Все рубрики
В Омске четверг, 17 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 64,3455    € 71,0503

Константин МАРИН банкротит другой Крутогорский нефтезавод (полный текст)

21 сентября 2019 10:51
0
1770

Индивидуальный предприниматель купил за 810 тысяч рублей 243-миллионную дебиторскую задолженность ООО «ВСП Траст». 

24 июля Арбитражный суд Омской области ввел первую стадию банкротства – наблюдение на  ООО "ВСП Крутогорский нефтеперабатывающий завод» (резолютивная часть оглашена 17 июля). С таким заявлением обратился индивидуальный предприниматель Константин МАРИН, которому завод должен  26,86 млн рублей. Временным управляющим утверждена Светлана РЫЛИНА, которая ранее банкротила Петра ЦЕМЕНТА.

ООО «ВСП Крутогорский НПЗ»

Выручка этого нефтезавода  в 2016 году составила 190,27 млн руб., в 2017-м – 110,65 млн руб. Единственным учредителем является кипрская закрытая акционерная компания с ограниченной ответственностью «ДЖИ.И.ЭЙ ГЛОБАЛ ЭНЕРДЖИ ЭССЕТС ЛТД», которая одновременно владеет ООО «ВСП Сервис» и ООО «Ойл Процессинг», располагающимися по тому же адресу в поселке Крутая Горка.

Долг сложился следующим образом: 10 июня 2016 года между ООО «ВСП Траст» (арендодатель) и ООО «ВСП Крутогорский НПЗ» (арендатор) был заключен договор аренды имущества  (в редакции дополнительных соглашений от 12 августа и 13 октября того же года), по условиям которого арендодатель обязуется предоставить арендатору во временное пользование имущество, находящееся по адресу:  Омск, мкр. Крутая Горка, Промплощадка № 1, с ежемесячной арендной платой   1,57 млн руб. В «ВСП Траст».

Напомним, что Арбитражным судом города Москвы  16 февраля 2016 года в отношении ООО «ВСП Траст» была введена процедура внешнего управления, а 25 октября 2017 года – конкурсного производства. Конкурсным управляющим утвержден  Владимир ДОБРЫШКИН (он же – конкурсный в ООО «Термощит» Петра ЦЕМЕНТА).

12 июля 2018 года ООО «ВСП Траст» взыскало с ООО «ВСП Крутогорский НПЗ» 36,53 млн руб. задолженности по арендной плате за период с 10 июня 2016 года по 5 июля 2018-го.

В ноябре 2018 года Владимир ДОБРЫШКИН  выставил на  электронные торги в форме публичного предложения дебиторскую задолженность  ООО «ВСП Траст». В составе лота было право требования на взыскание части задолженности и «ВСП Крутогорский НПЗ» в объеме 26,86 млн рублей (арендная плата за период с 10 июня 2016-го по 31 декабря 2017-го с учетом произведенных платежей).  А кроме этого – долги АО «ВСП Крутогорский НПЗ» (91,8 млн руб.), задолженность АО «ВСП Процессинг» (та же сумма – 91,8 млн руб.), чешской ООО «Кей Индастри Инжиниринг Групп» (486 711,15 долларов США) и т. д. Все это приобрел омский индивидуальный предприниматель Константин МАРИН за 810 тысяч рублей. Став, таким образом, правопреемником «ВСП Траста» по взысканию данных сумм.

Нефтезавод (ООО) спохватился поздно – уже после утверждения 15 мая 2019 года правопреемственности МАРИНА по праву взыскания «ВСП Траст» и после подачи им 5 июня заявления о банкротстве. Компания обратилась с апелляционной жалобой, протестуя против передачи ему права взыскания суммы долга. Рассмотрения еще не было.

Для полноты картины дополним: 19 апреля 2019 года генеральный директор ООО «ВСП Крутогорский НПЗ» Евгений МИНАЕВ был привлечен октябрьским районным прокурором к административной ответственности за то, что, имея 5,44 млн руб. задолженности по налогам, он не разместил в ЕГРЮЛ информацию о наличии признаков банкротства.

АО «ВСП Крутогорский НПЗ»

Кстати, в одноименном «ВСП Крутогорский НПЗ» – только не ООО, а акционерном обществе – продолжавшееся три года банкротство на этапе конкурсного производства было прекращено 18 апреля 2018 года. По причине того  что у АО не оказалось ни имущества, ни денег – даже на выплату вознаграждения арбитражному управляющему (904 838,71 руб.). В настоящий момент АО находится в стадии ликвидации.

Банкротство этого акционерного общества интересно с точки зрения некоторых судебных решений. В частности, московские арбитражные суды отказали Газпромбанку и Собинбанку во вхождение в состав конкурсных кредиторов АО.

Как сказано в этих судебных решениях,  между АО «ВСП Крутогорский НПЗ», АО «ВСП Процессинг», ООО «ВСП Траст» внутри группы сложился определенный механизм сотрудничества. Указанные лица осуществляли, по сути, единую хозяйственную деятельность и обладали общим экономическим интересом.

Банки, зная об осуществлении деятельности обществ в рамках группы компаний, предоставляя кредит в значительном размере, проверив реальное финансовое состояние обществ, могли установить наличие кредиторской задолженности у всей группы компаний в размере, многократно превышающем активы, а также постоянное целенаправленное увеличение кредиторской задолженности, что впоследствии привело к банкротству всей группы компаний. При этом в рамках группы одно общество выполняло функцию заемщика, второе – поручителя, а третье – залогодержателя.

В результате банки  включились  в реестр в рамках дел о банкротстве каждого из трех обществ – АО «ВСП Крутогорский НПЗ», АО «ВСП Процессинг», ООО «ВСП Траст». Таким образом, возможность добросовестных кредиторов всех трех должников получить удовлетворение своих требований пропорционально уменьшилась:

— В целях недопущения возникновения подобных последствий суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о возможности банкротства всей группы в рамках одного дела (применяя аналогию закона, в частности, банкротства семейной пары) либо приостановления производства по делу о банкротстве должника-поручителя до завершения расчетов с кредиторами должника- залогодателя, в результате чего добросовестные кредиторы получили бы возможность удовлетворения, хоть и в части, своих требований. Заключая договоры поручительства с должником, имущество которого в тысячи раз меньше принятых на себя обязательств, привело к обязанности поручителя обратиться с самостоятельным заявлением о банкротстве, приводит к невозможности восстановления платежеспособности общества и удовлетворения требований добросовестных кредиторов (из решения суда).

«Семейной пары», однако,  не получилось. Каждое ВСП банкротилось под руководством отдельного конкурсного управляющего. Так же, как и в вышеописанном случае, процедура банкротства в АО ВСП «Процессинг» была прекращена 23 января 2019 года.  Оно осталось  должно 11 кредиторам  6 млрд рублей, в том числе арбитражным управляющим Светлане ХАЛИУЛЛИНОЙ (493 тыс. руб.)  и Анне ГОЛОШУМОВОЙ (303 тыс. руб.). Последняя, кстати, тоже фигурирует в деле ЦЕМЕНТОВ – она была первым финансовым управляющим Евгения Берковича.

Ранее материал был полностью доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 21 августа 2019 года. 

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.