Все рубрики
В Омске суббота, 23 Марта
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 63,7705    € 72,5900

СУТЯГИНСКИЙ предложил ПУТИНУ механизм, который сможет за 6-8 лет превратить Омскую область в «профицитнейший регион»

19 июня 2015 09:21
9
6048

Разговор с Михаилом СУТЯГИНСКИМ занял солидную часть встречи президента России с директорами промышленных предприятий

Вчера, 18 июня, президент России Владимир ПУТИН в рамках Петербургского экономического форума встретился с директорами промышленных предприятий России. Встреча эта прошла в  Константиновском дворце по инициативе Общероссийского народного фронта,  в состав которого входит уполномоченный по правам предпринимателей Борис ТИТОВ. Вместе с Владимиром ПУТИНЫМ на эту встречу пришли министр финансов России Антон СИЛУАНОВ, нынешний министр экономического развития РФ Алексей УЛЮКАЕВ и бывший   министр экономического развития, а ныне  помощник президента Андрей БЕЛОУСОВ.

Как заявил в начале встречи Борис ТИТОВ, здесь собралась промышленная элита страны. В их числе оказался и председатель совета директоров ЗАО «Группа компаний «Титан» из Омской области Михаил СУТЯГИНСКИЙ, диалог с которым занял существенную часть этой встречи. Причем СУТЯГИНСКИЙ оказался единственным, кому удалось включить в этот диалог и СИЛУАНОВА, и  УЛЮКАЕВА, и БЕЛОУСОВА. На сайте президента России этот разговор Владимира ПУТИНА с Михаилом СУТЯГИНСКИМ представлен практически полностью. «Коммерческие вести» по традиции тоже представляет читателям данный диалог без сокращений:

М.Сутягинский: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Я представляю «Группу компаний «Титан» из Омска. Занимаемся производством нефтехимии: фенол, ацетон, каучук, полипропилен. С 1995 года, построив предприятие, являемся самым крупным производителем МТБЭ в России для производства высокооктановых бензинов.

В.Путин: Самым крупным производителем чего?

М.Сутягинский: МТБЭ – метил-трет-бутиловый эфир, для повышения бензина (95, 98) по октану.

Пошли ещё в агробизнес. Получили синергию, объединив «зелёную» химию с «чёрной» – сырьё от глубокой переработки зерновых получается сырьём для нефтехимии. А для сельского хозяйства является якорным проектом и даёт возможность развития сельскому хозяйству, гарантируя стопроцентный сбыт этой продукции.  С момента существования построили с нуля 12 производств. Работает сейчас на них около семи тысяч человек. Могли бы делать в два раза больше. Последний объект запускаем сейчас, 30 июня, большой комбикормовый завод, на 240 тысяч тонн, для всех видов животноводства, для развития животноводства. Но не можем больше, потому что нет «длинных» денег и дешёвых. Но это, в принципе, не всё, потому что есть команда, есть опыт наработанный уже.

В.Путин: Вы меня извините, Вы сейчас о каких «длинных» деньгах говорите? У вас успешное производство, вы можете кредитоваться.

М.Сутягинский: Вот на сегодняшний день тупик. Сейчас есть три проекта готовых, прошли всю госэкспертизу, но не можем дальше двигаться, потому что система залогов, которая есть, не позволяет. Это первое.

В.Путин: То есть требуемая залоговая масса слишком большая.

М.Сутягинский: Да. Дисконты, которые применяют банки в данной ситуации, практически невозможно поднимать.

В.Путин: А Вы где кредитуетесь, в каком банке?

М.Сутягинский: В шести банках обслуживаемся. Два основных проекта профинансировал Внешэкономбанк. Спасибо ему огромное. Это два показательных проекта.

В.Путин: Под какой процент?

М.Сутягинский: 10 – в валюте и 12,4 – в рублях. Это ненормально. Объект сегодня шестой в регионе, но, притом что курс доллара сейчас скакнул, получается, что мы поднялись в катастрофическую задолженность. Но это не страшно. У меня есть два конкретных предложения. Вот ЦБ разработал механизм так называемого проектного финансирования. И Правительство Российской Федерации выпустило Постановление №1044 для крупного бизнеса. Для малого бизнеса тоже есть определённые схемы финансирования. Средний бизнес – выпал: до 5 миллиардов рублей, получается, мы в принципе не можем найти этого механизма.

В.Путин: То есть Вы предлагаете понизить эту планку?

М.Сутягинский: Можно понизить, если расширить это постановление, либо сделать отдельный механизм для среднего бизнеса. В принципе, можно и понизить и под эту, но здесь должен быть немножко больший доступ к деньгам.

В.Путин: Минфин не даёт понизить. Алексей Валентинович, скажите.

А.Улюкаев: У нас от одного до 20 [миллиардов], включая и два, и три, и четыре, и пять. У нас сегодня принято в рамках проектного финансирования 16 проектов, из них половина – это 2–3-миллиардные. Мы даже стремимся именно такие взять, потому что верхняя планка 20 миллиардов – это величина проекта, 20 процентов – собственные средства, 80 – кредит. Значит, получается, кредитная планка – 16 миллиардов.

В.Путин: Мы долго очень обсуждали то, о чём сейчас Алексей Валентинович говорит, и как раз с целью поддержать проекты, о которых Вы сказали. Собирались у меня неоднократно, разные мнения по этому поводу высказывали и в конце концов приняли решение эту планку понижать и дать возможность кредитовать такие проекты.

А.Улюкаев: Так что несите проект, уполномоченный банк должен [рассмотреть] предложения ваши, будем рассматривать.

М.Сутягинский: Владимир Владимирович, но вопрос именно тех залогов – это проблема, которая в принципе, даже притом что мы принесём [проекты], не решается. Мы предлагаем всё-таки, чтобы Правительство Российской Федерации рассмотрело именно вопрос и наше конкретное предложение – выпустить проектные облигации, где, пройдя госэкспертизу, пройдя все наши бюрократические лестничные марши…

В.Путин: К тому моменту, как мы пройдём все наши бюрократические проблемы, мы с Вами пойдём на пенсию. Это путь очень длинный.

М.Сутягинский: Нет, Владимир Владимирович, в конце есть хорошее предложение.

В.Путин: Какое?

М.Сутягинский: Выглядит следующим образом. У нас основная проблема в инвестиционных проектах – это всё-таки на сегодняшний день инфраструктура. Мы про неё много говорим, но решение этой проблемы, как вижу я уже на опыте, от всего того, что есть, мы и заёмные деньги инвестировали в инфраструктуру. Как только деньги заёмные начинаешь инвестировать в инфраструктуру, проект сразу вылетает в такие финансовые показатели, что становится очень сложно его вытягивать, особенно когда бывают определённые кризисные моменты.

У нас предложение: если возможно, рассмотреть инфраструктуру, компенсировать частному бизнесу за счёт будущих налогов – по НДС, по налогу на прибыль, налогу на имущество. Потому что нет предприятия – нет ни имущества, ни прибыли, ничего. Бизнес в данной ситуации берёт риск на себя. Бюджет никаких нагрузок на себе не несёт. Сегодня даже по постановлениям, которые есть, в принципе мы этих денег не допросимся, их мало.

В.Путин: Михаил Александрович, вот точно-точно, слово в слово то, что Вы сейчас сказали, я много раз говорил своему уважаемому коллеге Антону Германовичу Силуанову, Министру финансов. И он всё время сопротивляется. Но в некоторых случаях они всё-таки пошли навстречу в рамках территорий опережающего развития. Именно так мы там и поступили.Пожалуйста, прокомментируйте это.

А.Силуанов: Да, действительно, Владимир Владимирович, мы сейчас создаём ещё и другие механизмы. Сейчас создаются так называемые гринфилды. Если вы вкладываете в новое производство, только не в старое, а в новое именно производство, где необходима инфраструктура, коммуникации, то те капитальные вложения, которые осуществлены, будут вычитаться из налогов. Такой механизм, законодательное решение в весеннюю сессию принято.

В.Путин: Депутаты должны окончательно оформить это в законе где-то до конца июня, по-моему. Так что это состоится в самое ближайшее время.  А вот что касается инфраструктурных облигаций. Давайте об этом поговорим. Это правильная тема, на самом деле.

М.Сутягинский: Владимир Владимирович, могу при Вас возразить Министру?

В.Путин: Конечно.

М.Сутягинский: Нужно не только новые производства в этой ситуации смотреть по этому принципу, но и старые производства, которые, в принципе, можно модернизировать, объединяя их, с последующим переделом. Потому что модернизация тоже требует сегодня достаточно много средств.

В.Путин: Михаил Александрович, просто теперь, если перейдёте на ту сторону и почувствуете себя министром финансов, у Вас возникнет страх, что бюджет перестанет вообще всякие налоги собирать.

М.Сутягинский: Нет, Владимир Владимирович, только на ту сумму инвестиций… Как предприятие выпускало до этого продукцию, оно и будет платить налоги. Только на ту сумму инвестиций, как будет…

В.Путин: На новые инвестиции.

М.Сутягинский: Да, потому что инфраструктуру, Владимир Владимирович, надо менять. Понимаете, новые производства сажать на старую инфраструктуру сегодня уже неэкономично и не совсем рационально.

В.Путин: А мы сможем это администрировать нормально, сможем вычленить, где там новые инвестиции?

М.Сутягинский: Владимир Владимирович, у нас сегодня инспектирующих организаций в банке – они выворачивают сегодня всё так, что уже невозможно что?либо там спрятать. Мы сегодня уже работаем практически все в международной системе финансовой отчётности. Это ещё жёстче с точки зрения того, что показателями здесь уже никого не обведёшь. А потом, и смысла нет: теряешь больше в данной ситуации, если будешь что-то мудрить. Хочу сказать, вот на примере Омской области, что если этот механизм внедрить, 6–8 лет – Омская область станет профицитнейшим регионом. Готов презентовать целую программу.

В.Путин: То есть распространить это правило гринфилдов на новые инвестиции, но на действующие предприятия?

М.Сутягинский: Да.

А.Силуанов: Мы готовы проработать и рассмотреть детально этот вопрос. Думаю, что в этом есть рациональное зерно. Вопрос в том, что некоторые предлагали старые инвестиции, которые были сделаны, тоже засчитывать в этот механизм. Нет, речь идёт только действительно о новых. Здесь нужно чётко тогда вести учёт.

В.Путин: То самое администрирование, о котором я сказал.

А.Силуанов: Да.

В.Путин: Это удивительно, что сейчас здесь происходит. Я не узнаю Антона Германовича. (Смех.) Честно вам скажу. Или Вы так действуете на него позитивно.

А.Силуанов: Владимир Владимирович, мы вместе с Министерством промышленности сейчас разработали новый инструмент – называется инвестиционный контракт. Специальный инвестиционный контракт, в рамках которого Министерство промышленности будет заключать с хозяйствующим субъектом соглашение о конкретных параметрах инвестирования и, соответственно, предоставления льготного режима с точки зрения и амортизации, льготного режима налоговых ставок по налогу на прибыль, на региональные налоги и так далее.

То есть будет заключаться такое соглашение государства с бизнесом: инвестируй в такие-то проекты, которые нужны государству, и ты получишь определённые льготные уровни налогообложений. Причём они будут гарантированы, несмотря на изменение условий налогового законодательства, эти условия не будут меняться, так называемая «дедушкина оговорка» будет действовать.

Поэтому такие специальные инвестиционные контракты в рамках нового законодательства, которое будет принято в этом году, также могут быть реализованы.

В.Путин: Поработаем обязательно. Спасибо Вам большое.

М.Сутягинский: Спасибо. Это будет прорыв, Владимир Владимирович.

В.Путин: У Вас ещё было по поводу инфраструктурных облигаций.

М.Сутягинский: Это проектные облигации, то есть залога нет. Мы выпускаем проектные облигации и закладываем их, банк принимает их в качестве залогового обеспечения под этот кредит.

В.Путин: Надо прорабатывать, надо посмотреть, что они из себя будут реально представлять, эти облигации.

М.Сутягинский: Владимир Владимирович, как только бизнес поймёт, что он может возместить себе инфраструктуру, во-первых, мы поднимем в стране быстро производительность, над которой все думаем. И в данной ситуации бизнес не пойдёт на то, чтобы можно было потерять свою копейку, он будет рационально использовать эту ситуацию. Меньше контроля в этом плане понадобится, но больше будет эффекта. Все упрутся в это дело. Вот скажите: все согласны? Все руки поднимут, Владимир Владимирович.

В.Путин: Но всё равно нужно же, чтобы финансовые учреждения могли бы оценить ценность этой вашей облигации. Правильно?

М.Сутягинский: Мы же проходим госэкспертизу.

В.Путин: А по сути всё равно так или иначе дело должно свестись к уменьшению этой залоговой массы. Оценка имущества, которое будет закрыто этой бумагой.

Андрей Рэмович, можете что-то сказать на этот счёт?

А.Белоусов: Владимир Владимирович, по поводу облигаций. Тема не нова. Весь вопрос в качестве этих облигаций, чем вы сами можете прогарантировать то, что вы выполните свои обязательства по данным облигациям. Если вы не сможете это сделать, то, вот коллеги радуются этому механизму, а будет следующее: банк тогда в соответствии с действующими нормативными правилами ЦБ будет по этим облигациям, которые вы берёте в залог, начислять 100 процентов резервов. А это ляжет на процентные ставки, которые коллеги все, которые здесь сидят, будут платить. Вот такой механизм будет. Вряд ли оно кого-нибудь обрадует. Либо второй механизм – госгарантии.

Поэтому, если вы сможете предложить какой-то механизм, который гарантирует возвратность средств, выполнение ваших обязательств перед кредиторами, всё будет хорошо. Я знаю, мы же давно с Вами знакомы, что у вас проекты с ВЭБом, например, идут тяжело. ВЭБ много к вам претензий предъявляет, потому что объективные трудности есть у вашего бизнеса. Правильно? ВЭБ как раз и занимается проектным финансированием, даёт вам кредит фактически без залога.

Фото © Максим КАРМАЕВ

Фото © naviny.by

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Борису 24 июня 2015 в 12:12:
Боря, что, любишь путлера, раз так рьяно печешься за правильность написания его фамилии?
анону 19 июня 2015 в 21:13:
Революционеры для любой власти это «заноза», но Сутягинский это далеко не революционер... Время и история нашего города, показывает, что ничего полезного для города и его экономики эта фамилия не делала, только «для себя любимого». Не думаю, что так просто, это фамилия откажется от своей «вымученной» идеи строительства кремневого завода в Омске!
антон 19 июня 2015 в 19:45:
вот кого надо в губернаторы омской области
гость 19 июня 2015 в 16:17:
Белоусов — красавчик!
Андрей 19 июня 2015 в 15:57:
Сутягинский М.А. еще раз доказал, что он настоящий профессионал и крепкий хозяйственник, который думает о проблемах реального сектора экономики.
КВ 19 июня 2015 в 15:40:
Спасибо, поправили.
Борис 19 июня 2015 в 15:27:
Фамилию президента в третьем предложении неправильно написали. Немедленно исправить!!!
Финансист 19 июня 2015 в 11:04:
Действительно, а чем будут обеспечены эти проектные облигации? Для банков они окажутся гирями на ноге.
Сергей 19 июня 2015 в 09:34:
Сутягинских не остановить, хотят еще государственных денег освоить.
Показать все комментарии (9)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.