Все рубрики
В Омске четверг, 21 Ноября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 64,0213    € 70,8524

Дмитрий ФРАШ, минприроды: «В 30-х годах из Называевска на лодках ездили в Тюкалинск. Затопление происходит не впервые»

18 августа 2019 08:36
2
1620

В Омской области все водные объекты переполнены водой. Ее некуда отводить. Это проблема (полный текст). 

В июне власти Омской области забили тревогу: на фоне большого количества осадков в регионе наблюдается повышение уровня грунтовых вод. Подтопленными оказались несколько населенных пунктов в западной части области. Пострадали не только огороды и поля, но и дороги, пастбища. В правительстве региона был создан совет, который разбирается в причинах возникновения проблемы и возможных вариантах ее решения. Обозреватель «КВ» Анастасия ИЛЬЧЕНКО попросила прокомментировать ситуацию начальника Управления недропользования и водных ресурсов министерства природных ресурсов и экологии Омской области Дмитрия ФРАША.

– Дмитрий Леонидович, в середине июня вы принимали участие в совещании в правительстве региона, где речь шла о подтоплении нескольких районов области. Насколько глобальна проблема?

– Очень глобальна. Чрезвычайная ситуация в связи с затоплением была объявлена в Называевском, Исилькульском, Тюкалинском и Любинском районах. Похожее положение в Крутинском. Западная часть Омской области подвержена затоплению и подтоплению. Это продолжается с 2014 года. Сейчас идет многоводный период, когда осадков выпадает больше, чем испаряется.

– Кроме осадков, какие еще причины подтоплений существуют?

– Техногенные, т.е. нарушение условий поверхностного стока. Это и строительство автомобильных дорог и других линейных сооружений. Процесс начался давным-давно, еще с возведения железной дороги 100 лет назад. И постоянно усугубляется. Добавили свою лепту и утечки воды из системы водоснабжения.

– Настолько большие потери, что могут влиять на подтопление районов?

– Они составляют до 32 процентов объемов воды в системе. Это большая проблема, и сейчас она решается министерством энергетики и ЖКК. Идет замена сетей. Еще одна проблема в том, что сбрасывать воду некуда. Во многих населенных пунктах Омской области отсутствует система водоотведения.

– Крутинские озера сейчас серьезно разлились. Что происходит?

– Уровень воды в озерах в данный момент примерно на 80 сантиметров выше обычного. Но поскольку берега пологие, этот объем растекается по очень большой площади. Из населенных пунктов (немногие там расположены близко к воде) затоплен только один – деревня Мысы.

– Оша тоже прилично разлилась…

– В 80-е годы через реку Ошу было много мостов. Потом некоторые снесло водой, и люди, чтобы не тратить деньги, кинули 2-3 трубы и соорудили плотину, потом и ее снесло, но остались остовы. В таких местах и создается некий подпор воды. Но в принципе на Оше вода сегодня нормально проходит. Затапливает только населенные пункты, которые расположены в пойме, являющейся потенциально затапливаемой территорией.

– Но раньше ведь там не было таких подтоплений, что произошло сейчас?

– Были и подтопления, и затопления. В 30-х годах люди из Называевска на лодках ездили в Тюкалинск. Это говорит о том, что затопление территорий происходит не впервые. Такие многоводные периоды могут длиться до 25 лет, затем будет маловодный период. Это природное явление, просто мы его усугубили застройкой.

– Когда начался многоводный период?

– По одним данным, в 2014 году. Но я считаю, что раньше, в начале 2000-х, просто в него попали маловодные годы. В 2007-м уже была большая вода. Думаю, что он продлится еще какое-то время.

– В последние пять лет все чаще винят в проблемах подтопления Мангутский канал.

– Нельзя сводить эту проблему только к нему, ведь сейчас вода стоит и в южных частях региона, которые не связаны с Мангутским каналом. Проблема Мангута возникла еще в прошлом веке, просто обострилась в 2014-м. Построили канал в 1973 году для сброса воды из Сладковского района Тюменской области в Крутинские озера. В 90-ые годы состояние канала в принципе не поддерживалось. В 2017 году проведена большая работа на канале, была проведена его очистка. В этом году канал еще раз прочистили. Сейчас он работает, и довольно неплохо. Но большое количество осадков и высокий уровень грунтовых вод создают проблему.

– Бобры серьезно снижают водопропускную способность канала?

– После прочистки 2017 года, т.е. за 1,5 года, пять серьезных плотин бобрами было построено. За счет этого сток воды уменьшился практически на 50 процентов. Зимой плотины разобрали, сток восстановился, сейчас до 200 тысяч кубов воды в сутки проходит по каналу. У нас все водные объекты переполнены водой. Ее некуда отводить. Это проблема.

– Как ее можно решить?

– Без денег не решить. Мы разработали технико-экономическое обоснование (ТЭО) по отводу воды из западной части Омской области.

– Какие варианты решений вы предлагаете? Создавать новые водоотводные каналы?

– Да, в том числе. Помимо этого, естественно, нужно придерживаться некоторых правил при проектировании линейных объектов. Если строится дорога, то должны быть проведены определенные изыскания, в данном случае инженерно-метеорологические, которые рассчитывают объем осадков на квадратный метр, какой поверхностный сток пойдет. Проектировщики должны предусмотреть водопропускные устройства в дорожном полотне, которые будут пропускать воду, чтобы она не задерживалась. Также нужно соблюдать правила застройки: паводкоопасные территории нельзя застраивать. Просто нельзя. Потому что в любой момент вода может подняться и все смести. Нужно соблюдать действующие строительные правила.

– Минприроды рекомендует минстрою создавать водопропускные сооружения в уже существующих дорогах?

– Мы не можем рекомендовать исполнять законы или нормативные акты. Все это прописано в Градостроительном кодексе и правилах строительства.

– А что касается зданий, которые уже построены в пойме, можно исправить ситуацию?

– Можно. Очень дорого. Например, построить защитные сооружения.

– Существует ли закон, запрещающий строительство в пойме рек?

– Это прописано в Водном кодексе. Министерство природных ресурсов как раз выполняет работу по определению границ зон затопления и подтопления, где нельзя строить.

– То есть нельзя строить не в пойме, а в конкретных, определенных специалистами местах?

– «Нельзя строить в пойме» – это здравый смысл. А запрещено – в официальных, внесенных в единый государственный реестр недвижимости зонах затопления. Никто не получит разрешение на строительство в таких местах. Но на самом деле руководствоваться нужно именно здравым смыслом и не возводить дома в местах, которые могут затапливаться.

В процессе строительства проходит цикл изысканий, в том числе метеорологических, гидрологических и инженерно-геологических. Если гидрологи показывают, что это место затапливается, то зачем там строить? На основании изысканий дается заключение, рекомендации, но люди все равно возводят здания и сооружения.

– «Арена Омск» расположена в одной из таких зон?

– В Омске не установлена граница зоны затопления. Строить разрешено, но как строят – это уже другой вопрос. Можно построить в соответствии с проектом и все будет стоять тысячу лет, а можно так, что на следующий год вода все унесет.

– Вы создали ТЭО, отправили его в минстрой, какой дальше алгоритм действий?

– Проводят они, например, работы по укреплению дорожного полотна, открывают данный план, смотрят, где добавить водопропускные сооружения. Это один из документов, который помогает им в работе.

– Что вошло в ТЭО?

– Мероприятия для защиты от затопления. Мы выделили три этапа строительства необходимых водоотводных сооружений, на их реализацию необходимо, по оценке проектировщиков, 1,7 млрд. рублей. Сейчас решается вопрос, как эти мероприятия выполнять. Все упирается в деньги. У нас готова аэрофотосъемка по трассам отвода воды, построены профили, просчитаны приблизительные параметры водоотводных каналов, т.е. сделаны предпроектные работы. Теперь нужен проект, и после всех экспертиз, согласований можно начинать работу.

– Дмитрий Леонидович, сколько времени займет реализация этих этапов?

– Только на проект и согласование может уйти 2-3 года. Строительство гидротехнических сооружений – очень сложный процесс. Это не просто канал, а целый комплекс сооружений – водопропускных, шлюзов, регуляторов и т.д.

– Появится проект через 2-3 года, к этому периоду многоводный период может уже закончиться…

– Скорее всего закончится.

– И люди, которых раньше подтапливало, должны будут через свои земли, сельскохозяйственные угодья разрешить прокладку каналов…

– Именно на согласование с собственниками, на отчуждение земель и уйдет 2-3 года! Все будет очень сложно, через суды. Но есть практика, когда земли на эти сооружения изымаются из оборота, люди получают компенсацию.

– Что сейчас делается для ликвидации подтоплений?

– Принимаются меры по сбросу избыточных поверхностных вод. К примеру, за Ошей на гидропостах наблюдают уже более 50 лет, и за это время были как маловодные, так и многоводные периоды. Так вот, начиная с 2014-го, там за год проходит в 2-5 раз больше воды, чем в среднем. В 2018 году по Оше прошло в четыре раза больше воды. Эта речка в маловодный период в верхнем течении (у Крутинских озер) вообще пересыхает, а сейчас там столько воды, что и не переплыть. Плотины на Оше не слишком влияют на пропуск воды. Да, из-за одного сооружения произошло затопление дороги, сейчас там прокопали аварийный водосброс, уровень воды падает, идет к тому, что дорога освободится в ближайшее время.

– Есть вероятность, что к концу сезона вода спадет до среднего уровня?

– Нет, такого не будет. Приточность в озера и в Ошу очень большая. Все северные речки сейчас переполненные, что не характерно для этого времени года. Все сложилось в совокупности: мало испарений, много осадков, техногенные факторы. Не нужно рассчитывать, что один маловодный год вмиг все исправит. Вода накапливается у нас уже пять лет, а уходить будет еще дольше. Чем больше выпадает осадков, тем выше уровень грунтовых вод. Зависимость прямая. Сколько выпало осадков, столько должно испариться и уйти на инфильтрацию. В данный момент осадки превышают испарения и инфильтрацию.

– Какой сейчас уровень грунтовых вод в западных районах?

– Везде по-разному: где-то два метра, где-то 10 сантиметров. Уровень грунтовых вод также зависит от подстилающих пород. Если они песчаные, то вода хорошо уходит, если глинистые (их еще называют водонасыщенными, они держат воду), то она остается на поверхности. И вся западная часть Омской области – это суглинки, глинистые породы, которые расположены очень близко от поверхности, в связи с этим уровень грунтовых вод (он может уходить и на 2 – 3 метра), думаю, сейчас колеблется от 1 метра и выше.

Ранее интервью в полном виде можно было прочитать только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 24 июля 2019 года. 

Фото © «Гражданский патруль»

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Георгий 16 сентября 2019 в 15:47:
Дед рассказывал, что плавал из Тюкалы в Называевск в 30-х молодой был, что то возили. А из Тевриза на волах лес возил неделя туда неделя обратно.
максим 19 августа 2019 в 18:12:
Ага посмотрел бы я на тебя уважаемый Д.Фраш как на весельной лодке 70 км из Называевска в Тюкалинск греб
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.