Все рубрики
В Омске четверг, 18 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 62,9451    € 70,5552

Пекка ВИЛЬЯКАЙНЕН: «Копируйте все, как обезьяна – это и есть предпринимательство» (полный текст)

6 апреля 2019 10:28
1
1251

Советник президента фонда «Сколково» называет себя ангелом. 

12 февраля в Конгресс-холле стартовал региональный этап конкурса инновационных проектов Open Innovations Startup Tour «Цифровой регион».

«Омск стал вторым городом стартап-тура в этом году, – объяснил Олег МОСЯЖ из АНО «Сколково Форум».– Мы привезли к вам беспощадных менеджеров, добрых, щедрых, рисковых инвесторов. Мы с удовольствием послушаем ваши идеи, поможем их трансформировать в интересные проекты. В нынешнем конкурсе подали заявки 50 проектов. 30 проектов было отобрано экспертами».

Министр экономики Омской области Расим ГАЛЯМОВ поблагодарил организаторов за то, что они «протолкнули», как он выразился, такую идею, как стартап-туры: «Многие спрашивали, что же это такое. Некоторые думали, что это про молодежь, другие – что это про нечто другое, но сейчас мы все понимаем, что это про бизнес. Причем про бизнес завтрашнего дня, определяющий, как будет жить город, регион, страна и, возможно, как будет жить весь мир».

Победители омского этапа получат возможность выступить на столичной площадке, среди проектов со всей страны, пояснили выступающие.

Мегаполис Омск

После этого короткого вступления на сцену вышел Пекка ВИЛЬЯКАЙНЕН, советник президента фонда «Сколково» с мастер-классом «Почему люди должны следовать за вами? Навыки и ролевая модель»:

– Мир серьезно поменялся за эти 5 – 6 лет. И я не говорю о политике, о санкциях и прочих вещах. Новые рабочие места теперь создаются в основном субъектами малого и среднего предпринимательства. Это происходит повсеместно. Пять лет назад регионы рассчитывали на то, что в рамках работы «Сколково» будут строиться новые заводы, появляться новые инфраструктурные проекты, новые рабочие места. Сейчас мы видим, что на большинстве мест работают роботы. Это жесткая реальность.

В качестве идеи того, как следует смотреть на инновации, ВИЛЬЯКАЙНЕН представил метафору айсберга, чья большая часть находится под водой. На вершине айсберга находятся новости о том, что Россия наконец-то встает на цифровые рельсы – эта верхушка растет раз за разом. Однако, как заметил спикер, большая часть работы невидима для общественности:

– Для меня Омск – это мегаполис. У вас есть все слагаемые успеха: огромное количество людей, шикарный Интернет, аэропорт, много связей. Следующая компания Apple может родиться именно здесь. Самое главное – это стоимость жизни: ваши зарплаты вполне конкурентоспособны по сравнению с остальным миром. Осталось то, чтобы все ваши институты, технопарки, университеты были задействованы. Это мероприятие организовано не только для стартаперов, студентов (потенциальных стартаперов), местных инвесторов, университетских преподавателей и СМИ. Наверное, вы будете смеяться, но я здесь не для вас. Я приехал ради ваших мам, пап, бабушек. Все они против того, чтобы вы занимались бизнесом! Они хотят для вас легкой жизни. Но страна не изменится, новая экономика не сможет родиться, пока не изменятся установки ваших родителей.

О «Почте» и иллюзиях

Финн поделился историей своей жизни:

– Я начинал когда мне было 13, – 33 года назад. Отработав девять лет, в 1994  году я создал первый в мире интернет-банк. Никто не верил в мою идею. За семь лет нам удалось оцифровать всю банковскую систему Финляндии. В 2001 году 97% всех банковских сервисов было оцифровано. Восемь лет назад я отошел от дел своей компании. Мне позвонили из Москвы. Пригласили работать в «Сколково». Я сказал «да, но нет», потому что не разбирался в политике, никогда не работал в госсекторе. Но Дмитрий МЕДВЕДЕВ оказался очень настойчивым, поэтому я приехал на шесть месяцев в Россию... и остался на восемь лет. Мне предложили модернизировать почти что самую «успешную» компанию страны – «Почта России». После этого я взял на себя ответственность создать «Почта Банк». Я до сих пор являюсь участником совета директоров обеих структур. На прошлой неделе мы отметили чудесное событие – в «Почта банке» появилось 8 млн. клиентов за три года. 55% всех операций банка производится в цифровом виде.

Как оказалось, в семье советника президента «Сколково» были и успешные предшественники:

– Мой дедушка рассказывал мне сказки. Притом, что он был сооснователем компании Nokia, страстным поклонником новых технологий. Возможно, в семидесятых эти установки были актуальными, но только не сейчас. Первая сказка: классная технология продаст сама себя. Сегодня в каждом секторе экономики происходит глобальная и жесткая конкуренция. Быть лучшим в Омске, даже в России, недостаточно. Когда предприниматели говорят мне: «Дай мне денег, но твоя помощь не нужна» – я понимаю, что с этими людьми что-то не так. Все сильные предприниматели окружают себя еще более сильными людьми. Если вы не выносите оценок других людей, альтернативных мнений, вам не стоит идти в бизнес.

Еще одна сказка касалась иллюзии о том, что представляет собой бизнес в принципе:

– Да, Россия страна огромная, но представляет лишь 2% общей экономики. Как инвестор я, конечно, заинтересован в оставшихся 98%.

Спикер повеселил аудиторию, представив мем о том, как предпринимателя видит его окружение:

– Ваши друзья думают о том, что если вы предприниматель, то вы лежите в Таиланде на лежаке, отвечая на электронные письма. Мама считает, что вы в дорогом костюме целыми днями жмете руки статусным людям. Представители прессы интересуются, сколько миллионов вы заработали за сегодняшний день. А вы, естественно, видите себя очередным Стивом Джобсом. Но в реальности вы сидите, схватившись за голову, переживая о том, где взять деньги на то, чтобы выплатить зарплату сотрудникам за февраль.

Советы от лидера «Сколково»

ВИЛЬЯКАЙНЕН порекомендовал набирать команду из максимально непохожих друг на друга идей:

– Может быть, я и не похож, но на самом деле я бизнес-ангел. Я лично вложился в 19 стартапов. Их авторы – из Москвы, Калининграда, Томска. Но одних инвестиций недостаточно. Я совершил немало ошибок, но очень редко они были связаны с самим процессом инвестирования. В большинстве случаев они были связаны с людьми. Самая крупнейшая моя ошибка как предпринимателя состояла в том, что я однажды нанял на работу парней одного и того же возраста, одной и той же национальности (финнов. – Прим. авт.), которые пили одну и ту же марку пива, которые болели за одну и ту же хоккейную команду и едва ли не встречались с одной и той же девушкой. Конечно, это упрощает жизнь… Но только для учредителя, а не для бизнеса. Вы создаете очень ограниченную среду. Когда же вы начинаете принимать на работу людей разного возраста, людей с разным образованием, разного пола, вы начинаете видеть мир по-другому. Тогда у нас в команде начали появляться новые идеи, люди стали быстрее развиваться. Для предпринимателя очень важна скорость возникновения доверия. А если вы стремитесь конкурировать на международном рынке, то у вас неизбежно будет международная команда.

Как же генерировать гениальные идеи? У финна был ответ:

– Копируйте других, нанимайте других, создавайте команду, которая компенсирует ваши недостатки. Сами вы всего знать не в состоянии. Да, понимаю, что это звучит очень просто. Но нужно научиться доверять и собрать вокруг себя людей, которым вы доверяете. Копируйте все, как обезьяна – это и есть предпринимательство.

Но свой вклад, объяснил спикер, должны сделать и чиновники:

– Я подчеркиваю необходимость создания в каждом регионе университетского кластера, который содержал бы в себе все компетенции. Где студенты могут создать собственные компании. В этом заключается сила Кремниевой долины, потому что в рамках этой локации 40 лет назад был заложен фундамент с вариациями компетенций. Возьмем Финляндию. В нашей столице, Хельсинки, живет меньше людей, чем в Омске, – 700 000 человек. 10 лет назад наше правительство решило объединить четыре университета, вернее, объединить несколько факультетов под единым брендом – технический, экономический, бизнес и промышленный дизайн. В этом кластере, когда мы проводим предпринимательские события, присутствуют все представители этих направлений. У вас вполне реально создать нечто подобное. Сочетание разных компетенций на образовательном уровне однозначно сказывается на качестве создания предпринимательских идей.

Есть потребность и в создании стартап-сообщества:

– У нас в Хельсинки появилась Startup Sauna. Это было 10 лет тому назад. Университет нам выделял одно помещение, в котором мы могли встречаться каждую пятницу. Я был одним из тех 15 человек, которые там сидели. Сейчас на таких мероприятиях собирается 50 000 человек.

Опасения стартаперов

ВИЛЬЯКАЙНЕН снова вернулся к тому вопросу, как русские остерегаются доверять своим партнерам:

– Инвесторы не вкладывают деньги в проект. Они инвестирует в компании, они заинтересованы в долях или акциях компании. Я частенько дискутировал с российскими стартаперами много лет назад – они говорили мне о том, что акционеры им не нужны, только деньги. Мне приходилось спрашивать: «А как же вы видите структуру инвестирования?». Они мне говорили: «Вы нам даете деньги, мы вам даем рентабельность, возвращая эти деньги». Но это так не работает! Я в курсе этих страшных историй, которые вы так любите, – о том, как акционеры друг с другом борются, как они друг друга душат, как прижимают несчастных предпринимателей. Но это снова нас возвращает к вопросу доверия: если вы не верите инвестору – не берите его деньги.

Поразило финна и то, что многие российские стартаперы экономически безграмотны и даже не знают разницы между выручкой и прибылью. С такими людьми ему приходилось сталкиваться даже в Москве.

Также, на взгляд выступающего, начинающие предприниматели просят деньги слишком рано:

– Сначала стартапер в любом случае проходит этап исследования идеи. Здесь вы в первую очередь сами для себя являетесь инвестором. Я, например, семь лет, имея бизнес, работал на стороне, чтобы выплатить зарплату своим сотрудникам. Я рыбачил, сидел с детьми, убирался, ставил на компьютеры глупые ИТ-системы. Если вам удается поддерживать свой проект – выходить на нулевую рентабельность хотя бы или иметь минимальную выручку, можно начать пытаться привлекать венчурный капитал. В России венчурных фондов достаточно. У нас больше денег, чем хороших проектов! Но если вы не преодолели первые этапы жизни компании, обращаться в венчурные фонды бесполезно. Если у вас нет клиентов, нет их даже потенциально, нет команды, а есть только презентация в Power Point, то денег не ждите.

ВИЛЬЯКАЙНЕН подробно затронул и тему сексизма в России:

– Девочек очень недооценивают в России. Если вы считаете, что 50% населения вашего населения не могут быть лидерами, предпринимателями и разработчиками, то Россия никогда не встанет на цифровые рельсы.

Вопросы из зала

После мастер-класса советник президента «Сколково» побеседовал с аудиторией:

– Что касается культурных различий в ведении бизнеса, то они играют все меньшую и меньшую роль. Если бы 20 лет назад я в этом же зале собрал россиян, финнов и американцев, то легко отличил одних от других. А если собрать их потомков, то никаких различий между ними уже не будет – ни в том, как они себя ведут, ни в том, как используют цифровые инструменты и оплачивают свои счета, ни в том, что они пьют и какую музыку слушают. Гармонизация в определенных сферах жизни налицо. Когда я работал со стартапами, о которых уже говорил, бывало такое, что пять человек у меня работало из Хельсинки, 25 из Калининграда и два в Москве. Как единая слаженная команда! 20 лет назад это было бы невозможно. Хотя бы в силу того, что не существовало видеоконференц-связи...

Была поднята тема и того, что традиционная промышленность теряет позиции:

– Посчитано, что когда в Финляндии появляется новое рабочее место в современной отрасли, например, высокотехнологичной индустрии игр, появляются шесть – девять мест в смежных областях. То есть это сервисные сферы, сопутствующие. Если такая же схема подойдет для России, то, учитывая, что в «Сколково» сейчас 35 000 предпринимателей, примерно 250 000 – 270 000 мест будет ими сгенерировано. Появление новых рабочих мест в высокотехнологичных отраслях, более значимо, чем в традиционных! Если мы возьмем высокотехнологично развитую страну Сингапур, то увидим, что новые рабочие места появляются в таких отраслях как образование, очень мало приходится непосредственно на промышленность. Возьмем компанию Neste – крупнейшее химпредприятие Финляндии. 10 лет назад они построили завод по производству биотоплива в Сингапуре. 2 млн € было вложено. Было организовано 2000 рабочих мест. В прошлом году они объявили, что выходят на новый этап строительства. Еще будет вложено 2 млн €, но людей понадобится только 500. Это высокоавтоматизированное химическое производство. В Финляндии 20 лет тому назад наши лесоизготовители и деревообрабатывающие предприятия прошли серьезную процедуру трансформации. Вы знаете, что в Финляндии работает четыре из пяти крупнейших производителей бумаги в мире. Эта индустрия была полностью автоматизирована. 55% людей потеряло работу. Остальные по большому счету стали помощниками роботов.

Эти тренды становятся актуальны и для России:

– В «Почте России» работает 340 000 человек. Нам пришлось нанять еще 50 000, но уволить 100 000. Сортировочные цеха стали автоматическими. Много людей ушло на пенсию... А приходящие им на смену сотрудники отвечают за совершенно новые вещи. Например, в Ростове у нас сейчас проходят испытания роботов-почтальонов – некоторые называют их терминаторами. К живому, к счастью, почтальону присоединяется терминал, показывая, где он находится на карте. При помощи этого устройства человек, к которому приходит сотрудник почты, может снять деньги со своего счета или отправить посылку, не выходя из дома.

Заговорили о качестве бизнеса:

– В целом количество стартап-проектов увеличивается, но их качество падает. Те компании, которые могут рассчитывать на получение венчурных инвестиций, должны находиться на стадии роста, выхода на рынок. На первых двух этапах жизни компании деньгами не поможешь! Если бы все дело было в деньгах, то Норвегия и Саудовская Аравия были бы самыми инновационными странами. Как же улучшить качество проектов? Объединять людей из разных университетов, компетенции из разных отраслей. Тогда вы быстрее пройдете «долину смерти» (предпоследний и самый сложный этап развития компании, предшествующий ее оптимальной работе. – Прим. ред.). И не забывайте о девочках – нанимайте девочек!

 

Пекка ВИЛЬЯКАЙНЕН, советник президента фонда «Сколково»: «Люди с предпринимательским складом ума размазаны по всему Омску. Нет ассоциаций, нет клубов по интересам».

12 февраля сразу же после проведения мастер-класса «Почему люди должны следовать за вами? Навыки и ролевая модель» Пекка ВИЛЬЯКАЙНЕН, советник президента фонда «Сколково» уделил немного времени «Коммерческим вестям», ответив на несколько вопросов.

– Вы сказали, что в Омске можно создать подобие Кремниевой долины. Проблема в том, что около 70% всех заказов наших айтишников отрабатываются за рубеж. Как, на ваш взгляд, можно сломить эту ситуацию? Государство должно снизойти и загрузить айтишников заказами или они должны сами сделать первый шаг?

– Государство в любом случае должно держаться от всего этого подальше. Потому что, если оно начнет приказывать всем айтишникам отрабатывать только российские заказы, ничего не получится. Важно помнить, что 80% выручки всех компаний Кремниевой долины составляют тоже зарубежные заказы. Но я, конечно, понимаю ваш вопрос. Вы правы, говоря, что омские компании в основном работают на удовлетворение зарубежных компаний. Единственное лекарство, которое можно прописать для разработки собственного продукта, переставая выступать международным субподрядчиком, – поддержка культуры предпринимательства.

Что я имею в виду? Вернемся к Startup Sauna. Особое развитие эта инициатива получила в то время, когда Nokia столкнулась с серьезным проблемами ее мобильных сервисов. Тысячи инженеров остались без работы. Правительство решило поддержать этих людей через гранты — одобряя их проекты и идеи. Это привело к появлению сотен компаний. Бум был сопряжен и с изменениями в университетской среде. Наши бизнес- и экономические школы стали сотрудничать друг с другом. Считаю, что подобная формула также будет работоспособна для Омска, не вижу препятствий. Я видел у вас огромное количество предпринимателей, ребят и девчонок. Даже если из них преуспеет только один из всех, это уже нормально. То же самое происходит в Кремниевой долине! Только один становится успешным из сотни. Но мы здесь не для того, чтобы найти одного-двух, а чтобы собрать критическую массу. Здесь встретилось значительное количество людей, которые смогут что-то по-настоящему предпринять.

– И на каких же критериях вы основываетесь, выбирая одного-двух предпринимателей из ста?

– Мы даем всем равные шансы попробовать себя. Я не говорю, что 99% оставшихся предпринимателей куда-то исчезнут. Это нормальный процесс, когда две компании становятся одной, например, и вместе приходят к успеху. Вам нужны стартаперские мероприятия. Проблема заключается в том, что люди с предпринимательским складом ума размазаны по всему Омску. Нет ассоциаций, нет клубов по интересам. Я активно призываю местное правительство формировать стартап-сообщество. В этом клубе должны быть не только уже состоявшиеся предприниматели, но и студенты, которые только хотят ими стать.

– Но ведь те айтишники, которых вы призываете объединяться, являются конкурентами друг другу.

– Да. Ну и что? Что в этом плохого? Нет, ну комментарий справедливый. Посмотрите, в нашей «стартап-сауне», в Финляндии, 150 компаний занимаются только разработкой компьютерных игр. Пять из них имеют больше 1 млрд. долларов оборота. Они все хорошие друзья друг другу, но переманивают сотрудников друг у друга, у них жесткие соревнования за деньги, за публичность, за общение со СМИ.  Это и называется быть в одной «сауне»!

– Вы сказали, что пять лет назад бизнес выглядел совсем иначе. Изменились ли стартапы? Может быть, изменились сферы, в которых они появляются?

– Если мы посмотрим на механизмы поддержки, имевшие место пять лет назад, и на то, что мы имеем сейчас, то ситуация разительная. Появились технопарки, новые инструменты финансирования, новые возможности образования. Если говорить о самых крупных российских компаниях – «Газпром нефть», Сбербанк, «Почта России», то даже они изменили свое отношение к стартапам. Раньше эти компании возлагали надежды только на внутренние ресурсы: у них были огромные IT-структуры, они стремились все разрабатывать самостоятельно. Но за последний год они разработали собственные схемы, методы анализа и оценки малых и средних предприятий с целью выкупа акций или даже покупки компаний. Все эти крупные структуры уже участвуют в «Стартап Туре», ищут, кого бы взять на карандаш. Когда президент ПУТИН запустил программу цифровой экономики, он подчеркнул, что ключевой аспект ее создания заключается в том, чтобы появился некий новый общий пул разделяемых всеми инноваций. Чтобы компании могли черпать из этого пула себе по потребностям. Разбивка крупных, монолитных, вертикальных структур в этом плане\ как раз одна из задач, которая перед нами стоит.

– Какие основные ошибки допускают стартаперы? Вы сказали, что часто они просто просят деньги на свою идею. Есть ли еще какие-то проблемы?

– Стартаперы нередко не проводят должным образом анализ конкуренции. Предприниматели порой не видят того, что происходит на рынке. Не то что «не видят», они просто слепы! Когда они выходят защищаться перед экспертами, это выглядит стыдно. После показа презентации эксперт спрашивает бизнесмена: «А кто же ваш конкурент?» Тот говорит: «Я уникален, у меня нет конкурентов». Эксперт открывает iPad, вводит в поиск аналогичный запрос и находит как минимум шесть подобных российских предприятий, не говоря уже о зарубежных. Человек, который выступал, на это обижается. Он считает себя лучшим, верит в собственную чушь!

– Эти ошибки и призваны исправить менторы «Сколково»? Каким образом это происходит?

– Менторы – это очень важная часть жизни предпринимателя. У меня их было около 20. Когда я был молод, многие мои клиенты и руководители клиентских компаний были моими учителями. Можете верить или нет, но я был достаточно скромен для того, чтобы ко всем их рекомендациям прислушиваться.

– А что насчет установок бизнес-тренеров о том, что быть лидером компании – значит верить в себя безоговорочно и быть убежденным, что только ты знаешь как лучше?

– Так можно уйти в никуда. Если считаете, что вы единственный, кто знает, как правильно идти, это неверно. Надо консультироваться со своим коллективом, доверять членам команды, слушать их мнения, критику и только потом отрабатывать какой-то общий путь, по которому вы идете.

– Каков объем инвестиций в 19 проектов, о которых вы сегодня говорили? Не жалеете ли вы о том, что в них инвестировали?

– Общий объем инвестиций в стартапы составил 17 млн. €. Моя русская жена, пианистка, которая уже 23 года живет в Хельсинки, отслеживает все мои вложения! Природа инвестиций такова, что ты не всегда можешь ожидать успеха. Каждый инвестор совершает ошибки. Вот только сегодня утром я думал о том, что, наверное, напрасно вложился в очередного предпринимателя. Технологическую составляющую, операционную мы оценить в состоянии, а оценить человеческий фактор – насколько человек может и готов работать, например, в условиях стресса – ты можешь не всегда.

Ранее материал был полностью доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 20 февраля 2019 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

гость 6 апреля 2019 в 14:00:
"... но сейчас мы все понимаем, что это про бизнес."очень красноречиво
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.