Все рубрики
В Омске воскресенье, 19 Ноября
В Омске:
-3
Пробки: 3 балла
Курсы ЦБ: $ 59,6325    € 70,3604
19 апреля 2017 12:42
0
1072

Дмитрий БЫКОВ

Один: сто ночей с читателем

Серия «Культурный разговор»

М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017. — 606 стр.

Тираж 5 000 экз.

 

Ночные беседы о литературе и жизни

«В кризисные времена все оказываются в одной лодке»

Дмитрий БЫКОВ, он такой, человек-оркестр: журналист, писатель, филолог, школьный учитель, политик. Написал с пяток томов вполне приличной по качеству прозы. Про литературу знает, кажется, все. Абсолютно все. Так это или нет, судить читателям и слушателям. Почему слушателям? Вот как об этом пишет сам БЫКОВ: «В июне 2015 года на «Эхе Москвы» появился новый формат – программа «Один». Ведущие отвечали на форумные вопросы и произносили монологи на свободную тему. Этот формат мне очень понравился, и я попросился к Венедиктову поработать за бесплатно. Почему он меня взял — трудно сказать: про «Эхо» я много писал всякого (и, в общем, не отрекаюсь даже от статьи 2006 года «Йеху Москвы»), и про меня там говорили и писали вещи весьма нелестные, но в кризисные времена все оказываются в одной лодке. А почему мне самому захотелось в прямой эфир — я, вероятно, объяснить не смогу: скорее всего, я заскучал по особому состоянию, которое наступает ночами в момент прямого разговора с большой и невидимой аудиторией. Так началась для меня эта программа — в ночь с четверга на пятницу, сначала два, а потом три часа: ответы на вопросы и короткая лекция по литературе. Постепенно я втянулся, аудитория тоже привыкла, литературные вопросы стали разбавляться разговорами о школе, родителях и детях, смысле жизни – и все это превратилось в некий клуб, потому что прослойка, как выяснилось, цела и по-прежнему нуждается в контакте». Так вот сидит БЫКОВ на четырнадцатом этаже арбатской высотки и беседует с радиослушателями. И благодарит потом Игоря Гугина, который делает стенограммы долгих разговоров для тех, кто предпочитает письменные тексты. «Здесь, в этой книге, собраны разговоры о литературе, о писателях, о режиссерах. Иосиф Бродский и Алексей Иванов, Александр Галич и братья Стругацкие, Осип Мандельштам и Геннадий Шпаликов, Борис Гребенщиков и Джордж Мартин, Юрий Трифонов и Томас Манн, Федор Достоевский и Людмила Улицкая…» Все так. Сейчас в России много быковских текстов о литературе, но эта избыточность кажущаяся. Такого, как БЫКОВ, больше нет.

Е.К.

 

Виталий ГАННАЩУК

Бандиты 90-х в наши дни.

Омск, 2017 год. – 392 стр. плюс 48 стр. фотографий.

Тираж 550 экз.

 

Пальцы веером

Омские авторитеты 90-х

Журналист Ваталий ГАННАЩУК стал первопроходцем, написав книгу об омской оргпреступности 90-х годов и о дальнейших судьбах ее лидеров. Далеко не все из них дожили до нынешних дней. Большинство тогда же было выкошено в междоусобных разборках. Кто-то легализовался и стал в Омске бизнесменом средней руки, кто-то не нашел себя в нынешнем времени и прозябает, кто-то спился. Каждый, кто сам пережил «лихое десятилетие», может предъявить и предъявляет претензии к книге по отдельным деталям, неточным или недостаточно освещенным. Не освещена, скажем, весьма активная роль омской оргпреступности в процессах приватизации. С одной стороны, этого не прочитаешь в протоколах заседаний уголовных судов, которые прошерстил в архивах автор, с другой, поднимая эту тему, неизбежно придется задевать ряд нынешних предпринимателей, которые, казалось бы, никакого отношения и не имели к оргпреступности. Поэтому, надо полагать, лишь эпизодически проходит в книге Юрий БОНДАРЕНКО. Впрочем, это придирки. Книга вводит в публичный оборот множество интереснейших фактов из «бандитской» и «постбандитской» истории Омска. О многих из них никогда ранее не писали. Автор проделал титаническую работу, переговорив с множеством участников и свидетелей той «эпохи». Причем немало было тех, кто категорически отказывался что-либо рассказывать, – до сих пор побаивались. Например, Виталий ГАННАЩУК раскрывает секрет невероятного успеха Виктора СКУРАТОВА, точнее, откуда, по его мнению, был взят стартовый капитал. Его отец – Евгений, владелец фирмы «Рэм», в 90-е годы «состоял на учете в картотеке УБОП, как человек, входящий в окружение КОЗУБЕНКО». Оба живут в престижной высотке на Стальского, а бизнес сына зарегистрирован по тому же адресу в Чернолучье, где и фирма его отца. Или вот другой факт: судья арбитражного суда Марина СМОЛЬНИКОВА оказывается, сестра Киры ЕГОРОВОЙ, супруги бывшего председателя Первомайского суда, на которого было совершено покушение. Автор не уточнил, правда, что сама СМОЛЬНИКОВА – жена нынешнего министра имущественных отношений Омской области.

Как некогда сказал Генри ФОРД, «я готов отчитаться за каждый доллар, но не спрашивайте меня, как я заработал первый миллион».

 

 

 

Юрий ПОЛЯКОВ

По ту сторону вдохновения

Серия «Любовь в эпоху перемен»

М: Издательство АСТ, 2017 год. – 480 с.

Тираж 12 000 экз.

 

«А вот другой случай»

Новая книга от автора «ЧП районного масштаба»

Как известно, Юрий ПОЛЯКОВ – писатель, редактор «Литературной газеты», общественник, лауреат Бунинской премии и литературной премии им. Н.В. Гоголя. В 2005 – 2009 годах входил в президентский совет по развитию институтов гражданского общества и правам человека. С 2013 года — почетный член Российской библиотечной ассоциации. Однако в пространстве читательского интереса Юрий Михайлович более всего запомнился как автор повести «ЧП районного масштаба», познакомивший широкие народные массы с нравами комсомольского истэблишмента. В январе 1985 года «ЧП…» напечатал журнал «Юность». В 1988 году на экраны страны вышел одноименный фильм режиссера Сергея Снежкина, на чем комсомол фактически и закончился. Как утверждают издатели, в своей новой книге ПОЛЯКОВ не только впускает читателя в свою творческую лабораторию, но и открывает такие секреты, какими обычно художники слова с посторонними не делятся: «Перед нами не просто увлекательные истории и картины литературных нравов, но и своеобразный дневник творческого самонаблюдения, который знаменитый прозаик и драматург ведет всю жизнь». Сам Юрий Михайлович тоже не чинится: «А вот другой случай. Один известный писатель был женат на очень строгой и бдительной даме, поэтому в своих толстых романах он обходился вообще без эротических сцен, к которым и жена, и советская власть относились резко отрицательно. Когда же автор умер, в его рукописях нашли десятки глав, не включенных в опубликованные версии. Все они живописали постельные эпизоды с такой профессиональной разнузданностью, что вдова, она же председатель комиссии по наследию покойного, упала в обморок. Специалисты же ахнули и заявили: если бы он в свое время не побоялся вынести эти главы на суд читателей, хотя бы в рукописи, пущенной по рукам, то прославился бы среди современников. Но теперь, как говорится, поезд ушел, рельсы убрали, а эротикой современного читателя поразить так же трудно, как танк резиновой пулей».

Е.М.

 

Анна СТАРОБИНЕЦ

Икарова железа. Книга метаморфоз

М.: АСТ, 2013 год. – 254 стр.

Тираж 2 000 экз.

 

Злачные пажити

Страшные истории

Анна СТАРОБИНЕЦ – одна из немногих русскоязычных авторов, работающих в стиле horror fiction. Ее сравнивают со Стивеном Кингом, Нейлом Гейманом, Филипом Диком. Как она сама утверждает в «медузовском» интервью, «Людям – всем – свойственен солипсизм, но при этом некоторые все же испытывают некоторый дискомфорт от того, что у них за спиной, возможно, стоит еще кто-то/ что-то. Я вот испытываю… У нас «замыленный» взгляд на вещи и на себя – мы привыкли видеть все однозначным, черно-белым. На самом же деле у всего есть второе дно, оборотная сторона, тени и оттенки, и наш привычный мир в любой момент – да, может перевернуться с ног на голову, и близкие – да, могут оказаться далекими, и сами мы то и дело рискуем наткнуться в себе на «чужого» – незнакомого, неприятного».

Именно об этом обозреваемый сборник. Одноименный с ним рассказ – он же первый по счету о семье, где у мужа появилась другая. Жена – в бешенстве. Ревнует, злится, ненавидит. Есть  сын, которого прозвали Заяц, потому что в раннем детстве толкался, подпрыгивал, лез, задавал впопад и невпопад вопросы. Но сын вырос в подростка, сидит в своей комнате, ничего уже не спрашивает. Муж разрывается между семьей и другой. И вот люди посоветовали простую операцию по удалению «икаровой железы». Риска никакого. Многие уже такую сделали. Зато муж успокоится, не будет уже мучиться кризисом среднего возраста. Ради семьи, ради сына  он согласился. И стал спокоен. Очень спокоен.  А сын стал нервным – тоже переходный возраст.  И ему решили сделать операцию. Но не успели… Такой вот сюжет. Или вот другая семья. Когда они были молодыми, любили друг друга. Но прошло время. Но есть возможность отправиться в поездку в прошлое. Он неизменно возвращается на 20 лет назад, чтобы увидеть ее, когда она была юная. Она ревнует к «ней, молодой». А в одну из поездок он не прошел Границу – некую непонятную, неизвестную, мифическую  инстанцию. Его высадили из так называемого поезда в прошлое в чистом поле и он идет по нему. А в реале диагностировали смерть («Граница»). К сожалению, в пересказе теряется атмосфера легкой, но липкой жути, которой насыщены эти рассказы. Ею-то как раз и хороша СТАРОБИНЕЦ.

mif1959

Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий
Еще по теме
Книжный клуб
14 сентября 11:54
0
325
Книжный клуб
1 марта 11:05
0
765
Книжный клуб
31 августа 10:51
0
1087


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.