Все рубрики
В Омске пятница, 23 Апреля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 76,4217    € 92,0423

Нина МАТЫЦИНА, президент Адвокатской палаты Омской области: «Повод для негативного отношения к адвокатам дают единицы, а распространяется оно на все сообщество»

11 января 2020 16:11
2
3707

Обязанность адвоката – честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителей. 

3 декабря в профессиональный праздник российских юристов обозреватель «Коммерческих вестей» Вероника СВОБОДИНА побывала в гостях у президента Адвокатской палаты Омской области Нины МАТЫЦИНОЙ. Она развенчала некоторые мифы, бытующие вокруг адвокатской деятельности, рассказала, ощущается ли в Омске дефицит адвокатов, и пояснила, чем отличается адвокат от обычного юриста.

– Нина Семеновна, пожалуйста, опишите структуру адвокатского сообщества в Омской области. Какова сегодня его численность?

– В связи с принятием Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» в октябре 2002 года была учреждена Адвокатская палата Омской области. В ее состав вошла Омская областная коллегия адвокатов, созданная в мае 1922 года, и другие адвокатские образования, практиковавшие в Омске и Омской области на момент принятия указанного закона. Общая численность адвокатской палаты составила тогда 756 человек, на сегодняшний день – это 635 адвокатов. Сокращение численности адвокатов имеет ряд объективных причин. Кто-то уходит в силу возраста или по состоянию здоровья, кто-то уезжает в экономически развитые регионы – в Москву, Санкт-Петербург, Краснодарский край и др.

Что касается структуры Адвокатской палаты Омской области, то на сегодня в ее состав входят 11 коллегий, 10 бюро и 82 адвокатских кабинета.

– Все адвокаты региона должны быть членами Адвокатской палаты?

– Адвокат вправе осуществлять профессиональную деятельность на всей территории Российской Федерации. Но при этом должен являться членом адвокатской палаты того субъекта РФ, в реестр адвокатов которого внесены сведения о нем. Это свидетельство принадлежности к профессиональному сообществу, которое отличает адвоката от обычного юриста. При этом качество правовой помощи, оказываемой адвокатами, гарантируется наличием высоких требований и четких стандартов профессиональной деятельности, предусмотренных как законодательством об адвокатуре, так и Кодексом профессиональной этики адвоката.

– При такой довольно большой численности и развитой структуре Палаты какова занятость адвокатов?

– В принципе сама по себе адвокатская деятельность предполагает наличие персональных обращений. Однако для того, чтобы к адвокату кто-то обратился, его должны знать, он должен вызывать доверие, чтобы граждане захотели обратиться именно к нему. То есть чтобы быть адвокатом востребованным, необходимо не только иметь определенные знания, но и иметь профессиональную репутацию.

Вместе с тем в деятельности адвокатов имеется сегмент, который не зависит от персональных обращений. В соответствии с действующим законом на адвоката возлагается обязанность по оказанию юридической помощи лицам, привлеченным к уголовной ответственности и не имеющим материальной возможности заключить соглашение с адвокатом и оплатить его работу. В этих случаях адвокат назначается дознавателем, следователем или судом, а вознаграждение адвокату выплачивается из средств федерального бюджета. При этом конкретный адвокат назначается координатором Палаты в соответствии с Правилами, утвержденными Советом адвокатской платы.

– А есть ли по существу какая-то разница между помощью адвоката, к которому гражданин обратился сам, и помощью, которая была оказана адвокатом, назначенным государством?

– Никакой разницы нет и не может быть. Мнение о том, что качество юридической помощи, оказываемой адвокатами за гонорар по соглашению с доверителем, отличается от качества юридической помощи, оказываемой за вознаграждение из бюджета ошибочно. Обязанность адвоката – честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителей является первостепенной в любом случае. С целью укрепления гарантий качества правовой помощи, оказываемой по назначению в соответствии с уголовно-процессуальным законом нами были утверждены Правила, регламентирующие этот участок работы адвокатов. Основными принципами при распределении этой работы являются принцип справедливости и равномерности, чтобы в нее были вовлечены все желающие адвокаты, поскольку это один из источников заработка. Таким образом, можно говорить о том, что Правила являют собой гарантию соблюдения интересов граждан, нуждающихся в юридической помощи, и интересов адвокатов. При этом одной из функций адвокатской палаты, в соответствии с законом, является контроль за исполнением адвокатами утвержденного порядка оказания юридической помощи в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению с правом привлечения к дисциплинарной ответственности адвокатов, допустивших его нарушение.

К сожалению, имеет место такое явление как «карманный адвокат». Этот термин появился в связи со случаями, когда адвокат по приглашению следователя является лишь для подписания процессуальных документов, формально участвуя в следственных действиях. Понятно, что ни о какой качественной защите тут не может быть и речи. Именно с целью искоренения подобного явления и были приняты изменения в уголовно-процессуальный закон, а также утверждены Правила. Относительно недавно мы обнаружили, что особо «предприимчивые» члены нашего сообщества наладили отношения с нужными следователями и работали с ними по договоренности.

– Какая выгода следователю в подобных случаях?

– Если адвокат добросовестно относится к защите, он будет всеми силами выискивать обстоятельства, которые смягчат участь доверителя, искать слабые участки в конструкции обвинения. В то время, как адвокат, который получает из федерального бюджета деньги благодаря следователю, никогда не сделает замечания, не возразит и не будет препятствовать в построении и укреплении позиции обвинения. Был случай, когда адвокат, исходя из времени, указанного в процессуальных документах, одновременно, якобы, присутствовал в трех местах. Получается, без его присутствия выполнялись следственные действия, а он потом лишь поставил подписи в процессуальных документах. В другом случае адвокат со своим подзащитным даже не встречался, хотя федеральный бюджет оплатил ему защиту доверителя, которую он фактически не осуществлял. В третьем случае адвокат без всякого желания доверителя после оглашения приговора посещал его несколько раз, продолжительность свиданий при этом была 3-4 минуты. Возникает вопрос, что можно сделать за такое короткое время. Очевидно, что это были ничем не оправданные визиты. Описанные ситуации фактически граничат с мошенничеством: человек получает деньги ни за что. И все это оплачивается из федерального бюджета. Конечно, таким «профессионалам» не место в адвокатском сообществе. Поэтому Адвокатская палата, имея на то полномочия, прекращает статус таких адвокатов по результатам рассмотрения дисциплинарных производств.

– Вы говорите сейчас о двух адвокатах, которые подали иски к Адвокатской палате о восстановлении их статуса?

– Да, и о них в том числе. В Кодексе профессиональной этики записано, что адвокат не может навязывать свои услуги и искать доверителей с помощью знакомств в структурах следствия и суда. А эти лица грубо нарушали данный запрет. Я не буду называть их фамилии. Их иски уже рассмотрены, им отказано, но, разумеется, на судебные решения ими будут поданы жалобы.

– Нина Семеновна, а каким образом были выявлены перечисленные нарушения?

– Как я уже говорила, адвокатская палата призвана в том числе контролировать работу адвокатов по назначению. Для этого один из членов Совета палаты наделен соответствующими полномочиями, а именно – проверять постановления, предъявляемые адвокатами на оплату, вести статистику по нагрузке адвокатов на этом участке работы. Так, каждый адвокат в среднем ежемесячно получает 3-5 заявок на участие в уголовном деле по назначению. Эти заявки распределяются координатором Палаты, так предусмотрено законом и утвержденными Правилами. В результате очередной проверки было выявлено, что у двоих адвокатов нагрузка в разы больше, чем у всех остальных. Это происходило потому, что они, договорившись со следователями, являлись к ним по приглашению, или, как это называется, по звонку. То есть следователи не координаторам передавали заявки на участие адвоката, а приглашали «своих» адвокатов, минуя адвокатскую палату. Это как раз случай с так называемыми, карманными адвокатами. В отношении этих адвокатов были возбуждены дисциплинарные производства, факты указанных нарушений подтвердились, в результате Советом адвокатской палаты статус адвоката этих лиц был прекращен. Подобные действия адвокатов повлекли целый ряд негативных последствий. Во-первых, под сомнением качество защиты тех лиц, которые в этом нуждались, во-вторых, это нецелевое расходование бюджетных средств, и, наконец, в-третьих, подобные действия можно рассматривать как пособничество следствию, что противоречит самой сути адвокатской профессии.

– Не так давно стало известно, что главу следственного отдела СУ СКР обвиняют в получении взятки от адвоката. Как вы относитесь к данной ситуации?

– Преступления могут совершать люди всех профессий – и адвокаты, и врачи, и госслужащие. Но сказать, совершил ли его в данном случае адвокат, мы пока не можем, потому что человека можно назвать преступником лишь тогда, когда имеется вступивший в законную силу приговор суда. Сейчас адвокатское сообщество, естественно, испытывает потрясение, недоумение, поскольку на адвоката, о котором мы сейчас говорим, раньше не было жалоб.

– Его тоже лишили статуса адвоката?

– Нет, более того, мы не имеем на это права, пока суд не установит, что он виновен в умышленном преступлении. Но нельзя по одному человеку судить о целом сообществе. У нас больше порядочных людей, ответственных, добросовестных. Если адвокат нарушает нормы и нам становится об этом известно, мы реагируем, потому что дорожим авторитетом нашего сообщества. Повод для негативного отношения к адвокатам дают единицы, а распространяется оно на все сообщество.

Я считаю, что у нас замечательные люди, прекрасная молодежь работает: 10 членов Палаты имеют ученые степени, 24 награждены орденом «За верность адвокатскому долгу», 72 – медалью «За заслуги в защите прав и свобод граждан» первой и второй степени, 78 – нагрудным знаком «Почетный адвокат России», один адвокат награжден медалью «За заслуги в защите прав и свобод граждан» им. Ф.Н. Плевако, есть и заслуженные юристы Омской области и заслуженные юристы России.

– А государство поддерживает адвокатов?

– Законом предусмотрено взаимодействие адвокатуры и государства в рамках оказания юридической помощи населению бесплатно. С этой целью на государство возложена функция обеспечения адвокатов помещениями и оборудованием для открытия пунктов оказания бесплатной юридической помощи гражданам. Так написано в законе, но на самом деле в нашем регионе дела обстоят несколько иначе, бюджетом подобные расходы не предусмотрены, поэтому в городе отсутствуют специальные пункты оказания бесплатной юридической помощи. Адвокаты ведут прием граждан в собственных или арендованных за свой счет помещениях. Сами оборудуют их. При этом адвокаты участвуют во всех мероприятиях и акциях, проводимых на государственном и муниципальном уровне по оказанию населению бесплатной юридической помощи.

– Получается, что адвокат все-таки совсем без работы не останется?

– Люди, которые приходят в нашу профессию, должны быть готовы к тому, что им придется самостоятельно обеспечивать себя работой. Палата лишь отчасти может в этом содействовать адвокату, распределяя работу по назначению следственных органов и суда. А в целом это самозанятый член профессиональной корпорации. Сначала он своими знаниями, своим усердием, своей порядочностью и добросовестностью зарабатывает себе репутацию грамотного и достойного адвоката, а потом его репутация работает на него.

– Нина Семеновна, многие профессии окружены мифами. Адвокаты, думаю, не исключение. Какие мифы вы считаете главными?

– Главный миф, что адвокаты – толстосумы. Если бы это было так, государство никогда не дало бы нам возможность получать за работу федеральные средства. Благосостояние адвоката напрямую зависит от платежеспособности населения. У нас, к сожалению, по большей части население неплатежеспособное. У защитников, работающих по назначению, в Омске средняя заработная плата не более 30 тыс. рублей. Чуть выше в районах области – до 40 тыс. рублей. Но есть и те, кто живут на 15-20 тыс. рублей. У работающих по соглашению оплата, конечно, выше, они получают порядка 60 тыс. рублей.

Ранее интервью можно было прочитать только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 25 декабря 2019 года. 



Комментарии через Фейсбук

umnik1962 24 сентября 2020 в 15:57:
да...красной нитью идет мысль о доходе, а не о народе...
Доверитель 11 января 2020 в 23:02:
Такое ощущение, что Омская действительность делами местных «адвокатов» опровергает все, что сказано Ниной Семёновой. Дело омского Голунова, похоже, все юридические тайны мадридского двора вытащили наружу. Чертовски грязное белье обнаружилось. Карманных адвокатов не один и не два. Их, видимо, легион. И они отнюдь не рядового статуса — звания...
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий

Замглаву администрации Муромцево Омской области ХАРИТОНОВА обвинили в больничной афере

В ходе следствия чиновник раскаялся и уже добровольно возместил причиненный ущерб Фонду социального страхования России

23 апреля 17:36
0
256

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.