Все рубрики
В Омске воскресенье, 19 Ноября
В Омске:
-5
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 59,6325    € 70,3604

Изменение юридической профессии: неизбежное завтра

11 октября 2017 19:08
1
1178

Электронный «юротдел» – это уже не фантастика 

Игорь ЖУРИКОВ, директор ООО ЦПС «Лексфорт», вице-президент Омского областного союза предпринимателей

"Освободите меня от подписания кучи платежек и других бумажек каждый день!" — говорит клиент финансово-экономической практики нашей компании.  Мы «ставим» ему управленческий учет.

"Хочу видеть все, что происходит в моей компании, на экране телефона!"

"Мы посмотрели на работу по согласованию и заключению договоров, принятию и выполнению поручений юротделом от других служб, и ужаснулись этому хаосу!" — говорит один из шефов юридической службы Мегафона.

"Мне дорого обращаться к тебе по моим текущим вопросам. Но найти недорогого качественного юриста для текущей рутины не получается!" — доверительно обращается ко мне знакомый предприниматель.

Все эти различающиеся на первый взгляд вопросы об одном. О запросе на автоматизацию, на IT технологии в решении текущих рутинных, алгоритмируемых задач силами программных продуктов, роботов, технологий Big Data, а не живых людей. Это пока не все понимают, но уже многие. Многие юротделы крупных российских компаний уже не только понимают, но и делают.

"С нашими лужами и дырками в асфальте, с нашей разметкой и культурой вождения мы можем еще лет 50 не опасаться, что живых водителей заменят электронные пилоты!" — говорил один из посетителей Клуба Читающих Бизнесменов в Омске. Как ни странно, очень многие люди говорят что-то подобное о наступающих технологиях. Отрицают их неизбежное наступление, девальвируют значение этого наступления.

Это из психологии, похоже на классическую первую фазу принятия любой проблемы. Сначала — отрицание. Потом, видимо, тоже будет по стандартам психологии, по порядку — агрессия, депрессия, выход в конструктив и реализация конструктива — решение проблемы.

Любой толковый программист вам скажет, что преодоление луж и ям, отсутствия разметки и хаотичности движения — это вопрос создания соответствующих программных решений. Да, несколько более сложных. Но создаваемых.

Упрямые факты говорят о том, что поздно вещать о скором наступлении технологического глобального изменения. Мы уже живем в этом процессе. Мы в нем уже настолько, что стали встречаться прогнозы о скором наступлении моды на живое общение, на ручное изготовление, моды на человека. Это результат нашего постоянного существования в виртуальном мире Интернета, соцсетей и рабочих программных продуктов.

Роботы уже делают все подряд — точат, режут, собирают, готовят, кладут кирпичи, переносят грузы, ездят и так далее и тому подобное. Диагностика в медицине, проводимая путем молниеносного сравнения с миллионами фотографий, содержащихся в облачных хранилищах. Можно продолжать, но смысл и так ясен.

Я юрист, а не футуролог, я даже представить и описать не могу полноценно, что нас ждет и какие возможности открываются.

Но есть уверенность, что многих коллег-юристов, а также бухгалтеров, экономистов, аудиторов заменят программные решения. И уже заменяют. Все работы, которые можно алгоритмизировать, которые рутинны и монотонны, суть которых — в соблюдении определенных правил, регламентов, процедур, могут выполняться без живых людей.

Прямо сейчас уже происходит революция – люди заменяются программами, там где это возможно. Не везде возможно — потому что нет пока искусственного интеллекта (в этом веке, говорят программисты, не ожидается его создание). То, что им сейчас называют — это технологии Big Data, они не думают и не порождают абстрактных суждений.

Весной на конференции Legal Tech 2017 много говорили о том, что у роботов (их создателей) в будущем будут какие-то права и ответственность. По этому поводу уже обсуждаются поправки в Гражданский Кодекс. Рассуждали о криптовалютах и блокчейне в юридическом аспекте. Выступали разработчики чат-ботов, которые должны заменять живых юристов в каких-то бытовых и даже не бытовых ситуациях.

Это было познавательно. А вот жизненно интересно было то, что уже появился и стал конкурентным и разнообразным рынок программных продуктов, берущих на себя некоторые функции юротделов. Уже есть десяток конкурирующих на этом рынке разработчиков программных продуктов. Органайзеры (CRM), конструкторы договоров и других документов, электронные консультанты по типовым вопросам, анализаторы, составители типовых претензионных и исковых документов и так далее и тому подобное.

Сейчас многие крупные компании (Сбербанк и Мираторг, Мегафон и Росводоканал, иные подобные) тратят значительные деньги и время на автоматизацию юридических служб и их взаимодействия с другими службами компаний. Первые результаты — численность юристов со временем сокращается (или не растет), а количество обработанных правовых задач – увеличивается. При этом речь, конечно, о задачах стандартных. Тот же Сбербанк то ли в 2016 году, то ли в 2017 (память у меня, к сожалению, не автоматизированная) выходит на миллион исков по кредитам при падении численности юрслужбы. Потому что человек будет участвовать только на стадии проверки подготовленного типового пакета. Пока.

Я уверен, что это только начало. В начале полетел в космос «Буран», а потом использованные в нем материалы и оборудование (теплоизолирующие керамики, электроника и иное) пошли в широкое применение в военной и гражданской продукции. Сначала суперкомпьютер начал управлять конвейером на «Тойоте», а потом – функциями индивидуального «умного» дома.

Сейчас автоматизация функционала – это удел крупных игроков с деньгами. Их толкают к этому задачи повышения эффективности, конкурентная борьба. И они понимают, что им нужно правовое, экономическое, иное сервисное обеспечение наиболее полное, иначе они будут проигрывать на рынке. Особенно в условиях постоянного кризиса и борьбы за себестоимость и за надежность нужных компании сервисов, за их стабильное качество.

Но далее – это появление всеобщего стандарта на организацию бизнеса. Согласитесь, сложно себе представить ситуацию, в которой у одного предпринимателя будет стандартные документы и учет реализовывать программный продукт, а у другого – живые люди. Второй будет тратить на порядки больше денег на получение этого функционала и еще нести риски, связанные с живыми людьми. Первый будет платить деньги за сопровождение программных продуктов, за создание резервного копирования, за электричество. И получать «неизменно превосходный результат», как в том рекламном слогане. А второй – тратить заранее более существенные деньги на зарплату, отпускные-больничные и налоги на ФОТ, и при этом не расставаться с постулатом, связанным с живыми людьми – «кто не работает, тот не ошибается».

Конечно, не будет все так идеально. Когда-то отключили электричество, когда-то прошел программный сбой или компьютер «накрылся». Но это как с лифтом – иногда он не работает, и это жутко неудобно, но в 99% случаях он работает. И поэтому люди покупают квартиру на 15 этаже. И еще появляется второй лифт в подъезде, или регулярное резервное копирование (т.е. отсутствие фатальности в сбоях оборудования).

Мы довольно скоро в историческом смысле (лет 5-10, я думаю) придем к тому, что малый или средний работодатель будет «закрывать» свои потребности в бухучете, управленческом учете, в решении стандартных юридических вопросов (трудовых, договорных, претензионных, административных и иных подобных) путем эксплуатации соответствующих программных продуктов. Уже предназначенных не для Сбербанка, а оптимизированных (и доступных) для этого малого и среднего работодателя.

Живые специалисты нужны будут в случаях, в которых программа не справится. То есть в нестандартных ситуациях, в сложных и/или стратегических вопросах. Их количество на предприятиях и в организациях сократится в разы, но требования к ним будут намного выше. Возможно, большинство работодателей юристов, экономистов, бухгалтеров будут привлекать по принципу аутсорсинга — нерегулярно, по мере возникновения «эвристических» задач.

Запрос на образование тоже, соответственно, изменится: рынок будет требовать меньшее количество людей. Но более квалифицированных.

В нашей компании мы исходим из такого прогноза развития событий. Мы не развиваем компетенции, по поводу которых подозреваем, что там спрос на квалифицированные услуги будет падать. И мы постоянно думаем: когда же бизнес начнет формировать спрос на автоматизацию типового сопровождения своей текущей деятельности?

Что мы сможем ему предложить? Как нам оставаться актуальными на рынке, на котором к живому человеку пойдут далеко не всегда? И что делать, чтоб этим человеком частенько оказывались мы?

Я нередко веду разговоры на темы этой статьи. И вижу, что многие люди далеки от такого восприятия окружающего мира. Идея неотвратимой автоматизации всего и вся сложно воспринимается, в основном недоверчиво-шутливо. А потом едешь куда-нибудь или читаешь отчеты о развитии корпораций и понимаешь, что это уже наступающая реальность. И надо развивать свою компанию и специалистов именно исходя из такого прогноза. Заниматься только тем, что программы делать в будущем будут не в состоянии.

Вся эта история напоминает мне две фотографии одного и того же перекрестка, кажется, в Нью-Йорке. 1905 год – на перекрестке один автомобиль, все забито лошадиными повозками. Через десять или двадцать лет – одна повозка и сотни автомобилей. Да что там, у меня сейчас в кармане смартфон, мощнее в качестве компьютера и хранилища данных, чем мой ноутбук пятнадцать лет назад.

Резюмируя сказанное, думается: в близком будущем стандартная модель юридического обеспечения деятельности малого и среднего бизнеса сильно изменится. Как и экономического, аудиторского и так далее и тому подобного...

Будет электронный "юротдел" — пакет программ, который будет "закрывать" более половины потребности предпринимателей и компаний. И будет юрист или нанятая компания (чаще всего — именно она) для решения нестандартных задач. Значительно сократится количество востребованных юристов, но вырастут требования к их уровню.

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Mozg 12 октября 2017 в 19:46:
меня забавляют юристы нашей страны, Греф и теперь вот Журиков, толкуют о программах и будущей автоматизации. «Любой толковый программист вам скажет, что преодоление луж и ям, отсутствия разметки и хаотичности движения — это вопрос создания соответствующих программных решений». Вам любой умный человек скажет, что производство автомобилей и стандартных программ по сути процесс поточный, формируется он за пределами нашей страны, так уж сложилось, дороги в той же Германии или Японии слегка лучше чем в Омске, например, с чего Вы взяли, что они будут под вас писать дополнительные алгоритмы в машины? Они в целом не против, но это будет дополнительный и ограниченный объем, что стОит в денежках весьма конкретно, Вы с Грефом платить за это будете? Или нищее население убитого региона? Вы не понимаете ничего в том что пишете, зачем лезете трепаться по вопросу в котором не смыслите. Если уж вы юрист, то поразмышляйте над правовым вопросом, связанным с автоматизацией, например — ответственность роботизированных автоматических систем и механизмом за причиняемый вред людям, поле огромное и вопрос серьезный: кто и как будет нести уголовную ответственность если из-за сбоя в работе погибнет человек?
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.