Все рубрики
В Омске вторник, 24 Ноября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 75,7600    € 89,9347

Ранее скрывавшегося Павла ЯСКО отправили в СИЗО: два репортажа с суда по делу МАЦЕЛЕВИЧА

9 февраля 2020 23:30
3
3938

Фиктивными учредителями и номинальными руководителями юрлиц в деле «Стинко» оказались маргиналы. 

В Первомайском районном суде продолжилось рассмотрение уголовного дела в отношении предполагаемой организованной преступной группы бывшего руководителя СРО "Первая гильдия строителей" Станислава МАЦЕЛЕВИЧА, рекордные четыре года находящегося в следственном изоляторе. Вместе с ним под стражей содержатся директор Торгового Дома "Карьер" Станислав ПРИМАКОВ и безработный Рафаел ПЕТРОСЯН. Также обвиняемым по делу проходит предприниматель Александр ЕФРЕМОВ, находящийся под подпиской о невыезде. Они обвиняются по ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному) и пп. "а", "б" ч. 4 ст. 174.1 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств, добытых преступным путем).

По версии следствия, фигуранты в 2013-2016 гг. похитили у ООО "Страховая инвестиционная компания" 1,7 миллиарда рублей. Предположительно, списание денежных средств с расчетных счетов страховой компании происходило под видом предоставления займов сторонним организациям, выплаты дивидендов, оплаты агентского вознаграждения по фиктивным договорам, покупки ценных бумаг и недвижимого имущества, передачи векселей в пользу третьих лиц и по иным фиктивным основаниям. Затем деньги легализовывались посредством перевода на счета подконтрольных им организаций под видом гражданских сделок.

9 января: свидетель пришел на суд пьяным

На протяжении всего дня 9 января велся допрос троих свидетелей. Первой вышла на связь из Новосибирска по видеоконференцсвязи Ирина АБЛЯЗОВА, учредитель ООО "Управление механизации "Омское" – одного из юридических лиц, на чьи счета якобы и выводились средства "Стинко". С начала и до конца допрос не был гладким: свидетель сильно волновалась, жаловалась на память и не стеснялась советоваться по поводу своих ответов с мужем, который присутствовал в зале заседаний – вне зоны обзора видеокамеры. А вот новосибирских судьи и секретаря почему-то при допросе не было. В конце концов по ходатайству защиты помощник судьи Елены ШТОКАЛЕНКО дозвонилась коллегам и попросила удалить супруга свидетеля из зала. Однако подсказки не прекратились – мужской шепот явственно слышался.

АБЛЯЗОВА из четырех подсудимых достоверно узнала только Станислава ПРИМАКОВА. С ним она познакомилась через некого приятеля Славы – ее коллеги по автомойке. По словам свидетеля, она находилась в тяжелой жизненной ситуации и остро нуждалась в деньгах. Поэтому и откликнулась на предложение ПРИМАКОВА зарегистрировать на нее ООО "Управление механизации "Омское" – сумму вознаграждения она не вспомнила, но пояснила, что деньги поступали на карточку ежемесячно на протяжении примерно двух лет. Никакими подробностями – зачем это ПРИМАКОВУ и что он делал с этим ООО – девушка не интересовалась. Он сопроводил ее во все необходимые для регистрации юрлица инстанции, забрал (или некий Дмитрий, свидетель точно не помнила) документы и электронные ключи от расчетных счетов. АБЛЯЗОВА, у которой есть только среднее образование, не вникала в совершение сделок с участием учрежденного ей лица, послушно подписывая все, что давал ПРИМАКОВ. Довелось ей однажды пересечься у нотариуса с Павлом ЯСКО, на которого она написала доверенность.

Как стало ясно из допроса АБЛЯЗОВОЙ закономерно пристрастным ПРИМАКОВЫМ, свидетель на момент регистрации ООО "УМ "Омское" находилась на учете в наркологическом диспансере, а в начале 2000-х уже выступала фиктивным учредителем организаций (ООО "Ломбард Русь", ООО "Ломбард Сказка", ООО "Ланта"), впрочем, там ее заказчики оказались менее порядочными, чем подсудимый, и ее кинули на деньги. Отчаявшись вкалывать на автомойке за гроши, АБЛЯЗОВА с мужем переехала в Новосибирск, объяснив, что ее решение было добровольным, на нее никто не давил и ей никто не угрожал.

После обеда были допрошены Николай КИССЕР, сменивший на посту директора "Стинко" Николая ПЕТРОВА, и его гражданская жена Екатерина ИВАНОВА. В суд их доставил следователь – у обоих отсутствовали документы. Как позже заявили оба, их паспорта отнял Станислав ПРИМАКОВ. Защита дважды настаивала на переносе допроса – КИССЕР, несмотря на разгар трудового дня, находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. Однако ШТОКАЛЕНКО отказалась это делать.

Впрочем первой давала показания сожительница КИССЕРА. После травмы головы в связи с избиением у ИВАНОВОЙ начались проблемы с памятью. Но почему-то в обратном порядке: оказалось, что на предварительном следствии она помнила меньше, чем рассказала в суде. На это обратил внимание главный герой ее повествования Станислав ПРИМАКОВ. Подсудимый предположил, что нужную информацию девушке в голову вложили следователи, но ИВАНОВА уверила, что у нее не было причин для оговора. Свидетель действительно путалась: сколько раз она видела подсудимого ПЕТРОСЯНА, кто открыл дверь и так далее.

Итак, ИВАНОВА уже девять лет живет с КИССЕРОМ, поэтому стала невольной свидетельницей взаимоотношений своего парня с ПРИМАКОВЫМ – периодически он приходил к ним в квартиру. В их дела она не вмешивалась. ПЕТРОСЯНА видела лишь однажды (так заявила ИВАНОВА на предварительном следствии, в суде заявила, что больше) – тот пришел вместе с ПРИМАКОВЫМ. Впрочем никакие показания свидетеля доверия у защиты не вызывали: выяснилось, что она вела асоциальный образ жизни (следователь пояснял, что нашел ее на теплотрассе), лишена родительских прав и даже была привлечена к уголовной ответственности за неуплату средств на содержание дочери. Однокомнатная квартира, в которой они первоначально жили с КИССЕРОМ и еще тремя людьми, больше напоминала притон – там даже водились клопы. Ситуация немного улучшилась, когда в жизни пары как раз появился ПРИМАКОВ, предложивший КИССЕРУ стать номинальным директором "Стинко" – тот снял им отдельную квартиру, давал деньги на продукты и сигареты, запретил КИССЕРУ пить, заставлял его регулярно бриться, купил ему приличную одежду.

КИССЕР рассказал то же самое более подробно. Он тихо-мирно работал на приеме цветных и черных металлов, регулярно принимая в компании на грудь в квартире на Менделеева, когда его знакомый Александр ГРИНЬ представил ему Станислава ПРИМАКОВА. От последнего поступило предложение возглавить "Страховую инвестиционную компанию" – он и ПЕТРОСЯН утверждали, что являются сотрудниками "убойного отдела" полиции. В обмен на подписи ангажированного директора компании во всевозможных документах ПРИМАКОВ обещал взять на себя заботу о его быте. Делать ничего не надо было – всем занимался юрист Иван СИНИЦЫН. Как и АБЛЯЗОВА, КИССЕР даже не читал документы, которые подмахивал.

За ослушание ПРИМАКОВ наказывал его жестко, например, побил за употребление алкоголя и еще раз за то, что тот потерял деньги, предназначенные для оплаты съема квартиры и ЖКХ-счетов. ПЕТРОСЯН неизменно выступал в роли водителя автомобиля, не вступая в переговоры, а ПРИМАКОВ курировал все махинации с банками и другими юрлицами. Однажды КИССЕРА и вовсе забрали в Тару якобы на заработки. Ссылка должна была продлиться два месяца, но растянулась на годы. Свидетель жил там в глухой тайге, не имея возможности выбраться. Продукты ему привозили, а его самого иногда транспортировали в баню. Истосковавшийся по алкоголю КИССЕР украл водку на пилораме в одном из таких банных вояжей и угодил в колонию.

Гособвинитель Дмитрий КАЗАННИК показал свидетелю серию документов о сделках, заключенных от имени "Стинко". Не во всех них КИССЕР опознал свою подпись. В частности, он заявил, что не подписывал договор купли-продажи векселей от 23 декабря 2015 года между продавцом – Единым строительным банком в лице Владислава МАЦЕЛЕВИЧА (он также является обвиняемым в этом уголовном деле и находится в международном розыске) и покупателем – "Страховой инвестиционной компанией" на сумму 116,5 миллиона. Никакого МАЦЕЛЕВИЧА КИССЕР в глаза не видел, как и, например, не получал вексели банка ВТБ на 120 миллионов рублей. Подобных фиктивных многомиллионных сделок было немало.

Несмотря на обилие подробностей, ПРИМАКОВ и ПЕТРОСЯН заявили, что не знакомы с КИССЕРОМ и видят его впервые. Станислав МАЦЕЛЕВИЧ и Александр ЕФРЕМОВ фактически не участвовали в процессе, хотя были на заседании.

В дальнейшем будет допрошен Павел ЯСКО, чей статус в этом деле остается весьма расплывчатым – несмотря на то, что он участвовал во всей этой истории, ЯСКО не является ни обвиняемым, ни свидетелем. До этого он находился в розыске. Являясь другом Александра ЕФРЕМОВА, втравившим его в дело со "Стинко", ЯСКО внезапно решил "покаяться" в суде и рассказать, "как все было на самом деле". Это письмо опубликовано в "Коммерческих вестях" в номере от 19 ноября 2019 года.

14 января: Павел ЯСКО — если друг оказался вдруг...

14 января был допрошен предприниматель Павел ЯСКО, связанный, по версии следствия, с группой МАЦЕЛЕВИЧА. На предварительном следствии он был опрошен по этому делу в качестве свидетеля. В январе 2017 года он уехал в Москву, где его след затерялся. Летом 2017-го ЯСКО был переквалифицирован из свидетеля в обвиняемого и объявлен в розыск. Спустя примерно девять месяцев, весной 2018 года, его дело было выделено в отдельное производство.

В ноябре 2019 года, когда процесс в отношении МАЦЕЛЕВИЧА и К° вышел на финишную прямую, от ЯСКО в суд и на имя его бывшего друга Александра ЕФРЕМОВА, председателя совета директоров и владельца (99%) ОАО "Кемеровский социально-инновационный банк", поступило письмо о том, что он желает дать показания в суде. "Саня, прости меня. Я каюсь и попробую показать истинную картину событий. Ты совершенно не имеешь отношения к этому делу. Не понимаю, для чего тебя в это дело прилепили. Я искренне сожалею, что изначально не сказал тебе всей правды. Я готов явиться в суд и все рассказать", – зачитал тогда письмо адвокат ЕФРЕМОВА Сергей ТРОЦЕНКО.

Теперь у ЯСКО был шанс повторить свои извинения публично – за кафедрой в судебном заседании. Но положение к этому не сильно располагало: свидетеля-обвиняемого пришлось провожать до зала Сергею ТРОЦЕНКО, гособвинителю Дмитрию КАЗАННИКУ и его адвокату – в коридоре Первомайского суда дежурили сотрудники уголовного розыска. Как признался один из них в кулуарах – в его практике двадцатилетней службы это второй случай, когда разыскиваемый добровольно появляется в поле зрения. В перерывах ЯСКО предусмотрительно не покидал зал судебных заседаний, а на два часа ему уже было назначено свидание со следователем – давать показания по собственному делу. На это обстоятельство предприниматель ссылался постоянно, уходя от компрометирующих его вопросов и обещая все честно рассказать органам предварительного следствия. Днем позднее, 15 января, уже поздно вечером Куйбышевский суд примет решение заключить беглеца в СИЗО на два месяца.

Давать свои показания в суде ЯСКО решил довольно бесхитростно – просто читая уже присланное ранее письмо в суд. Впрочем судья Елена ШТОКАЛЕНКО пресекла это, велев рассказывать в свободной форме. На помощь пришел Сергей ТРОЦЕНКО, задававший свидетелю вопросы.

В начале февраля 2016 года Владислав МАЦЕЛЕВИЧ – друг и бывший преподаватель ЯСКО – попросил младшего товарища помочь спасти от хищения деньги, находящиеся на расчетном счете подконтрольного ему ООО "Спецтехника". Бизнесмен сообщил свидетелю, что люди, на которых формально записана компания (позже станут ясны их фамилии – КОЖЕВНИКОВ и ЧАЙКИН), пытались изменить доступ к расчетному счету, чтобы изъять оттуда 353 миллиона рублей. Отыскать организацию, на счет которой можно было перечислить эту сумму, МАЦЕЛЕВИЧ-старший поручил ЯСКО, а в дальнейшем инвестировать эти деньги. У ЯСКО компания уже была – ООО «Управление механизации «Омское». Вложить же деньги свидетель предложил в строительство торгового комплекса на Левом берегу. Осенила свидетеля еще одна идея – разместить деньги МАЦЕЛЕВИЧА (350 миллионов рублей) в акциях (50%) ОАО «Кемеровский социально-инновационный банк» его друга Александра ЕФРЕМОВА, а на кредитные средства начать строительство. ЕФРЕМОВУ ЯСКО о просьбе МАЦЕЛЕВИЧА не сказал, объяснив, что акции приобретет его деловой партнер Алексей. Сам же свидетель выступил гарантом сделки. Средства для покупки акций должны были поступить с расчетного счета ООО «Управление механизации «Омское», в котором ЯСКО значился коммерческим директором.

Дальше и началась заварушка. ЕФРЕМОВУ поступило письмо с требованием заблокировать денежные средства. МАЦЕЛЕВИЧ уверил ЯСКО, что к попытке хищения его миллионов подключились правоохранительные органы – мол, на бизнесмена шьют уголовное дело, чтобы провернуть рейдерский захват. Он обещал, что использует все свои связи и выйдет сухим из воды, сохранив свое состояние. Но это происходило за кулисами, а ЯСКО еще предстояло убедить в том, что все в порядке, ЕФРЕМОВА. Впрочем ему это успешно удалось, и в новосибирской гостинице он встретился с ЕФРЕМОВЫМ, переведя оговоренную сумму в два приема.

Проблема обнаружилась через неделю, когда МАЦЕЛЕВИЧ сообщил ЯСКО, что с проблемами разобраться не получается и он собирается уехать из России. А для этого ему надо вернуть деньги, предназначавшиеся на строительство центра. ЯСКО опять сослался на Алексея – якобы тот узнал, что Кемсоцинбанк может лишиться лицензии, а потому хочет забрать свои деньги. ЕФРЕМОВ нужной суммой на расчетном счете уже не располагал, но изыскал нужную сумму позже – передав ее ЯСКО в Кемерове наличными в рублях и долларах. Свидетель написал заявление о досрочном погашении векселей по номинальной стоимости и написал расписку о получении средств, передав их Владиславу МАЦЕЛЕВИЧУ. Уже позже ЯСКО узнал о возбуждении уголовного дела, в котором фигурировало и ООО «Управление механизации «Омское». МАЦЕЛЕВИЧ к тому времени уже был за рубежом.

После сбивчивого рассказа ЯСКО со скамьи поднялся ЕФРЕМОВ, раздраженный предательством друга, и первым приступил к допросу:

– Планировалось, что приобретателем акций банка должен был стать МАЦЕЛЕВИЧ?

– Ну... Не он сам...

– Переформулирую: ты же мне говорил, что именно ты будешь стороной сделки, а Алексей – номинально присутствующее лицо, на которое будут оформлены акции. То есть ты должен был стать конечным бенефициаром. Или я тогда неправильно тебя понял?

– Я, я...

– А МАЦЕЛЕВИЧ был в курсе, что ты приобретаешь акции?

– Он не был в курсе. Это было уже мое решение. Я хотел осуществлять строительство через размещение денег в акциях банка и кредитовании.

– Ты говорил, что это твои деньги и какие-то жулики хотят у тебя их отобрать. Показывал мне отказной материал о возбуждении уголовного дела. Ты представлял эти деньги как свои!

– Да, представлял...

– Я ведь специально хотел, чтобы моим партнером был человек, которого я знаю несколько лет, с которым у меня дружеские отношения!

– Я хотел, чтобы ты мне доверял, да.

– Почему когда все пошло по неожиданному сценарию, ты не рассказал мне все как есть?

– Я был уверен, что ситуация находится под контролем. Я не сомневался в словах Влада и в том, что он отразит атаку, предотвратит рейдерский захват.

Затем слово взял гособвинитель Дмитрий КАЗАННИК, уточнивший при каких обстоятельствах тот пересекался с ПЕТРОСЯНОМ и ПРИМАКОВЫМ (Станислава МАЦЕЛЕВИЧА ЯСКО не знал, только читал о нем в прессе). Но допрашиваемый вытащил из рукава козырь в виде 51 статьи Конституции РФ:

– Я знаю, что против меня возбуждено уголовное дело. Сейчас не желаю давать показания, все расскажу на предварительном следствии. После ознакомления с материалами уголовного дела я смогу дать показания по существу.

Но тогда прокурор ходатайствовал об оглашении показаний ЯСКО, данных на предварительном следствии. Несмотря на возражения защиты, подчеркивающей статус обвиняемого ЯСКО, ШТОКАЛЕНКО удовлетворила ходатайство КАЗАННИКА (на фото) и зачитала рассказ свидетеля от 2 ноября 2016 года:

– С 2008 года я работаю генеральным директором ЗАО "Руником", являясь его учредителем. Организация поставляет оборудование в сфере нефтегазовой отрасли, а также оптовой торговли. С января по июнь 2016 года я являлся коммерческим директором ООО "Управление механизации "Омское", фактическим владельцем которого был Алексей СТЕПАНОВ. С ним я познакомился в начале 2015 года в московских банях "Сандуны". Мы разговорились – насколько я понял, он очень хорошо разбирался в коммерческой деятельности. Обменялись телефонами, продолжили общение. Я неоднократно приезжал в Москву по личным делам и встречался со СТЕПАНОВЫМ. Так у меня сложилось окончательное ощущение, что он обладает глубокими познаниями в бизнесе. Однажды он посоветовал мне не иметь дело с одним банком, и впоследствии у того действительно была отозвана лицензия. СТЕПАНОВ сам руководил финансовыми структурами и водил знакомства с сотрудниками Центробанка. Он пообещал мне помочь выигрывать тендеры в Омске. Как-то он сообщил мне о своем намерении купить долю в каком-нибудь региональном банке. Я сразу вспомнил про своего друга — Александра ЕФРЕМОВА, председателя совета директоров ОАО "Кемеровский социально-инновационный банк".

Сделка была осуществлена по вышеописанной схеме. Затем ЯСКО попросил вернуть деньги по просьбе СТЕПАНОВА, потому что тот заподозрил Кемсоцинбанк в грядущем лишении лицензии. В качестве вознаграждения за свои посреднические услуги свидетель должен был получить 300 тысяч в рамках трудового договора со степановским ООО "УМ "Омское". В итоге свидетеля "кинули". Он подал заявление в арбитраж, и компанию обанкротили. Однако на ее расчетных счетах ничего не было, и ЯСКО остался ни с чем. Такова была его первоначальная версия. Примечательно, что в ней абсолютно отсутствовал Владислав МАЦЕЛЕВИЧ. В суде свидетель признался, что солгал на предварительном следствии по его просьбе, полностью сокрыв участие друга.

КАЗАННИК пробовал задавать множество других вопросов, но ЯСКО оставался непоколебим, пользуясь своим правом не свидетельствовать против себя. Гособвинитель заметил, что, по его данным, с одного и того же IP-адреса происходило управление расчетными счетами как ЗАО "Руником", так и ООО "Спецтехника", ООО "Регион", ООО "Техсервис" – последние фигурируют в обвинительном заключении как юрлица, на которые выводились похищенные средства. Но свидетель опять ушел от ответа.

Ранее репортажи были доступны только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 15 и 22 января 2020 года. 



Комментарии через Фейсбук

А 27 февраля 2020 в 22:03:
Да уж
Ираа 10 февраля 2020 в 21:41:
Как???? Как можно вообще в суд пускать выпившего.??еще и допрос! Жесть, где закон??
Александр 10 февраля 2020 в 15:53:
Надо же, Казанник и до сих по в Омске — должно быть в Ставрополье теплого местечка не нашлось.
Показать все комментарии (3)

Ваш комментарий

В УПК вычеркнули жёсткое условие для прекращения уголовного преследования по налоговым преступлениям

На нововведение обратила внимание KVnews старший помощник прокурора Омской области по правовому обеспечению Динара ТУЛЕВА

24 ноября 17:00
0
136

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.