Все рубрики
В Омске суббота, 17 Ноября
В Омске:
-5
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 65,9931    € 74,9022

Вячеслав АЛЕКСИН, директор ООО «Юридический центр «Гарантия права»:«Рано или поздно все банки придут к выводу, что спорить с заемщиками лучше не в арбитражных, а в третейских судах»

15 февраля 2012 10:01
2
2016

В одном из самых громких омских арбитражных процессов, в котором казахстанский «АТФБанк» старается взыскать без малого полтора миллиарда рублей с группы компаний, входящих в корпорацию «АГРО-ТРАСТ», интересы АТФБанка представляют на самом деле омские юристы из ООО «Юридический центр «Гарантия права». Эта фирма работает более 10 лет, открыла свой филиал в Санкт-Петербурге, но до сих пор успешно избегала публичности. На минувшей неделе АТФБанк выиграл очередной иск, а обозреватель «КВ» Николай ГОРНОВ, воспользовавшись поводом, встретился с директором и учредителем юридического центра Вячеславом АЛЕКСИНЫМ, чтобы расспросить его о том, как банкам подстраховаться от недобросовестных заемщиков.

— Вячеслав, на чем специализируется ваша юридическая фирма?

— У нас очень много направлений. Одно из основных — представление интересов хозяйствующих субъектов в судах. Наша фирма ведет дела в арбитражных судах и в судах общей юрисдикции. Мы работаем с 2000 года и за это время накопили большой опыт, представляя интересы своих клиентов на всех стадиях судопроизводства, в том числе в ФАС Северо-Западного округа, Верховном суде РФ, ФАС Западно-Сибирского округа, ФАС Восточно-Сибирского округа, арбитражных судах первой инстанции в Москве, Санкт-Петербурге. Еще мы специализируемся на сопровождении сделок, занимаемся любыми вопросами, касающимися процедуры банкротства, оказываем услуги третейского суда. При юридическом центре «Гарантия права» третейский суд работает уже девять лет. В 2002 году был принят Федеральный закон «О третейских судах в РФ», а в 2003 году мы создали третейский суд. Его судьями, кроме наших сотрудников, являются в настоящее время опытные юристы-практики, преподаватели юридического факультета ОмГУ, имеющие научные степени кандидатов юридических наук.

— А какие вообще споры рассматривает ваш третейский суд?

— Третейский суд может рассматривать почти любые споры между хозяйствующими субъектами. Исключение составляют споры, касающиеся публичных правоотношений, например о признании права собственности на имущество. Основанием для рассмотрения дела третейским судом является третейская оговорка в договоре либо отдельно заключаемое соглашение.

— В чем преимущество третейского суда?

— В том, что процедура рассмотрения проста, решение выносится в короткие сроки, а само решение является окончательным и обжалованию не подлежит. На мой взгляд, это самое главное преимущество. Уведомление сторон о судебном рассмотрении у нас происходит в сроки от двух недель до месяца. Сами слушания в большинстве случаев завершаются в один день. В крайнем случае, объявляется короткий перерыв, чтобы не нарушать основной принцип правосудия – равноправие и состязательность сторон. Еще одно преимущество – отсутствие проблем с определением подсудности. Это особенно важно, если партнер по бизнесу зарегистрирован в другом регионе. Или был зарегистрирован в Омске, а потом перерегистрировался в другой регион. Так тоже нередко бывает. Но если в договоре есть третейская оговорка, то спор будет однозначно рассматриваться в Омске.

— Федеральные суды, насколько я знаю, тоже постоянно говорят о своем нежелании затягивать судебные процессы. Тем не менее…

— Совершенно верно. Просто при третейском разбирательстве исключена возможность у участников спора злоупотреблять своими процессуальными правами. Проще говоря, искусственно затягивать процесс. Вот, например, стандартная операция на банковском рынке – кредитование. Банк выдал деньги, клиент банка эти деньги взял на определенных условиях, а возвращать не торопится, объясняя, что у него возникли некие нюансы. С нюансами нужно, конечно, разбираться, но времени на это требуется, поверьте, не очень много. Любые нюансы, «затрудняющие» должнику исполнение обязательств по кредитному договору, можно рассмотреть за два судебных заседания максимум. Невозможно отрицать то, что очевидно. А получив на руки решение третейского суда в свою пользу истец может уже обращаться в арбитражный суд сразу с заявлением о выдаче исполнительного листа. Еще один немаловажный аргумент в пользу третейского суда — арбитражный суд не вправе пересматривать решение третейского суда по существу. В том числе по размеру штрафных санкций. Не секрет, что при рассмотрении дел арбитражные суды уменьшают зачастую размер неустойки во много раз. А разница, согласитесь, есть. Одно дело получить неустойку в размере 10 млн рублей, другое дело – сто тысяч. Третейский суд при юридическом центре «Гарантия права» рассматривал в 2007 году спор между двумя организациями и взыскал пеню в размере 5,5 млн рублей. Все было в соответствии с договором, естественно. На основании решения нашего третейского суда истцу был выдан определением Арбитражного суда Алтайского края исполнительный лист о взыскании долга. Но ответчик оспаривал определение первой инстанции вплоть до Высшего арбитражного суда, мотивируя тем, в частности, что третейский суд нарушил основополагающие принципы права, взыскивая такую неустойку. И Высший арбитражный суд подтвердил наше решение, отметив, что третейский суд при юридической фирме «Гарантия права» подробно и обстоятельно исследовал вопрос о порядке и размере начисления пени, а также об обоснованности взыскания такой неустойки, и пересматривать это решение по существу арбитражный суд не вправе.

— Но арбитражный суд все же может отказать в выдаче исполнительного листа на решение третейского суда…

— Да, такой вариант возможен, но у суда должны быть на это веские основания. Таковых всего два на самом деле – нарушение третейским судом основополагающих принципов права и нарушение процедуры рассмотрения. Если третейский суд не уведомил ответчика о дате рассмотрения дела, например. Или уведомил, но не должным образом. В нашем третейском суде это исключено. Мы к процедурным вопросам относимся очень внимательно. Решения нашего третейского суда не раз проверялись на крепость разными судебными инстанциями. В том числе когда мы выносили решения по спорам коммерческих предприятий и госучреждений. И во всех случаях наши решения выдерживали эти проверки.

— Сколько времени требуется для рассмотрения спора в третейском суде?

— Максимальный срок – три месяца, если считать вместе с процедурой получения исполнительного листа. А если спор рассматривается компетентными судами, то аналогичный спор может растянуться на полгода и более только в первой инстанции. В зависимости, естественно, от опытности юристов ответчика по затягиванию процесса. Можно ведь подать еще и встречный иск. Я сам участвую в процессах в арбитражных судах, бывает, что целый год ходим, а еще и первую инстанцию не прошли. А потом спор уходит в апелляцию, в кассацию. Как практикующий юрист, я совершенно убежден, что рассмотрение спора в третейском суде – это самый быстрый и результативный способ взыскивать долги. Могу привести конкретный пример с тем же кредитованием. Ни для кого не секрет, что происходит сегодня на банковском рынке. Идет массовое неисполнение обязательств заемщиками. А что делают недобросовестные заемщики, если им очень не хочется возвращать кредит? Некоторые должники получают исполнительный лист на заинтересованное юридическое лицо, перед которым предварительно создается искусственная задолженность, а потом этот «как бы кредитор» подает в суд заявление о признании должника банкротом. Есть, понятно, и реальные кредиторы, которые тоже хотят вернуть свои деньги. В большинстве случаев у должника много кредиторов и помимо банка. Что остается банку? Даже если он узнает, что должник реализует схему самобанкротства, то вариант только один – попытаться опередить, получить исполнительный лист первым, чтобы самому подать в суд заявление о признании должника банкротом. Могу сказать по опыту, банки в такой гонке почти всегда опаздывают. Должники в этом смысле люди более продвинутые, они-то как раз понимают преимущество третейских судов.

— Так ли важно банку встать в эту «банкротную» очередь первым?

— Очень важно. Процедура банкротства хотя бы дает возможность побороться за возврат кредита. Да, не всегда удается привлечь руководителя должника к субсидиарной ответственности и добиться признания недействительными сделок, которые проходили незадолго до банкротства, но иногда удается. Когда у должника было имущество, а потом исчезло, пропавшее имущество можно поискать и вернуть. Но для успеха в таком деле требуется, чтобы банк не выпускал из-под контроля процесс банкротства должника даже на начальном этапе – на стадии наблюдения. Кто первым подает заявление о банкротстве, тот имеет возможность представить в арбитражный суд для утверждения свою кандидатуру временного управляющего. Понятно, что потом будет еще конкурсное производство, где есть шанс провести свою кандидатуру в конкурсные управляющие, но если банк опоздал получить исполнительный лист до начала процедуры банкротства, то риск взять ситуацию должника под полный контроль возрастает существенно. Не будем забывать, что на должника тоже работают профессионалы-юристы.

— То есть если бы банки включали в свои кредитные договоры третейскую оговорку, то они могли бы быстрей реагировать на любые изменения внешних обстоятельств?

— Совершенно верно. На стадии получения кредита любой предприниматель априори считается честным, и он будет вынужден согласиться на такую оговорку. Он же не может сказать, что пришел за кредитом, который не собирается возвращать, поэтому давайте, мол, уважаемые банкиры, исключим из договора третейскую оговорку, а будем судиться в компетентных судах, чтобы у меня было больше пространства для маневра в случае необходимости. К сожалению, банки страдают от собственной консервативности. Сужу по собственному опыту. Я лично беседовал с некоторыми руководителями омских банковских структур, спрашивал, почему они не предусматривают возможность рассмотрения споров со своими заемщиками в третейских судах, и получал каждый раз однотипные ответы. Они говорили, что на уровне филиала не могут принять решение о включении в кредитный договор третейской оговорки, для этого необходимо получить разрешение головного офиса в Москве. Но разве это сложно? На мой взгляд, когда работаешь в такое время и в таком месте, где заемщики часто банкротятся, то можно хотя бы пытаться подстраховаться на случай возможных неприятностей, нужно убедить руководство головного офиса, что кредитные договоры с третейской оговоркой потенциально снижают кредитные риски. К тому же наличие третейской оговорки в соглашении сторон не исключает возможности рассмотрения спора компетентным судом. Третейские суды успешно работают в крупных отраслях, таких, как энергетика, в больших бизнес-объединениях, так что рано или поздно банки тоже придут к выводу о необходимости решения споров с заемщиками в третейских судах.
 

Комментарии через Фейсбук

Александра 17 января 2018 в 22:57:
Удачи тебе во всём!
АЛЕКСАНДРА 20 ноября 2017 в 18:16:
ПАПУЛЯ ТЫ САМЫЙ ЛУЧШИЙ!
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.