Все рубрики
В Омске четверг, 16 Августа
В Омске:
+20
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 66,3772    € 75,2253

Александр БУРКОВ, врио губернатора: «Решения по отставке принимаю не потому, что человек угоден или не угоден, а по одной причине: он не выполняет свои прямые обязанности»

17 декабря 2017 10:59
6
2867

Интервью у главы Омской области взяла сразу дюжина редакторов СМИ

В среду, 29 ноября, состоялся деловой завтрак врио губернатора Омской области с редакторами омских СМИ. Чуть ли не два часа журналисты забрасывали вопросами Александра БУРКОВА. Он ответил на все. Часть этого разговора мы представляем читателям «Коммерческих вестей».

– Вы приехали около двух месяцев назад, никогда ранее здесь не были, а значит, можете взглянуть на Омскую область со стороны, свежим, незамыленным глазом. На ваш взгляд, чем отличается наш регион от других, в чем его характерные особенности, на которые вы вольно или невольно обратили внимание?

– Я оцениваю регион с учетом того общего фона, который был в СМИ. Я когда сюда поехал,  посмотрел Интернет. Честно говоря, освещение событий здесь создавало депрессняк, что все-де здесь плохо. Мне даже звонят друзья из Москвы, из Екатеринбурга и говорят: ты куда поехал, там же вообще жизнь отсталая. Я когда с этим посылом приехал, то увидел совершенно другой регион. Я был фактически, наверное, в регионах восьмидесяти Российской Федерации – начиная от Калининграда, заканчивая Камчаткой, Сахалином. И когда мне говорят, что Омск отсталый город, то это неправда. Я видел регионы, которые находятся в плачевном состоянии даже не по инфраструктуре, не по экономике, а по кадровому потенциалу, по людскому. Здесь у нас на самом деле есть все. Есть промышленность, агропромышленный комплекс, который дает 22,6% доходов в областной бюджет, есть людской потенциал, есть образовательная база. Я вчера был на 75-летии политеха – это уже некий научный центр с мощной материальной базой. Понятно, что это было обусловлено прямыми взаимоотношениями между предприятиями и университетом. Тем не менее они выстроили это и создали сильнейшие кафедры, лаборатории. Все это сегодня работает. По культуре мы дадим сегодня любому миллионнику фору. По количеству театров, количеству постановок. У нас народный хор, как вы знаете, получил на 2018 год грант президента. Я даже другое скажу – по количеству участников сегодняшнего завтрака мы превышаем такого же плана завтраки в Екатеринбурге. У вас количество СМИ на душу населения больше, чем во многих других регионах. Мне кажется, в Новосибирске СМИ меньше. Я там бывал не раз и проводил пресс-конференции. Это говорит о том, что жизнь в регионе есть и потенциал есть. Вот вопрос управленческого подхода, наверное, имеет свои особенности. Когда я пришел сюда, то сказал, что не буду рубить шашкой, а буду смотреть, как функционирует правительство, муниципальные институты работают. Я дал возможность каждому проявить себя. И сегодня я решения по отставке принимаю не потому, что этот человек мне угоден или не угоден, а по одной причине: человек не выполняет свои прямые обязанности. Как это получилось с министром промышленности. Скажу сразу: когда приехал, звонит супруга через сутки, спрашивает: как Омск? Я сказал: знаешь, Татьяна, твоя мечта сбылась, ты хотела солнечный край – ты его получила, приезжай. Реально, по погоде, по климату здесь условия другие. В Москве зимой фактически нет солнца, а здесь солнце просто радует. Для меня, как человека сухопутного наличие реки – совершенно другой взгляд. Мне кажется, что река дает некую силу, некую энергию городу. В этом есть преимущество. В том числе и экономическое…

– Вы упомянули про особенности управления. В чем они?

– Нет живости в принятии решения. Ставится задача, и она медленно, медленно, медленно идет в тупик, к сожалению. С этим я уже столкнулся.

– Хватит ли вас на то, чтобы посетить 32 района Омской области? Это очень тяжелая и непростая задача.

– Я приеду в каждое муниципальное образование. В Свердловской области 94 муниципальных образования, и я был во всех. Знаю там чуть ли не каждую деревню. Доехать – не самое сложное, сложнее решить проблемы, которые стоят перед ними. Вчера мы общались с главами районов, и я понял, что проблем, не решаемых годами, там очень много. Это впросы ЖКХ, вопросы водоснабжения, дорог, предоставления жилья молодым кадрам… Я был очень рад, что президент определил меня в Сибирь, а не куда-нибудь в южный регион. Потому что мне здесь более комфортно в отношениях с людьми. Сибиряк более открыт, хотя есть определенный барьер, чтобы не пустить в семью, есть свои внутренние ценности, но он в общении, в деле – если ты договорился с человеком, то он это будет исполнять. На юге все иначе. Ты можешь по бизнесу договариваться о чем-то или по госуправлению, но это не значит, что завтра будет исполнено. Вот здесь есть особенность, что ты не сразу можешь найти контакт, но если ты его нашел, этот человек будет делать все то, что он тебе обещал. Это моя пока оценка.

– Вы сказали об особенностях управления. У нас в регионе был губернатор – очень жесткий человек, который держал всех в ежовых рукавицах и был очень мягкий. Вы себя в этом отношении как оцениваете? Мы уже заметили, что вы много улыбаетсь. Но что скрывается за вашей улыбкой?

– Скажу честно, я человек закрытый. У меня есть определенный внутренний мир, семья, определенный круг близких друзей. Да и вообще на Урале. Я вырос в закрытом городе, у нас вообще раньше не улыбались. Вплоть до середины 90-х годов. Многие, кто призжал, сразу замечали эту особенность: почему у вас на улицах не улыбаются? Как-то с этого времени я начал смотреть на жизнь по-другому и радоваться коротким моментам счастливых минут. Поэтому улыбка может быть выражением эмоций – что мне их скрывать, если они есть. Если мне нравится с человеком общаться, я улыбаюсь, если не нравится – нет. Что же касается стиля управления, у меня школа была под руководством Эдуарда Эргартовича РОССЕЛЯ. Человек вроде бы одного поколения с Леонидом Константиновичем. Не знаю, какой характер у Леонида Константиновича, никогда не встречался, но то, что давал РОССЕЛЬ, – было больше демократии. Я видел тогда соседей. Когда я, например, приезжал в Кемеровскую область, понял, что мы жили в демократическом регионе. Какой буду я, время покажет. Я не меняю традиций, сложившихся здесь. Например, в Свердловской области губернатор приходил на заседания Законодательного собрания только по праздникам. Для меня было удивительно, когда сказали: у нас губернатор участвует в каждом заседании Законодательного собрания. Это было неким шоком. Но когда я побывал на заседании Закса, я понял: так легче работать в дальнейшем, ты постоянно в теме обсуждаемых вопросов. Более того, я во многих был Законодательных собраниях в России, уровень депутатов здесь очень высок. Здесь нет таких, как мы шутим, эге-гей-политиков, которые могут только митинговать. Здесь реально видно, что это взрослые солидные мужики, которые знают, что и как они делают. Если им что-то не нравится, они не просто кричат, а по полочкам раскладывают, экономически, организационно все показывают – где плюсы, где минусы. С одной стороны, сложно, наверное, работать с таким составом Заксобрания, но с другой – есть большой плюс, тебе приятно, потому что это профессионалы.

– Одним из положительных моментов можно отметить, как быстро вы реагируете на запросы прессы.

– Вы сегодня для меня большой помощник. Пресса в целом. Потому что часть информации я не могу получить даже в правительстве. Я с самого первого дня отслеживаю, что происходит у вас, и по СМИ, потому что есть факты, какие-то критические случаи, которые до меня просто не доводят. Не знаю пока, чем это обусловлено – страхом ответственности или чем-то другим. Но это есть. Поэтому я пользуюсь и вашими знаниями.

– Будете ли вести диалог с населением? С журналистами? Обсуждать какие-то вопросы?

– Любой диалог снимает очень много проблем. У населения напряжение, и обиды происходят, в частности, из-за того, что они не знают, не видят и не могут оценить принятые решения, какие-то свершившиеся вещи. Поэтому диалог обязательно будет. Я собираюсь в районах встречаться с населением. И уже могу поделиться впечатлениями. Провели мы первый публичный прием с гражданами в Таре, и я понял, что это те люди, которых отфильтровала администрация. Для того чтобы получить обратную связь с населением, я должен выходить в большие залы, собирать всех, кто захотел прийти по объявлению, тогда я буду получать истинную картину. Сегодня приходится работать в качестве пожарного – по факту это так у нас получилось: бюджет, дольщики, Облавтотранс, сейчас у нас еще топливный вопрос стоит большой…

– То есть вчера на встрече с главами районов они вам сообщили, что по углю может сложиться такая же ситуация, как и с Омскоблавтотрансом, – один в один…

– Да. Сегодня каждый глава сам выплывает в бушующем море, они сами объявляют конкурсы, ищут. К сожалению. И они все говорят о том, что опасность есть.

– Но у нас же есть «Омская топливная компания»…

– Она находится в том же состоянии, что и Омскоблавтотранс. Сейчас ею занимаются. Встает вопрос санирования. Надо отдать должное – там три причала у нас, порядка шести тупиков железнодорожных. Такое хозяйство банкротить будет некамильфо, мягко говоря. А если жестко – то преступно для власти.

– Считаете ли вы справедливым распределение доходов и налогов между областью и Омском? Сейчас у нас будет новый мэр, с которым у вас неплохие отношения, предполагается ли некий пересмотр в пользу города Омска или выделение дополнительтных субсидий?

– Я же иллюзий не питаю. Кто бы ни стал мэром, он становится самостоятельным полноценным главой города и будет принимать самостоятельные решения. В любом случае областная и городская власть будут находиться в неком, мягко говоря, диспуте. Все равно будут дискуссии, будут споры. У каждого будут свои видения. Не надо говорить, что все встроились и пошли одним строем. Этого не будет. Этого и не надо. Вы, наверное, Оксану Николаевну знаете? Она тоже дама с характером. Со своей позицией. Поэтому у меня иллюзий нет, что это будет один строй. Да, это одна команда. Это важно. Как помочь Омску? Это будет зависеть от позиции Оксаны Николаевны. Я в чем спокоен? То, что она работала в области и знает ситуацию всего консолидированного бюджета, знакома со всеми программами областными, знает ситуацию в районах. И вот здесь баланс между Омском и сельскими районами мы будем находить. Чтобы вы понимали: сегодня содержание одного ребенка в районе, в Тевризском например, намного дороже, чем в городе Омске. Содержание больничной койки в Азовском районе намного больше, чем в Омске. Этот баланс надо учитывать. Лично я готов к пересмотру налогов и дотаций. На 2018 год это будут дотации, потому что мы вошли уже в бюджетный процесс. Из тех 8 с половиной миллиардов рублей, которые получены были из Москвы на выравнивание бюджета, мы отправили 200 млн на школьные окна. Мы спрашивали учителей, они сказали – это первый вопрос, дети мерзнут. Строители подтверждают, что это можно сделать зимой. Тоже встал вопрос: сколько давать на село, а сколько Омску? Первоначально предполагалось 50 млн, дали сто. Потому что по количеству детей здесь много. Но нам важно, чтобы новый мэр вступил в должность, оценил ситуацию и сказал, в чем потребность. И самое главное, дальше сделать баланс. Чтобы вы понимали, да, мы сегодня привели 8 миллиардов по одному виду дотаций, 6,6 – по другому… Это дополнительные средства. Если брать по кругу, мы третьи в России по объему помощи. Но ситуация с бюджетом ведь на самом деле плачевная. У нас на этот год собственных налоговых и неналоговых доходов чуть больше 57 млрд. При этом 46 млрд – долг. Из них порядка 22 млрд – это коммерческие кредиты. Картина-то не очень сладкая. Иллюзий поэтому нет. Мне не надо, чтобы мэр ходил строем. А надо, чтобы он спорил, отстаивал свою позицию, интересы своего муниципалитета. Но не должно быть перекоса в интересах областного центра и отдаленных районов. Хотя мы уже пересматриваем сегодня распределение по УСН – упрощенной системе налогообложения – для того, чтобы стимулировать работу с предпринимателями. Возможно, будем пересматривать НДФЛ, готовы поделиться дорожным фондом. У нас же анекдотическая ситуация складывается с «Сибирскими колбасами». Они говорят: мы уезжаем в другой регион. Бренд, который приличную долю доходов приносит в бюджет… Начинаем разбираться, в чем причина… Вот сравнивают наш бюджет с новосибирским. Там городской, а не областной бюджет строит метро. А мы 800 млн закладываем на консервацию метро, которого нет. Мы порядка миллиарда рублей льготникам на проезд даем Омску, меньше 500 млн уходит на сельские районы. Поэтому если все считать, то Омску выделяется немало.

– Жильцы дома судятся с управляющей компанией, которая представила фальшивый протокол голосования. Что делать с такими управляющими компаниями?

– Сегодня, как правило, коммунальный бизнес – это бизнес чиновников. В любой город приезжаешь, там мэр или его зам сидят в доле в этих управляющих компаниях. Пока не будет активности населения или объединения в советы многоквартирных домов, которые предусмотрены Жилищным кодексом, и они не возьмутся контролировать снизу при поддержке кого-то еще сверху, ничего не изменится – мы не решим эту проблему. Не скрою, я сказал Оксане Николаевне: первым делом открывайте спецсчета на домах. То, что я вижу в омском фонде капитального ремонта, – это нонсенс. Во всей стране делают по пять видов работ. У нас в Омске делают одну крышу. Я вам скажу почему. Потому что там основная маржа. Они не занимаются внутренними сетями. Потому что это надо идти в квартиру, убеждать, чтобы их допустили, – это тяжелая работа. А у нас проблема-то даже не в крышах – в фундаменте, инженерных сетях.

– Три министерства уже лишились министров. Не хватает какого-то яркого проекта про команду губернатора – то, что КУВШИННИКОВ сделал в Вологодской области – когда появился сайт «Команда губернатора», люди предлагали своих кандидатов, он озвучивал своих, потом народ за них голосовал. Все был открыто, ярко и даже с элементами в хорошем смысле шоу…

– Мне бы не хотелось делать из этого шоу даже в хорошем смысле этого слова. Сегодня говорить: ребята, пришли молодые красавцы с Урала и сейчас все решим – было бы неправильно. Честно скажу, не собираюсь я никого везти массово. Потому что своя земля богата. Давайте здесь искать. Да, проблема стоит. Я задавал вопрос промышленникам, предпринимателям: дайте человека на пост министра природных ресурсов, на минпром. Ну нету сегодня. Пока я не услышал. Проводить конкурс? Думаем об этом. Думаем посмотреть омских ребят, которые подали заявку в «лидеры России» и прошли. Кстати, одного заявителя мы уже взяли. Оксана Николаевна тоже подавала заявку на этот конкурс. Сейчас я вынужден смотреть в депутатском корпусе… У меня вопрос по минприроде. Я не понимаю, например, что происходит с охотой, – у меня просто руки не дошли. Я сам охотник, но для меня дикость, когда разыгрывают лицензию на медведя, не зная, на какой территории ты будешь охотиться.

– Коллега просил политического шоу. Но такое шоу у нас только что состоялось: так называемые выборы мэра. Напоминает спектакль, где роли были заранее расписаны. Нужна ли такая прокладка в виде театральной постановки, где многие уважаемые люди оказались в виде статистов, которым указывали, как и за кого голосовать? Может, лучше выбирать мэра населением города?

– Я всегда был сторонником прямых выборов и остаюсь таковым. То, что мы имеем в регионе по местному самоуправлению, это то, что было сформировано до меня. Я бы не стал говорить, что это было просто театральное шоу. Я недавно приехал, и не нужно преувеличивать мои возможности влияния. Был колоссальный диалог между политическими партиями, экономическими кланами. Может быть, эта дискуссия не была публичной, но она была. Что в итоге вышло именно так – оказалось непросто. Те же элиты пытались влиять на процесс, сама Оксана Николаевна вела активный диалог. Я обсуждал этот воапрос с директорским корпусом, с местными олигархами, с общественностью. Кто-то был не согласен. В итоге был найден консенсус.

– С Виктором Ивановичем НАЗАРОВЫМ общаетесь?

– Общаюсь. Буду приглашать и Леонида Константиновича. Пора познакомиться уже.

– У нас в центре города пункт преткновения: Ильинская горка. Леонид Константинович наверняка обратится к вам с предложением вернуть сюда храм и убрать памятник Ленину. Вы уже знаете, что ему ответить?

– Да: дайте точку зрения народа. А что мы стесняемся? Давайте проведем опрос. Сегодня у нас идет бурное обсуждение памятника Колчаку. Давайте проведем обсуждение. Никто не отменял мнения, сходы, публичные слушания.

– Когда вы только приехали в наш город, то сразу же заявили по поводу экологии – того самого этилмеркаптана, что необходимо провести расследование. Есть ли результаты?

– Это из серии «омское управление». Дается поручение провести расследование, потом приносят бумагу: снимаем губернаторское поручение с контроля, потому что ВИНОКУРОВ уволился.!!! Господа, а какая связь? Ну, уволился человек, но задача-то стоит: понять, что произошло и как этому противостоять. Что касается источника выбросов: нет ответа. Честно скажу. Прошло время. Есть предложение, как контролировать в дальнейшем. Сейчас мы рассматриваем программу установки счетчиков-анализаторов с прямым выводом данных на пульт МЧС. Начался диалог по этому поводу с «Газпром нефтью». Они сказали: мы готовы. То есть мы выходим на их территорию и устанавливаем возле установок, которые укажут независимые специалисты,  эти счетчики. Однако есть и такой факт: когда случились весенние выбросы, на ОНПЗ были допущены представители Следственного комитета, Росприроднадзора, Ростехнадзора, но были предприятия частные, куда их не пустили. То есть «Газпром нефть» готова идти навстречу, но недоумевает: почему их так не любят омичи? Я им говорю: так это я вас об этом должен спросить.

Есть еще второй момент. Существует предельно допустимая концентрация, которая рассчитывается отдельно по каждому предприятию, как будто выбросов от других предприятий вокруг нет. Сейчас поставлена задача подсчитать совокупные ПДК на территории. И, исходя из этого, необходимо уменьшать для конкретных юрлиц допустимую норму выбросов. Что касается тех выбросов, меня поразило, когда я беседовал с представителями надзорных органов, очевидное нежелание с этим разбираться.

– Будет ли аэропорт Федоровка?

– Я считаю, что другого пути для развития Омска сегодня нет. Новый аэропорт нужен. Сегодня у нас нет даже обследования технического состояния взлетной полосы. Но у нас есть объездная автомобильная дорога. Есть железная дорога. Есть водный путь по Иртышу. Здесь логистический центр однозначно просится. Далее, убирая аэропорт Центральный, мы получаем возможность развития города по левому берегу. Омск будет не вытянутый, а более компактный с двух сторон.

– А метро?

– Я не знаю. На следующей неделе буду выезжать на этот объект. Но похоронить его у меня рука не поднимается. Это миллиарды рублей народных денег. Более 800 млн рублей мы выделили, чтобы провести мероприятия по двум имеющимся котлованам, чтобы не было обрушения. Я хочу собрать всех специалистов и дать оценку. Поговорить с федеральным Минтрансом.

– Есть ли возможность в Омской области для молодых семей создать программу льготной ипотеки?

– У нас на льготную ипотеку планировалось порядка 40 млн руб. на следующий год. Я этот вопрос поднял. И мы предусмотрели и уже заложили на 2018 год 360 млн руб. на компенсацию по ипотечным кредитам. Еще обсуждаем категории. Скорее всего, это будут многодетные семьи. Часть этой суммы мы предполагаем направить на компенсации по первому взносу. Далее для тех, у кого третий ребенок, с 2018 года мы предусматриваем ежемесячные пособия до достижения возраста трех лет.

– Ранее вы уже говорили о возвращении льгот работникам культуры, повышение 2018 года в связи с майскими указами президента произойдет, по вашим словам, не в конце года, как было в текущем году, а в начале 2018-го. Мы на третьем месте по дотациям, мы получили приличное количество миллиардов. Но все же понимают, в связи с чем происходит такая финансовая накачка на платежи социального характера. То есть мы в 2018 году существенно нарастим эти социальные расходы, с теми же самыми невеликими собственными доходами. Таким образом мы решим локальную, пусть и важную задачу. А что станем делать в 2019 году, когда федеральные средства иссякнут? А расходы-то останутся. И мы надорвемся. Как бегун на короткую дистанцию, вынужденный бежать и дальше.

– Риск есть в любом старте. У вас может нога подвернуться, может дуть встречный ветер. Хоть на короткой дистанции, хоть на длинной. Но если не двигаться, ничего решаться не будет. Это как в анекдоте о том, как человек молится: боже, почему ты никогда не даешь мне возможность выиграть в лотерею. Тут облака раздвигаются, показывается лицо Господа, который говорит: ты для этого хотя бы лотерейный билет-то купи. Если мы будем рассуждать, будет нам плохо или хорошо, и ничего не делать. Другого выхода-то нет, если мы хотим говорить о будущем региона, нам надо стартовать.

– Социальные вещи – это хорошо и здорово, но мы же не в будущее вкладываем. Будущее – это инвестиции, проекты, которые дадут отдачу и принесут другие деньги. А мы хотим вложить в то, что денег не принесет.

– Из 8 с лишним миллиардов, которые поступили, мы полтора миллиарда отложили на бюджет развития. Далее попросили депутатов, мэров, предпринимателей дать нам предложения по вложению этих средств в проекты, которые нам дадут какой-то реальный выхлоп. Через пять, может, лет, семь, десять. Остальной частью – да, будем латать дыры. Вы говорите льготы… Но когда у вас людям нечего есть, у них уровень жизни близок к нулю, конечно, они побегут и из Омска в другие города, и из села в Омск. Кто бы что ни говорил, благодаря старикам мы село сохраняем. А если завтра их не будет, то и села там не будет. Там даже дачников завтра не будет.

– Всех волнует вопрос: вы у нас надолго в Омской области? Будете ли участвовать в выборах губернатора в сентябре 2018 года или регион окажется для вас трамплином для дальнейшей карьеры?

– Безусловно, я сюда приехал не на день, надеюсь, не на один срок губернаторский. Как бы ни звучало слово «срок»… Будет ли это трамплином – это не мне решать. Если я смогу вместе с вами и населением получить какие-то результаты, наверное, президент будет как-то оценивать. Это непредсказуемо. Поэтому на это надеяться не стоит.

– Партийная принадлежность «Справедливой России» вам не мешает теперь? Будете ли вступать в «Единую Россию»?

– Я уже вступил в партию. Она называется «Справедливая Россия», являюсь членом президиума. Заявления о выходе не подавал и не собираюсь. Безусловно, есть определенная сложность, когда представитель оппозиционной партии стоит во главе региона, но сегодня для меня основная забота – не политические, а хозяйственные вопросы. К сожалению, у эсеров здесь не самое сильное отделение. Если мы в Екатеринбурге на выборах «побивали» «Единую Россию», то здесь… 25-го собираюсь на съезд партии.

– На учете где состоите, в свердловском отделении?

– Да, кстати, хороший вопрос. Надо становиться на учет здесь, по месту регистрации.

– Сейчас у вас на новенького карт-бланш и от федерального центра, и от населения, и от прессы. Как вы считаете, когда этот конфетно-букетный период закончится?

– Он может закончиться мгновенно уже завтра. Очередное ЧП, не дай бог, в какой-либо школе или в доме престарелых – и все. Вся любовь прошла! На днях было происшествие с якобы избиением ребенка в школе, которое, как выяснилось позже, оказалось инсценировкой ради видеоролика на ютубе. И тем не менее мы прославились на всю страну. И у меня после аналогичного реального случая благие отношения сразу могут закончиться и с Москвой, и с вами, журналистами, и с общественностью. Так что на ваш вопрос не отвечу.

– Занимаетесь ли спортом?

– По молодости занимался волейболом, баскетболом, потом большим теннисом, горными лыжами. Сейчас, в связи с травмой колена, перешел на беговые лыжи. Плюс йога и конный спорт.

– Какие читаете книги?

– В последнее время начал перечитывать классику. Будете смеяться, недавно перечитывал «Алые паруса». Достоевского перечитываю.

– Где будете отдыхать в Новый год? Для сына вы переодеваетесь в Деда Мороза?

– Нет, прошу переодеться друзей. Меня он узнает. Но я каждый год участвую в домашней театральной постановке какой-либо сказки. Что касается Нового года, хотелось бы к этому времени семью сюда перевезти, а если не получится, то хотелось бы встретить Новый год с семьей. Если отпустит президент.

Ранее полный тест интервью был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 6 декабря 2017 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Аргента 19 декабря 2017 в 17:37:
Насчет Ильинской церкви — опросы побоку. Народ уже голосовал в интернете — две трети против, из них одна треть неприлично ругается.
киви 19 декабря 2017 в 17:29:
Уф. «растянутость города» мешает. Да разве не строительством Федоровки растянутость будет усугублена? И чем аэропорт так-таки помешал развитию Левого берега? Пусть развивается в обход аэропорта. Скажу более — железная дорога рассекает Старый Кировск надвое. Встанет виадук и все — привет, новоомская деревня. Это препятствие для развития похлеще аэропорта. «Народные деньги» на метро ему жалко — а на Федоровку не жалко, там же не один инвестор вложится, бюджет тоже.
Грамотей 18 декабря 2017 в 14:48:
Правильно писать: не комильфо
Максимов К. 18 декабря 2017 в 12:51:
кто фотографирует, кому за 1000 просмотров сказать спс.
ART_ME 17 декабря 2017 в 19:30:
Полезности КОМУ?
ВЛАДИМИР 17 декабря 2017 в 19:23:
ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ УРОВНЯ ПОЛЕЗНОСТИ И ЧЕСТНОСТИ В РАБОТЕ
Показать все комментарии (6)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.