Все рубрики
В Омске среда, 20 Июня
В Омске:
+11
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 64,0683    € 74,1847

Алексей ШАМАЕВ, «Сибирский деликатес»: «Фактически оказалось, что я подарил этим людям готовый бизнес, а сам оказался за бортом».

18 февраля 2018 08:09
1
2444

Алексея ШАМАЕВА признали виновным в совершении неправомерных действий при банкротстве. Он не согласен

Рассмотрение громкого дела в отношении экс-главы «Сибирского деликатеса»  завершено. Но скандал не утихает: со слов его бывшего директора, холдинг продолжают распродавать за бесценок. 23 января 2018 года Москаленский районный суд Омской области вынес приговор по уголовному делу в отношении бывшего гендиректора ООО «Сибирский деликатес», ООО «Колбасный мир» Алексея ШАМАЕВА. Его признали виновным в совершении неправомерных действий при банкротстве. Однако суд нашел в его деле смягчающие обстоятельства: наличие малолетних детей. Поэтому ШАМАЕВ останется на свободе. Его обязали выплатить штраф в размере полумиллиона рублей. Корреспондент  «КВ» Анастасия ПАВЛОВА побеседовала с ШАМАЕВЫМ, чтобы прояснить ситуацию.

– Алексей Николаевич, насколько я понимаю, несмотря на приговор, вы уверяете, что невиновны.

– Загвоздка в том, что мое дело – исключительно экономическое. Для того чтобы в нем разобраться, нужно соответствующее образование, соответствующий опыт. Конечно, практика вынесения решений на малознакомую для судьи и прокурора тему приведет к настоящей войне с бизнесом, которому и так в стране живется несладко. Вот представьте, что вас обвинили в убийстве. Однако трупа нет. Более того, человек, в нападении на которого вас подозревают, – живой. Ну странная же ситуация.

– Что вы имеете в виду?

– Меня обвинили в неправомерных действиях при банкротстве. Хотя, если детально рассмотреть каждый эпизод, вы элементарно не найдете состава преступления! А вы сами знаете, как бескомпромиссно пишут в СМИ: скрыл, украл, вывел. Мгновенное пятно на репутацию. Да и к самому рассмотрению дела множество вопросов: например, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, и даже прямо противоречат им. А объем приговора составил 83 печатных листа, которые судья умудрился написать примерно за 45 минут после окончания прений!

– Хорошо, давайте разберем какой-нибудь пункт обвинения. Вас признали виновным в том, что с января по апрель 2016 года во время проведения процедуры наблюдения в отношении ООО «Сибирский деликатес» вы сокрыли три пельменных аппарата на сумму 15 млн рублей.

– Во-первых, бывшие в употреблении аппараты не могут столько стоить. Даже совсем новая машина по производству пельменей обойдется не больше чем в два млн рублей. Так что с учетом износа красная цена всем трем аппаратам – не более 1,5 млн рублей. Но ни на стадии предварительного следствия, ни при судебном рассмотрении оценка реальной стоимости не производилась. Во-вторых, аппараты оказались в числе арестованного имущества, но вообще-то они были арендованы у ООО «ПКБ «Сибирский деликатес» – их производителя. ПКБ заявилось в суд с требованием исключить из общей описи эти три объекта. Это требование было удовлетворено. Но потом случилось странное: экс-директор ПКБ Олег МАКАРОВ, как раз и заключавший договор аренды, дал полиции объяснения, что его подпись в документе якобы поддельная. Оспорить это в рамках ­дела ­исключения аппаратов из списка судебных приставов, впрочем, не удалось – к тому времени его не существовало, ведь исполнительное производство уже закончилось. Замечу, что в Якутии рассматривали аналогичный иск: ООО «Сибирский деликатес» попыталось истребовать из «чужого незаконного владения» ООО «УК «Сибирский деликатес» такой же пельменный аппарат. Ответчик заявил ходатайство о фальсификации товарной накладной и потребовал привлечь к участию в процессе производителя оборудования – ООО «ПКБ «Сибирский деликатес». Суд профессионально рассмотрел дело, установив, что право собственности действительно принадлежит не истцу, а третьему лицу, и отказал в удовлетворении исковых требований. Причем судом рассматривались те же самые документы, что легли в основу возбужденного уголовного дела в моем отношении. В Якутии логично рассудили, что эти документы не могут подтверждать право собственности на пельменные аппараты. Однако омские следователи не смогли разобраться в этой элементарнейшей схеме. Отсюда следует их абсурдный вывод о том, что аппараты украдены.

– В приговоре сказано, что вы «совершили сокрытие и отчуждение имущества должника». Выходит, суд посчитал, что аппараты все же принадлежат «Сибирскому деликатесу»?

– В суде был допрошен МАКАРОВ, который заявил, что не осуществлял поставку на основе договора купли-продажи пельменных аппаратов в ООО «Сибирский деликатес». То же самое подтвердила главный бухгалтер ООО «ПКБ «Сибирский деликатес»: сделка купли-продажи совершена не была, аппараты с момента ввода их в эксплуатацию находились на балансе в ООО «ПКБ «Сибирский деликатес». Подтверждением явилась оборотно-сальдовая ведомость предприятия. К слову, косвенно о нарушениях в бухгалтерском учете свидетельствуют также показания еще одного свидетеля обвинения о том, что упаковочная машина «Мультивак» (это второй эпизод моего обвинения) также была внесена в основные средства ООО «Колбасный мир» до выплаты лизинговых платежей и до того момента, когда право собственности могло бы быть приобретено ООО «Колбасный мир». В общем, если резюмировать простым языком вышесказанное, для того чтобы признать меня виновным в сокрытии какого-то имущества «Сибирского деликатеса» и «Колбасного мира», нужно сначала доказать, что оно этому «Сибирскому деликатесу» и «Колбасному миру» вообще принадлежало.

– Так что там с «Мультиваком»? По подсчетам следствия, он стоит шесть млн рублей.

– И снова следователи не заказали оценку, а просто взяли цену нового аппарата, хотя я использовал упаковочную машину четыре года. В остальном такая же ситуация: «Колбасный мир» в 2015 году утратил способность выплачивать лизинговые платежи за «Мультивак», и его хозяин – «Балтийский лизинг» – через суд изъял его обратно, но потребовал найти на него покупателя. «Мультивак» согласилась выкупить якутская УК «Сибирский деликатес». «Балтийский лизинг» потребовал выплатить все долги по платежам «Колбасного мира». УК выполнила эти требования и, соответственно, обрела законное право истребовать аппарат. Но когда мы запросили документы у «Балтийского лизинга», то обнаружили, что те подготовили акт передачи аппарата в собственность «Колбасному миру» уже после того, как УК «Сибирский деликатес» выплатила его долги! Так что преступление действительно совершено. Но по отношению к УК. Сейчас мой адвокат Виолетта ВОЛКОВА намерена добиться возбуждения уголовного дела по статье «Мошенничество» в отношении управленцев «Балтийского лизинга» и «Колбасного мира» банкротного периода.

– Ну и, собственно, третий эпизод в вашем обвинении: вы не передали конкурсному управляющему Владимиру ПОЮНОВУ финансово-хозяйственные документы ООО «Сибирский деликатес», в которых говорилось о наличии долга перед предприятием со стороны еще одной компании. Это не позволило своевременно взыскать с должника более 4,5 млн рублей и удовлетворить требования кредиторов в рамках процедуры банкротства «Сибирского деликатеса». Почему вы не передали бумаги?

– Восьмого августа 2016 года Арбитражный суд Омской области установил, что я не был обязан передавать ПОЮНОВУ какие-либо документы и имущество, кроме уставных документов и круглой печати ООО «Сибирский деликатес». А их я передал. Больше у меня ничего и не было: как только на предприятии ввели конкурсное производство, я лишился доступа к любым документам. Напрягает другое: в рамках уголовного дела, где меня признали виновным, ПОЮНОВ проходил как потерпевший, и он сам дал показания, что получал все копии документов еще на стадии наблюдения. В августе 2016 года в этих копиях и обнаружилась дебиторская задолженность ООО «Компания «Холидей» за 2015 год в 5,5 млн рублей. В электронной бухгалтерии эта задолженность не фигурировала, устно мне тоже о ней никто не докладывал. Ни сторону обвинения, ни суд совершенно не смутило, что управляющий, приняв эти якобы существующие документы с наличием дебиторки, был по долгу службы обязан их проанализировать. Он этого не сделал. А теперь, внимание, самое главное: 19 декабря 2017 года Арбитражным судом Новосибирской области (по месту «прописки» «Холидея») было вынесено решение об отсутствии задолженности ООО «Компания «Холидей» перед ООО «Сибирский деликатес». В суд вызвали бухгалтера «Сибирского деликатеса», и она не смогла пояснить, каким образом и в каком размере я нанес ущерб, а также подтвердила, что документы в полном объеме сразу же были доступны ПОЮНОВУ в электронном виде в программе «1С». Наличие ущерба не доказано. Так в чем меня признали виновным?

– Вы, разумеется, собираетесь обжаловать приговор?

– Дойду до Верховного суда. А также хочу заручиться поддержкой бизнес-омбудсмена Бориса ТИТОВА, потому что, на мой взгляд, увенчалась успехом попытка лишить меня бизнеса. Но, поймите, дело не только в этом. «Сибирский деликатес» был одним из ключевых предприятий региона. Но поглядите, как протекает его банкротство!

– Да, вы много раз обвиняли ООО «Волна», кредитора «Сибирского деликатеса», в злоупотреблении положением компании.

– «Волна» перерабатывала сырье «Сибирского деликатеса». Изначально предполагалось, что я войду в «Волну», чтобы забирать часть ее прибыли и направлять на погашение долгов «Сибирского деликатеса». То есть будем действовать по плану финансового оздоровления. Но меня в «Волну» вводить не спешили! Появился «ЮниКредитБанк», который тоже хотел получить часть своей прибыли. Потом, собственно, началось банкротство. На стадии конкурсного производства необходимость в посреднике отпала. Однако «Волна» продолжила работу, а кредитором стала, выкупив долги у банка «Интеза» на сотни миллионов рублей – всего за несколько миллионов.

– Зачем вообще понадобилось создание «Волны»?

– Посредник на добанкротной стадии был нужен в связи с тем, что по исполнительному производству может быть арестовано не только имущество организации-должника, но и сырье, из которого производится продукция, а также сама продукция. Поэтому сохранить производство можно только посредством ввода в схему «производитель-покупатель» третьего лица. Оно является заказчиком производства продукции, его сырье и продукция не могут быть арестованы. Компания-должник при этом получает прибыль не от продажи продукции конечному потребителю, а за производство продукции для третьего лица. Да, прибыль существенно падает, но работа предприятия не блокируется, и это позволяет рассчитываться по долгам. С момента введения процедуры банкротства все исполнительные производства закрываются и предприятие имеет возможность снова самостоятельно заниматься производством.

– Вы в курсе, что там происходит сейчас?

– Я вооружился отчетностью организаций посредников: ООО «Волна» (директор Андрей ПАВЛОВ, учредитель Александр ШВАЧКА) и ООО «Спарта» (директор Евгений ЛЕНКТИС, учредитель Илья ГОФМАН).  Из технологических карт я рассчитал оценку себестоимости продукции и цены продажи ее контрагентам. Исходя из цен продукции на полках магазинов, знания наценок дистрибьюторов и торговых сетей, я вывел примерную цену продажи и себестоимость продукции «Сибирского деликатеса» для «Волны» и «Спарты». Смотрите. Отчетность Росстата показывает, что ООО «Спарта» нарастила объем продаж в 2016 году по сравнению с 2014 годом на 285 млн рублей. При этом средняя оптово-отпускная цена продукции ООО «Сибирский деликатес» составила примерно 270 руб/кг, значит, объем продаж составил 1 055 000 кг. «Сибирскому деликатесу» с этих 270 рублей достается примерно 130 рублей за один кг (90 руб/кг – сырьевая себестоимость продукции плюс 40 рублей за переработку одного кг продукции). Посредники при этом зарабатывают с 1 кг 140 рублей, а это означает, что с 1 055 000 кг, проданных за июнь-декабрь 2016 года, валовая прибыль составила 147 млн 777 тыс. рублей. «Волна» отчиталась за 5 129 000 рублей чистой прибыли и налога на нее 1 310 000 рублей, а «Спарта» – соответственно 13 340 000 рублей и 3 396 000 рублей. Также были заплачены проценты по займам: 6 489 000 и 1 417 000 руб. Судя по отчетности Росстата за это время, прочие расходы ООО «Спарта» составили 16 250 000 рублей. У ООО «Волна» они же составили 22 969 000 рублей, а управленческие расходы составили 45 359 000 рублей.

– Какой делаете вывод?

– Итого расходов набирается 85 578 000 рублей. При этом сумма аналогичных расходов обеих компаний за 2014 год составляла 11 505 000 руб. Разница – более 74 млн рублей. Если всю прибыль, все налоги на прибыль, все проценты по займам и все расходы отнести к продажам продукции ООО «Сибирский деликатес», то сумма составит 104 154 000 рублей. Но, по моим подсчетам, валовая прибыль этой группы компаний составляет 147 777 000 рублей. Из отчетности нельзя выяснить, из чего складываются расходы по обычной деятельности в 380 664 000 рублей ООО «Спарта» в 2016 году. Возможно, там  расходы не только на закуп продукции ООО «Сибирский деликатес», но и другие скрытые от нас расходы.  

– Есть догадки, куда тратились деньги?

– Насколько мне известно, в торговом отделе «Спарты» за 2016 год прибавилось всего несколько человек в сравнении с 2014 годом, и это неудивительно, ведь все отгрузки осуществляются через несколько дистрибьюторов. Такая схема ведения бизнеса была прописана мною в целях минимизации затрат. После введения конкурсного производства бухгалтерия ООО «Сибирский деликатес», по воле ПОЮНОВА, переехала на 2-ю Производственную. Там располагаются офисы ООО «Волна» и ООО «Спарта». Большая часть нагрузки по ведению бизнеса в сфере экономики легла на плечи сотрудников «Сибирского деликатеса», значит, затраты «Волны» и «Спарты» были минимальны. Многие оптовики забирали груз самовывозом, а логистика до дистрибьюторов в Москве и Питере не превышает 4 – 5 руб. за доставку 1 кг. Вот, пожалуй, все основные расходы на продажи продукции ООО «Сибирский деликатес», понесенные ООО «Спарта» за 2016 год, и они никак не могут составлять более 10 млн рублей. Нехорошо считать чужие деньги, но подозреваю, деньги тратились не на продажи. А может, это вообще деньги других кредиторов? Вдумайтесь: если для того, чтобы заработать 147 млн, можно было потратить всего 10 млн, то это 137 млн за 7 месяцев работы продаж по налаженным каналам сбыта ООО «Сибирский деликатес». Это означает около 20 млн прибыли в месяц в самом начале восстановления продаж продукции. Известно, что ООО «Спарта» в 2017 году вошло без дистрибьюторов в сеть «Метро» и взяла курс на вход и в другие сети. Это еще увеличит маржу с 1 кг продукции. Также когда группа компаний вступит во владение всем бизнесом и увеличит продажи, то стоимость переработки снизится с 40 руб/кг до 25 руб/кг в силу сокращения доли постоянных расходов. В 2014 году ООО «Сибирский деликатес» продало около 18 млн кг продукции. Если уровень продаж достигнет хотя бы 50% от прежнего уровня, то группа компаний начнет зарабатывать более 1,4 млрд рублей в год. Это деньги, которые может зарабатывать сам «Сибирский деликатес» без участия посредников при переходе во внешнее управление. Это позволило бы ему вернуть долги всем кредиторам за несколько лет с процентами даже без продажи залогового имущества, которое сегодня продается за копейки. Я не желаю быть «уголовником» только потому, что открыто говорю: холдинг расхищают по частям.  В декабре 2017 не состоялись очередные торги, так как на них заявился только один участник – ООО «Опторг». По закону теперь эта фирма может, минуя торги, купить «Сибирский деликатес». В 2016 году у «Опторга» было 4,8 млн рублей убытков. Компания без прибыли, с долгами, превышающими стоимость ее       активов, при которых она по закону обязана заявить о банкротстве, всего за 93 млн рублей обзаведется прекрасно функционирующим предприятием! На мой взгляд, сделку с ООО «Опторг» необходимо расторгнуть, так как компания аффилирована с ООО «Волна» и ООО «Спарта»: она находится по одному юридическому адресу с ООО «Волна», связана общими директорами и учредителями.

– В чем же была ваша ошибка как бизнесмена?

– В моей безрассудности. Я давно хотел найти партнеров, с которыми мог бы успешно раскрутить это дело. Фактически же оказалось, что я подарил этим людям готовый бизнес, а сам оказался за бортом. Я отладил процедуру работы группы компаний, и сейчас «Сибирскому деликатесу» хватает трех управленцев: в Омске, Санкт-Петербурге и Москве. Значительных вложений бизнес больше не требует, сиди себе да снимай сливки. Чем они и занимаются. И тут я уже вижу противоречие: сначала ПОЮНОВ говорил, что бизнес неприбыльный и поэтому нужно его банкротить, а после наступления конкурсного производства бизнес оказывается сверприбыльным! Но не для кредиторов.  Имущество продается за бесценок, и из кредиторов возмущается только ООО «Ф-консалтинг», выкупившее часть долга у Банка ВТБ.

– Но если вам мстят, а вы невиновны, зачем ваш адвокат давала взятку следователю?

– Меня и раньше пытались нейтрализовать. Пытались найти у меня и обналичку, и вывод средств за границу через подставные фирмы. Но все безрезультатно – нет никакого компромата. В конце октября 2016 года старший лейтенант юстиции Павел ЮРЧЕНКО пожаловался моему адвокату Виолетте ВОЛКОВОЙ на то, что его начальство всерьез жаждет моей крови, однако оперативники ничего толкового нарыть не могут и заваливают его сырым материалом, по которому он вынужден принимать решения. Через короткое время после этого, 15 ноября, ей последовал звонок от неизвестного лица и ее попросили срочно приехать на разговор в «интересах ШАМАЕВА». Ее встретил человек, который в СМИ представляется как адвокат-детектив. Он предложил ей заплатить пять млн рублей за прекращение всех материалов против меня, кроме одного – с пельменными аппаратами. Здесь от меня требовалось полностью признать вину, и дело бы рассмотрели в особом порядке: мне бы назначили незначительный штраф, а аппараты вернулись «Сибирскому деликатесу». В качестве примера ВОЛКОВОЙ привели другие громкие дела в Омске, где «закрыли» известных фигурантов, которые отказались договариваться,  – я не буду их называть из этических соображений. Адвокат, разумеется, пояснила, что я банкрот и никаких пяти млн рублей у меня нет. 25 ноября следователь ЮРЧЕНКО потребовал от ВОЛКОВОЙ встречи на некой конспиративной квартире, где она рассказала о встрече с этим человеком и его требовании за решение вопроса пяти млн рублей. ЮРЧЕНКО страшно удивился: «Наша стандартная такса – 1,5 млн рублей!». И сделал аналогичное предложение… При этом в случае отказа, как и предыдущий «договорщик», указал на печальную судьбу тех, кто не пожелал договариваться. А также показал ей подписанное его руководством ходатайство о взятии меня под стражу (этот документ ЮРЧЕНКО также показывал моему омскому адвокату, копию впоследствии изъял следственный комитет в результате обыска). Следователь добавил, что на моих адвокатов (которых на тот момент было трое) оперативными сотрудниками собран материал, и они могут быть привлечены к уголовной ответственности как мои соучастники. ВОЛКОВА вела аудиозапись этой встречи, что впоследствии и позволило доказать, что с нашей стороны отсутствовала не только попытка провокации взятки, но и какие-либо иные противоправные действия. Мне ничего не оставалось, как обратиться за защитой в Управление собственной безопасности МВД РФ.

– Чем вам помогли?

– В МВД РФ нас проинструктировали, что о встрече, на которой от сотрудника полиции требуют совершить противоправное действие, он должен незамедлительно подать рапорт. Рапорта о том, что ему предлагали взятку, ЮРЧЕНКО подавать не стал, так что правда была на нашей стороне. С этого момента ВОЛКОВОЙ предоставили оперативное сопровождение при общении с омским следователем. В том числе она под контролем силовиков передала часть денег (600 тысяч рублей), а ЮРЧЕНКО эти деньги принял, после чего его и задержали. Указанные события бурно обсуждались в омских СМИ, обвинявших адвоката в провокации взятки. Это послужило основанием к проверке ее действий Квалификационной комиссией по представлению руководителя Федеральной палаты адвокатов. Ни Квалификационная комиссия, ни Совет палаты единогласно не нашли в действиях адвоката никаких нарушений. После этого и адвокат ВЕЧКАНОВ пожаловался на моего адвоката в Адвокатскую палату Московской области, но ее действия снова были признаны законными. В местной прессе моего защитника также пытались опорочить заказными статьями (кстати, следователь ЮРЧЕНКО упомянул, что может организовать в СМИ Омска заказные статьи в мою защиту – этот момент тоже есть на аудиозаписи). В отношении следователя возбудили уголовное дело, по которому ему грозит не менее восьми лет лишения свободы. И меня, и моего адвоката уже допрашивали в суде. Скоро должен быть объявлен приговор.

– Кстати, а как складываются ваши отношения с МАКАРОВЫМ? Помнится, у вас были какие-то распри из-за патентов.

– Он действительно был одним из разработчиков патентов на несколько изобретений, которые могут приносить значительный доход в течение 15 лет. Патенты были оформлены на меня согласно нашей с ним договоренности. Я платил ему зарплату. Когда я уже не смог это делать, он потребовал с меня шесть млн рублей и оформления его в качестве сособственника. Я отказался, и он принялся отсуживать у меня патенты. Впрочем, судится он не только со мной. Например, сейчас у него в арбитражном суде имеется процесс с крупным производителем пельменных аппаратов на основании обладания отобранным у меня патентом. Я думаю, он, как и все, руководствуется исключительно меркантильными интересами.

Справка:

Компания "Сибирский деликатес" вышла на рынок в 2000 году. Компания быстро развивалась, с 2004 года Алексей ШАМАЕВ начал открывать филиалы в Новосибирске, Москве и Санкт-Петербурге. К 2008 году "Сибирский деликатес" стал крупным холдингом, филиалы которого работали по всей стране. Основной его деятельностью стало производство и реализация быстрозамороженных мясных полуфабрикатов, колбасных изделий и мясных деликатесов. В январе 2016 года было объявлено о том, что на предприятии введено наблюдение, поскольку холдинг задолжал АО "ЮниКредитБанк" 328,5 млн руб. 

Фото Chief Time

Ранее текст статьи был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 7 февраля 2018 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Сергей А 20 февраля 2018 в 07:56:
А про 3 млрд. кредиторской задолженности ничего не пояснил?
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий

При поддержке



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.