Все рубрики
В Омске четверг, 19 Октября
В Омске:
+6
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 57,2721    € 67,3577

Виктор НАЗАРОВ: «В России, по-моему, есть лишь два аэропорта, где взлетно-посадочная полоса принадлежит региону. Наша задача — вернуть ее федералам»

17 сентября 2017 22:47
0
2267

"На кухне" с губернатором

14 августа на «кухонных посиделках» в газете «Коммерческие вести» в очередной раз побывал губернатор, председатель правительства Омской области Виктор НАЗАРОВ. За чашкой чаю творческий коллектив "КВ" пообщался с главой региона, обсудили разные темы – и политику, и экономику, и вспышку африканской чумы свиней. Часть этого  разговора предлагаем вниманию наших читателей.

– Виктор Иванович, давайте начнем с недавнего громкого политического события — отставки мэра Омска. Вячеслав ДВОРАКОВСКИЙ уверял, что ему порекомендовало уйти в отставку областное правительство...

– Отставка Вячеслава Викторовича – это процесс, скажем так, прогнозируемый, мы все понимали, что это произойдет, поскольку срок его полномочий истекал. Никаких предложений уйти в отставку от омского правительства, как вы говорите, ему не поступало.  Мы до последнего момента с ним встречались, общались, обсуждали планы администрации города. Отставка – это его решение. Кажется, он говорил еще о том, что его Администрация Президента то ли заставила, то ли рекомендовала ему уйти. Об этом факте мне тоже ничего не известно. Он избранный мэр, как его может кто-то заставить что-то сделать?

— У нас в регионе раньше были разные ситуации. В том числе проблемы возникали у избранных мэров Омска...

— Вы правильно сказали: раньше. А теперь у нас такого нет. Сейчас демократия. Я, во всяком случае, точно не стал бы воевать с мэром, чтобы всем омичам от этого стало еще хуже. Да, я его критиковал и публично высказывался, но это рабочие моменты.

— Почему, на ваш взгляд, так нехорошо вышло с выборами мэра Омска по новой системе?

— В самом деле, нехорошо вышло... Но давайте вспомним, как раньше избирали мэров в стране всеобщим голосованием. Тоже были разные шероховатости. И низкая явка, и многое другое. Избрание мэра через горсовет – это же первый опыт. Мы были практически одними из первых в РФ. Первый блин бывает комом. Но город нужно менять, Омску нужны здоровые силы, которые могут сделать что-то полезное. Но не было ярких лидеров на первом этапе, так что будем продолжать работу. Проведем второй этап. Будем советоваться с депутатами, с общественностью, со всеми, кто готов двигаться вместе с нами.  

— А сегодня кандидаты-лидеры есть?

— Есть, но пока рано говорить об этом. 

— С Сергеем ФРОЛОВЫМ, исполняющим обязанности мэра, вы общались? 

— Конечно. Он ходит на заседания правительства, каждый понедельник бывает на аппаратных совещаниях. Вячеслав Викторович редко на аппаратных бывал, а Сергей Петрович их не пропускает. И после каждого совещания мы с ним по полчаса обсуждаем вопросы и проблемы, которые есть по городу. Сегодня главные темы – городская среда, подготовка города к зиме, ремонты дорог, дворовых территорий. Причем ремонты с точки зрения качества. Количество  уже на второй план отступает. Сегодня, к сожалению, есть замечания к качеству, и на все эти замечания, как я говорил Сергею Петровичу, нужно реагировать максимально жестко. Ну и проблемы муниципальной «Тепловой компании» обсуждали, естественно. Как известно, там порядка 300 млн рублей долг перед ТГК-11, но способы решения этой проблемы есть, я считаю.

– Про выборную кампанию в горсовет хочется спросить. У вас есть какие-то конкретные ожидания, какая-то планка? Вы же для себя определялись,  сколько мест должны занять в представительном органе муниципалитета выдвиженцы от партии «Единая Россия»?

– Я не собираюсь сейчас никого агитировать, но если партия «Единая Россия» является по факту лидирующей в стране, то она должна брать на себя ответственность за все, что происходит. А чтобы взять эту ответственность, она должна набрать необходимое количество голосов, которые дали бы ей право принимать соответствующие решения. Самое главное, как я считаю, это легитимность выборов. Чтобы депутаты горсовета были легитимными представителями омичей, нужна высокая явка. Сейчас опять идут эти разговоры, что партии власти выгодно, чтобы никто не пришел голосовать. Это бред полный. Я призываю всех омичей прийти 10 сентября на избирательные участки. Если будет у нас высокая явка — это будет очень хорошо, и для горсовета, и для самих омичей. Все будут понимать, что депутаты это действительно избранники народа.

– Низкая политическая активность – это не только омский тренд. В других городах тоже не пользуются популярностью выборы в местные органы власти...

– Это так. И даже журналисты многие, я более чем уверен, не ходят голосовать. Многие думают, что все заранее решено, а его голос ничего не изменит, поэтому незачем и ходить.

– А вот как вы считаете, всего три самовыдвиженца на выборах в горсовет миллионного города – это нормально? Это говорит о политической инертности или жесткости процедур регистрации в качестве кандидата?

– К сожалению, у многих возникли проблемы в период сбора подписей. Видимо, некачественно подбирались люди, которые должны были собирать подписи. Не будем лукавить, часто  подписи просто рисуют. А проверяли их жестко: чуть ли не каждый подписной лист. В итоге пройти этот фильтр смогли только те кандидаты, кто набрал подписей с большим запасом. 

– Не можем не спросить про африканскую чуму свиней. Россельхознадзор обвинил в быстром распространении вируса региональные ветеринарные службы. Якобы они скрывали первые очаги АЧС целых полтора месяца...

– Не могу комментировать высказывания федерального чиновника. Если он это действительно так говорил, то мы бы тоже хотели узнать эти факты. И уже обратились с такой просьбой в Россельхознадзор. Скрыть падеж свинопоголовья — это уголовно наказуемое деяние. И мы эти факты просто обязаны сообщить в прокуратуру, чтобы надзорный орган соответствующим образом отреагировал. Африканская чума свиней – крайне опасное заболевание, она может нанести огромный ущерб экономике всего региона. Беда эта очень серьезная. И наша задача – как можно быстрей локализовать болезнь, убрать ее с территории области.

— Какие настроения сейчас у руководителей крупных омских свиноводческих предприятий?

— Они встревожены, разумеется. «Омский Бекон», «Титан-Агро» и «Руском» даже приняли решение профинансировать из своих средств отчуждение и утилизацию свинопоголовья из личных подворий, расположенных в пятикилометровой зоне вокруг крупных предприятий. Как известно, единственный вариант снижения рисков заражения вирусом АЧС – уменьшение незащищенного свинопоголовья.

– На первой своей пресс-конференции наш новый министр строительства и ЖКК Владимир СТРЕЛЬЦОВ заявил, что спасение обманутых дольщиков не является задачей областного правительства. Вы с ним согласны?

– Нет, не согласен, конечно. Я объяснил Владимиру Станиславовичу в доступных выражениях, что он сильно не прав, и он, естественно, пересмотрел свою точку зрения. За все, что происходит на территории, несет ответственность власть. Застройщики ведь не просто пришли и начали строить незаконно, им же выдавали разрешение на строительство.

Из 27 домов, которые находятся сегодня в проблемной зоне, мы в этом году сдадим четыре. И еще три дома – с хорошей вероятностью и их сдать. Разумеется, достраивать проблемные дома за счет бюджета мы не можем. Это будет прямое финансирование недобросовестных застройщиков. Но мы можем и должны задействовать все варианты, чтобы помочь сдать все проблемные дома в эксплуатацию. Например, посодействовать в подключении домов высокой степени готовности к теплу, электроэнергии.

– Многие проблемные объекты появились потому, что никто не проверял генподрядчиков. В итоге, как теперь выясняется в судах, жилые дома стоимостью в сотни миллионов рублей строили фирмы-однодневки, которые оформлены на какую-то бабушку. Чья это вина? Кто должен был бдить?

– Здесь имеет место несовершенство законодательства. Если фирма выиграла по конкурсу, она имеет право строить. При этом любые наши требования о предоставлении дополнительных сведений, чтобы мы могли оценить, насколько надежен подрядчик, который зашел в регион, расцениваются антимонопольной службой однозначно как ограничение конкуренции, а это незаконно. В других регионах есть примеры, когда споры доходили до суда, и суды вставали на сторону хозяйствующих субъектов. Мы изучали эту практику. Вот зашла к нам московская компания «СУ-155», и песен было столько, и планов громадьё. Казалось бы, куда уж серьезней, что там еще можно проверять? А теперь — 94 пострадавших дольщика. Спасибо ГУРИНОВУ, который взялся все достраивать. Если бы мы его не уговорили, даже не знаю, что бы делали… 

– Областное правительство сильно обновилось, приступили к работе сразу несколько новых министров. Как вы оцениваете их работу, влили ли они какую-то свежую струю?

– Правительство – живой организм, для него полезны изменения. У меня была задача – омолодить команду, чтобы пришли молодые и не просто исполняли обязанности в рамках вверенных полномочий, не просто надували щеки, что они занимают пост министра, а привнесли какие-то новые идеи, подходы. И я вижу результат. Мне кажется, у новых министров есть блеск в глазах.

– А если мы попросим кого-нибудь из министров похвалить. Кто самый эффективный, с вашей точки зрения?

– В какой-то мере все члены правительства заслуживают и похвалы, и критики. Но все же самое трудное направление у нас сегодня на женских плечах. Если оценивать труд Оксаны Николаевны ФАДИНОЙ и сравнивать ее работу с работой предыдущих министров экономического развития, исключая Александра Фридриховича ТРИППЕЛЯ, то я могу сделать однозначный вывод — она точно на своем месте. У нее много идей и большое желание изменить в лучшую сторону инвестиционный климат в Омской области.

– Кстати, об инвестиционном климате. У нас почти все крупные инвесторы – местные, омские. А как насчет иностранных инвестиций? Есть они вообще?

– До санкций иностранных инвестиций было больше. Но с прошлого года идет положительная динамика. По данным Банка России, в целом объем иностранных инвестиций в экономику Омской области за 2016 год увеличился почти на 68 %. По состоянию на 1 января 2017 года накопленные прямые иностранные инвестиции составили 619 млн долларов США. Это 4 место среди регионов СФО и 39 место по России в целом. В следующем году немецкий концерн «Вольф Систем» запустит в Азовском районе производство сборных деревянных домов. Сейчас там идут пусконаладочные работы. Недавно состоялось открытие нового производства листового стекла совместного китайско-омского предприятия, выпущена первая партия. Завершаются переговоры еще с одним инвестором из Китая, который хочет построить деревообрабатывающее производство на территории Омского региона. Ему необходимо 3 тысячи квадратных метров под размещение оборудования. У нас вообще сейчас работают более 500 компаний с участием казахстанского, китайского, немецкого, белорусского и узбекского капиталов. Кстати, методология Банка России, который ведет статистический учет иностранных инвестиций, учитывает только прямые вложения, а реинвестиции уже действующих компаний с иностранным капиталом не учитываются, хотя инвесторы продолжают деятельность. 

– В феврале было сообщение, что вы встречались с руководством казахстанской корпорации «Байтерек» и договорились о следующей встрече, на которой будут обсуждаться конкретные планы сотрудничества. Состоялась вторая встреча?

– «Байтерек» – очень крупная корпорация, на первой встрече мы обменялись предложениями, что именно хотим друг от друга. Сфер много: химическая промышленность, агропромышленный комплекс, лесопереработка... Вторая встреча состоялась в Павлодаре.  Работа идет.

– Недавно ваш первый заместитель НОВОСЕЛОВ рассказывал, что Алкогольная Сибирская группа Андрея СТРЕЛЬЦА уже перенесла 70% своего производства из Омска в Подмосковье. Вы общались по этому поводу со СТРЕЛЬЦОМ?

– Этого пока не произошло, но, скорее всего, произойдет. Мы встречались дважды со СТРЕЛЬЦОМ, обсуждали эту тему. Он аргументирует тем, что компании необходимо изменить логистику, чтобы выжить на сегодняшнем алкогольном рынке. Доставка сегодня съедает у него практически всю маржу. Мы же знаем, что в европейской части России проживает почти 70% россиян, а все производство Омсквинпрома находится в Омске. По словам СТРЕЛЬЦА, в прошлом году на транспортной логистике он потерял порядка 800 млн рублей. Сейчас производство работает в полном объеме и снижения налоговых платежей не произошло. Но уже понятно, что в итоге на нашей территории останется производство только в том объеме, который реализуется в Сибири и на Дальнем Востоке.

– Но что-то же все равно нужно делать, чтобы не уезжало из Омска экономически активное население. Понятно, что распоряжением губернатора эту проблему не решить...

– Миграционные потоки можно эффективно регулировать только на уровне Российской Федерации в целом. Тюмень, например, которая по соседству с нами, имеет самодостаточный бюджет, он превышает омский на порядок. В итоге они могут переманить врача из омской поликлиники, предложив ему зарплату в 100 тысяч рублей. И такую неравномерность бюджетов территорий необходимо выравнивать. Но это не означает, что мы будем просто ждать и надеяться, когда этот вопрос урегулируют на федеральном уровне. Нужно благоустраивать город, создавать хорошую городскую среду, строить тротуары, парки, создавать для молодежи условия на сельских территориях.  Поэтому на следующий год мы возвращаем в бюджет статью «строительство жилья для молодых специалистов». Поэтому плотно работаем с главами районов, чтобы отправлять местную молодежь на учебу за счет бюджета. Потом такой специалист должен будет вернуться в район и отработать три года.

– Омские депутаты Госдумы помогают решать проблемы региона?

– Каждый приезд приходят и интересуются, чем можно помочь. Я считаю, мы активно проводим политику региона в Государственной думе, лоббируем наши интересы, где есть возможность. Недавно мы вышли с инициативой, чтобы НДФЛ платили по месту жительства. У нас в регионе много вахтовиков. Они уезжают на работу и там платят налоги, а потом возвращаются домой и пользуются всей социальной инфраструктурой здесь – по месту регистрации. Обращаются в поликлинику, ведут детей в детсады и школы. Это не очень справедливо, как нам кажется. И депутаты поддержали нашу идею. Сегодня наше предложение уже на рассмотрении в профильном комитете Госдумы.

– Качество работы губернаторов оценивают по многим параметрам. Для вас лично какие параметры наиболее важны.

– Самый главный параметр – это исполнение майских указов президента.

– О перспективах увеличения областного бюджета имеет смысл спрашивать?

– Спросите. Я вам отвечу, что по 2016 году у нас прирост по налогу на прибыль организаций на 4,5 млрд рублей. В целом по итогам прошлого года мы не снизились по налогам. Но растут и социальные обязательства – заработная плата, пенсии, содержание учреждений. У нас 87% расходов бюджета – это социальные обязательства.

– Удавалось вам перенять положительный опыт других губернаторов?

– Мы полностью мониторим все законодательство, следим за всем, что делают коллеги в других регионах, пытаемся использовать лучшие практики, но не всегда получается. Ту же концессию взять, которая во многих регионах успешно применяется. Новосибирск по концессии шесть школ строит. У нас она никак не идет, потому что надзорные органы сомневаются. Нет, говорят, нельзя. Хорошее предложение в этом смысле сделал губернатор Тульской области ДЮМИН на Сочинском форуме — оценивать работу федеральных органов власти в регионах по успешности регионов. Развивается регион — молодцы руководители федерального органа на территории. Не развивается регион — есть повод задуматься.

– Аэропорт Омск-Федоровка опять попал в актуальную повестку. Насколько вообще реальны заявления руководства холдинга «Новапорт» о том, что они возьмутся достраивать аэропорт в Омске?

– Не хотелось бы опережать события. Вот когда подпишем соглашение, тогда уже и озвучим.

– Представители «Новапорта» хотя бы были в Омске?

– Были. Мы с ними встречались дважды, сделали техническое обследование существующих объектов аэропорта Омск-Федоровка. Полоса в принципе там в хорошем состоянии.

Задачи на сегодня – подписать соглашение, чтобы «Новапорт» зашел в качестве инвестора, и постараться вернуть взлетно-посадочную полосу обратно федералам.

– Как вернуть? Во всех аэропортах ВПП – федеральное имущество...

– А полосу Омск-Федоровки забрали в областную казну.

– Не может быть!

– Она наша. Шесть лет назад ее забрали. Если бы полоса была федеральная – у нас вообще бы вопросов не было.

– Тогда, наверно, Омск-Федоровка – единственный аэропорт в стране, где полоса не является федеральным имуществом.

– Не единственный. Еще один есть такой аэропорт, где-то на Дальнем Востоке.

– Если все получится, аэропорт Омск-Центральный «Новапорт» возьмет в управление?

– Механизм мы еще не обговаривали.  Подразумевается, что «Новапорт» возьмет в управление действующий аэропорт. Но передавать ему как девелоперу потом эту территорию мы точно не собираемся. Да «Новапорт» на этом и не настаивает. Инвестор планирует возвращать свои инвестиции за счет эксплуатации нового аэропорта.

– Чем закончились истории о браконьерстве? В свое время было много шума, все писали про Станислава ГРЕБЕНЩИКОВА, который сейчас уже не ваш заместитель, и про начальника управления по охране животного мира Виктора ДАНИЛОВА. Назначалась, насколько мы помним, служебная проверка. Что показала эта проверка?

– Браконьерство – это преступление, за которое любой человек, невзирая на должности и звания, должен понести ответственность в соответствии с законом. Но огульно обвинять никого нельзя, факт нарушения закона должен быть доказан. По ДАНИЛОВУ мы проводили служебную проверку и таких доказательств не нашли. Возможности служебной проверки ограничены. Например, проводить экспертизы должны только уполномоченные органы. Все, что у нас было, мы передали правоохранительным органам. Насколько мне известно, уголовное  дело было возбуждено не в отношении конкретного лица, а по факту. То же самое и в ситуации с ГРЕБЕНЩИКОВЫМ. По обоим делам обвинения никому не предъявлены, хотя сроки уже «ушли», как я понимаю. В любом случае мы будем настаивать на обнародовании результата.

— В этом году у вас двойной юбилей – 55 лет и 5 лет у власти. Итоги не будете подводить?

— Надо работать, а не итоги подводить. 

— А вот представьте, прошло много лет и вас спрашивают о том, что именно вы сделали. Тот же Леонид ПОЛЕЖАЕВ всегда может показать на метромост, на Успенский собор и гордо сказать: вот это сделал я. А вы на что покажете? Чем будете гордиться?

— Я тоже часто задаю себе такой вопрос. Конечно, приятно отчитываться об итогах глобальными проектами. Но это когда бюджет наполнен до краев. А если бюджет такой, что с трудом удается выживать, то тут не до мегапроектов. Наша задача была снять социальную напряженность в регионе. В итоге сегодня нет той огромной очереди в детские сады, нет очереди в дома престарелых. Продолжительность жизни омичей увеличилась на полтора года. Снизились показатели смертности. Демографическая ситуация относительно благополучная. В разы выросли объемы оказания высокотехнологичной медицинской помощи населению. Несмотря на экономические трудности, удалось сохранить социальную стабильность и хорошие отношения между живущими в регионе представителями разных национальностей и религий. По данным недавнего опроса, более 90% омичей положительно оценивают состояние межнациональных отношений в области.

Пять лет назад, возглавив Омскую область, первоочередной задачей я ставил подъем сельского хозяйства. Сегодня объем производства сельскохозяйственной продукции приближается к 100 миллиардам рублей в год, за пять лет он вырос на 73%. По объемам продукции мы на 20 месте в стране. Чтобы прийти к этим цифрам, мы очень многое сделали, в сферу АПК было привлечено более 30 млрд рублей инвестиций. Модернизировано и построено около сотни животноводческих  объектов. Реализовано 88 инвестпроектов: птицефабрики, заводы по переработке молока, масличных культур и многое другое. И это, хоть и косвенно, но позволяет сдерживать рост цен в магазинах.

Сельское хозяйство перестало быть убыточным. За пять лет налоговые поступления от предприятий отрасли увеличились на 27%. Учитывая сложную ситуацию с бюджетом, это очень не лишние деньги. И промышленность у нас не стагнировала, а развивалась. Конечно, экономический кризис по нам тоже ударил, но мы выстояли. Годовые объемы выпуска продукции не упали, а поднялись. В основной капитал промышленных предприятий было инвестировано свыше 150 миллиардов рублей: это и модернизация производств, и строительство.

Не все еще сделано, конечно. Сегодня стоит задача по переориентированию военно-промышленного комплекса на выпуск гражданской продукции. Пока у них есть гособоронзаказ, они спокойны и не хотят думать, что с ним будет после 2020 года, когда он  закончится. Ну и, разумеется, хочется повысить зарплату бюджетникам.

– Неужели не хочется построить еще один мост через Иртыш?

– Хочется. И мост, и обход хочется построить вокруг Омска, и на парки хочется выделить денег, чтобы они были красивые и ухоженные. Вот все говорят, что Омску денег не достается… В 2016 году на нужды города из консолидированного бюджета региона мы отдали 44%. Соседнему Новосибирску, например, от их бюджета досталось только 33%. Так что об Омске мы помним. А когда с бюджетом станет полегче, будут и большие проекты.

– На Дне города были?

– Вечером покатались с сыном на велосипедах в парке. Посмотрел на народ, как люди гуляют.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 24 августа 2017 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.