Все рубрики
В Омске понедельник, 19 Апреля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 75,5535    € 90,4602

Василий МЕЛЬНИЧЕНКО, художник, владелец галереи «Белый куб», руководитель школы фотографии и мультимедиа «Событие»: «Разговаривать с властью это как говорить с муравейником»

10 апреля 2013 12:38
0
2264

1 апреля галерея современного искусства «Белый куб», которую создал и поддерживал много лет Василий МЕЛЬНИЧЕНКО, закрылась окончательно. Некоммерческий проект так и не получил поддержки. О причинах незаинтересованности властей в современном искусстве, о позиционировании Омска, а также о молодых художниках, идеи которых могли бы изменить городскую среду, с Василием МЕЛЬНИЧЕНКО поговорил обозреватель «КВ» Николай ГОРНОВ.

— Василий, прошлым летом, насколько я помню, «Белый куб» уже закрывался. Потом открылся опять. Может, и на этот раз не все так окончательно?

— Нет, прошлым летом «Белый куб» не закрывался. Я приостанавливал деятельность галереи в связи с проблемами финансового характера. Но тогда я выкрутился, распродав за бесценок свою коллекцию, и за счет вырученных денег галерея смогли просуществовать еще некоторое время. К тому же тогда у меня еще были какие-то надежды, что в Омске может появиться государственный Центр современного искусства.

— Надежды, связанные со сменой власти?

— Совершенно верно. Новый губернатор. Мы ведь все на что-то надеялись. С Виктором НАЗАРОВЫМ я даже встречался прошлым летом лично. Мы пообщались. Он внимательно выслушал, удивился, что мы работаем на энтузиазме да еще и платим аренду по рыночным расценкам. По итогу было обнадеживающее рукопожатие...

— И что?

— И ничего. С тех пор я побывал во многих кабинетах, поговорил с большим количеством чиновников, но результат ровно такой же, как и прошлым летом. То есть никакого. Сначала я встречался с министром культуры, потом у меня попросили смету с примерным бюджетированием. Идея-то была в том, что мы открываем Центр современного искусства, а на его базе будет работать факультет новых медиа Омского государственного института сервиса, в котором бы обучались арт-менеджеры и художники новых медиа. Но не для дипломов, а чтобы они могли найти себе применение и могли реально поменять среду в этом городе. На все это нужно было порядка 8 млн рублей.

— И почему не договорились с министром культуры?

— Не знаю. Министерство культуры просто перестало отвечать на мои письма. Потом мы вместе с и.о. ректора ОГИС Дмитрием МАЕВСКИМ встретились с заместителем министра образования, он нас очень внимательно выслушал, пообещал порекомендовать губернатору обсудить вопрос с ректором ОмГУ, чтобы в новом здании университета часть помещений выделили под Центр современного искусства. И опять никакой реакции. Я снова попытался встретиться с губернатором. В результате оказался в министерстве экономики. Мы были вместе с Дмитрием МАЕВСКИМ и проректором ОГИС Эммой ВАСИЛЬЕВОЙ. Заместитель министра посмотрел на нас внимательно и говорит: я не понимаю, зачем вас ко мне направили. Я говорю: я тоже не понимаю. Кстати, чиновники из министерства образования, как я выяснил позже, направили губернатору совсем не те рекомендации, о которых мне сообщили в ответе по итогам встречи с заместителем министра образования. Губернатору они написали, что открытие факультета новых медиа нецелесообразно, поскольку в ОмГПУ есть художественно-графический факультет, в ОмГУ — факультет искусств, а Центр современного искусства Омску не нужен вообще, у нас уже есть бюджетное учреждение «Центр искусств».

— А где находится этот Центр искусств и чем занимается?

— Находится в помещении бывшего кинотеатра «Спутник». И чем-то занимается, видимо. Там проходят концерты самодеятельности. Иногда выступают выпускники музыкальных школ.

— Я не ослышался, смета на Центр современного искусства — 8 млн рублей. Или это без помещений?

— Без помещений. Смета составлялась только на оборудование. Для Центра современного искусства не нужно ничего строить. Вполне достаточно какого-нибудь старого здания. И даже ремонт особый не требуется. Главное, чтобы работали коммуникации, а остальное художники сделали бы сами.

— Зато появился опыт общения с властью...

— Опыт появился, да. Я понял, что почти год потратил неизвестно на что. Разговаривать с властью — это как говорить с муравейником. У муравейника тоже ведь есть какое-то коллективное сознание.

— Галерею пришлось закрыть из-за аренды? Нечем было платить за помещение?

— Совершенно верно. Я уже давно в долгах. Все деньги, которые зарабатывались на образовательных проектах в школе «Событие», сразу тратились на «Белый куб».

— Но школа фотографии и мультимедиа «Событие» не закрылась?

— Нет, школа осталась. Более того, она должна перерасти в проект полноценного дополнительного образования на базе художественно-технологического факультета Омского государственного института сервиса. Первый двухлетний набор — в сентябре. По окончании обучения будет выдаваться диплом фотографа-дизайнера государственного образца.

— Жаль «Белый куб»...

— А мне как жаль — слов нет. Я даже в какой-то степени понимаю теперь Бориса БЕРЕЗОВСКОГО. Он был человеком увлекающимся, поставил все на одну цель и даже не предполагал, видимо, что может проиграть. А это неправильно. Нужно уметь спокойно свой проигрыш принять, что-то изменить и жить дальше.

— Некоторые меняют место жительства...

— Я это сделаю при первой же возможности. Пока такой возможности нет. Я выиграл грант на обучение по программе подготовки кураторов в области современного искусства по линии Гёте-института и сейчас руковожу группой кураторов из разных регионов, которая работает над совместным проектом «Тесно». Как это ни нелепо звучит, но немцы тратятся на наше образование, на наши проекты, на нашу стажировку в Лейпциге. Немцам это почему-то нужно. А вот Омску не нужно ничего.

— На Запад тебя еще не приглашают?

— Приглашают. Как раз недавно получил письмо из Лондона. Пишут: дорогой господин МЕЛЬНИЧЕНКО, были бы рады увидеть вас 6 апреля и обсудить ряд вопрос на нашем вернисаже. Надеемся, что у вас будет свободен этот вечер. Ну, в ответном письме я, конечно, извинился, написал, что к большому своему сожалению никак не смогу быть в Лондоне именно 6 апреля, поскольку на этот день у меня другие планы — еду в Кемерово. Так совпало.

— И все-таки как молодые художники могут повлиять на городскую среду?

— Идей хватает. Причем, совершенно недорогих. В Омске большое количество зданий с глухими торцами. Напечатать копии произведений искусства на баннерной ткани — это копейки. Развешиваем на зданиях, меняем экспозицию раз в два месяца, и город превращается в огромный выставочный зал. А если делать видеопроекции на зданиях, то город начнет жить и ночью. Вместе с питерским художником-концептуалистом Андреем ЧЕЖИНЫМ мы придумали проект для Книги рекордов Гиннесса — самая длинная в мире фотография. Цена — плевая, а резонанс большой. Чем не брендинг города?

— У нас, помнится, уже был рекорд для Книги рекордов Гиннесса — самый большой в мире пропиленовый мешок, изготовленный корпорацией «АГРО-ТРАСТ»...

— Очень точный символ для Омской области — самый большой в мире пустой мешок. Такая вот оговорка по Фрейду...

— Есть предложение получше?

— Омск — город промышленный, военный, наукоемкий. Почему бы его не позиционировать через искусство в сочетании с высокими технологиями, которые используются на омских предприятиях? К сожалению, никому ничего не нужно. Факультету искусств ОмГУ я предлагал себя вообще бесплатно. Хотел прочесть курс лекций по современному искусству и философии фотографии. Мне говорят: ой, у нас зарплаты очень маленькие, вы не согласитесь. А когда я сказал, что готов поработать без зарплаты, они сразу отказались. Проблема еще в том, что в большом количестве различных заведений на должностях, где нужно принимать какие-либо решения, оказались люди некомпетентные. Они решают какие-то свои задачи, но почему-то за счет налогоплательщиков. В том числе за мой счет.

— Лет пять назад ты говорил, что своими образовательными проектами пытаешься создать в Омске некое комьюнити. Создал?

— Мне кажется, да. Сегодня в Омске современное искусство востребовано, есть люди, о которых можно сказать, что они современные художники. Другое дело, что на своем микроуровне не создашь систему. И у меня есть серьезные опасения, что если я отсюда уеду, то все созданное быстро развалится. Но Центр современного искусства в Омске, похоже, будет. С таким предложением в минкульт обратился омский предприниматель Владимир ГАВРИЛОВ, пообещав взять на себя и помещение, и финансирование. В минкульте, насколько я понял, за эту идею схватились. ГАВРИЛОВ задумал какую-то перепланировку подвала площадью 400 квадратных метров в одном из своих магазинов, а при поддержке минкульта перепланировку сделать проще. В этом подвале он выставит живописные картинки, которые покупал в туристических поездках, — и полный порядок. Частно-государственное партнерство.

— Теперь-то сможешь больше времени уделять собственному творчеству? Уже есть какие-то планы?

— Прошлогодний мой проект «Гусеницы», в котором 14 фотографий, 14 интервью и одно видео, оказался достаточно успешным. Много путешествует, экспонировался уже в Красноярском музейном центре, в Музее современного искусства в Уфе, сейчас выставка идет в Московском музее современного искусства, где исполнительный директор Василий ЦЕРЕТЕЛИ, потом Дом художника в Кемерове. В дальнейших планах — Краснодар, галерея «Школа» Елены СУХОВЕЕВОЙ. Надеюсь, будет востребован и мой новый проект «Цветы. Гербера», который сейчас выставлен в музее им. Врубеля. Еще я организовал издательство «Школа радости», в нем скоро выйдет моя первая книга — «Самоучитель счастья».

— То есть ты счастлив сам и готов научить счастью других?

— Куча мелочей меня, конечно, раздражает. Но в глобальном смысле я счастлив. И буду счастлив до тех пор, пока хочу жить, любить и делать революции.

фото Александра РУМЯНЦЕВА

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

Боб ХАРТЛИ: «Дали ребятам хорошо выспаться, весь день провели на собраниях, на льду – буквально 15 минут»

В первой игре финала Кубка Гагарина омские «ястребы» не отразили только одну атаку московских «армейцев» и уверенно победили

19 апреля 10:41
0
247

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.