Все рубрики
В Омске суббота, 18 Августа
В Омске:
+20
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 66,8757    € 76,1848

Алексей ДУРНОВ, НПП «Спецтех»: «Немцам задашь вопрос, они два дня будут считать, а потом скажут: данную трубу невозможно выгнуть с такими параметрами. А китайцы всегда с ходу говорят: да, можно»

28 октября 2017 09:16
0
1765

Продолжаем проект «Омская промышленность», начатый «Коммерческими вестями» год назад. На этот раз обозреватель-аналитик Николай ГОРНОВ побывал на предприятиях холдинга «Специальные технологии», в который входят ООО «НПП «Специальные технологии», ООО «СпецСтройЛогистика», ООО «Газфлексизол», ООО «СпецПромИзоляция», а также ООО «Центр экспертизы промышленной безопасности», и расспросил о том, легко ли стать поставщиком крупнейших российских газовых и нефтяных компаний.

— Алексей Геннадьевич, какова структура холдинга «Специальные технологии»? Где находится ваше головное предприятие?

— Головное — в Москве. По сути, это торговый дом, который работает со всеми заказчиками. Поскольку основные заказчики нашей продукции находятся в Москве, то и наше головное предприятие там же. А производственные мощности размещены в Омске.

— Сколько уже работаете?

— Одно предприятие мы запустили в 2011 году, еще два в 2014 году.

— Насколько я помню у вас несколько производственных площадок...

— Две производственные площадки, на которых реализованы три, скажем так, направления. На первой производственной площадке у нас гибочное производство. Там установлена среднечастотная индукционно-гибочная машина немецкой компании Schafer Technologie, единственная за Уралом, которая позволяет нам работать с трубами диаметром от 219 мм до 1420 мм. Соответственно, там мы производим  соединительные детали для магистральных и промысловых трубопроводов с толщиной стенки до 60 мм и диаметром до 1420 мм. Вторая площадка на улице 10 лет Октября, она побольше, там тоже есть гибочная машина Schafer Technologie, со встроенным деовализатором и так называемым 3D-эффектом, но она для труб меньшего диаметра — с 57 мм до 530 мм. На этой же территории расположен цех по нанесению антикоррозионных покрытий, участок изготовления ППУ-изоляции и лаборатория  разрушающего и неразрушающего контроля, которую мы недавно аккредитовали. Это позволит помимо обеспечения наших потребностей производить испытания  и на сторонних заказчиков.      

— Какие антикоррозийные покрытия вы используете?

— Мы обладаем всем спектром необходимого оборудования и можем наносить любые антикоррозийные покрытия на практически любые детали трубопроводов. Начиная от простых полиэфирных до сложных эпоксидных составов. Мы имеем даже собственной разработки покрытие, которое называется «Газфлекс». Формула его запатентована. Мы прошли с ним аттестацию в Газпроме. И уже много изделий отгрузили Газпрому с этим покрытием.

— Зачем вам понадобилось изобретать собственное покрытие? Или на рынке предложений недостаточно?

— В основном используемые составы импортные, а в свете санкционной политики, как мы понимаем, возможно все. Вообще российских покрытий уже несколько, но наш «Газфлекс» — это самое российское. Степень его локализации — порядка 30%. К тому же оно соответствует требованиям, предъявляемым к классу ПК80, а это значит, что покрытие выдержит холод до 80 градусов. Наш основные конкуренты в этом сегменте выпускают, которые относится к классу ПК60.

-Почему именно в Омске были построены производственные объекты? Обычно новые промышленные площадки размещают либо ближе к сырью, либо строят их там, где много покупателей. Что было в вашем случае?

— В нашем случае, имеет значение удачное расположение Омска. Наш город никак не объедешь, если хочешь попасть с востока на запад или с запада на восток. Ни по железной дороге невозможно, ни по автомобильной дороге. Его можно только облететь. Все заводы трубные находятся на западе, все перспективные стройки на востоке, так что у нас получается хорошая логистика. 

— Чем плох Челябинск в качестве места для размещения производства? Там трубы делают...

— В Челябинске конкуренция выше. Плюс к этому — соседство Омска с Казахстаном имеет значение. Еще один плюс — в Омске давно сложились производственные и машиностроительные традиции.

— Мне кажется, что среди производителей отводов в Омске конкуренция тоже высокая...

— Я поясню. Все отводы, которые есть сегодня на рынке, они произведены разными способами. Самый распространенный способ — сварка. Второй способ — штамповка, в результате которой получаются так называемые отводы ОКШ, крутоизогнутые штампованные. Высокой геометрической точности с такой технологией добиться не получится. Самая современная технология — индукционная, которую использует компания Schafer Technologie, такая технология позволяет выдерживать наиболее точные геометрические параметры в процессе гнутья. Но при этом индукционное оборудование бывает двух видов — китайское и немецкое. Первое, как вы понимаете, тоже не гарантирует точного соблюдения параметров. И это я говорил только об отводах, есть и другие соединительные детали трубопроводов. Предприятия, которые производят в Омске фланцы, я даже затрудняюсь пересчитать.

— То есть производителей деталей трубопроводов в Омске хоть и много, но они вам не конкуренты?

— Именно так. Наша продукция тяжелее и дороже, чем отводы ОКШ, и она используется на ответственных участках магистральных газопроводах. А на общестроительные трубопроводы, коммунальные и так далее мы не проходим по цене, там мы не конкуренты производителям отводов ОКШ. 

— У ваших покупателей жесткие требования?

— Очень жесткие. И система контроля многоступенчатая. До того, как отправить партию изделий на газопровод, мы должны изготовить тестовые образцы отводов из той же трубы, провести все механические испытания этих образцов, сделать гидроиспытания, потом результаты испытаний проверят представители заказчика, а только потом можно будет отгружать партию. Входной билет на наш рынок очень дорогой. Причем покупка входного билета еще ничего не гарантирует. Нужно будет и потом соответствовать.    

— Российских инновационных технологий гнутья, как я понимаю, сегодня нет?

— Нет. Широко представлено на рынке оборудование из Китая, мы его тоже рассматривали, я сам был в Китае, но это все скопированное оборудование, и мы предпочли машины Schafer Technologie, для нас было важно качество. И подход у немцев и китайцев разный. Немцам задашь вопрос, они два дня будут думать, все подсчитают, а потом скажут: нет, данную трубу невозможно выгнуть с такими параметрами, как вы хотите. А у китайцев на все только положительный ответ. Что ни спроси, они всегда с ходу говорят: да, можно.

— Мне вспоминается цифра, которую вы уже озвучивали в СМИ. Мол, на создание заводов в Омске холдинг «Специальные технологии» потратил порядка миллиарда рублей...

— Совершенно верно, около миллиард у нас уже вложения. Пуск одного только последнего цеха обошелся нам в 200 млн. рублей.

— И через сколько лет инвестиции окупятся?

— Даже сложно сказать, мы постоянно что-то строим, вся прибыль реинвестируется в новые объекты и оборудование.

— Планируете расширяться и дальше?

— У нас все происходит быстро. В этом году мы должны построить и запустить цех ППУ-изоляции площадью 1500 квадратных метров. Нам уже не хватает существующих мощностей. Мы вышли на объемы, которые в данный момент не можем освоить. Дальше будем строить цех для термообработки материала, и еще нам нужен монтажный стапель, на котором будем изготавливать трубные узлы.

— О какой сумме инвестиций идет речь до конца года?

— Я думаю, в этом году нам 40 млн рублей хватит.

— Как у вас формируется ассортимент? Вы же не знаете заранее, что будете производить на следующий год. На какой трубопровод выиграете тендер, такой и будет ассортимент?

— Понимаете, если говорить о производителях отводов ОКШ, то у них ассортимент продукции постоянный. Отвод всегда гнутый строго определенным образом на 15, 30, 45, 60 и 90 градусов. И можно работать «на склад». Мы на склад не работаем, у нас продукция каждый раз другая, мы изготавливаем ее под конкретный проект, может выгнуть отвод под любым углом, хоть в 18 градусов, хоть в 58 градусов. Какой отвод предусмотрен в проекте, такой мы и выгнем. Фактически, у нас штучное производство. 

— Проектировщики предусматривают нестандартные отводы в проекте потому, что знает про ваши возможности?

— Разумеется. Все нефтегазовые проектировщики эту технологию знают. А вот коммунальщики — пока нет. 

— Какой процент ваших изделий приходится на Газпром?

— Точно мы не подсчитывали, в прошлом году заказы Газпрома превалировали, их было примерно 70%, В этом году мы делаем много для Роснефти, Транснефти. А в конце года будем участвовать еще в одном тендере Газпрома, надеемся победить.

— Кроме Газпрома, Транснефти и Роснефти у вас есть еще заказчики?

— Есть и другие. Тот же Новатек, например. Но эти три компании — они основные. Их заказы обеспечивают нам подавляющую часть нашего объем производства. Наша продукция, как я уже говорил, нацелена на ответственные магистральные газо- и нефтепроводы. Есть вариант сотрудничества с Росатомом, мы его сегодня активно рассматриваем, у атомщиков еще более жесткие требования, но мы к ним готовимся, получаем сертификаты, наш новый стан позволяет гнуть и нержавейку.

— Импортные производители на рынке соединительных деталей для трубопроводов еще есть?

— Насколько я знаю, импорта уже мало. На новых газо- и нефтепроводах соединительных деталей импортных точно нет, запорную и регулирующую арматуру еще ставят, бывает, импортную. А вообще сегодня российские компании производят конкурентоспособную продукцию по гораздо более приемлемой цене, чем иностранные производители.

— Кто ваши конкуренты?

— Наши главные конкуренты в Челябинске, мы хорошо знаем их возможности. Это дочерние предприятия трубопрокатных заводов. Понятно, что с ними нам конкурировать не просто, поскольку мы в любом случае зависим от производителей труб.

— Легко выигрываете на тендерах?

— Каких-то особых особых проблем у нас нет с тендерами Участвуем и побеждаем. У нас свой антикор, своя лаборатория, свой цех изоляции, и за счет продуманной логистики мы можем сделать весьма конкурентоспособное предложение.

— Многие жалуются, что победить на тендере Газпрома практически невозможно. В том смысле, что трудно вклиниться и стать поставщиком этой компании...

— Вклиниться в Газпром действительно не просто, но это не потому, что кто-то не дает участвовать в тендерах или там какая-то коррупция. Чтобы стать поставщиком Газпрома, нужно подготовить большой объем нормативной документации, аттестовать предприятие и техусловия, по которым будет производиться продукция. И это правильно, что Газпром заранее проверяет потенциальных поставщиков. Ну а как? Строится, допустим, магистральный газопровод, опасный объект. Приходит какой-нибудь условный ИП Иванов и побеждает в тендере, поскольку он где-то на коленке гнет трубу и может поставлять продукцию дешевле всех. А когда через три месяца подойдет срок поставки, продукция ИП Иванова закономерно не пройдет входной контроль. И что делать? Можно, конечно, разместить заказ еще раз, но потерянного времени никто уже не вернет. Поэтому Газпром сертифицирует потенциальных поставщиков загодя. И не один раз мы проходим все процедуры, нас мониторят постоянно. Есть специальные кураторы у каждой крупной компании, они регулярно меняются. Сегодня он инспектирует продукцию в Челябинске, завтра — в Омске.

— Какие у вас объемы производства, если не секрет? И сколько бы вы хотели производить в идеале?

— В 2016 году валовая выручка — 700 млн рублей. Но прошлый год был не самый показательный. Были определенные сложности, мы их пережили, в этом году мы уже с нормальными заказами и выручка будет существенно выше. По нашим ожиданиям — более 1 млрд. рублей. А на 2018 год ожидания еще лучше.   

— А сколько у вас сегодня работников?

— Порядка 100 человек.

— С кадрами проблемы есть?

— Конечно. У кого их нет?

— У всех по разному эти проблемы проявляются. А у вас как? Кого вам не хватает?

— Специалистов-технологов. Готовых их взять негде, поэтому и учим. И сами стараемся учиться. Я сам по образованию инженер-электронщик-системотехник. А теперь знаю все про адгезивные свойства материалов. И бережливое производство пытаюсь внедрить, мои настольные книги вот они — «Дао Тойота» и учебник по бюджетированию. 

— С сырьем проблем не возникает? Хватает вам труб нужного диаметра и нужного качества?

— В целом — хватает. Но бывают и нюансы. Для нас важно все — и размер, и толщина стенки, и класс прочности, и химсостав. Бывает, получаем партию трубы, все вроде бы нормально по документам, а после проверки выясняется, что класс прочности ниже, чем нужно. У нас входной инструментальный контроль жесткий. Начинаем выяснять дальше, связываемся с заводом-производителем, получаем оттуда заводской паспорт на эту партию труб, а там действительно класс прочности другой. 

— Подделывают документы?

— И нередко. Мы уже с несколькими поставщиками судимся. Они уверяют, что ничего не знали, их тоже, мол, ввели в заблуждение. 

— Но в будущее, насколько я понимаю, вы смотрите уверенно? Не опасаетесь, что вас через три года вытеснят с рынка? Все таки инвестиция в миллиард рублей — не пустяк... 

— А этого не надо бояться. Есть такое понятие, как звезда маркетинга, у нее пять лучей — доступность, ассортимент, качество, информация и цена. По всем параметрам лучшим быть практически невозможно. Чтобы побеждать на рынке, быть конкурентным, вполне достаточно быть лучше всех в каком-то одном параметре, и еще по двум параметрам быть не хуже. Мы считает, что у нас на «пятерку» качество. И не хуже других мы по информации о продукте и доступности. Ассортимент и цена — это то, над чем можно еще поработать. У нас на сегодняшний момент все оборудование новое и самое современное, мы находимся на технологическом пике. И в этом ключе мы будем двигаться дальше. Появится какая-то новая технология, мы и ее внедрим.

— Спасибо, Алексей Геннадьевич, что нашли время ответить на вопросы «КВ». Успехов вам!

Ранее интервью в полном виде было доступно только в печатной версии газеты "Коммерческие вести" от 31 августа 2017 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

При поддержке



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.