Все рубрики
В Омске понедельник, 30 Ноября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 75,8599    € 90,4629

С бывшего гендиректора ООО «Вега-2000-Сибирская органика» взыскали 55,27 млн руб. субсидиарки

19 октября 2020 01:03
0
1499

Решение о взыскании появилось через полтора года после завершения личного банкротства Дмитрия ШИПИЦЫНА — такое происходит впервые в омской судебной практике. 

7 октября 8 Арбитражный апелляционный суд принял к рассмотрению апелляционную жалобу бывшего гендиректора ООО «Вега-2000-Сибирская органика» Дмитрия ШИПИЦЫНА на решение суда первой инстанции, взыскавшего с него 55,27 млн руб.

Заявление о привлечении Дмитрия Владимировича к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Вега-2000-СО» направил в суд конкурсный кредитор этого предприятия Вячеслав БАДЕР.

Со дня создания ООО  до 15 января 2015 года и с 24 августа 2015 года до дня признания его в июля 2016-го банкротом ШИПИЦЫН являлся генеральным директором и одним из учредителей (участником) Общества, а с 4 сентября 2015 года — единственным участником.

Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.

В реестр требований кредиторов ООО «Вега-2000-СО» включены требования кредиторов на сумму 60 357 836,68 руб. из них погашено 4 667 218,73 руб.

16 сентября 2020 года заявление Вячеслава БАДЕРА удовлетворено: Дмитрий ШИПИЦЫН привлечен к субсидиарной ответственности на 55,27 млн руб. Интересно, что 16 мая 2019 года завершена реализация имущества ШИПИЦЫНА в рамках процесса его личного банкротства и он был освобожден от дальнейшего исполнения требований кредиторов, за исключением требований, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина.

Так что требовании о взыскании с Дмитрия ШИПИЦЫНА  55,27 млн руб. появилось через полтора года после завершения его личного банкротства.

Таким образом завершается один из амбициозных проектов Омской области — по добыче сапропеля. Ранее, 12 августа 2020 года, Дмитрий ШИПИЦЫН рассказал обозревателю «Коммерческих вестей» Анастасии ИЛЬЧЕНКО, как развивался этот проект:

– Дмитрий Владимирович, если верить ЕГРЮЛ, существовали две компании – Закрытое акционерное НПО «Вега-2000-Сибирская органика» и ООО с таким же названием. В обоих вы принимали участие. Какая активно занималась добычей сапропеля?

– Первая «Вега» была создана еще в 1989 году. В 1999 организовано ООО «Вега-2000». Потом она была реорганизована в ЗА НПО, в 2011 году оно было переведено в ООО, где я был учредителем и бессменным руководителем. Если в 2000 году оборот предприятия составлял 150 тыс. рублей, то в 2014-м – 120 млн. рублей. «Вега-2000-СО» активно работала до 2015 года. На тот момент у нас уже было около 70 % продукции собственного производства, а не перепродаж, как раньше. В 2015 году предприятие выпускало свыше 30 продуктов из сапропеля. Кроме удобрений производили кормовые добавки для животных, сорбенты, косметику. Совместно с санаторием «Колос» был реализован проект по организации грязелечебницы. Также наш товар продавали «Продмассив» и частные предприниматели. Активно работали с сельхозтоваропроизводителями.

– По «Веге-2000-СО» шли судебные дела…

– Они до сих пор продолжаются. Банкротство еще не завершено. Учредителей ЗА НПО «Вега-2000-Сибирская органика» было трое – Виктор ЛЕВИЦКИЙ, Александр ТРЕТЬЯКОВ и я. ЛЕВИЦКИЙ занимался научной деятельностью, а ТРЕТЬЯКОВ вышел из учредителей еще, по-моему, в 2008 году. В 2015 году, согласно существующему закону, вынужден был подать заявление о банкротстве – у предприятия несколько месяцев наблюдались убытки. Назначили конкурсного управляющего. Однако кредиторы решили устроить распродажу имущества.

– Сейчас оно реализовано, долги выплачены?

– Все еще идут процессы в арбитражном суде. Мы остались должны порядка 50 млн. рублей. Компания была обеспечена сырьем, автопарк составлял 12 автомашин плюс тракторы, экскаваторы, земснаряды и прочее. Процесс был запущен, но ведь он требует реализации, а кредиты все очень короткие. Мы пережили кризисы 2008, 2012 года, но когда в один день сказали вернуть все овердрафты и часть кредитов... В 2015 году состоялись разговоры с банками о реструктуризации, но никто не пошел на то, чтобы адекватно подойти к вопросу. Банки – это отдельное государство.

– Пролонгировать кредиты не согласились?

– Нет, у нас были даже свободные залоги, но никого это не интересовало.

– Вы просили помощи у властей?

– Нет, зачем?

– Сколько «Вега-2000-СО» на тот момент выплачивала налогов?

– В 2015 году порядка 10 млн. рублей.

– Расскажите, как велась добыча сапропеля, о каких объемах шла речь?

– В конце 2015-го мы добывали 7-8 тыс. кубометров сапропеля в год. Он изначально находится в жидком состоянии, только потом высушивается. Из воды с помощью земснарядов достается пульпа, по пульпопроводам в отстойники вместе с водой поступает сапропель. Там он обезвоживается. Его просеивают, удаляют посторонние включения.

– Сколько в 2015 году на предприятии работало человек?

– Максимальное число сотрудников у нас было в 2012-2014 годах – до 75 человек. Потом произошла модернизация производства – мы приобрели упаковочную линию и модернизировали линии сушки, люди высвободились. В 2015-ом оставалось порядка 40 сотрудников.

– На каких озерах добывали?

– Озеро подбирается в зависимости от транспортной инфраструктуры, логистики. Мы в последнее время работали на озере Пучай (Тюкалинский район) площадью 90 га, запасов сапропеля там достаточно.

– Надолго хватит запасов?

– Все зависит от потребления. На объемы «Веги-2000-СО» лицензию мы получили до 2025 года. И речь шла только о четверти озера. Водоемы, где можно добывать сапропель, – это естественные запасы пресной воды. Добыча сапропеля в них может решить не только проблему питьевой воды, но и затопляемости, о которой сегодня столько говорят, ведь во многих из водоемов нарушены естественные стоки. Озера со временем зарастают, многие гибнут, превращаются в болота.

– Сегодня в Омской области есть компании, которые занимаются добычей сапропеля и производством из него продукции?

– Да, существует предприятие, которое работает в этой сфере. Я его консультирую. У «Веги-2000» с ним были партнерские отношения: оно разработало технологию производства продукта из сапропеля, а «Вега» его изготавливала.

С точки зрения перспектив, у сапропеля огромное будущее. Если бы не была открыта нефть, то нефтепродукты спокойно можно было бы получать из сапропеля. Его запасы значительны, данные о них есть в Министерстве природных ресурсов.

– Это данные еще с советских времен?

– В основном да, но часть мы в свое время обновляли.

– Вы занимались изыскательскими работами?

– На тех озерах, где добывали. Озера Пучай в реестре не было. Это мы его добавили.

– За сколько лет может окупиться комплекс, необходимый для добычи сапропеля?

– Он стоил порядка 150 млн. рублей в ценах 2015 года. Срок окупаемости – около 7 лет. Но это при наличии рынка сбыта того объема, который вы добываете. Возможный объем добычи – 70 тыс. кубометров в год. Такой расчет я в свое время делал, опираясь на длинные инвестиционные деньги с низким процентом и с отсрочкой платежа. Предполагалось создание 80-100 рабочих мест, автоматизация, создание жилья для сотрудников.

– Идеальные условия! А где располагался производственный комплекс?

– В Тюкалинске. Его у конкурсного управляющего через торги частично выкупила компания, где я сейчас работаю.

В чем сложность создания такой компании? Проект, как минимум, должен быть рассчитан на 10 лет. При этом первые два года уйдут на инфраструктуру, оформление документации. Добыча сапропеля относится к горным работам. Требуется защита в Гостехнадзоре с привлечением горного инженера – маркшейдера, который дает оценку объемам добычи, осуществляет надзор. А это достаточно дорогой специалист. По-хорошему только бумаги обойдутся минимум в 2 млн. рублей. Только оценка вредного воздействия стоит 183 тыс. рублей. Ты должен их оформить, прежде чем зайдешь на озеро и получишь первый продукт.

– Но через 7 лет все-таки начинаешь получать прибыль?

– Да, но это достаточно длительный срок для оборудования, оно потребует замены. Технологии не стоят на месте.

– Сапропель был мегапопулярен у дачников. Это один из ваших главных сегментов?

– Как раз наоборот. Удобрения для дачников были социальным направлением. Я считал, что если мы добываем такой замечательный продукт, то он должен быть доступен и в нашем городе. Пятилитровый пакет мы реализовывали за 30 рублей. Этим объемом можно было удобрить около 5 кв. м земли, но в основном такие упаковки брали для рассады, на дачу уже шли мешки по 50 литров. 20 мешков хватало на сезон.

В основном же мы торговали оптом, хотя имели и свой магазин – «Сибирская органика». Основным потребителем нашей продукции были птицефабрики и крупные животноводческие комплексы. Также мы выпускали сорбенты для сбора нефтепродуктов при разливах нефти на земле и на воде. Нашими клиентами были ОНПЗ, МЧС и аэропорты.

– Омский технический университет занимался этой темой. У них над сбором нефти работали также земляные черви и микроорганизмы.

– На эту тему защищено много кандидатских, только они, к сожалению, не имеют применения. А наш продукт использовался: и Омский аэропорт, и Толмачево, и Горно-Алтайск, и Екатеринбург брали «Сибсорбент-1», и МЧС – через структуру, которая занималась обслуживанием бензовозов и выезжала на ликвидацию разливов.

– Какой же рынок сбыта был у предприятия?

– От Москвы и  Белгорода на западе до Иркутска на востоке. Работали с Латвией, поставляли им сырье. У них есть и свой сапропель, но там климатические условия другие. Если мы можем перемораживать сапропель естественным путем, то они это себе позволить не могут. Кроме того, лицензию на озеро там получить просто, если оно в собственности, а вот с землей вокруг него есть проблемы. Чтобы добывать серьезные объемы, их необходимо где-то складировать. Заслуга «Веги-2000-СО» не в том, что она добывала сапропель, а в том, что создала рынок этого продукта. Его стало проще продвигать. Добыть не сложно, сложно сформировать рынок.

– В других регионах добыча сапропеля и производство из него продукции развиты?

– В Тюмени три – четыре года назад был запущен инвестпроект, но за это время там сменилось шесть – семь коммерческих директоров. В Казани было предприятие,  сейчас тоже в банкротстве. В Новосибирске создавалось, его уже лет 20 перепродают.

– Грустная создается картина. А государство как-то помогает отрасли?

– А почему оно должно помогать? Его задача – создать единые правила для всех. Сегодня в магазинах можно найти упаковки, маркированные как «сапропель», а между тем так называться имеют право только продукты, которые созданы на предприятиях, получивших лицензию на добычу сапропеля. Хотя с помощью нацпроекта по экологически чистым продуктам государство пытается создать рынок. Возможно, это поможет отказаться от минеральных удобрений, пестицидов в пользу органических. На сапропеле свет клином, конечно, не сошелся, есть и другие удобрения, хотя торф бы я не советовал трогать, ведь это легкие планеты. Не деревья, а торфяники выделяют больше всего кислорода.



Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

При поддержке

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.