Все рубрики
В Омске четверг, 13 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,2351    € 85,9560

Василий МИНИН, «Наследие Сибири»: «Все оружие изготовлено руками членов организации»

19 апреля 2020 14:30
0
1213

Сегодня работа по воспитанию у жителей Омской области чувства региональной идентичности находится на нуле. 

Любовь гражданина к истории может принимать различные формы. Например, форму общественной организации. «Лаборатория исторической реконструкции «Наследие Сибири» относится к их числу, а проводимые ею военно-исторические фестивали стали доброй традицией посвященных Дню города праздников. Интервью с создателем организации состоялось сразу после окончания Первой региональной конференции любителей исторической реконструкции и военной истории. В помещении бывшего артиллерийского цейхгауза Омской крепости Василий МИНИН рассказал о популяризации истории за счет президентских грантов, о взаимоотношениях с городской администрацией и многом другом.

– Василий Михайлович, тот самый Кузьма Минин, он ваш предок?

– Насколько мне известно, нет. Те Минины – нижегородские, а мои предки из Тобольска. Первые, о которых мне известно, жили там в первой половине семнадцатого века.

– Вопросы вроде: Минин, где Пожарский? – вам часто задают?

– Случается.

– Не раздражают?

– Да нет, я к ним спокойно отношусь. Скорее, они даже радуют, поскольку помогают в работе. Прихожу я, допустим, в музей и представляюсь: «Минин. Занимаюсь историей периода Смутного времени». Сразу возникает ко мне интерес, за которым, как правило, следует помощь. Ну и вопросы, конечно, возникают. Многие спрашивают, не псевдоним ли это и не занялся ли я военной историей в связи с такой вот исторической фамилией. Предвосхищая вопросы в нашей беседе, сразу скажу, что на оба ответы отрицательные: не псевдоним и не в связи с фамилией. Просто я очень люблю историю.

– Общественной деятельностью в виде исторической реконструкции вы занялись исключительно из любви к истории?

– Не только. Я окончил худграф Омского педагогического университета, по образованию я учитель декоративно-прикладного искусства. Моей специализацией является художественная обработка металла. По сути, вся моя деятельность в организации – работа по специальности.

– Расскажите об итогах завершившейся только что конференции.

– Основной ее итог заключается в том, что несколько юридических лиц приняли решение объединиться в ассоциацию. Большинство лиц юридически и фактически носят название «военно-исторические клубы». Это клуб «Служилые люди Сибири – Тарский острог», «Служилые люди Сибири – Такмыкская Слобода», «Кованая рать – Служилые люди Сибири». А также ОГОО «Лаборатория исторической реконструкции «Наследие Сибири». Вот четыре лица, которые де факто договорились до объединения усилий и координации действий. Мы выработали единый график мероприятий, а также приняли решение о создании общей научной информационной базы. Военная реконструкция ведь должна показывать эпоху правдиво.

– Сколько лет существует организация и кто ее возглавляет?

– Организация зарегистрирована в 2009 году. Формально ее президентом является моя супруга Анастасия СТАРЦЕВА, а я ее зам. В вопросе руководства организацией, как и в семейной жизни, у нас тандем, поэтому сложно сказать, кто в обществе является главным. Организация осуществляет свою деятельность на двух территориях. По соглашению с бюджетным учреждением «Омская областная станция юных техников» мы занимаем помещения, расположенные по адресу: ул. Петра Осьминина, 34. Там у нас мастерские, там мы непосредственно изготавливаем аналоги предметов, давно вышедших из обихода: старинного оружия, одежды. А здесь, в помещении бывшего цейхгауза Омской крепости, находится выставочный зал, в котором происходит демонстрация результатов работы.

Кстати, о вашем руководящем положении судить можно по одежде.

– Расскажите читателю о том, что на вас надето.

– На мне одежда служилого человека офицерского звания. На мне кафтан, а то, что сверху – накидка под названием «опашень». Этот предмет одежды свидетельствует о высоком социальном статусе человека, который его носит. На голове у меня шапка — колпак, отороченная дорогим мехом, с жемчужными украшениями. Этот предмет также подчеркивает мой статус, говорит о том, что я офицер. Кроме того, головной убор сообщает, что я не простой человек, а «царский». Одежда относится ко второй половине XVI – первой трети XVII веков. Это время царствования Ивана Грозного, это Смута, Борис Годунов и Василий Шуйский, а также годы правления первого царя из рода Романовых Михаила Федоровича. Это очень интересный период в истории России… Период, когда в Московии задумались о том, чтобы взять Сибирь, когда на ее территории начали строить первые города. Время, когда Западную Сибирь окончательно стали считать неотъемлемой частью России.

– В представлении многих военная реконструкция – это хобби, а военно-исторические клубы – кружки по интересам. Только что закончившаяся конференция – мероприятие официальное, а вы одеты в такое вот. Для вас военная реконструкция тоже хобби?

– В вопросе определения целей любой деятельности крайне важны причинно-следственные связи. Если говорить о военной реконструкции, кто-то собирается в кругу единомышленников, чтобы поговорить на интересующие темы, в данном случае исторические. У тех любителей военной истории, о которых говорите вы, обычно как? Собрались люди, подрались и разошлись. Для них это отдых. Но реконструктор реконструктору – рознь. Для меня то, чем я занимаюсь, не хобби, все намного серьезнее. В процессе деятельности, ведя проекты, организация решает конкретные, существующие в обществе проблемы. Если о проектах, то в названии всех присутствуют «Служилые люди Сибири». Проектов три: межрегиональный военно-исторический фестиваль, детский военно-исторический лагерь и центр военно-исторический реконструкции.

– Вот ваша организация общественная, а производит впечатление военной. Если по сторонам оглянуться. Расскажите о численности личного состава и вооружении.

– На сегодняшний день организация насчитывает более 80 активных участников. В нашем арсенале 21 единица огнестрельного оружия, а также 5 артиллерийских орудий. Если говорить об оружии похолоднее, то имеются 62 лука. Со стрелами, естественно. Изготовлять луки мы начали пять лет назад, и за это время в лаборатории вырастили своих лучных дел мастеров. А еще имеются металлические доспехи. Около 60 комплектов. Все оружие изготовлено руками членов организации так же, как доспехи и обмундирование.

– В соответствии с действующим законодательством общественная организации создается для достижения определенных, не противоречащих закону целей. Каковы цели лаборатории «Наследие Сибири»?

– Популяризация истории Западной Сибири и патриотическое воспитание. Если «штампами», то организация буквально несет историю в массы. К способам популяризации можно отнести проведение военно-исторических фестивалей. Последний фестиваль «Служилые люди Сибири» проводился в прошлом году на территории Омской крепости. Во время празднования Дня города. Проведение фестивалей мы привязываем к городским мероприятиям, поскольку пока для самостоятельности нам не хватает масштабов и организационных ресурсов. Одной из целей объединения с военно-историческими клубами является увеличение потенциального числа участников фестивалей. Уже в ближайшее время оно позволит проводить фестивали без привязки к определенному событию. Ну и, понятно, к числу основных целей относится историческая реконструкция, воссоздание исторических событий, сражений. Повторюсь, но аналоги предметов мы изготавливаем в том числе с этой целью.

– Скажите, для чего необходима популяризация истории Западной Сибири?

– Одной из важнейших, существующих на сегодняшний день в регионе проблем является отток населения. Многие, с кем мне приходилось разговаривать, на вопрос о том, чем они могут гордиться из исторического прошлого региона, в ответах далее второй половины девятнадцатого века не уходили. Судя по невнятным ответам, историю региона, относящуюся к более раннему периоду, жители области не знают. А если у человека отсутствует гордость за свою малую родину, в том числе за ее историю, если у него нет эмоциональной привязки к тому месту, где родился, то он вряд ли останется в регионе. А для того чтобы историей области гордились, необходимо, чтобы ее, для начала, знали. Потому и занимаемся популяризацией. Есть такое понятие, как региональная идентичность. Эта тема важная и объемная, ее вряд ли запихнешь в рамки одного интервью. Скажу лишь, что сегодня работа по воспитанию у жителей области чувства региональной идентичности находится на нуле. Пока проблема воспитания чувства региональной идентичности не будет решена, не решим проблему оттока населения.

– Пробелы в историческом образовании омичей, связанные с незнанием истории родного региона четырехсотлетней давности, с чем связаны?

– Как педагог скажу, что любые знания до человека необходимо доносить. Источников информации, из которых гражданин смог бы узнать об истории области шестнадцатого-семнадцатого веков, не так много. На телевидении и в прессе информационный вакуум. Специализированных печатных изданий, книг по той эпохе, практически нет. Одиннадцать лет назад, когда я начинал заниматься исторической реконструкцией, мне все казалось простым: пришел в библиотеку, нашел информацию, пошел работать. Все оказалось не так. Найти необходимую информацию было сложно, да и сейчас немногим лучше. Причин тому несколько. Во-первых, тема завоевания и освоения Сибири мало изучена. По большому счету, за тему взялись всерьез, стали изучать ее фундаментально, системно не более пятнадцати лет назад. Отчасти поэтому имеющийся исторический материал разрозненный. В большинстве он не систематизирован и не облечен в популярную, доступную для восприятия рядового читателя форму. Оттого и пробелы в знании истории. Даже если омич захочет досконально изучить то, что происходило на территории области четыреста лет назад, то сделать это самостоятельно ему будет сложно.

– Из каких источников вы получаете объективные данные, необходимые для исторической реконструкции?

– Из научных публикаций. Вышла статья о введении в научный оборот новых археологических данных – берем на вооружение. Кроме того, у нас неплохие отношения с музейщиками как в области, так и за ее пределами. Если говорить о сотрудничестве с омскими музеями, то нам запросто позволяют прийти в запасники и ознакомиться практически с любым экспонатом. Огромную, можно сказать, неоценимую помощь нам оказывают ученые-археологи Сергей и Лариса ТАТАУРОВЫ. На протяжении одиннадцати лет они занимаются раскопками археологического памятника Тарский острог, результатами которых они щедро делятся с нами. Нашли они, допустим, сапог служилого человека, приложили к нему масштабную линейку, сфотографировали и прислали фотографию нам. Причем в нескольких ракурсах.

– Воссоздаваемый вами исторический период предшествует времени основания Омской крепости? Почему не воссоздаете то, что было после 1716 года?

– Говорят, что охота пуще неволи. Лично мне интересен этот период. Но привязку ко времени существования Омской крепости мы тоже делаем. Например, мы изготовили форму солдат Преображенского полка Петровской эпохи. Любой желающий может увидеть форму в демонстрационном зале. Надо сказать, что военная реформа Петра продолжалась довольно долго. В том числе перевооружение армии и замена обмундирования. Поэтому в годы строительства Омской крепости служилые люди были одеты, выражаясь современным языком, в форму старого образца. Исключение составляли лишь офицерские чины.

– В деятельности вашей организации имеется коммерческая составляющая?

– Да, мы занимаемся извлечением прибыли. Для осуществления предусмотренной уставом деятельности, как того и требует закон. Коммерческая деятельность связана с изготовлением аналогов старинного оружия, одежды. То, о чем я говорил. Организация на возмездной основе выполняет заказы по их изготовлению, поступающие от музеев, расположенных как в области, так и за ее пределами. Например, древний тюрок, находящийся в зале археологии Омского областного краеведческого музея. Он там на коне и с копьем, так вот одежду и оружие тюрка изготовила наша организация. Не хвастаясь, скажу, что в числе наших заказчиков несколько столичных музеев. Кроме того, за деньги мы занимаемся проведением военизированных представлений в рамках различных корпоративных мероприятий. За нами репутация самой многочисленной, одной из самых дисциплинированных и профессиональных площадок. Поэтому нас приглашают. Вообще за прошедшие годы накоплен богатый опыт, который организация может тиражировать.

– Воспитанием патриотизма вы занимаетесь в том числе за счет президентских грантов. Ваше отношение к этой системе финансирования?

– Я считаю грантовую систему распределения денежных средств эффективной. Знаю, о чем говорю, поскольку как выгодоприобретатель вижу ситуацию изнутри. Грантовая система позволяет общественным организациям напрямую привлекать федеральные средства для осуществления крупных серьезных проектов. Также из источников финансирования назову деньги муниципалитета и субсидии, выделяемые правительством Омской области.

– Информация о предстоящей конференции была размещена в социальных сетях и на официальном сайте мэрии. Расскажите о сложившихся с ней отношениях. 

– С городской администрацией они у нас теплые, дружеские. Если говорить об инициативах в проведении мероприятий, то они исходят снизу, исходят от нас. По заданиям и распоряжениям мероприятий мы не проводим в принципе. Более того, иногда действуем вопреки пожеланиям администрации. Организация никому не подчинена напрямую, а потому мы всегда можем сказать «нет». В 2013 году, например, мы по ряду причин не могли проводить военно-исторический фестиваль в рамках Дня города. Поэтому так и сказали представителям мэрии, что нет, не можем.

– Вы входите в состав координационного общественного совета при мэре, расскажите о  деятельности этой структуры.

– Если цитировать положение о совете, то целью его создания является взаимодействие мэрии именно с некоммерческими организациями по общественно значимым вопросам городского значения. Что касается порядка его деятельности, то все как обычно. На заседаниях делаются доклады о проблемах, существующих в различных сферах жизни города, а члены совета, выслушав доклад, дают затем свои рекомендации. Совет является информационно-коммуникативной и совещательной площадкой. Он был создан пятнадцать лет назад, в бытность мэром Виктора ШРЕЙДЕРА. Кроме координационного совета, я вхожу в состав Общественной палаты Омской области.

– Близость к властным структурам помогает в деятельности организации?

– Если говорить о получении средств из Фонда президентских грантов, то здесь можно говорить о необходимости административной поддержки министерств и ведомств: областных, городских. Поддержка заключается в выдаче документов, которые называются рекомендательными письмами. В них подтверждается факт сотрудничества с определенной организацией, факт осуществления ею тех или иных проектов плюс перечень проектов, а также рекомендации о выделении организации средств из федерального бюджета. Мы собираем пачку таких писем и вместе с проектом отправляем федералам. Письма, без сомнения, имеют значение для принятия положительного решения. Там система рейтинговая, а рейтинг складывается из определенных показателей.

– Ваши планы?

– Наиболее масштабным является военно-исторический фестиваль «Времена и Эпохи», который пройдет в июне этого года в Москве. В фестивале примут участие военно-исторические клубы всей страны. Помимо внешнего, будут три внутренних мероприятия: организация детского военно-исторического, археологического лагеря, участники которого примут участие в раскопках Тарского острога. А также два региональных фестиваля: в городе Таре и как обычно в Омске в День города.

Ранее текст был полностью доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 4 марта 2020 года.



Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.