Все рубрики
В Омске воскресенье, 19 Ноября
В Омске:
-5
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 59,6325    € 70,3604

Александр ПЕЧЕРСКИЙ: «Синергия» – уже второй инвестор, который превращается во врага и рейдера, якобы нажившегося на многострадальном свинокомплексе»

22 октября 2017 07:57
2
2006

ГК «Синергия» и свинокомплекс «Пермский» продается другому инвестору

10 октября по иску Межрайонной инспекции № 16 ФНС России по Пермскому краю Арбитражный суд Пермского края ввел первую стадию банкротства (наблюдение) в ООО «Свинокомплекс «Пермский», где единственным участником является омское АО «Группа «Синергия». О том, что помешало интересному проекту омско-пермского мясного холдинга выйти на планируемые производственные показатели, Александр ПЕЧЕРСКИЙ рассказал обозревателю «КВ» Николаю ГОРНОВУ.  

– Александр Владимирович, мы с вами беседовали в январе 2016 года, тогда вы были оптимистично настроены, у вас было много интересных идей по развитию свинокомплекса, который находится в поселке Майском Пермского края. Что случилось? Почему в ООО «Свинокомплекс «Пермский» началась процедура наблюдения?

– Мы действительно искренне хотели развивать свинокомплекс, инвестировать в него средства, с этой целью договорились с правительством Пермского края о том, что нам передадут в аренду на 49 лет имущество областного предприятия «Пермский свинокомплекс». Мы подписали договор аренды имущества, выкупили свинопоголовье и взяли на себя все долги предприятия в размере 1,2 млрд рублей. Следующим шагом должна была стать дополнительная эмиссия акций АО «Пермский свинокомплекс», а после этой эмиссии правительство края должно было передать нам 50% акций предприятия. Таков был план, зафиксированный в дорожной карте. То есть ГК «Синергия» должна была стать не арендатором имущества, а совладельцем предприятия.

– В итоге ФАС России не одобрила эту сделку...

– Совершенно верно. Допэмиссия состоялась, акции выпустили, но закрыть сделку не удалось, поскольку краевое антимонопольное управление пришло к выводу, что правительство не имеет права передавать нам часть акций госпредприятия. Вот с этого момента и начались проблемы. Можно долго искать виноватых, но найти их, к сожалению, все равно не удастся. Все хотели, как лучше, а получилось, как всегда.

– Вы могли закрыть проект и просто уехать из Пермского края...

– Могли, но у нас к тому времени, как я уже говорил, было выкуплено все свинопоголовье. Это во-первых. Во-вторых, в этом случае предприятие бы однозначно погибло, чего нам очень не хотелось. Мы не для того все это затевали.

– И вы решили рискнуть?

– Рисков было много, конечно. Предприятие работало на самом невыгодном рынке, реализуя мясо на кости и живой скот переработчикам. А в то время цены на сырье в стране упали на  50% и не сильно поднялись до сих пор, хотя нам и говорили, что российские производители свинины будет защищены антисанкциями. Эти антисанкции не сработали, российский рынок обрушила дешевая бразильская свинина. Когда мы входили в проект, цена свинины была на уровне 180 рублей за килограмм, а потом падала до 125 рублей.

– За живой вес?

– Нет, за полутушу. Цены на свинину в живом весе снижались еще больше, до 80 рублей за килограмм. И при такой конъюнктуре рынка практически невозможно поднять свинокомплекс с задолженностью в 1,2 млрд рублей, если не производить высокомаржинальную продукцию. И мы стали такую продукцию выпускать, увеличив объем переработки в четыре раза. Сейчас производится более 150 наименований колбасных изделий, которые продаются в созданной нами с нуля фирменной розничной сети «Майский деликатес» – 100 магазинов в Перми и 50 магазинов в Омске. К апрелю 2017 года мы вышли на точку безубыточности, достигли очень хороших показателей, у нас промышленный убой – 83%. У многих свинокомплексов в стране этот показатель ниже. При незначительных инвестициях и том маточном поголовье, которое есть, можно производить в год до 22 тысяч тонн свинины. Вот только нужны ли они стране – большой вопрос.

– У вас долг по налогам более 60 млн рублей?

– Сейчас уже меньше, порядка 40 млн рублей, и мы продолжаем снижать этот долг. И ситуация могла быть иной, если бы все кредиторы проявили бы терпение и не настаивали на погашении долгов прямо сейчас. К сожалению, это невозможно. Налоговая служба обязана по закону требовать погашения налоговой задолженности...

– В сравнении с общим долгом, который 1,2 млрд рублей, 40 млн рублей – это же совсем мелочь...

– Погашение такой задолженности – это сложный процесс. Как рушатся банки? Все вкладчики приходят и одновременно начинают предъявлять требования. Когда один кредитор идет в суд, остальные начинают нервничать, тоже идут в суд и становятся в очередь.

– Какая сейчас месячная выручка у свинокомплекса?

– В хорошие периоды доходила до 150 млн рублей. Но не будем забывать, что кормовой бюджет предприятия – порядка 70 млн рублей. Большая часть в себестоимости килограмма мяса – это корма. Естественно, как только снижается количество оборотных средств, сразу же начинают страдать животные.

– То есть банкротство для ООО «Свинокомплекс «Пермский» – это способ защиты от кредиторов?

– А другого выхода сейчас, кроме как объявить предприятие банкротом, чтобы потом, под надзором арбитражного управляющего, попытаться выйти на процедуру финансового оздоровления.

– Ну а предприятие сейчас работает?

– Работает. У него, конечно, высокие энергозатраты, но все эти проблемы решаемы, мы уже начали проектные работы по модернизации свинокомплекса, и резервное количество свиноматок мы содержали под перспективы развития. К сожалению, в условиях отсутствия оборотных средств все работы затормозились. «Синергия» исчерпала все свои ресурсы, поэтому мы официально обратились ко всем желающим с предложением приобрести наше предприятие за условную цену, чтобы свинокомплекс хотя бы продолжил работу.

– Местные СМИ сообщали,  что вы предложили выкупить предприятие трудовому коллективу свинокомплекса. Было такое?

– Трудовому коллективу мы сделали предложение первому, поскольку уже два года в трудовом коллективе зреют сепаратистские настроения. Работники предприятия были крайне недовольны руководством, они неустанно боролись, устраивали забастовки, они ходили с плакатами, требуя у правительства края создать «народное» предприятие. Вот мы и решили им предложить. Если хотели, вот и купите актив за рубль и создавайте свое «народное» предприятие. 

– Не захотели?

– Разумеется. Все лозунги профсоюза оказались популизмом, профсоюзные лидеры не соизволили даже ответить на наше предложение. Наоборот, они устроили новую акцию, чтобы государство все вернуло назад и платило за неэффективность. В данной ситуации, я считаю, существенную роль сыграла и иждивенческая позиция коллектива. Половина проблем свинокомплекса – это его коллектив и профсоюзная организация. Ну как можно при таких проблемах предприятия останавливать работу с требованием повысить зарплату? Откуда возьмутся деньги, если неделю не работает убойно-перерабатывающий комплекс? Все переворачивается с ног на голову. Это не фатальные трудности, но отношение людей к своему предприятию удивляет. 

– Коллектив – это тысяча человек?

– Когда мы взяли имущественный комплекс в аренду, было 1700 человек. В настоящее время – 1 200 человек. Мы разогнали откровенных бездельников и дармоедов, и за это нас, безусловно, не любили. «Синергия» – уже второй инвестор, который превращается во врага и рейдера, якобы нажившегося на многострадальном свинокомплексе. Разве не странно?

– Первый – кипрская Kalkfeld Holdings LTD?

Нет, кипрский офшор инвесторы наняли для защиты своих интересов. Кстати, первые инвесторы, которых обвиняли во всех грехах, вкладывали в свинокомплекс доллары. Когда мы туда зашли, то сумму долга зафиксировали уже в рублях, из расчета 32 рубля за доллар. Какие рейдеры будут действовать так неразумно? Почему они согласились зафиксировать долг в рублях? Наверное, они тоже не хотели, чтобы свинокомплекс прекратил свое существование. И проблема у их была такая же, они не смогли стать совладельцами имущества свинокомплекса, которое сейчас принадлежит правительству Пермского края. А без этого, оставаясь только арендатором, невозможно двигаться дальше.

– Власти Пермского края считают свинокомплекс очень ценных активом?

– Ну да, в понимании местных депутатов это чуть ли не слиток золота. Достояние края. Все по-прежнему пишут, что пермский свинокомплекс является крупнейшим производителем свинины. На самом деле, если бы не наша зерновая база в Омской области, откуда мы завозим дешевые корма для свинопоголовья, там бы давно уже были руины. Пермский край не производит свое зерно, за месяц мы завозили на свинокомплекс по 18 вагонов зерна из Омска, но этого почему-то никто не видит.     

– И что теперь? Будете искать инвестора, который спасет предприятие? А если не найдете?

– А инвестора мы уже нашли. Назвать его я сейчас не могу, поскольку еще не закрыта сделка по продаже АО «Группа «Синергия» вместе с двумя предприятиями, в которых это акционерное общество является учредителем – ООО «Свинокомплекс «Пермский» и ООО «Торгово-закупочная компания «Синергия». Но договоренности уже достигнуты. И в течение сервисного периода, если возникнет такая необходимость, я готов помогать новому инвестору, делиться опытом.

– То есть вы выходите из этого проекта без прибыли?

– Чтобы сохранить градообразующее предприятие АО «Пермский свинокомплекс» мы готовы выйти ни с чем. Мы не альтруисты, просто понимаем, что экономический цикл замкнулся. Нам есть чем заняться, у нас остаются зерновой бизнес в Омске, на будущий год посевной клин расширим до 15 тысяч га, а также фирменная розничная сеть, которую мы построили с нуля, как я уже говорил. Эта сеть может работать с любым производителем продуктов питания. А может и дальше помогать свинокомплексу, реализуя его продукцию. АО «Пермский свинокомплекс» остался должен группе «Синергия» 400 млн рублей, мы могли бы участвовать в процедуре банкротства, но остановка предприятия – не наша цель. Мы хотим, чтобы власти Пермского края и будущий инвестор нашли точки соприкосновения и предприятие вышло бы на новый уровень.

– Вам не жаль, что столько работали, а в результате вышли в ноль?

– Жаль, конечно. Я вообще не люблю незавершенных дел. Мы когда заходили на предприятие, нам поставили практически невыполнимые условия: аренду за СВК-2 установили в размере 18 млн рублей в месяц, заставили оплачивать грабительские тарифы на коммунальные ресурсы, вынудили выкупить все поголовье за 140 млн рублей. Группа «Синергия», работая только на СВК-2, фактически оплачивала затраты всего свинокомплекса. Но и это не помогло. К тому моменту, когда мы получили в аренду весь имущественный комплекс, государственное АО «Пермский свинокомплекс» было в состоянии клинической смерти,  поголовье практически не кормилось, все счета предприятия были арестованы. За два года мы его реанимировали. В 2015 году на предприятии было 74 тысячи голов, сегодня – 84 тысячи. К сожалению, с государством очень непросто договариваться. Вот недавно краевой минсельхоз отозвал у предприятия выданную в январе государственную субсидию, мотивируя наличием задолженности по налогам, а это очень значимая сумма, 207 млн рублей. Государство очень часто одной рукой дает, другой – забирает.

– Правильно ли я понял, что после выхода из проекта в Пермском крае свиноводства у вас уже не будет?

– А в Омской области в настоящий момент развивать свиноводство бессмысленно. Пока не прекратится возникновение новых очагов африканской чумы свиней, во всяком случае.

– Спасибо, Александр Владимирович, что нашли время ответить на наши вопросы.

Ранее интервью в полном виде можно было прочитать только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 18 октября 2017 года

Фото Александра РУМЯНЦЕВА (представлено газетой "Деловой Омск")

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Пермяк 24 октября 2017 в 17:51:
ох уж эти бездельники.. ещё немного уволить и бизнес в гору пойдёт. С каких пор у нас стало мясом не выгодно торговать рядом с городом милионником?
Да уж 23 октября 2017 в 16:35:
Ведь никто не спрашивает, а он оправдывается)))
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.