Все рубрики
В Омске суббота, 15 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,2157    € 86,4092

У Омского нефтеперерабатывающего завода «украли» миллиард рублей. Суд. Вторая инстанция

12 декабря 2019 11:18
4
2619

Свою точку зрения в громком деле представила сторона защиты. 

В Омском областном суде рассматривается апелляционная жалоба на приговор Советского районнго суда. Предмет рассмотрения – агентский договор на оказание услуг между Омским нефтезаводом и представителями ЗАО «Евразийская Энергетическая Компания» («ЕЭК»). По версии обвинения, сотрудники ЕЭК «уговорили прежнее руководство АО «Газпромнефть-ОНПЗ» заключить невыгодное соглашение». Как считают следователи, из-за прописанных в договоре завышенных ставок дифференциации напряжения предприятию был нанесен ущерб в размере 1,2 млрд. рублей. Бывшего руководителя ЕЭК обвинили в мошенничестве. Однако в этом деле не все так однозначно. Свою точку зрения в этом деле решила высказать Наталья МАКАРЧУК – адвокат осужденной бывшего гендиректора ЗАО «ЕЭК» Марины ПАНФЕРОВОЙ. Она же указывает на ряд нарушений и нестыковок в этом судебном процессе.

– Наталья Владимировна, расскажите вкратце всю предысторию и фабулу этого дела.

– ОНПЗ в 2008 году сам обратился к агенту ЕЭК с целью оптимизировать расходы на электроэпергию. Сам ОНПЗ делать это не мог по ряду причин. Поэтому на предприятии решили, что все сделает агент. Агент в целях оптимизации заключил прямой договор с ФСК на подключение к федеральной сети, сократив тем самым расходы на услуги по передаче электроэнергии почти в 2 раза, и отстоял в суде право ОНПЗ платить меньше в адрес территориальной сетевой компании, за счет применения низкого уровня напряжения. За услуги получил около 900 млн. рублей, как и было оговорено в агентском договоре. Завод при этом каждый год экономил на услугах по передаче электроэнергии и продолжает это делать. А это несколько миллиардов рублей. Завод и сейчас использует те же договоры, что заключил агент еще в 2010-2011 гг. На протяжении трех лет ОНПЗ платил за агентские услуги и был доволен результатом. Однако головная организация «Газпром нефть» посчитала, что предприятие заплатило агенту слишком много. И через арбитраж, учитывая, что руководитель агента был уволен и защищаться было некому, ОНПЗ получил исполнительный лист о взыскании обратно агентского вознаграждения. Я подчеркну, что это чисто гражданские отношения. Но, видимо, чтобы не получать деньги в гражданском порядке, подали заявление в следствие и возбудили уголовное дело по мошенничеству. Особо отмечу, что при этом никто из ОНПЗ не считал, что был обманут. Как результат приговор – бывшим руководителям агента 4,5 и 5,5 лет лишения свободы реально. Прокуратура просила 8 лет. При этом у Марины ПАНФЕРОВОЙ 88-летняя мать – инвалид I группы. Остаться без единственной дочери – для нее реальная угроза жизни. Кроме того, ПАНФЕРОВА сама пенсионного возраста, имеет ряд хронических заболеваний. Но суд это во внимание не принял.

К сожалению, мы имеем еще один пример использование статьи 159 УК РФ (мошенничество) в качестве регулятора хозяйственно-финансовых отношений между юридическими лицами, о недопустимости чего высказывалось руководство страны. Более того, считаем, что настоящий случай формирует практику, когда можно посадить любого исполнителя работ и услуг при желании, когда есть намерение забрать назад выплаченное ему вознаграждение. Просто скажи, что он обманом уговорил подписать договор и все.

– Какая позиция у защиты? И как договор и последующие обвинения объясняет Ваш клиент?

– Мы считаем, что для ОНПЗ соглашение с «ЕЭК» – выгодный бизнес проект. Объясню, почему: перед ОНПЗ была поставлена задача по оптимизации расходов на электроэнергию, практически все допрошенные сотрудники ОНПЗ говорили, что в себестоимости продукции расходы на электроэнергию составляли около 30%. На наш взгляд, у ОНПЗ было два варианта решения поставленной задачи. Первый вариант – это покупка оборудования нового поколения, которое расходует меньше электроэнергии, этот вариант очень дорогой и требует изыскание свободных денежных средств. Второй вариант – это привести взаимоотношения с сетевыми компаниями в соответствие с нормами закона. Для второго варианта не нужны свободные денежные средства, нужен только агент, который специализируется на решениях таких задач, так как своими силами (сотрудниками) решить эти задачи ОНПЗ не был в состоянии. «ЕЭК» до заключения агентского договора с ОНПЗ, осуществляла деятельность в Нижегородской, Белгородской областях и в Республике Коми, ЕЭК сотрудничала с такими компаниями потребителями как ООО «Лукойл-Коми», ОАО «Лукойл-Ухтанефтепереработка», ОАО «Воркутауголь», ОАО «Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтез», ЗАО «Шахта Воргашорская 2» и другими. Именно поэтому ОНПЗ сам обратился к «ЕЭК» Более того, в материалах дела имеются письма за подписью руководства ОНПЗ, в которых руководство настаивало на продолжении сотрудничества, и эти письма имели место в течение 3 лет работы.

– Я знаю, что у вас есть вопросы к экспертизе, на которую суд полагался при вынесении приговора…

– Действительно, в основу обвинения положили заключение от 22.06.2017 г., выполненное экспертами негосударственного центра ТЕХЭКО. Мы еще на стадии предварительного расследования заявляли ходатайство о признании этого заключения недопустимым доказательством в связи с тем, что оно было назначено и выполнено с нарушением закона. В соответствии с законодательством, следователь в первую очередь должен направить запрос о возможности проведения экспертизы во все государственные судебно-экспертные учреждения и если ему там откажут в проведении экспертизы, он может обратиться в негосударственное судебно-экспертное учреждение. Однако, в действительности все происходило не так: запросы в государственные судебно-экспертные учреждения были направлены на два месяца позже, чем в негосударственный ТЕХЭКО. Кроме того, на официальном сайте ТЕХЭКО имеется общедоступная информация о том, что ПАО «Газпром Нефть» является «клиентом» этого центра. При назначении проведения экспертизы следствие должно было обратить внимание на данный факт (защита указывала на это обстоятельство в своем ходатайстве), который свидетельствовал о возможной заинтересованности и необъективности при проведении предполагаемого исследования. Мы заявляли в суде о заведомой ложности этих заключений. При неоднократных допросах экспертов участники процесса убедились в некомпетентности экспертов. Их допросы не только не устранили имеющиеся противоречия в экспертном заключении, но и выявили факты вмешательства в работу экспертов как руководства ТЕХЭКО, так и ОНПЗ. Экспертиза была комплексной технической и экономической. Эксперт, который отвечал на технические вопросы связанные с электроэнергетикой, как оказалось, был по образованию взрывателем и никогда не работал в электороэнергетике. Собственно, уровень его компетентности можно было понять во время процесса. Приведу пример. В ходе допроса в суде данного эксперта, ему был задан вопрос: «Объясните, что такое АРБП?» Для понимания – это условно схема электроподключения т.е. технический документ. Эксперт, отвечает, что не знает, тогда ему помогают и дают расшифровку, что АРБП это акт разграничения балансовой принадлежности. Эксперт, не долго думая, ответил: «Что-то бухгалтерское, наверное». Мы представляли в суде заключения и мнения именитых специалистов в сфере электроэнергетики, допрашивали специалистов, которые по полочкам раскладывали суть отношений. Но суд, к сожалению, их во внимание почему-то не принимал.

Несмотря на ходатайства защиты, ни суд, ни прокуратура не зарегистрировали должным образом заявления о возможном преступлении со стороны экспертов за дачу заведомо ложного доноса и экспертного заключения, сделанные стороной защиты в ходе судебного разбирательства.

– Ваше отношение к тезису, красной нитью прошедшему через процесс, что «ЕЭК» обмануло завод? В чем заключался обман ОНПЗ по версии обвинения?

– Очень хороший вопрос, можно сказать ключевой. В период следствия версии обмана постоянно менялись, то обвиняли в том, что ЕЭК не выполнил условия договора, то в навязывании ОНПЗ ненужных заводу услуг. После того, как сторона защиты смогла опровергнуть эти обвинения, были придуманы новые версии. В частности, одной из версий обмана руководства ОНПЗ заключается в том, что в договоре имеется формула расчета агентского вознаграждения, которую никто на заводе не понимал. Однако это не так, во-первых, формула расчета вознаграждения является простым линейным уравнением для 6-7 класса, а во-вторых, ЕЭК предоставлял ОНПЗ отчеты каждый месяц на протяжении трех лет, в которых была полная и главное достоверная информация, в том числе была указана сумма агентского вознаграждения, т.е. на заводе видели, сколько платят ЕЭК. Ни один свидетель обвинения не заявил о недостоверности информации, предоставляемой ОНПЗ. Вдумайтесь, ежемесячно на протяжении трех лет ЕЭК предоставлял отчеты ОНПЗ, это значит более 30 раз. По мнению стороны защиты и здравого смысла, все это исключает утверждение об обмане руководства ОНПЗ.

– Вы неоднократно указывали на несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

– Да это так. Самым, на мой взгляд, очевидным является то, что в приговоре суд указал: «ПАНФЕРОВА М.Н., согласно распределенной роли, в период с марта 2009 года по декабрь 2011 года, организовала подготовку и направление в ОНПЗ отчетов агента, а также выставление счетов, на основании которых ОНПЗ производило оплату». Это утверждение суда противоречит как документам, приобщенным к материалам уголовного дела стороной защиты, так и показаниям свидетелей обвинения допрошенных в судебных заседаниях. В ходе судебного разбирательства было установлено, что ПАНФЕРОВА М.Н. исполняла обязанности генерального директора ЗАО «ЕЭК» до 05 марта 2011 г. В своих показаниях Марина ПАНФЕРОВА сообщила суду, что после своего увольнения она никогда не приходила в ЕЭК, никогда не интересовалась ее деятельностью, не давала никому никаких поручений и не влияла на работу компании. Показания ПАНФЕРОВОЙ подтвердили свидетели обвинения, сотрудники ЕЭК, которые пояснили, что после того как пришел новый директор, ПАНФЕРОВА уже не давала им никаких указаний, а между прочим агентский договор еще действовал 10 месяцев. Поэтому возникает вопрос, если ПАНФЕРОВА была уволена, то кто в таком случае на протяжении этих 10 месяцев в период с 06 марта по 31 декабря 2011 г. обманывал завод? Данный вопрос остался без ответа.

– Скажите, что сейчас происходит с уголовным делом.

– 23 сентября 2019 г. Советским районным судом г. Омска вынесен обвинительный приговор, на который стороной защиты поданы апелляционные жалобы. Апелляционные жалобы рассматриваются в судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда.

– Во время судебного процесса была изменена суть самого обвинения в отношении вашей подзащитной?

– Действительно, после допросов свидетелей и экспертов, исследования материалов дела прокуратура фактически отказалась от обвинения, ранее утвержденного заместителем генпрокурора, например, в части заключения мнимой сделки. Был изменен объем обвинения, т.е. обвинение настаивало на привлечении к уголовной ответственности за «преступление», но уже совершенное иным способом, т.е. за другое преступление, и это в последний момент, уже в прениях сторон.

P.S. Мы будем следить за развитием событий и подробно сообщать о ходе судебного процесса по этому громкому уголовному делу. 

ДОСЛОВНО

«Обвинение в данной части не соответствует действительности»

Гендиректор ЗАО «ЕЭК» Марина ПАНФЕРОВА:

– Меня обвиняют в том, что я якобы согласно разработанному плану вместе с Карягиным намеревалась завладеть денежными средствами, принадлежащими ОНПЗ, в результате заключения с последним от лица ЕЭК мнимой сделки, якобы связанной с оказанием агентских услуг для ОНПЗ. В соответствии со ст. 170 ГК РФ мнимая сделка — это сделка, совершенная лишь для вида всеми сторонами сделки, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Обвинение в данной части не соответствует действительности. Я, как генеральный директор ЕЭК, заключая агентский договор с ОНПЗ, планировала исполнять и исполняла, взятые на себя обязательства, и исполняла их – сообщила ПАНФЕРОВА в своих показаниях суду.

Агентский договор не может быть квалифицирован, как мнимая сделка, поскольку в рамках агентского договора ЕЭК выполнил все обязательства перед ОНПЗ, по крайней мере в период до 05 марта 2011 года, дня моего незаконного увольнения. В материалах дела имеются доказательства заключения и исполнения договоров обеими сторонами.

ОФИЦИАЛЬНО

– Уголовное дело по факту хищения у Омского НПЗ было возбуждено по заявлению ПАО «Газпром нефть» 17 октября 2016 года. В ходе следствия обвинение было предъявлено владельцу ЗАО «ЕЭК» Александру КАРЯГИНУ, гендиректору ЗАО «ЕЭК» Марине ПАНФЕРОВОЙ, бывшему главному энергетику АО «Газпромнефть-ОНПЗ» Юрию ЧУРСИНУ

Фото © rv-ryazan.ru

® На правах рекламы



Комментарии через Фейсбук

8 12 декабря 2019 в 19:06:
Одним словом Омск
Татьяна 12 декабря 2019 в 18:19:
Омичу, Ну а как выживать то? Цены же нибось видел? Вот и не бресгуют. Держитесь
Омич 12 декабря 2019 в 17:25:
КВ совсем спеклись. Откровенную заказуху за копееючку ставят. Тьфу
Фрол Титянин 12 декабря 2019 в 13:01:
Мильард для ОНПЗ как для пенсионера 1 копейка
Показать все комментарии (4)

Ваш комментарий

При осуществлении капитального ремонта дороги нарушено земельное законодательство

«ДРСУ №6» сняло с площади 0,5 га верхний плодородный слой земли и организовало места стоянки техники, разместило бытовки для проживания работников

14 августа 17:14
2
499



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.