Все рубрики
В Омске понедельник, 30 Ноября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 75,8599    € 90,4629

Арсен ПОНОМАРЕВ, «НоваТор»: «Президент выступил по телевизору, и буквально через полчаса произошел налет покупателей на продуктовые магазины...»

26 апреля 2020 10:35
0
2160

Поскольку кризис, многие разочаровались, особенно молодые, и появилось горячее желание избавиться от своего бизнеса. 

Прошлый год для омского ритейла был сложным, выручка сетевых магазинов продолжала снижаться, но текущий год подготовил для ритейлеров еще больший сюрприз – пандемия. О том, как омский продуктовый ритейл выживает в период ограничительных мер, принятых в Омской области в связи со стремительным распространением по всему миру новой коронавирусной инфекции, обозреватель «Коммерческих Вестей» Николай ГОРНОВ расспросил владельца сети экспресс-гипермаркетов «НоваТор» Арсена ПОНОМАРЕВА. 

– Арсен Геннадьевич, сейчас весь бизнес жалуется на проблемы. А как себя чувствует продуктовый ритейл?

– Средненько. Понятно, что в самом начале был потребительский ажиотаж, выручка выросла, а сейчас люди ходят в магазины меньше, чем обычно, и выручка снизилась. Но жить можно, предприятиям сферы услуг и общепита намного хуже, чем продуктовому ритейлу. Им вообще приостановили работу в связи с карантинными мероприятиями. А мы работаем, нам пока зарплату персоналу есть из чего платить. Хотя был момент, когда было не понятно, кому разрешат работать. В одном из вариантов гипермаркеты тоже хотели закрыть, мол, людям, чтобы купить продукты питания, вполне хватит магазинов у дома. Но СОБЯНИН в Москве разрешил ездить в гипермаркеты, и наши власти тоже отказались от рекомендаций не посещать гипермаркеты.    

– Когда именно был пик потребительского бума? И что, кстати, покупали больше всего, помимо гречки, макарон и туалетной бумаги?

– На самом деле было две волны ажиотажного спроса. Первая волна случилась примерно в середине марта. А вторая волна – сразу после первого обращения президента к нации, когда он предложил объявить неделю с 28 марта по 5 апреля нерабочей. Владимир ПУТИН выступил, и буквально через полчаса произошел налет покупателей на магазины. Видимо, часть народа испугалась, нужно было чем-то себя занять, вот и побежали по магазинам тратить деньги. Покупали больше всего, что дольше хранится. У нас еще более-менее, а в некоторых федеральных гипермаркетах полностью опустели стеллажи с любыми консервами – рыбными, мясными, все забирали под ноль.

– Алкоголь не пользовался популярностью?

– Особой популярностью – нет. В некоторых магазинах раскупали дорогой алкоголь, но это произошло после первой волны ажиотажного спроса, и причина была другая, не эпидемия коронавирусной инфекции, а рост валютного курса. Понятно, что рост доллара и евро приведет к скорому подорожанию импортного алкоголя, поэтому многие решили, что имеет смысл купить в запас сейчас, когда цены еще старые.

– Ну а сейчас, когда ажиотаж схлынул, предпочтения покупателей вернулись в прежнее русло?

– Да, примерно так же покупают, как покупали раньше, предпочтения не изменились, даже гречку и макароны продолжают покупать, разве что сильно повысилась доля безналичных расчетов да уменьшились объемы продаж продукции нашего собственного производства, но это связано с тем, что офисы не работают, люди сидят по домам в самоизоляции. Раньше салаты и котлеты офисные работники покупали себе на обед. Вопрос еще в том, сколько продлятся карантинные мероприятия в каком-либо виде. Если больше чем два месяца, то покупательские предпочтения могут измениться.

– Не секрет, что сегодня вся торговые сети закредитованы. С банками удается выстроить диалог?

– Банки сегодня очень корректно с нами работают. Банки не просто раздают кредиты. У банков и зарплатные проекты, и эквайринг  и многое другое, на чем они зарабатывают, интересы ритейла и банков сегодня взаимопереплетены. 

– Арендодатели как реагируют?

– За всех говорить не берусь, своих арендодателей мы выбирали очень тщательно, и наши арендодатели все проблемы прекрасно понимают и готовы идти навстречу. Мы работаем, деньги платим. Кто не может работать по причине введения карантинных мер, с того наши арендодатели, насколько я знаю, денег сейчас не требуют. Они думают о будущем. В основном все люди адекватные. Они понимают, что если все разорятся, то некому потом будет сдавать торговые площади в аренду. Неадекватных, по моему опыту, менее 5%.   

– Тем не менее появилось много объявлений на специализированных сайтах о продаже парикмахерских, кафе и прочего малого бизнеса. Что, все уже разорились? Как-то быстро, нет?

– Предлагают к продаже по разным причинам, я думаю. Кто-то просто разочаровался в бизнесе. Если бы не эпидемия коронавируса и карантин, они бы еще поработали какое-то время, может быть. Ну а поскольку кризис, многие разочаровались, особенно молодые, и появилось горячее желание избавиться от своего бизнеса. Это нормально. У этих бизнесов, если они крепкие, появятся более эффективные собственники. Если бы у меня были сейчас свободные деньги, я бы, наверное, тоже подумал о покупке. Мир меняется, интересные проекты есть, и по адекватной цене их покупать можно.

– Ваши поставщики не пытаются воспользоваться карантинными мерами? Цены не поднимают?

– В целом пока ничего не поменялось. Но какие-то позиции дорожают, естественно, в связи с валютными колебаниями. В основном дорожает товар несистемный. Если поставщик импортер, он всегда назначает цену пропорционально курсу доллара. Курс повысился – цена повысилась. Курс понизился – цена стала ниже. Владельцы популярных брендов, крупные иностранные компании,  они пока цены не повышают. Я думаю, они надеются, что доллар будет пониже. Я не особо в это верю. Наши власти, как показывает долгий опыт, при прочих равных предпочитают дешевый рубль. И не только из-за макроэкономических причин. Если посмотреть индекс бигмака (Big Mac Index, неофициальный способ определения паритета покупательной способности. – Прим. ред.), сегодняшний реальный курс не превышает 24 рубля за доллар. Конечно, рубль таким крепким уже не будет никогда, ему просто не дадут укрепиться, нет механизмов, позволяющих справедливо распределить в обществе природную ренту, к тому же необходимо, как я понимаю, учитывать и такой фактор, как низкая производительность труда в России, и если реально отпустить рубль в свободное плавание, то получится критический перекос, цена на импортные товары так снизится, что отечественные станут неконкурентоспособными.

– Мне трудно поверить, что в российской торговле сегодня низкая производительность труда. В промышленности – верю, низкая.

– В торговле тоже много проблем на самом деле. И трудозатраты, которые измеряются в человеко-часах на единицу проданного товара, у нас в четыре раза выше, чем в США. Это так, к примеру.

– За счет чего? Из-за низкой автоматизации процессов?

– Низкой автоматизации, плохой организации бизнес-процессов, недостаточно высокой деловой культуры – причин масса. Работа плохо распределена, плохо организована. И неэффективны практически все – от топ-менеджеров до кассиров. В среднем 70% рабочего времени люди занимаются совсем не тем, ради чего их наняли, и основная масса этого даже не замечает. Нужна ли нам такая производительность труда, как в США? На этот вопрос у меня ответа нет. Может, уже и не нужна.  

– Многие предприниматели говорят, что мы все вместе заплатим в итоге очень высокую цену за эти карантинные мероприятия. А на твой взгляд?

– Цена будет дороже, конечно. Если бы власти просто занимались дезинфекцией улиц и общественных мест, всем раздавали бесплатно маски и санитайзеры, люди соблюдали бы социальную дистанцию, а заболевших бы лечили, то затраты на эти мероприятия были бы меньше, чем ущерб от остановки значительной части экономики. Эти меры были же введены понятно для чего. Чтобы сгладить пик заболеваний, чтобы справилась медицина, у которой имеется ограниченное количество койко-мест для реанимационных мероприятий.  

– Торговый персонал – он же сегодня фактически на переднем крае. Ваши работники не опасаются за свое здоровье? Никто не требует премий за риск?

– Премий не требуют, но и я не настаиваю, чтобы все как один приходили в офис. Кто опасается и имеет возможность работать дистанционно, те сегодня работают дистанционно. Есть возможность и взять отпуск на этот период. Вообще-то я даже сам удивляюсь, но у нас сейчас никто не болеет. Это уникальный случай. Такого не было никогда. 

– Защиту кассирам и посетителям обеспечили?

– Разумеется. Полосы начертили, все поверхности и ручки тележек регулярно обрабатываем. Сначала санитайзеры изготовили самостоятельно  по рецепту доктора КОМАРОВСКОГО, а потом стали покупать готовые, закупили перчатки одноразовые, маски тканевые многоразовые, разобрались, как их использовать, чтобы было безопасно. Да, в масках целых день трудновато кассирам работать, но респираторы с клапанами мы не смогли купить. К сожалению, они сейчас вообще недоступны.   

– Не задумывались, чем все кончится?

– Задумывался, но не знаю чем. Ситуация в Нью-Йорке мне не нравится, конечно. А в Германии – вполне нормально. Это я к тому, что в самоизоляции можно найти и плюсы. Главный плюс, что мир меняется буквально на глазах, становится более цифровым. Все ускорились. Все адаптируются. Из-за эпидемии люди научились работать удаленно, ускоряются процессы по смене технологического уклада, в Омске запускаются сразу несколько проектов интернет-магазинов. Нас тоже подстегнула эта пандемия, мы давно планировали открыть свой интернет-магазин, но все время что-то мешало, не хватало времени, а сейчас поняли, что пора, если все сделают, а мы не сделаем, то мы отстанем уже навсегда. Теперь уже никто не скажет: давайте не будем торопиться, сделаем потом.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 15 апреля 2020 года.   



Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.