Все рубрики
В Омске понедельник, 15 Октября
В Омске:
0
Пробки: 2 балла
Курсы ЦБ: $ 65,9751    € 76,5047

Анатолий МИРОШНИЧЕНКО, «Сатурн»: «Спецтехника занимает у нас 93%. К 2025 году объем гражданской продукции в ОПК должен составить 30%, мы над этим думаем»

10 декабря 2017 17:47
4
1590

Продолжая серию аналитических интервью с руководителями омских промышленных предприятий, «КВ» побывали в ПАО «Сатурн». Обозреватель Николай ГОРНОВ расспросил Анатолия МИРОШНИЧЕНКО о сложных 90-х, непростых 2000-х, о том, как завод смог преодолеть все трудности, и о том, к чему предприятие готовится сегодня.

– Анатолий Михайлович, в этом году вы отмечаете 50 лет трудовой деятельности в «Сатурне». К этой дате ПАО «Сатурн» подошло с неплохими достижениями, завершив очередной этап технического перевооружения. Техническое перево­оружение мощностей ПАО «Сатурн» осуществлялось одновременно с текущим производством?

– Программа обновления производственных мощностей у нас была долгосрочной, в 2011 году мы разработали проект техперевооружения, с 2012 года началась его реализация. Техническое перевооружение проводилось без сокращения темпов выпуска товарной продукции и с обеспечением всех контрактных обязательств. Обновление шло по четырем направлениям – механообработка, литейное производство, гальваническое производство и сборочно-монтажное производство. И теперь у нас современное литейное производство, механообработка с высокоточным и высокопроизводительным оборудованием, включая роботизированный комплекс для механической обработки деталей любой сложности. Сборочно-монтажное производство получило новейший автоматизированный участок поверхностного монтажа, а наше гальваническое производство я могу без ложной скромности назвать лучшим в Омске – 8 гальванических линий, в том числе три механизированные, с применением автооператоров ножничного типа, 18 видов покрытий, полностью автоматическая система водоподготовки и очистки промышленных стоков с замкнутым водооборотом, позволяющая снизить нагрузку на окружающую среду и заново использовать до 90% потребляемой воды. В общем, гальванику мы переделали полностью, реконструкции подвергся весь корпус, начиная с кровли, поскольку он уже основательно устарел с момента ввода в эксплуатацию в 1980 году. Еще одним из важных достигнутых технических решений стало размещение комплекса очистных сооружений в имеющихся помещениях производственного корпуса.

– Как известно, ПАО «Сатурн» специализируется на производстве радиоэлектронной аппаратуры для зенитно-ракетных комплексов ПВО. Каково сегодня соотношение между гражданской и специальной продукцией?

– Спецтехника занимает сегодня в общем объеме производства порядка 93%. Остальное – это гражданская продукция и доходы от коммерческой деятельности, сдаем в аренду имущество.

– Насколько выросли с 2011 года ваши объемы производства?

– С 2011-го по 2016 год  объемы выпуска специальной продукции увеличились в четыре раза. И создали мы за это время порядка 230 новых рабочих мест, и налогов в региональный и местный бюджеты стали платить в три раза больше. Только за 2016 год у нас средняя зарплата выросла на 12%. И это в первую очередь за счет роста производительности труда.

– В 2016 году какая у вас выручка была?

– Около 2 млрд. рублей.

– А какие ожидания на текущий 2017 год?

– В целом ожидаем рост выручки от реализации готовой продукции, работ услуг до 3 млрд. рублей.

– Как известно, ваш завод основан еще в 1949 году. Что он выпускал изначально?

– Завод строился под производство радиоэлектронной аппаратуры для самолетов и наземных радиоэлектронных комплексов, подчинялся Министерству  авиационной промышленности. В 50-х его перепрофилировали на выпуск систем управления для зенитных ракет ПВО. Тогда как раз Советской Армией был принят на вооружение зенитно-ракетный комплекс С-75 и наше предприятие стало сотрудничать с его разработчиком – НПО «Алмаз». Потом комплексы ПВО стали усложняться, появились С-125 и С-200, в 70-х на вооружение был принят знаменитый комплекс С-300, а теперь уже есть С-400, и все это время наше предприятие выпускало продукцию в кооперации с производителями специзделий для этих ЗРК. Это были непростые времена, люди дневали и ночевали на заводе, работали на износ, как говорится, не за страх, а за совесть, в 70-х в серийное производство было внедрено более 30 наименований специальной радиоэлектронной аппаратуры. И профиль нашего предприятия ни разу не менялся. И после 1994 года, когда по указу президента завод был акционирован и стал открытым акционерным обществом «Сатурн», мы продолжали производить спецпродукцию.

– И параллельно завод выпускал еще так называемые товары народного потребления...

– Совершенно верно, в конце 80-х спецтехника в общем объеме производства занимала порядка 80%, а оставшиеся 20% –
это были товары народного потребления. Опять же, не по собственному желанию мы их производили, а по заданию партии и правительства. Кто-то выпускал телевизоры, кто-то медтехнику, в конце 50-х наряду с выпуском спецтехники мы освоили производство громкоговорителя «Чайка-3», и радиолы «Иртыш» по 9 тысяч штук ежемесячно. В середине 70-х завод стал производить бытовую аппаратуру магнитной записи. Иначе говоря, магнитофоны. Выпускали их 15 лет, по 100-120 тысяч в год, и это были хорошие магнитофоны 2-го класса, востребованные покупателями, до 1-го класса мы не дошли только потому, что времени не хватило. Мы вполне успешно конкурировали с другими заводами, выпускавшими бытовые магнитофоны.

– Когда все рухнуло? В 1991 году?

– В 1991 году полностью обнулился госзаказ по спецтехнике. А на заводе в тот момент работало порядка 10 тысяч человек. Сами понимаете, начались простои, долги по зарплатам, долги по налогам. Первое время мы еще на что-то надеялись, потом люди стали уходить, искали себя в других производствах, в бизнесе. А долги у завода продолжали расти. И после акционирования тоже ничего не изменилось, самостоятельность и изменение названия не улучшили экономическое состояние. Задолженность по зарплате доходила уже до полугода.

– А что вы вообще производили в начале 90-х?

– До 1995 года – только магнитофоны. И параллельно искали для себя другие ниши гражданской продукции. В этот период нашли Серпуховский завод автозаправочной техники, вошли с ним в кооперацию, делали электронно-цифровые табло для топливораздаточных колонок. Мы поставляли в Серпухов свои табло, а они с нами рассчитывались своей продукцией – колонками. Денег тогда вообще не было, расчеты шли только бартером. Бывало, за зиму у нас накапливалось по 6-7 вагонов с этой продукцией, а весной-летом мы их потихоньку реализовывали. Даже долги по зарплате отдавали колонками, время было такое.

– Эти электронные табло ваши инженеры разрабатывали?

– Да, мы их разработали, а потом еще несколько раз модернизировали.

– А с КАМАЗом вы когда стали сотрудничать?

– С 1994 года. Там история тоже интересная была, мы, использовав так называемые технологии двойного назначения – особый способ пайки алюминия, плакированного силумином, разработали охладитель наддувочного воздуха для КАМАЗа. Основой для разработки охладителя стали выпускаемые «Сатурном» теплообменники для наземных систем ПВО. А для армии, сами понимаете, требуется высокое качество. И когда мы вышли со своим изделием на рынок, то покорили КАМАЗ именно качеством. Это было на уровне опытно-конструкторской разработки, причем делали ее за свой счет, изготавливали опытные образцы, поставляли их на КАМАЗ, испытывали в реальных условиях, дорабатывали конструкцию. В итоге получили изделие, которое удовлетворило заказчика полностью, и стали производить охладители серийно.

– Кроме охладителей наддувочного воздуха, что-то еще предложили КАМАЗу?

– Конечно. КАМАЗ остался нашим стратегическим партнером по гражданской продукции, мы выпускаем и другие автокомпоненты – воздухоочистители, теплообменники, фильтры по очистке масла. КАМАЗ всегда работает по принципу «цена-качество». И мы не единственные поставщики этих изделий. На любой узел любой крупный автопроизводитель имеет всегда три-четыре поставщика, чтобы они все конкурировали между собой. Такой принцип подстегивает нас на поиск новых технических решений, чтобы и дальше оставаться в числе постоянных партнеров КАМАЗа.

– В 2001 году в «Сатурне», насколько я помню, чуть не началась процедура банкротства...

– Это была самая нижняя точка нашего падения. К счастью, в тот момент наше предприятие поддержали и федеральная, и региональная власти. При поддержке Российского агентства систем управления и областной администрации мы разработали программу развития ОАО «Сатурн» до 2006 года. Она была одобрена советом директоров и начала реализовываться, стали расти объемы производства, улучшились и финансово-экономические показатели.

– Сколько человек работает сейчас в ПАО «Сатурн»?

– Чуть более тысячи человек.

– То есть сейчас в сравнении с советскими временами работников стало в десять раз меньше. Тогда производительность труда была другой или объем производства в разы больше?

– В 80-х объемы были намного больше, конечно. Мы ведь работаем, ориентируясь на планы государств. Мы являемся поставщиками кооперации второго-третьего уровня. А сколько делать спецтехники для ПВО – решаем не мы. В советские времена весь завод в две смены работал, некоторые производства и в три смены. А производительность труда и сейчас, и в те времена – она у нас никогда не была низкой.

– Производственный комплекс с советских времен не сильно уменьшился? Количество цехов осталось прежним?

– Сейчас цехов поменьше, конечно, хотя основные производства мы сохранили. А какой смысл иметь большое литейное производство, если большая часть деталей изготавливается механообработкой? Наш новый участок обрабатывающих центров и токарных автоматов, который мы окончательно ввели в 2015 году, имеет огромный потенциал, мы можем изготавливать многие детали, вообще минуя отливку. А это экономия и на оснастке, и на электроэнергии. Литейное производство очень энергоемкое. Я сам по образованию технолог и могу сказать, что сегодня прогресс шагнул очень далеко.  

– ПАО «Сатурн» с какого года входит в состав концерна «Алмаз-Антей»?

– Формально – с мая 2008 года. А вообще наше вхождение в концерн – это узаконивание существовавших на тот момент технологических кооперационных связей со многими предприятиями концерна, которые были еще с советских времен. Государственный холдинг выполняет ряд целевых государственных функций по реализации утвержденной федеральной программы развития вооружений до 2020 года и созданию национальной системы воздушно-космической обороны, и в концерне перед нами также стоят задачи завтрашнего дня по освоению новых видов спецтехники.

– В вашей нише у вас есть  дуб­леры?

– Дублеров нет. И в советское время мы работали без конкурентов, и сейчас монополисты. Слишком дорого для государства содержать два одинаковых завода. А вот мы стараемся не ограничиваться своей нишей, с целью увеличения надежности поставок осваиваем номенклатуру изделий, в том числе и тех, которые не производятся в настоящее время предприятиями концерна.

– Изделия со схожей технологией? Или вы умные и можете освоить производство любых специальных изделий, которые используются при производстве зенитно-ракетных комплексов ПВО? 

– Да, мы умные и этого не стесняемся. Но беремся, конечно, за то, что можем сделать. Осваиваемые изделия должны накладываться на существующий технический уровень, на наш потенциал, в том числе кадровый. Если мы участвуем в ракетной кооперации для систем С-300 и С-400, то в этом направлении стараемся двигаться и дальше. 

– Раньше вы были серийным заводом, насколько я помню. А сейчас на вашем официальном сайте указана информация о научно-технической деятельности. Что побудило взяться за ОКР?

– 10 лет назад мы приняли решение о создании в составе предприятия собственного конструкторского бюро, получили соответствующую лицензию на разработку вооружения и военной техники. Сегодня отдел главного конструктора занимается и разработкой и серийным сопровождением изделий.  Сов­местно с предприятиями концерна «Алмаз-Антей» проводим опытно-конструкторские работы по разработке новой продукции, а также изделий специального назначения с повышенными тактико-техническими характеристиками.

Сегодня мощности «Сатурна» полностью сориентированы на ту продукцию, для которой он и был некогда создан, – наукоемкую, высокотехнологичную. Для этого у предприятия имеется замкнутый цикл изготовления продукции, начиная с заготовительных операций и заканчивая сборкой и испытанием аппаратуры.

– У предприятий, выпускающих радиоэлектронику, были проблемы еще и с элементной базой, поскольку не все электронные компоненты выпускались российской радиоэлектронной промышленностью. А как сейчас?

– Была такая проблема, раньше вся элементная база формировалась на кооперации Советского Союза. Электронные компоненты производили украинские, грузинские, прибалтийские предприятия. Естественно нужно было искать других производителей, когда страна развалилась, и мы даже проводили ОКР, как сейчас помню, по приведению элементной базы к реальной ситуации. Перейти на другого производителя не так просто, как кажется, для этого нужно изменить схемотехнические решения, провести испытания. В этом направлении уже проведена большая работа. В 2014 году возникла ситуация с Украиной, была реализована государственная программа импортозамещения, мы опять изменяли комплектацию, чтобы вместо украинских электронных компонентов использовать российские.

– На сегодняшний день корпорация «Алмаз-Антей» управляет пакетом из 83% акций завода. А
7 тысяч миноритариев – это бывшие работники?

– В основном да. Наши миноритарные акционеры – это бывшие работники, их дети и внуки.

– Миноритариев поддерживаете?

– Мы поддерживаем организацию ветеранов. В этом плане работа выстроена хорошо, у нас создан совет, в этой организации 1600 ветеранов, это достаточно мощное объединение, которое пользуется авторитетом не только на заводе, она проводит работу по линии ветеранского движения в Центральном административном округе. Да и в областном масштабе наша ветеранская организация тоже заметна. Там собрались активные и заслуженные люди.

– Если говорить о перспективах. Вы уже обновили все, что срочно нуждалось в обновлении или будете продолжать программу техничес­кого перевооружения?

– Перспективы – они всегда определяются потребностями. Потребности известны. Государственная программа вооружения принята до 2020 года, все цифры нам понятны, мы уже сейчас заключаем договоры на поставку своих изделий на 2018 – 2019 годы. Контрольные цифры на 2020 год мы тоже знаем. А государство – самый стабильный заказчик, как известно. Все ли мы сделали, что хотелось бы? Да нет, конечно. Процесс реновации оборудования происходит постоянно. Не бывает такого, что поменял оборудование и все проблемы исчезли. Этим нужно заниматься ежегодно, системно. Реновацией мы и планируем заниматься дальше, а для этого нужно зарабатывать прибыль.

– После 2020 года будет существенное снижение объемов гос­оборонзаказа, ожидается новая конверсия. Вам ведь тоже придется увеличивать объем гражданской продукции...

–Да, президентом поставлена задача по диверсификации производства, чтобы все оборонные предприятия к 2025 году довели объем производства гражданской продукции до 30%, мы над этим усиленно думаем, об этом нам напоминают и управляющая компания, и областная власть. У губернатора руководители омских оборонных предприятий уже дважды собирались по этому поводу. Задача на 2018 год – как минимум, удвоить объемы производства гражданской продукции. Есть планы выйти с КАМАЗом на другой уровень сотрудничества и параллельно искать новые ниши. Для этого у нас создана рабочая группа во главе с заместителем генерального директора по производству и технической политике. В общем, завод сегодня демонстрирует стабильное развитие и уверенно смотрит в будущее.

 – Спасибо, Анатолий Михайлович, что нашли время ответить на наши вопросы. Успехов вам!

Ранее в полном виде интервью можно было прочитать только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 7 сентября 2017 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

ART_ZE 11 декабря 2017 в 00:45:
Потроллил зачётно, возьми конфетку.
ART_ME 10 декабря 2017 в 21:43:
Позиция оборонщиков логична — либо Крым отдай, либо оборонку корми, других вариантов нет.
КВ 10 декабря 2017 в 20:22:
Спасибо за вопрос. С Вашей подачи обратили внимание, что Анатолий Михайлович, похоже, оговорился. Владимир ПУТИН в послании Федеральному собранию в декабре 2016 года, сказал, что 30% гражданской продукции предприятия ОПК должны достигнуть к 2025 году. Связано это с тем, что Россия к 2020 году в основном завершит переоснащение армии и флота, что приведет к сокращению гособоронзаказа. Правда, сами оборонщики думают точно так же, как Вы, и надеются, что обострение отношений с Западом даст еще один толчок по гособоронзаказу и им не придется усиленно думать, какую гражданскую продукцию производить на оборудовании, заточенном на продукцию военную.
ART_ME 10 декабря 2017 в 18:35:
Не врубаюсь, при Ельцине пошла конверсия потому как со всеми врагами срочно подружились, воевать стало тупо не с кем. А сейчас вроде как наоборот, мы в окружении врагов, за исключением разве что КНДР да Венесуэлы. В чем прикол, а?
Показать все комментарии (4)

Ваш комментарий

При поддержке



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.