Все рубрики
В Омске среда, 14 Ноября
В Омске:
-5
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 67,6812    € 76,0737

Новый русский "Ревизор"

27 марта 2016 16:24
0
2895

Очередную премьеру Омского театра драмы зрители восприняли неоднозначно

В этом нет ничего удивительного. Спектакль "Incognito" по мотивам пьесы Н.В. ГОГОЛЯ "Ревизор" рвет шаблон с первых минут. Он начинается с "немой сцены" и заканчивается... выстрелом. "Немая сцена" — застывшие в бальном вихре обыватели города N. Ожившей группе и будет объявлено: «Господа, к вам едет ревизор!». Эту информацию донесет закутанная в шаль девчонка-дворничиха (Ольга БЕЛИКОВА), и звонко рассмеется — словно закричит птица.

Режиссер Анатолий ЛЕДУХОВСКИЙ называет свой спектакль русскими криминальными хрониками. У него уже невольно сложился целый цикл, в который вошли и «Васса Железнова», поставленная в «Ведогонь-Театре (Зеленоград), и «Нахлебник» в Костромской драме. Криминальная Россия – тема широкая, но режиссеру интересно посмотреть не нее глазами классиков (в данном случае – ГОГОЛЯ, жившего пару столетий назад) и сопоставить с днем сегодняшним.

ЛЕДУХОВСКИЙ, который уже ставил в Омске достаточно спорный спектакль «Одна абсолютно счастливая деревня», на пресс-конференции, посвященной нынешней премьере, предупреждал присутствующих, что то, что они увидят, будет нетрадиционным и необычным. И все-таки многие оказались не готовы. Что уж говорить о зрителях, которых ни о чем не предупреждали!

Заявленный минимализм оказался настолько буквальным, что взгляд некоторое время не блуждает, а панически мечется по темной, пустой сцене, пытаясь хоть за что-то зацепиться. Лишь на пару минут на ней появится пограничный столб на колесах (да уж – куда хотим, туда границу и двигаем!), полосатый рояльчик, превращающийся то в арбуз за семьсот рублей, то в кастрюльку с супом из самого Парижа. В остальное время актеры будут таскать за собой «баблы», сделанные из больших пакетов для мусора. И – всё.

Темная сцена постоянно отдает эхом. И слово, и действие зависает, затормаживается, плывет в этой странной мигреневой пустоте. Возможно, полная условность и избавление от излишеств нужны постановщику, чтобы ярче проявились актеры. Дуэт Городничего (Михаил ОКУНЕВ) и Хлестакова, которого окружающие принимают за столичного ревизора (Владислав ПУЗЫРНИКОВ), на какое-то время действительно становится главным в спектакле. Это два игрока, каждый из которых стремится победить другого, наиболее ловко его обманув. И, пожалуй, никто до конца не понимает, что на кону – жизнь.

Уездное общество во главе с Городничим далеко не безобидно, и смеяться над ним безнаказанно не получится. Это коррумпированная чиновничья мафия, хитрая и жестокая. Такую не напугаешь новым проверяющим, поэтому упоминания о нем и нет в омском спектакле. Здесь не простят позора и тем более «развода на бабки». Могут и прибить мимоходом за ложную информацию (как, похоже, поступили с Добчинским и Бобчинским) или даже убить вполне хладнокровно.

После 1990-х в театре было модно рядить классических героев в малиновые пиджаки «новых русских». В таком виде не раз подавали и «Евгения Онегина», и лесковскую «Леди Макбет». У Анатолия ЛЕДУХОВСКОГО персонажи осовремениваются как-то незаметно, и в этом смысле действие спектакля напоминает трансформер. Сначала уездный клан одет в одинаковые шапки-папахи и шубы, у женщин – спадающие на кринолин. Женщин, кстати, в спектакле больше, чем в пьесе. Волею режиссера на сцену выводится не только жена Городничего, но и судьи Ляпкина-Тяпкина (Сергей ОЛЕНБЕРГ), почтмейстера Шпекина (Виталий СЕМЕНОВ), попечителя богоугодных заведений Земляники (Николай МИХАЛЕВСКИЙ), смотрителя училищ Хлопова (Олег ТЕПЛОУХОВ). Текст каждого из них раскладывается на две персоны. И это наглядно демонстрирует, что муж и жена – одна сатана. «Аммосы Федоровичи мы!» — все время говорит за своего мужа супруга судьи (Татьяна ПРОКОПЬЕВА), грудью встающая на защиту семейных интересов.

И вот уже кринолины заменяются короткими черными платьями, фраки – деловыми костюмами офисной эпохи, в руках у мужчин появляются кейсы, в которых прячется взятка, а жены придумывают, как бы половчее эту взятку «подсунуть». В жестах все чаще возникает «распальцовка». И складывается впечатление, что кто-то пересказывает пьесу ГОГОЛЯ «своими словами», используя вместо «великого и могучего» язык современных Эллочек-людоедок. Слова «голубое» и «палевое», как и выражение«комната, оклеенная зелеными бумажками», обретают вдруг новый смысл. Его растолковывает маменьке (Ирина ГЕРАСИМОВА) дочь Городничего Мария Антоновна. У Анны ХОДЮН она гораздо грубее привычной провинциальной барышни с манерами, зато – не дура.

О том, что вольно трактуемый сюжет, все-таки подарен нам ГОГОЛЕМ, напоминают его портреты, периодически появляющиеся на сцене. И, пожалуй, вот это выморочность и чертовщинка, которая все-таки присутствует в спектакле. И уж совсем неожиданно, но как-то очень органично вплетается ШЕКСПИР с его «Быть или не быть?». И это не только о взятке, которую давать или не давать, это — сожаление об устройстве системы, в которой все находятся, как в капкане.

В спектакле Анатолия ЛЕДУХОВСКОГО много театральных шифров, к которым нужно подобрать код. Или, говоря проще, собрать картинку, как кубик Рубика. Кому-то это удается лишь к финалу, кому-то не удается вовсе. И тогда возникает раздражение и дискомфорт. Но, может быть, стоит попробовать еще раз? Ведь ЛЕДУХОВСКИЙ – это тот режиссер, спектакли которого со временем вызревают, как хорошее вино.

Фото предоставлено Омским академическим театром драмы

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.