Все рубрики
В Омске вторник, 7 Апреля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 76,4074    € 82,6346

Иван ЖИГАДЛО: «Существуют различные технологии, но хирург должен все уметь делать руками»

7 июня 2017 10:27
3
2194

В марте 2017 года огласили итоги конкурса «У.М.Н.И.К. 2016» (участник молодежного научно-инновационного конкурса) Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

Эксперты отметили 12 проектов молодых омских ученых, которые получат финансирование в размере 500 тысяч рублей. «Коммерческие вести» продолжают знакомить читателей с авторами наиболее интересных идей.

В последнее десятилетие медицина развивается стремительно, ей на помощь приходят современные технологии из других наук, новое применение находят уже известные методы. Изучением влияния ультразвука на организм человека занялись и ученые ОмГМУ. Иван ЖИГАДЛО представил на конкурсе «У.М.Н.И.К.» одну из разработок вуза — универсальную ультразвуковую систему для лечения переломов костей. Он рассказал о том, как она действует, корреспонденту «КВ» Анастасии ИЛЬЧЕНКО.

— Иван Владимирович, что представляет собой ваша система?

— Она состоит из канюлированного стержня-шурупа, который инсталлируется в волновод. Через данный стержень производится низкочастотное ультразвуковое воздействие на зону перелома. Занимаюсь этой темой под руководством профессора Леонида Борисовича РЕЗНИКА в течение двух лет. Когда участвовал в конкурсе «УМНИК», был еще врачом-интерном ОмГМУ. Осенью 2016 года стал врачом Клинического медико-хирургического центра, но исследования продолжаю. На кафедре травматологии и ортопедии ОмГМУ ведется изучение воздействия ультразвука на лечение патологии опорно-двигательного аппарата.

— Чем ваша система отличается от подобных?

— В стержне, который запатентован ОмГМУ, есть отверстие. В стандартных стержневых конструкциях его нет, следовательно, нет возможности дренировать костно-мозговой канал, вводить туда  лекарственные вещества и измерять костно-мозговое давление, что также планируется использовать (данные исследования запланированы кафедрой). Помимо того что стержень помогает выполнить остеосинтез, т.е. сделать фиксацию кости в правильном положении, он помогает провести ультразвуковое низкочастотное воздействие на кость. Это дает потенциальное ускорение образования костной мозоли, уменьшение сроков лечения и нивелирует такие осложнения, как замедленное заживление и гнойно-септические осложнения.

— Почему лечение ультразвуком через стержень эффективнее?

— Когда ультразвук идет снаружи, он частично гасится мягкими тканями и в должной мере не поступает к зоне перелома.

— При каких заболеваниях вы рекомендуете использовать данную систему?

— Нами исследовалось применение ультразвука при лечении открытых переломов костей голени. Стандартный метод лечения – остеосинтез аппаратом Илизарова — дополнялся фиксацией канюлированным стержнем-шурупом. Как в любой научной работе, были собраны две группы – основная и контрольная. В контрольной применялся стандартный метод лечения, в основной – с предложенной системой. Были получены интересные результаты.

— На какой стадии сейчас исследование?

— В течение года будет идти разработка основного прототипа – стержня, еще год уйдет на активное исследование ультразвукового воздействия: будет подбираться длина стержня, чтобы использовать подходящую длину волны ультразвука для максимально возможного воздействия на кость. Работаем с предприятиями, которые могут нам помочь сделать прототип. Это могут быть и омские заводы, которые способны высокоточно нанести отверстие, резьбу нужного размера. Возможно, будут использоваться станки кафедры машиностроения ОмГТУ. Но скорее всего речь пойдет о крупных медицинских концернах.

— Как происходит процесс установки системы?

— Человек поступает по скорой с открытым переломом. Ему будет применен остеосинтез аппаратом Илизарова, в который заранее установлен стерилизованный стержень. Он вводится внутрь костно-мозгового канала. Через стержень в процедурном кабинете производится ультразвуковое низкочастотное воздействие с помощью волновода, а также могут вводиться лекарства для санации костно-мозгового канала, проводиться его дренирование. После лечения стержень демонтируется. В результате сроки лечения уменьшаются.

— На сколько?

— В среднем для длинных трубчатых костей — на 12-15 процентов. Обычно лечение проходит в течение 2-3 месяцев, а так человек возвратится к труду быстрее.

— Как обстоят дела с коммерциализацией разработки?

— Стандартный стержень, который взят за прототип, стоит около 1200 – 1500 рублей. Наш будет стоить немного дороже за счет более сложной технологии производства. К сожалению, грант, который мы выиграли на конкурсе «У.М.Н.И.К.», нам пока не перечислили. Это, конечно, тревожит, но по опыту старших товарищей – кафедра травматологии и ортопедии не первый раз участвует в этом конкурсе – я знаю, что задержка финансирования происходит довольно часто.

— Когда планируется завершить исследования и приступить к производству?

— Думаю, двух лет должно хватить для разработки направления, которое было заявлено, — лечения переломов трубчатых костей. Вообще же сфер применения этого стрежня множество.

— Работа, который вы сейчас занимаетесь, внесла изменения в ваше видение данной системы?

— Разумеется, я задумывался о возможностях применения этого стержня и в других условиях. Я работаю в отделении плановой ортопедии, где мы помогаем людям с давно известными заболеваниями улучшать качество их жизни, устраняем видимые деформации, человек начинает ходить, получает опору. Это отличается от травматологии, куда попадают люди со свежими переломами. Травматологическим пациентам стержень может помочь нивелировать осложнения, ускорить заживление.

— Почему вы пошли в медицину?

— Родители — ветеринарные врачи, плюс — у меня всегда был математический склад ума. Человеческий организм устроен сложно, можно сказать, что это специфическая машина, которая имеет чувства, богатый внутренний мир. Мы лечим не какое-то конкретное заболевание, а человека — комплексно со всеми его заболеваниями. Ввиду того что травматология и ортопедия – это последствия действия векторов силы, мне казалось, что это то направление, где мужчина может приложить свои знания.

— Для вашей профессии требуется определенная жесткость. Сложно было делать первую операцию?

— К каждой операции нужно готовиться, любая уникальна, поскольку каждый человек имеет свои анатомические особенности. Конечно, первая была через дрожь в руках. Но она проходила под руководством заведующего отделением, более опытных коллег. Делал я операции и когда был интерном, но они были менее инвазивные, менее сложные, нежели те, которые провожу, став врачом отделения.

— Как вы расслабляетесь после напряженного дня, не спиртным ведь?

— Нет, конечно! Я спортом занимаюсь, в тренажерный зал хожу. Могу побоксировать с грушей, послушать хорошую музыку. Если после рабочего дня по беговой дорожке не походишь, чувствуешь себя уже не комфортно. Люблю ходить в баню – с друзьями или один после тренировки.

— У вас были стажировки во время учебы?

— Да, две месячные зарубежные стажировки по программам обмена студентами. В Сербии в 2013 году по общей хирургии и в Хорватии в 2014 году по нейрохирургии.

— Что интересного увидели?

— Посмотрел на организацию медицинской помощи в больницах. Сербия не в Евросоюзе, там попроще, в Хорватии на ступень выше. Но от того, что делается в нашем учреждении, она не сильно отличается. Может быть, только тем, что у них давно на потоке стоит применение некоторых видов высокотехнологичной помощи, которые только начинают внедряться у нас.

— Что вам дал такой опыт?

— Для студента 4-5 курса он имел большое значение. Группы собрались международные, было интересно общаться с врачами и студентами из других стран, отталкиваясь от того, что мы видели, делали. На базе общей хирургии у нас и пластическая была, и многое другое. Европейцы все-таки на учебу чаще ездят, обмениваются опытом, поэтому и уровень у них более высокий, навыки лучше отточены, нежели у медиков в Сибири.

— Общаясь с вашими молодыми коллегами, узнала, что многие из них стремятся попасть на работу в столичные клиники…

— Из объявлений о вакансиях ясно, что везде требуется опыт работы от 3 до 6 лет. Поэтому я считаю, что молодым специалистам, которые планируют переезд, опыта следует все-таки набраться здесь. И научиться делать манипуляции руками, будь то травматология и ортопедия или другая специальность. Ехать нужно подготовленным, рукастым, так сказать. Да, сегодня существуют различные технологии, тот же робот Да Винчи, но хирург должен все уметь делать руками. У нас в Клиническом медико-хирургическом центре возможностей для активной и разносторонней работы у ортопедов достаточно, поэтому я пока не собираюсь уезжать.

Справка

Иван ЖИГАДЛО родился 10 июня 1992 года в Омске. В 2009 году окончил гимназию № 140 и поступил в Омскую государственную медицинскую академию на лечебный факультет. В 2015 году окончил вуз с красным дипломом и был принят в интернатуру на кафедру травматологии и ортопедии ОмГМУ. С 2016 года работает врачом травматологом-ортопедом отделения ортопедии № 1 Клинического медико-хирургического центра (МСЧ 10).

Не женат.

Материал подготовлен при организационной и финансовой поддержке ООО «Омсктехуглерод»

Комментарии через Фейсбук

Ю 22 июня 2017 в 22:50:
Сколько завистников-то! Это видимо, все Лабановы.
Уролог 7 июня 2017 в 19:58:
Определённо некое сходство с Левиным имеется!
Хирург! 7 июня 2017 в 19:55:
ЛЛЛЕееееевввиииинннн! бл****ть!
Показать все комментарии (3)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.