Все рубрики
В Омске среда, 20 Ноября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 63,7730    € 70,6286

Евгений ПОМОГАЕВ, «С-Фрукт Сибирь»: «Сначала работали лишь в Омске, но это никому оказалось не интересно. Начали экспансию на всю Россию – и более успешно»

12 октября 2019 10:57
1
1903

Омск по-серьезному не взять, если нет входа в федеральные сети. 

Омское ООО «С-Фрукт Сибирь» выпускает под брендом «Сибирские просторы» целую линейку экологически чистых продуктов преимущественно из местного сырья: фруктовые чипсы, сушеные фрукты, овощи, ягоды, компотные смеси, наборы для приготовления супов, гарниров, глинтвейна и глега, завариваемых чаев с сушеными фруктово-ягодными компонентами. В 2018 году выручка им возглавляемых ООО «С-Фрукт Сибирь» и ООО «ТД Сушеные Продукты» составила около 10 млн рублей. Но как, к сожалению, водится в Омске, продукция ООО «С-Фрукт Сибирь» востребована за пределами региона, но не в нем самом. Обозреватель «Коммерческих вестей» Анастасия ПАВЛОВА поговорила о причинах этого и в целом о производстве с владельцем и директором предприятия Евгением ПОМОГАЕВЫМ.

– Евгений, вы зарегистрировали ООО «С-Фрукт Сибирь» в 2014 году, в 2016-м запустили под торговой маркой «Сибирские просторы» производство сушеных овощей и фруктов, стало быть, ушли в свободное плавание. Как решились на это?

– Мне всегда была интересна тема сельского хозяйства, в котором я всю жизнь и работал. В какой-то момент заметил, что заморозка, засолка, консервирование в соусах широко распространены, а сушка как один из видов консервации овощей и фруктов в России практически не развита, я бы даже сказал, недооценена. И предприятий, которые занимаются этим направлением, – единицы. Ассортимент же выпускамой ими продукции так и вовсе не велик. Тем временем в мире сушка очень активно развивается. Причем речь идет как о готовой продукции, доходящей до конечного потребителя через розничные сети, так и о той, которая котируется в пищевых предприятиях HoReCa.

– А с чем вы связываете популярность сушеных продуктов?

– У инфракрасной сушки много преимуществ по сравнению с другими видами консервации. Воздействие при температуре 40-60 градусов сохраняет витамины и полезные микроэлементы овощей и фруктов, стерилизует их, а длится оно всего 2-4 часа. Высушенный таким способом продукт теряет в весе и объеме в 10 раз и не требует особых условий хранения, легко восстанавливая свои свойства, если замочить его в теплой воде.

– И сколько сушеные овощи и фрукты могут храниться?

– По нашим техническим документам – 2 года. Но сроки годности можно увеличить, если пройти соответствующую сертификацию. Для этого, конечно, требуется иное оборудование, чем то, на котором мы работаем сейчас.

– Читала, что как раз приобретение оборудования на этом рынке и есть главная проблема.

– Этот сегмент действительно слабо развит, а потому производителей оборудования мало: сейчас их буквально 2 – 3.

– В России?

– Да. Импортные производители, разумеется, есть, но их оборудование значительно дороже – минимум в два раза – при той же мощности. Плюс их обслуживание трудоемко.

– Долго ждать детали из-за рубежа, аналогов им нет и ремонт производят только специалисты самой компании?

– Именно.

– Это распространенная боль производственников. А технологии сушки на нашем и зарубежном оборудовании как-то разнятся?

– Нет. Их в принципе всего четыре. Помимо инфракрасной, сушка может быть сублимационной, СВЧ и традиционной конвекции, широко применявшейся в советское время. Мы выбрали самую перспективную – инфракрасная сушка дешевле, чем сублимационная и СВЧ, что, безусловно, влияет на конечную стоимость продукта, и технически проще. Традиционная конвекция устарела на сегодняшний день и вышла из употребления.

– И еще благодаря инфракрасной сушке продукция хранится дольше. Так?

– Нет, сублимационная делает продукт наиболее долговечным. Но эта технология сложнее и дороже. Так обрабатывается продукция по заказам от Минобороны, например.

– Поняла. В итоге-то сколько стоило оснащение отечественными машинами?

– Наши две сушильные установки обошлись нам 5 миллионов рублей.

– А в целом сколько этот бизнес потребовал начальных инвестиций?

– Около 10 миллионов. Но это были не одномоментные вложения, а постепенные. Сейчас работаем на собственные средства.

– То есть вообще не кредитуетесь?

– К сожалению, без этого нынче невозможно обойтись, например, взять в лизинг то же оборудование, о котором мы говорили. Но помогли и государственные субсидии для стимулирования производителей – нам дали около 4 миллионов в 2016 году.

– Ваше производство находится в селе Петровка. В собственности база?

– Да. И земля. Производство в целом небольшое – 11 единиц оборудования, цех на 200 квадратов.

– Сколько человек у вас работает?

– 30 – 35, включая обслуживающий персонал. Но это число «плавает» в зависимости от сезонной загрузки.

– Какие мощности?

– В денежном выражении – около 80 миллионов рублей в год. К сожалению, финансовая дисциплина у наших покупателей страдает – мало кто платит вовремя. Сырье, энергоресурсы я должен оплатить заранее, как и выдать зарплату. А мне платят через 2-3 месяца, иногда вообще через 10. Приходится судиться. Если говорить о сырье, то грубо округляя, 40-50 тонн в месяц перерабатывается, из которых получается 3-4 тонны готовой продукции.

– Кстати, что скажете насчет сырья – с ним есть какие-то проблемы?

– Овощи и ягоды используем местные, яблоки возим из Самарской области. Никаких проблем с этим у нас нет.

– А есть проблема вторички? Наверняка же не все идет в переработку, а из оставшегося можно было бы делать, например, пастилу.

– Почти все идет в обработку за исключением семян и кожуры, а с ними что-то уже сделать невозможно. Немного отходов, конечно, есть, но мы продаем их фермерам на корм животным.

– Фруктовые цукаты?

– Этот рынок перенасыщен, а без добавления консервантов продукция будет значительно дороже, чем у конкурентов.

– С грибами не работаете?

– Нет, они очень капризные. Их трудно собирать, да и лежат они довольно мало.

– Вы сами отметили, что ниша сушеных фруктов и овощей довольно свободна, стало быть, спросом эта продукция особо не пользуется?

– Очень даже пользуется. Наше предприятие рентабельно, иначе оно бы уже закрылось. Начнем с того, что подобная продукция, которая идет на HoReCa, очень долгое время завозилась из Индии и Китая, потому что заказывать оттуда было проще и дешевле. В магазинах тоже было много импорта из ближней Азии, в основном из Узбекистана. Но там фрукты сушатся довольно допотопно – просто неделями лежат на солнце. Потребителям нужно отмачивать их, отмывать от песка, и как несложно догадаться, пользы в таких сухофруктах нет никакой. Наша продукция дороже, но она чиста и наполнена витаминами. Проблема в том, что в начале 90-х у нас отрасль сушения в принципе загнулась как таковая – никто не выступил ее локомотивом и она тихо умерла.

– Конкурентов нет вообще?

– Конкуренты есть, но они в основном узко специализированы. Логично, что подобное производство располагается там, где много сырья, например, в Краснодаре. Там есть бренд «Яблоков», но он специализируется на яблочных чипсах, и даже при огромных объемах переработки у них всего 4 товарные позиции. В Петрозаводске есть «Ярмарка», занимающаяся супами, и мы специально стали производить те товары, которых у них нет, чтобы не пересекаться. Есть маленькие предприятия, которые занимаются сушеным картофелем. Но в целом они все нам не мешают.

– А у вас сколько позиций в линейке товаров?

– Около 70. Это фруктовые снеки, с которых мы и начинали, – чипсы, дольки, сухарики из яблок, мандаринов, груш. Наборы сушеных овощей и круп – так называемые суповые наборы. Моноспеции – сушеные овощи (лук, капуста, чеснок и так далее). Небольшое направление чаев с добавками кусочков фруктов и ягод.

– Мы можем прикинуть в долях, что продается лучше?

– Нет, потому что все упирается в возможность где-то выставить свой товар. Волей случая у нас больше выставлено супов, они и продаются лучше. А по чаям конкуренция высокая, туда пробиться довольно сложно.

– Как вы в принципе выходили на рынок?

– Первый год работали только в Омске, предлагали наши продукты сетям, дистрибьюторам, но это по большому счету никому оказалось не интересно. Обкатав технологии взаимодействия с клиентами, получив отзывы от потребителей, начали экспансию на всю Россию, которая оказалась уже более успешной.

– А какие внесли изменения, ориентируясь на отзывы?

– Немного переиграли вес каких-то позиций, от выпуска некоторых отказались вовсе.

– Что не пошло?

– Не то чтобы совсем не пошло, скорее мы просто недокрутили идею. Это были овощные цукаты. Еще дорабатывали упаковку, чтобы она была и более качественной, и более презентабельной.

– Так куда вы поставляете продукцию?

– Переговоры на вход в одну из федеральных сетей близятся к завершению, но пока мы в них не представлены. Работаем в основном с региональными сетями, оптовиками, дистрибьютерами.

– Какие регионы?

– Екатеринбург, Москва, Калининград, Дальний Восток. В Центральной России спрос на фруктовые снеки гораздо выше, чем в Сибири – у них есть хотя бы одно наименование в линейке продуктов точно.

– То есть в Омске вообще не найти вашу продукцию?!

– Продукция есть, но представлена крайне мало для города-миллионника. Пока интерес из местных магазинов никто не проявляет, да и их самих не особо много. Вот какие у нас региональные сети?

– «Низкоцен», «Победа»...

– «Низкоцен» в городе всего один, «Побед» – 25. «Новаторов» – 4. Кардинально картину они нам не поменяют.

– Но ведь это лучше, чем ничего!

– Мы ограничены в человеческих ресурсах. Менеджеров тоже не бесконечное количество, и они прорабатывают ключевые направления. Взять екатеринбургскую сеть «Кировский» – это 150 супермаркетов. Другой разговор. В целом сети сейчас очень избалованы, и это поставщики бегают за ними – «возьмите меня, возьмите». Нужно убеждать их в том, что, например, им в принципе нужны супы, а уже затем, что именно те, которые мы производим. Омск по-серьезному не взять, если нет входа в федеральные сети – «Пятерочку», «Магнит».

– За пределы страны куда-нибудь возите?

– Есть два перспективных канала сбыта в Казахстане (сети магазинов) и один в Армении (мы работаем с местным Минобороны – они заказывают наши супы). Ведем переговоры о поставках в Болгарию, но Евросоюз, конечно, не жаждет особо видеть российские продукты, защищая собственных производителей. Для нас это было бы очень выгодно, учитывая разницу в курсах валют. У них сейчас бурно развивается органическое направление, в котором лидирует Германия. Это та пища, в производстве которой ни на одном этапе не использовалась химия – ни на стадии обработки семян, ни растений, ни переработки.

– Она, наверно, очень дорогая.

– Не всегда, просто используются определенные технологии. Например, можно залить картофель химикатами, чтобы его не пожирали букашки, а можно завезти на поле насекомых, которые просто съедят этих букашек. Просто и в разы дешевле. Это я к тому, что Европа увлечена здоровым питанием, и продукты после инфракрасной сушки у них очень популярны. А мы уже используем только экологичное сырье без химической обработки. Так что у нас хорошие перспективы, учитывая, что наши цены очень конкурентны.

– То есть ваша аудитория – это люди, придерживающиеся ЗОЖ?

– Нет, она намного шире. Хотя практикующие здоровый образ жизни входят в их число, ведь наша продукция делается без консервантов, усилителей вкуса и прочих добавок. Кто-то в семьях прививает правильный перекус, заменяя картофельные чипсы фруктовыми снеками. Кто-то покупает сушеные специи, чтобы не держать дома свежие овощи. В целом мы делаем продукт для ежедневного употребления для человека в любом возрасте. Взять наши супы – там только сушеные овощи и крупа. То есть обычная, сытная еда.

– Что-то вроде быстрорастворимой лапши?

– Нет, это не супы быстрого приготовления, их нужно варить 15 – 20 минут. Просто все ингридиенты собраны в отдельный пакетик. У нас есть ризотто с лисичками и кешью (190 рублей), полба со свеклой (78 рублей), греча с овощами (74 рубля), горошница (83 рубля), булгур с овощами и фасолью (88 рублей) и другое. Есть и туристические, бюджетные наборы – суп с макаронами стоит 24 рубля, рисом – 25. И так далее. То есть получается блюдо, очень близкое к домашнему, овощи восстанавливаются в первоначальную форму, словно вы их только что нарезали сами.

– Вы упомянули, что ваша продукция может быть интересна помимо домашних кухонь ресторанам, кафе, столовым и другим пищевым предприятиям.

– Да, мы потихоньку работаем с компанией «Русский продукт», которая закупает у нас сушеную морковку и свеклу. Кондитерские предприятия могут покупать у нас лимонную и апельсиновую цедру, яблочную муку.

– С какими сложностями приходится сталкиваться, не считая вопросов сбыта и продвижения?

– Для работы с нашим оборудованием почти нет специалистов – их готовят всего два вуза в стране, так что это почти штучный товар. Приходится обучать самим. Сами же тестировали рецептуру, писали техкарты вместе с заводом-изготовителем.

– Напоследок: планируете расширять ассортимент?

– Нет, пока будем продвигать то что есть.

Ранее интервью полностью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 28 августа 2019 года.  

Loading...




Комментарии через Фейсбук

ваня 15 октября 2019 в 15:50:
Ну так взяли вас в Екб-шную сеть или нет? По всей России они торгуют... А наторговали только на 10 млн...Несколько сетей стали монополистами в торговле, это хорошо? Взять на слабо, это какой то подростковый прием, типа а в других регионах покупают(что не факт), а у нас как всегда народ не продвинутый и тд. Ps. Кстати, эта статья уж не предвестник ли захода сети из Екб? Посмотрим, в последнее время народ с Урала в Омск так и прет.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.