Все рубрики
В Омске вторник, 17 Июля
В Омске:
+23
Пробки: 5 баллов
Курсы ЦБ: $ 62,2556    € 72,7955

Режиссер Яна МАРТЫНЕЦ сняла в Омске художественный фильм «Доживем до каникул?..»

7 июля 2018 06:16
0
621

Социальная драма о подростках предложена на конкурс кинофестиваля «Движение». 

В Омске весной завершились съемки художественного фильма, который зритель сможет увидеть в следующем году. «КВ» решили пообщаться с режиссером картины Яной МАРТЫНЕЦ. Корреспондент Анастасия ИЛЬЧЕНКО узнала, как рождалось омское кино.

— Яна, расскажите о себе.

— Я коренная омичка, всю жизнь прожила в Омске. После школы поступила на филфак ОмГУ, но через полгода поняла, что это не мое, и перевелась на факультет психологии. По специальности никогда не работала. Обучалась скорее, чтобы разобраться в себе. Сейчас тружусь в частной компании.

— А кино снимаете параллельно с основной работой?

— Да. Но еще два года назад я и не помышляла, что займусь этим. Вообще я ярый киноман, смотрю все фильмы. И вот в конце 2016 года мне захотелось большего. Я поехала учиться в Москву на киностудию  «Амедиа» и параллельно дистанционно занималась в Санкт-Петербургской школе телевидения в Омске на отделении сценаристов. Даже написала для канала «Россия 1» два сценария выходного дня.

— Что подразумевает такой сценарий?

— «Сериал выходного дня» — это когда две серии в субботу и две в воскресенье. «Россия 1» любит такой формат, и им постоянно нужны авторы. Это было наше учебное задание. Я три месяца его выполняла, в итоге создала мелодраму и детектив. Их приняли (это уже достижение), сказали, когда-нибудь очередь дойдет и до моих сценариев. Но я не люблю ждать, мне захотелось все делать самой. У меня были идеи (я к ним очень ревностно отношусь), которые мне не хотелось кому-то отдавать для реализации. Поэтому пришлось выучиться и на режиссера. Но я в большей степени самоучка. Много читала, посещала семинары, мероприятия. Первую короткометражку снимала практически на коленке.

— Когда это было?

— Летом 2017 года. Это социальная мелодрама продолжительностью 13,5 минут. Мой первый опыт – ученический фильм для получения диплома об образовании. Собрала профессиональную команду, пригласила хороших актеров. Снимали в Сочи. За короткий промежуток времени мы успели снять, смонтировать, найти композитора и записать уникальную музыку. И вот с сентября 2017 года фильм гуляет по фестивалям. У него уже есть награды.

— Какие?

— Первую мы получили на Международном фестивале «Зилант» в Казани — приз за лучшую операторскую работу. Следующий был в Сочи, мы удостоились приза за лучшую студенческую работу. Участвовали в фестивалях в Санкт-Петербурге, Москве (фестиваль студенческих и дебютных фильмов «Святая Анна»). Впереди еще три, в том числе в Киеве. Фильм уже есть в интернете.

— За победы в фестивалях вы получаете какие-то материальные вознаграждения?

— Нет. Там, где мы участвуем, нет денежных призов. Только статуэтка и диплом. Призы — на более крупных. Но там большие взносы, да и начинающих не берут. Только по России проходит более 200 кинофестивалей, послать наш фильм на все задачи не было, тем более куда-то мы уже не успевали. Я выбрала 10-12 из тех, куда было проще подать заявку.

— Как называется ваш первый фильм и о чем он?

— Сценарий для фильма «Хороший учитель» написала буквально за трое суток. Он о судьбе, которая меняется в один день, но жизнь дает герою еще один шанс. Живет хороший учитель, дети его любят. Однажды он приходит с занятий и застает жену с любовником. Мы не показываем, убил он его или избил. Следующий кадр: он уже дворник, отсидел, лишился всего. Однажды он подметая парк, видит дерущихся подростков. Защищая одного, получает удар большим гвоздем от другого. Дети пугаются, разбегаются в разные стороны. Жизнь его вот-вот закончится. Но один из подростков, хулиган, которого он защитил, возвращается, потому что в его голове что-то поменялось. Он притаскивает бывшего учителя домой. По счастливому стечению обстоятельств его мама — медик. Учителя приводят в чувство, штопают рану. Судьба дает ему второй шанс, он обретает семью. Получается, что раньше, имея хорошую работу, у него не было главного – семьи, а когда он лишился всего, статуса, — обрел семью. Это мой первый фильм, какой бы он ни был – плохой или хороший, я все равно его люблю. Это как ребенок.

— Как получилось, что вы снимали в Сочи?

— Друзья предложили мне пожить у них месяц, и это время я провела с пользой. По интернету нашла команду и начала работать. Не думала, что буду снимать этот материал, но, чтобы получить документ об образовании, нужно было предоставить работу. Преподаватель говорил, что можно даже на телефон, ему нужно было просто понять, усвоен материал или нет. Но я профессионально подошла к вопросу. Познакомилась с Аллой из Сочи-фильм (помогала в съемках сериалов «Реальные пацаны» и «Воронины»), у нее как раз выдались две свободные недели. Она организовала весь процесс. Мы подобрали актеров и за два дня (по 15 и 17 часов) сняли фильм.

— Вы выступили как сценарист?

— А еще в качестве режиссера и продюсера. В фильме, который мы снимаем сейчас, я выступаю в тех же ипостасях.

— Сколько фильмов вы успели снять?

— В моей голове их пять (смеется). После того как я отправила первый фильм по фестивалям, немного заскучала. Было много идей, и я начала разрабатывать сценарий совсем в другом жанре, где по сюжету поздняя осень, к нему надо было подходить основательно, провести большую подготовку. Готовилась, писала, продумывала и однажды вспомнила о давно забытом материале. И с ноября 2017 года по конец марта мы работали над ним.

— Расскажите о вашем новом фильме.

— Это полнометражный художественный фильм, который планируем впервые представить на фестивале «Движение». Во всяком случае, наша команда собирается подать заявку. Лента уже практически готова, остаются последние штрихи. Заявки принимаются до конца августа. Наверное, специально для нас перенесли «Движение» на сентябрь (смеется). Надеемся, что фестиваль нас оценит, примет, хотя бы вне конкурса. Все-таки в Омске снят первый художественный фильм. На территории нашего города таких проектов никогда не было.

— Что в нем уникального?

— Идея, история, подача, реализация. У нас много талантливых людей, которые снимают. Но это было либо очень давно (лет 10 назад уже делали в Омске художественный фильм), либо снимают коротенькие ролики, фильмы. Мы же взялись за монументальную идею художественного полнометражного фильма. И сделали это.

— Сколько он длится по времени?

— 1 час и 23 минуты. Называется «Доживем до каникул?...». Он о двух подростках, которые живут и воспитываются в разных по социальному уровню семьях, но родителям обоих наплевать на детей. Однажды они знакомятся, переживают некоторые события и впоследствии погибают по вине своих родителей. Я считаю, что проблема взаимоотношения подростков и родителей сейчас стоит остро. Поэтому мы решили привлечь к ней внимание. Безразличие в буквальном смысле ведет к трагедии.

— Тема школы и подростков вам близка по личному опыту?

— Скорее по восприятию действительности, потому что постоянно слышу новости о том, что с детьми что-то случилось. Кто виноват в трагедиях? Не школа. Виновата всегда семья.

— Этот фильм снимали в Омске?

— Да, полностью. С омскими актерами.

— Вы брали профессиональных актеров?

— У нас снимались ребята из Лицейского театра и Ералаша. Работа с ними очень интересная. Каждый уникален, по-своему интересен. С кем-то было просто. С кем-то сложнее. Я долго искала главных героев. И вот когда все утряслось: встретилась, родители согласны, все знают сюжет, — в процессе репетиций я поняла, что они абсолютно не тянут материал. Пришлось главных героев за три недели до съемок заменять. Нам повезло – мы нашли детей, которые «вытянули» роли. Наверное, надо было взять сначала не тех, чтобы понять, какие подходят. Конечно, мне было сложно, я пока не считаю себя режиссером. Только учусь. Мне кажется, с подростками было проще, чем со взрослыми. Они у нас были из Драматического театра, Театра–студии Любови Ермолаевой. Только одного актера взяли без опыта, он хорошо подходил по типажу.

— Когда вы собираетесь поставить точку в работе над фильмом?

— Это как ремонт – сроки постоянно отодвигаются. Пока планируем закрытый показ и пресс-показ в первых числах июня. Формат фильма 16+, поскольку речь идет все-таки о психологическом насилии. Картина направлена больше на аудиторию родителей.

— Большая у вас команда?

— Вместе с актерами 32 человека.

— Вы сказали, что у вас есть еще пять идей. К каким жанрам они относятся?

— Осталось четыре. Две – социальная драма и две — детектив. Я не могу снимать фантастику, мелодрамы. По характеру мне это не близко. Нравится показывать то, что я вижу здесь и сейчас.

— Ваши фильмы относятся к категории арт-хаус?

— Нет, я больше ориентируюсь на массового зрителя. Не знаю, как он отреагирует, что скажут критики. Может быть, вынесут вердикт, что снимать, это не мое… Но сейчас вырисовывается, на мой взгляд, неплохая картинка.

— За какие средства вы снимали фильм, кто-то помогал с инвестициями?

— Уверяю вас, речь идет не о миллионах и даже не о половине миллиона. Бюджет фильма, по меркам киноиндустрии, очень маленький. Мы нанимали людей за идею. Никто ради денег в проект не приходил. Честно, люди буквально за копейки работали, потому что больших гонораров мы предложить не могли. Использовали подручные средства, собственную одежду. Приходилось в аренду брать какие-то локации, например, снимать квартиры, покупать питание, реквизит. Гримера не было. У нас вообще маленькая техническая команда – я, оператор, свет, «хлопушка», помощник – пять человек. Конечно, приходилось платить за аренду техники. Все это на личные сбережения, поскольку спонсоров не было. Пришлось даже залезть в долги.

— Надеетесь ли вы, что часть затрат удастся вернуть с кинопроката или фестивалей?

— Я не уверена, пойдет ли наш фильм в прокат, потому что там непростая процедура оформления. Дадут – хорошо, нет — ну и ладно, есть интернет. Когда снимала эту картину, не думала, что мне потом что-то с этого вернется. Это был абсолютно творческий порыв. Я понимала, что, вкладывая в кино, не получу финансовую отдачу.

— У вас получается совмещать занятие кино с основной работой?

— Конечно, мне пришлось брать отпуск на время съемок – февраль и начало марта.

— А почему снимали зимой? Летом город посимпатичнее.

— Мне многие об этом говорили. Но так требует сюжет.

— Виды Омска вошли в фильм?

— Как таковых видов нет, но есть узнаваемые места – ТЭЦ-5, телецентр. У нас не стояло такой задачи, да и технической возможности не было. Мы работали при температуре минус 10-15 градусов по 15-17 часов в сутки, так что было не до видов. Хотя уличных сцен достаточно много. В основном снимали в не слишком людных местах.

— Яна, вам больше по душе работа сценариста или режиссера?

— Я очень ревностно отношусь к своему материалу. Поэтому решила сама визуализировать свои идеи: писать и снимать. Мне уже делали предложения поработать вторым режиссером, но на чужом материале как-то не представляю возможным работать.

— Чем вы увлекаетесь в свободное время?

— Раньше у меня было хобби — смотреть кино, читать книги. Я очень люблю советские фильмы – Эльдара Рязанова, старые ленты 50-60 годов. Практически каждый год пересматриваю их — от комедий до военно-патриотических фильмов. Сейчас хорошее — американское кино, а наше все-таки отстает.

— В каком плане?

— По качеству мы догоняем, а вот по замыслу и по реализации лет на десять от американских режиссеров отстаем. Мне нравятся мотивирующие картины, которые заставляют людей хотеть побеждать, например, «Легенда №17». Я знакома с режиссером Николаем ЛЕБЕДЕВЫМ. Он нас обучал на примере этого фильма. Это та картина, которая заставляет взять себя в руки, собраться и делать. Таких должно быть больше. Если в старых советских фильмах в основе сюжета лежала пропаганда и порицание пороков, сейчас произошло смещение в сторону развлечения. Хорошего и правильного кино  практически нет. И меня это расстраивает.

— Получается, что вы смотрите фильмы о любви, а снимаете социальные драмы…

— Думаю, что причина кроется в моей противоречивой натуре. Просто некоторые новостные сюжеты, связанные с гибелью подростков, меня поразили настолько, что я захотела высказаться на эту тему и показать, что взрослые не правы. Им нужно учиться быть родителями, разговаривать с детьми, дружить.

— Давайте представим, что ваш фильм успешно дебютировал на фестивале «Движение», победил еще в некоторых и вам предлагают работу. В Москве…

— У меня есть семья, которая может воспротивиться этому. Я бы поехала. Лучше работать, чем не работать. Но надо знать, зачем ты едешь. Можно съездить на период съемок, а потом вернуться. Перевозить в столицу семью я пока не вижу возможности.

— Как близкие относятся к вашей кинодеятельности?

— Плохо (смеется). В чем-то поддерживают, в чем-то нет. Думаю, это нормально, когда ты не получаешь ожидаемого. Они тоже люди, имеют право быть «за» либо «против». Я уже смирилась.

— А что им не нравится больше всего?

— Мало кому понравится, когда мамы больше суток нет дома, когда она бегает с камерой, кричит на всех. Мама должна быть мамой.

Ранее интервью полностью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 16 мая 2018 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.