сегодня также реорганизованы.

Процедура же банкротства НПО «Монтажстройпроект» стартовала в 2014 году. Предприятие погубило наличие тесных связей с печально известным НПО «Мостовик». В дальнейшем конкурсный управляющий «Монтажстройпроекта» неоднократно через торги пытался продать с торгов дебиторскую задолженность «Мостовика» в размере 36,1 млн. рублей.

Ранее репортаж был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 6 февраля 2019 года



Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

В прокуратуре на 2 часа откроют «горячую линию» по вопросам противодействия коррупции

Конфиденциальность гарантируется. Сообщения примет старший помощник прокурора Омска Александра НЕДЕЛЬКО. 

5 декабря 10:01
0
243

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.