Все рубрики
В Омске среда, 21 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 77,7780    € 91,5603

Омичей пытаются убедить: «Если воняет, надо быть «грамотным» и не жаловаться»

26 сентября 2020 10:36
5
1828

В 90-е годы на каждого омича приходилась одна тонна атмосферных выбросов в год Сейчас на одного омича – порядка 200 кг в год, т. е. нагрузка снизилась в пять раз. 

27 августа в пресс-центре МКР-Медиа состоялась встреча чиновников, экспертов по экологии и представителей промышленных предприятий под названием «Стратегическая сессия «Внедрение промышленными предприятиями наилучших доступных практик и технологий, снижающих нагрузку на окружающую среду».

Как снизить экологическую нагрузку при увеличении объемов производства?

Как оказалось, к стратегии данный разговор отношения не имел. Кратко расскажем, что происходило на 2,5-часовом мероприятии.

Первым словом предоставили одному из организаторов встречи, председателю комитета по химической промышленности «Деловой России» Михаилу СУТЯГИНСКОМУ, который признал:

— В Омске экологические проблемы давно стали частью ежедневной информационной политики. Еще 2-3 года назад в адрес Минприроды региона поступало в год около 1,5-2 тыс. обращений. Сегодня эта цифра выросла в разы. В 2019 году Омск появился даже на интерактивной карте Гринписа России. Но именно Омск может стать примером не только проблем, которые сегодня в некоторой части даже усугубляются, но и их решения.

Комитет по химической промышленности при «Деловой России» был создан два года назад. В него входят представители бизнеса и эксперты. Идет совместная работа, одним из итогов которой стало подписание компаниями экологических соглашений. «Нам необходимо на 22 % снизить общие выбросы к 2024 году. Эту задачу поставил президент. Мер, которые в данный момент есть, мы считаем, явно не достаточно, чтобы Омск стал чище. Нужны дополнительные инструменты, – заметил Михаил СУТЯГИНСКИЙ и пояснил, в чем сложность реализации задачи:

– С одной стороны, перед предприятиями стоит цель снижения экологической нагрузки, а с другой – государство ставит задачу увеличения объемов производства для наращивания промышленного потенциала, потому что мы с 1989 года его уронили в несколько раз, откатились на последние позиции в мировых рейтингах. В данной ситуации это взаимоисключающие вещи.

Спикер упомянул наилучшие доступные технологии (НДТ), которые Росстандарт описывает как «технологии производства продукции (товаров), выполнения работ, оказания услуг, определяемые на основе современных достижений науки и техники и наилучшего сочетания критериев достижения целей охраны окружающей среды при условии наличия технической возможности ее применения». О НДТ говорили и другие спикеры, в том числе эксперты. А Михаил СУТЯГИНСКИЙ заметил, что  внедрение наилучших доступных технологий потребует серьезных финансовых вложений и компаниям потребуется государственная поддержка и взаимодействие с заинтересованными министерствами. В частности, он подчеркнул, что было бы хорошо, если бы Минприроды «развернулось к предприятиям».

Шире мониторинг – чаще фиксируются ПДК

В этот момент ведущий передал слово первому заместителю министра природных ресурсов и экологии Омской области Александру МАТНЕНКО. После нескольких хвалебных слов  в адрес мониторинга окружающей среды в Омске он заявил, что хоть мониторинг и дает представление о возможных источниках выбросов, тем не менее необходим выход на источник, замеры. И здесь возникает проблема: когда специалисты после всех согласований приходят на замеры, они видят совсем другую картину.

— Статистика не самоцель. По статистике мы добьемся к 2024 году снижения, – уверенно заявил замминистра. – Но это не значит, что люди перестанут ощущать запахи. Есть легальные выбросы, а есть нелегальные, которые ни в какую статистику не входят. Борьба с ними также для нас является приоритетной.

Замминистра упомянул и о существовании малогабаритных датчиков газоанализаторов, которые можно установить в любом месте города и в режиме онлайн снимать информацию по содержанию веществ (правда, далеко не всех). И причиной того, что сегодня постоянно фиксируются превышения ПДК загрязняющих веществ в воздухе, по мнению Александра МАТНЕНКО, является увеличение числа постов:

— Превышений ПДК фиксируется значительно больше, чем раньше. Это связано, в первую очередь, с увеличением технической возможности фиксации. Количество замеров выросло в разы. Это не говорит о том, что хуже или лучше стало с атмосферой в Омске. Среди веществ, которые наиболее часто превышают ПДК, – сероводород, этилбензол, фенол, аммиак, оксиды и диоксиды азота, серы. Химики понимают, что этот спектр характерен для всех секторов нашей промышленности – и химической, и теплоэнергетики, и общественного транспорта.

А выбросы-то сократились в три раза!

Кандидат технических наук, доцент кафедры техносферной и экологической безопасности СибАДИ, почетный член Всероссийского общества охраны природы Ринат ВАЛИТОВ вообще уверен, что в последние годы количество превышения ПДК на предприятиях Омска значительно сократилось:

— Выбросы снизились почти в три раза. Часто говорят, что это из-за остановки многих заводов. Ничего подобного! Десяток предприятий обеспечивают 86-87% всех выбросов, а они как работали стабильно, так и работают.

Он привел данные брошюры «Оценка экологического состояния территории и здоровья населения города Омска», которая была выпущена в 1996 году, и предложил сравнить их с современными: «Слушатели сейчас обрушатся с критикой: «Что вы нам показываете низкий уровень загрязнения атмосферы, когда люди жалуются!». Но я просто процитирую данные 1994 года. Тогда концентрация по трем ингредиентам превышала ПДК: по формальдегиду – в пять раз (в среднем за год, а не ежедневно!!!), по ацетальдегиду – в два раза, по хлороформу – в 1,3. Диоксид азота – 20 ПДК. Кто у нас сейчас фиксирует такие случаи? Никто! Хлористого водорода было 15 ПДК, ксилола – 19. Это ароматика. Сейчас такие данные вообще не фиксируются! Это говорит о том, что надо признать: промышленность города сделала колоссальные вещи, чтобы снизить уровень загрязнения атмосферного воздуха».

– В 90-е годы выбросы промышленности составляли более 500 тыс. тонн в год. Приблизительно столько же было выбросов от транспорта. Итого одна тонна в год приходилась на человека. Сейчас на одного омича – порядка 200 кг в год, т. е. нагрузка снизилась в пять раз, – привел цифры Ринат ВАЛИТОВ и добавил: – Когда встречаюсь со студентами, слышу: но ведь город Омск находится в чрезвычайной экологической ситуации! Да кто вам это сказал?! В 2004 году был последний раз, когда индекс составлял больше 14.

Почетный член Всероссийского общества охраны природы также высказал свою позицию по источникам загрязнения: «Если брать статистические данные, то треть всех выбросов – это от автотранспорта. Хотя раньше они оценивались больше, чем в половину. И тому есть вполне реальное объяснение: сейчас новые автомобили, мы уже забыли, что такое карбюраторные. Естественно, выбросы от транспорта резко снизились».

Система непрерывного контроля выбросов на каждой трубе

Профессор кафедры промышленной экологии РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина Елена МАЗЛОВА общалась со студией онлайн. Она отметила, что контролировать соблюдение технологических нормативов должна система автоматического непрерывного контроля выбросов, которая позволит делать замеры прямо в трубах заводов. «Если сегодня предприятие имеет возможность скрывать те самые залповые, ночные выбросы, то установка работающих в режиме реального времени измерителей загрязнений позволит эту плохую практику преодолеть. Если посмотреть на основные загрязнители воздуха в Омске (а это открытая информация), то нужно вспомнить, что на первом месте «Газпромнефть-ОНПЗ», Завод технического углерода и ТЭЦ-5, ТЭЦ-4. Есть фотографии выбросов, которые заполняют просто все интернет-пространство по Омску. Когда говорят, что снижаются выбросы…», – на этом интересном месте ведущий прервал спикера и попросил резюмировать. К сказанному Елена МАЗЛОВА добавила, что основные загрязнители воздуха в Омске должны быть открыты системе экологического менеджмента, а по факту сейчас информации о модернизации производств в свободном доступе практически нет.

«Не скандал в прессе, а диалог специалиста со специалистом»

Еще одну интересную мысль в защиту омской экологии высказал член Президиума Центрального Совета Всероссийского общества охраны природы, председатель Омского отделения ВООП, заслуженный эколог Омской области Анатолий СОЛОВЬЕВ. Он рассказал о том, как и, главное, зачем в Омске ведется подготовка экологов среди населения:

— Для того чтобы не было вопросов, от чего эти запахи, почему пахнет. Если ты соображаешь, как взрослый человек, то, может, и не будешь лишний раз МАТНЕНКО звонить и говорить: выезжайте сюда. Мы первые в России, кто в течение трех лет готовит из молодых людей в возрасте от 18 лет и вплоть до 70–80 экологов. Ведем подготовку совместно с Министерством природных ресурсов и экологии Омской области.

Обучившиеся получают удостоверение, значок, форму. На счету организации уже сотня выпускников, в том числе 10 детей сотрудников ООО «Магнит». Как пояснил Анатолий СОЛОВЬЕВ, «чтобы они знали, чем занимаются их родители и куда мусор сбрасывать». «Если такие программы будут проходить для всех, – отметил заслуженный эколог Омской области и тут же поправил себя: – Ну, не для всех, а для многих тогда будет проще разговаривать с грамотным населением. Не просто будет скандал в прессе каких-нибудь экстремальных экологов, а диалог специалиста со специалистом».

Прецеденты добровольного снижения лимита по выбросам

На мероприятии предоставили слово и промышленникам. Сначала министр промышленности, связи, цифрового и научно-технического развития региона Андрей ПОСАЖЕННИКОВ отчитался, что делает его ведомство в направлении улучшения экологии, конечно, отметил программы модернизации на ОНПЗ, Омском каучуке.

Затем слово дали представителям конкретных предприятий. В частности, новому (назначен в феврале 2020 года) генеральному директору АО «Группа компаний «Титан» Фархаду САМЕДОВУ. Он заверил присутствующих, что компания готова идти на максимальную открытость в плане экологии «вплоть до ежедневного опубликования в режиме онлайн наших выбросов, здесь нет тайн».

— За 60 лет экологические стандарты сильно ужесточились, сейчас такой завод, как «Каучук» построить было бы уже невозможно. Мы не идем реактивно. Даже есть прецеденты нашего добровольного снижения лимита по выбросам. Цифра достигла 20% за последние два года. Это результат реализации нашего большого проекта по фенолу и ацетону, который все знают, – рассказал Фархад САМЕДОВ.

Исполнительный директор Центра коллективного пользования Санкт-Петербургского горного университета Александр ДАНИЛОВ, которому далее предоставили слово, рассказал, что его организацию пригласили поработать на территории «Омского каучука» и в процессе исследований ученые выяснили, что аммиак попадал на предприятие через атмосферный воздух, т. е. его источником являлось не производство, а фоновое содержание на территории предприятия. Он заметил, что такие вещи нужно учитывать законодательно.

Гендиректор ОАО «Высокие Технологии» Дмитрий ШИШКИН в свою очередь на слайдах показал, как проходила модернизация на его предприятии. Также на стратегической сессии выступили представители ООО «Полиом», ОНПЗ.

Половина омских выбросов – от автотранспорта

Последним слово предоставили эксперту Комитета по химической промышленности «Деловой России», президенту Национальной экологической компании, члену НТС ППК «Российский экологический оператор» Сергею ХОРОШАЕВУ. Он озвучил некоторые цифры. В частном секторе Омска за год сжигается 247 тыс. тонн угля и 169 тыс. тонн дров. Чтобы понять, сколько всего (вместе с котельными), спикер предложил умножить цифру на 1,5.

Сергей ХОРОШАЕВ полагает, что в Омске ежегодно выбросы составляют более 384 тыс. тонн (интересные данные, особенно учитывая, что и на этом мероприятии, и в отчетах министерства природных ресурсов региона звучат цифры 200-250 тыс. тонн, т. е. в два раза меньше), из которых от автотранспорта поступает 199 тыс. тонн. Спикер заметил:

— Мы говорим, что автомобили с карбюраторными двигателями на жидком топливе выбрасывают в два раза больше угарного газа, в 1,5 раза больше углеводородов, чем на газовом. Соответственно, надо переходить на другой вид топлива.

Смущает эксперта и понимание ПДК:

— Когда я принимаю аспирин, я могу сказать, как он повлияет. Почему-то ПДК российский от ПДК других стран отличается, но это не значит, что там люди другие.

Чем дышим, тем и болеем?

С точки зрения Сергея ХОРОШАЕВА, программы экологической эпидемиологии, которые были свернуты, следует возобновить:

— Они как раз связывали ПДК и выбросы со здоровьем. Дело же не только в объемах загрязнений, это может быть небольшое количество вещества, но оно будет сильно влиять на здоровье. А сейчас мы не можем сказать общественности, что такое-то вещество обнаружено в атмосфере, поэтому ты болеешь.

Сразу после данного выступления дело наконец-то дошло до вопросов, правда, прозвучал всего один и по удивительному совпадению на тему влияния превышения ПДК загрязняющих веществ на здоровье человека. Александр МАТНЕНКО ответил, что несколько лет назад возглавлявший тогда онкодиспансер Дмитрий ВЬЮШКОВ на этот вопрос ему ответил, что такой взаимосвязи не обнаружено, что она чрезвычайно сложно устанавливается. В качестве доказательств МАТНЕНКО привел статданные по онкологии легких: они говорят о том, что в районах это заболевание встречается чаще, чем в областном центре. Почему так происходит, ответа нет.

Не удалось задать вопросы и услышать на них ответы экологу, профессору ОмГУПС Сергею КОСТАРЕВУ. В своем Фейсбуке он написал:

— Пригласили поучаствовать в экологическом круглом столе, а слова не дали… ну, так себе «гостеприимство». Но «стратегическую сессию» я послушал (спасибо онлайн-платформам) и есть что сказать. Странное впечатление создалось при прослушивании: собрались, несомненно, компетентные люди, но разговоры вели в режиме «в Омске экологическая ситуация стала лучше», «измеряемые показатели ухудшаются, но это потому, что мы измеряем больше», «если воняет, надо быть «грамотным» и не жаловаться», «на территории заводов люди работают и дышат при концентрациях в тысячу раз больше, и ничего», «химия полезна»… Хочется спросить: вы это кому говорите? Вряд ли обычный омич поверит на слово важной персоне, а не своему собственному носу, даже если ему физику объяснить. Потому и надо не объяснять, «как у нас все с приставкой эко-», а выявлять проблемы и искать пути решения.

Сложно не согласиться с профессором.

Ранее репортаж полностью был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 2 сентября 2020 года. 

Фото @ Фото © assets.nrdc.org



Комментарии через Фейсбук

Александр 28 сентября 2020 в 13:30:
Ну и к чему ссылка? К тому, что Сутягинский однажды поговорил с Путиным в рамках форума и теперь у них личный контакт? Можете не сомневаться — по окончании диалога Путин забыл и фамилию и имя Сутягинского. И никто там никакие государственные задачи Сутягинскому не ставил. А если речь о господдрежке инвестиционной активности предприятий, то тут нужно кое-что уточнить. Во-первых, эффективное предприятие обходится без господдержки, а наличие таковой просто обеспечивает предприятие дополнительными ресурсами. А насчет конкретно очистных сооружений, не нужно забывать про аммортизационные отчисления от стоимости ранее установленного оборудования. И, по идее, эти отчисления должны идти на обновление этого оборудования. Тут можно возразить, что новое оборудование, созданное по новым технологиям, дороже. Но, во-первых, можно не сомневаться, что Сутягинский и старые технологии не хочет использовать. Недавно прошла новость о 120-ти кратном превышении нормы выбросов фенола на «Омском каучуке». По-вашему новые технологии в 120 раз снижают выбросы? Да у него на предприятии наверняка установлен гнилой хлам. Во-вторых, если бы он был все же умелым бизнесменом, который хотя бы старые технологии добросовестно использует, то вопрос в том, а на сколько новые технологии дороже старых?
Александру 28 сентября 2020 в 11:59:
http://kvnews.ru/news-feed/76664
Факел ОНПЗ 28 сентября 2020 в 11:40:
Бурков – спасибо! Лобов – спасибо! Даете мне подышать всей трубой!!!
Александр 26 сентября 2020 в 16:45:
Рост ВВП — это рост производства товаров и услуг. А еще точнее — это рост реальной стоимости произведенных товаров и услуг. Т.е. может вырасти реальная стоимость производимой продукции, а может вырасти количество, а может упасть реальная стоимость, но вырасти количество и т.д.
Александр 26 сентября 2020 в 16:37:
Ну если такую встречу организовывает Сутягинский, то можно не тратить время ни на ее посещение, ни на ее краткое описание. Лично я, с горем пополам, дочитал статью до конца. Собственно, персона Сутягинского заслуживает внимания. Это яркий пример неумелого бизнесмена и демагога. Причем, судя по всему, он и сам не понимает, что говорит. Вот Сутягинский утверждает, что внедрение новейших технологий потребует больших расходов и надо бы, чтобы государство отстегнуло ему деньжат. При этом он почему-то не упомянул, что в развитых странах работают производства с новейшими технологиями и без поддержки государства. В сущности, признание неспособности применять новейшие технологии — это есть признание своей неспособности эффективно вести бизнес. А когда он заговорил про государство, которое ставит задачи по увеличению производства — ну это просто умора. Оказывается, Сутягинскому государство ставит задачи, и он радеет за эти задачи, а не банально пытается получить прибыль. Представляю себе эту картину: звонит Сутягинскому сам Путин (ну не Бурков же! — мелковато) и говорит «Ну что Миша, как у тебя там с решением государственной задачи?». Государство ставит задачи (рост ВВП) государственным служащим и в первую очередь — губернаторам. И, кстати, рост ВВП не означает рост грязных производств и даже не означает рост так называемых «реальных производств».
Показать все комментарии (5)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.