Все рубрики
В Омске суббота, 26 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 76,8195    € 89,6637

Из истории Гражданской войны в Омске: конец военной эпопеи Чехословацкого корпуса в Сибири

30 июня 2020 17:38
1
2008

Одно из первых боевых столкновений чехословацких легионеров с красноармейцами произошло на территории Омской области – на станциях Куломзино (ныне Карбышево-1), Марьяновка и Москаленки. 

Как мы уже рассказывали в предыдущем очерке, чехи и словаки оказались втянуты в Гражданскую войну в России по воле политиков Франции, Англии, Германии, а также большевиков.

Чехословацкий корпус, находясь в Сибири, существенным образом повлиял на политическую и военную обстановку в крае. С середины 1918 года в Сибири творилась неразбериха. С продвижением от Пензы на восток Чехословацкий корпус захватывал один город за другим, свергая в этих городах советскую власть. Чехословацкие эшелоны подходили к Омску. 

Между омскими большевиками не было общего мнения. Одни предлагали пропустить эшелоны через станцию и избежать кровопролития. Другие, руководствуясь телеграммой с приказом Троцкого, настаивали: надо осматривать все вагоны и разоружать легионеров. Хотя частей Красной Армии в Омске было немного, большевики все же подчинились революционной дисциплине и решили: останавливать эшелоны, проверять и разоружать легионеров. Как вскоре оказалось, большевики приняли опрометчивое решение.

В городе начали создаваться красные отряды из рабочих, служащих. В спешном порядке сформировали интернациональный отряд из бывших военнопленных под командованием венгра Кароя ЛИГЕТИ. Общее руководство отрядами осуществлял первый комиссар омской милиции Петр УСПЕНСКИЙ. Командовали отрядами Андрей ЗВЕЗДОВ и Евгений ПОЛЮДОВ. 

Газета «Аргументы и факты» (Омск) в июне 2018 года напечатала в статью под заголовком «Чужая драка. Как мятеж Чехословацкого корпуса изменил ход Гражданской войны». В статье главный архивист Исторического архива Омской области, кандидат исторических наук Максим СТЕЛЬМАК пишет: 

«Одни из первых боевых столкновений произошли на территории современной Омской области. 25 мая 1918 года на омскую железнодорожную станцию Куломзино (ныне Карбышево) подошел с запада чехословацкий эшелон. Прибывшие представители советской власти потребовали от начальника поезда разрешения осмотреть вагоны и забрать все оружие. Офицеры корпуса потребовали снабдить эшелоны продовольствием и пропустить их на Дальний Восток. В итоге переговоры оказались безуспешными. Чехословацкий эшелон задним ходом уехал обратно в Марьяновку, где были сосредоточены основные силы легионеров».

Вслед за эшелоном чехов большевики отправили отряд под командованием начальника омской милиции Петра УСПЕНСКОГО. Он решил назревавший конфликт уладить с чехами мирным путем. Чехи неожиданно открыли огонь. На станции в Марьяновке завязался бой. Были убиты председатель Совета железнодорожных депутатов КАТАЕВ, председатель участкового Совета железнодорожных депутатов ПАЛЬЦЕВ, председатель железнодорожного райкома РСДРП(б) ПРАНОВ. 

Далее в статье указывается: 

«Вскоре на помощь прибыл второй красногвардейский отряд под командованием Андрея ЗВЕЗДОВА и Евгения ПОЛЮДОВА. Орудиями из красногвардейского поезда был произведен обстрел чехословацких эшелонов. В итоге утром 26 мая 1918 года красногвардейцы вступили в Марьяновку, отбросив чехословацких солдат в сторону Исилькуля. Но для дальнейшего наступления у отрядов Красной гвардии сил было недостаточно. Между советской властью и чехами на несколько дней было заключено перемирие. На станции Исилькуль сосредоточились четыре эшелона 6-го чехословацкого Ганецкого стрелкового полка (1500 штыков при 15 пулеметах). Бои возобновились 4 июня 1918 года. Легионеры заняли Москаленки, вскоре вновь подошли к Марьяновке и вступили в бой. Командир красного отряда УСПЕНСКИЙ был смертельно ранен. Из-за перерезанной железной дороги помощь не поступала. В итоге красногвардейцы стали уходить в Омск, затем по Иртышу отступили к Тюмени. Этот бой решил судьбу Омска. 7 июня 1918 года город был занят чехами».

В это время, за несколько тысяч километров от Омска, во Владивосток из Маньчжурии прибыл адмирал КОЛЧАК. Дожидаясь поезда на Омск, КОЛЧАК встретился с Радолом ГАЙДОЙ – командиром чешского отряда, входящего в состав Чехословацкого корпуса. Адмирал КОЛЧАК еще не знал, что ему предстоит стать Верховным правителем России и Главнокомандующим Сибирской армии. Также и не представлял, что этот 26-летний чешский капитан ГАЙДА в скором времени станет начальником штаба его армии, а он присвоит ему звание генерал-лейтенанта. 

А пока капитан ГАЙДА вел разговор с адмиралом на равных. Под командованием капитана был отряд, насчитывающий 4,5 тысячи легионеров, а у адмирала на тот момент – пока ничего. КОЛЧАКУ понравились осведомленность и военный кругозор ГАЙДЫ. Адмирал получил интересную информацию о военном положении в Сибири и в России в целом. КОЛЧАК оценил в военном и политическом значении расположение Чехословацкого корпуса вдоль Транссибирской магистрали от Самары до Омска и Владивостока. 

Суть разговора адмирала с ГАЙДОЙ выяснилась из протоколов допроса Александра КОЛЧАКА от 30 января 1920 года во время следствия Чрезвычайной следственной комиссией большевиков в тюрьме Иркутска. КОЛЧАК ответил следователю: 

«Я спросил: 
– Вам (ГАЙДА) известно про Омское правительство, и как вы на него смотрите?» 
– Да, – ответил он, – это Омское правительство уже сделало большую работу по созданию армии, и теперь эта армия действует совместно с нами. 
Я спросил: 
– Кем объединяется командование?
– Этот вопрос, – говорит он, – пока висит в воздухе, потому что объединения русского и чешского командования нет. До сих пор русские и чешские отряды дрались вместе, и эти вопросы решались чисто фактическим путем: где больше чешских войск, там русские подчинялись, и обратно, но общего командования нет. 
Я говорю: 
– По-моему, это большой недостаток в борьбе, раз нет объединения вооруженной силы
».

Далее Колчак продолжал рассказывать следователю о разговоре с Радолом ГАЙДОЙ. 

«– Скажите, (ГАЙДА), что такое Директория и что она из себя представляет?
Он говорит: 
– Это образование несомненно, нежизненное. Я не верю, чтобы Директория могла объединить все русские части и силы, действующие здесь, в Сибири и на другой территории. 
Я говорю: 
– Какую власть при этих условиях вы считали бы наилучшей?
– Я, говорит он, – считаю: в этом периоде и в этих условиях может быть только военная диктатура
». 

Далее следователь Александр АЛЕКСЕЕВСКИЙ задал следующий вопрос: 

«Кем было спровоцировано выступление чехов (Чехословацкий мятеж) – союзниками или большевиками?» 

КОЛЧАК ответил: 

«Я не знаю. Мне представлялось всегда, что чешское восстание началось в Европейской (части) России, когда они решили двигаться на Восток, чтобы уйти оттуда. Мне кажется, тут не была определенная провокация: просто большевики начали их разоружать, это заставило их сплотиться и организоваться – это был вопрос жизни и смерти для них». 

В действительности произошли стычки чехов с красногвардейцами, пытавшимися разоружить легионеров в Иркутске, в Златоусте и других городах. Легионеры разгромили брошенные против них отряды Красной Армии. Подразделения полковника Войцеховского взяли Челябинск. По Транссибирской магистрали легионеры заняли несколько городов: Екатеринбург, Омск, Петропавловск, Курган, Новониколаевск (Новосибирск), Томск, Мариинск, Нижнеудинск, Канск, Иркутск, Читу. В захваченных городах и поселках Чехословацкий легион сверг советскую власть. 

В это время у чехов на родине произошло историческое событие. Предсказания сбылись: Австро-Венгрия и Германия были побеждены странами Антанты. Чехи и словаки получили независимость. В результате 28 октября 1918 года возникло новое государство – Чехословакия. Это событие еще больше подогревало желание чехов быстрее выехать на родину. Воевать с красными легионеры уже не хотели. Солдаты стали выдвигать своим командирам требование: 

«Это не наша война, хотим домой!»

Внутри Чехословацкого корпуса, который растянулся от Омска до Иркутска по Транссибирской магистрали, связь хорошо работала при помощи телеграфа. Крайние группировки легионеров находилась в Омске и во Владивостоке. В создавшейся ситуации адмиралу Колчаку было невыгодно, чтобы Чехословацкий корпус покидал Сибирь, потому как его армия останется один на один с Красной Армией. С каждым днем боевой дух чехов падал. За последний год большевики укрепили Красную Армию и принялись всерьез за армию Колчака и за Чехословацкий корпус, тогда как в армии Колчака наблюдалось повальное дезертирство. 

Прибывший в Сибирь в расположение Чехословацкого корпуса военный министр Чехословацкой республики Милан ШТЕФАНИК издал в декабре 1818 года приказ: 

«Частям Чехословацкого корпуса покинуть фронт и передать позиции русским войскам». 

27 января 1919 года командующий Чехословацким корпусом в России генерал Ян СЫРОВЫЙ без согласования с КОЛЧАКОМ издал приказ, в котором объявил участок магистрали между Новониколаевском (Новосибирском) и Иркутском главным стратегическим участком. Чехословацкий корпус не стал подчиняться КОЛЧАКУ, а перешел в полное подчинение главнокомандующему союзными войсками – французскому генералу Морису ЖАНЕНУ. Он утверждал график движения эшелонов по выводу войск из Сибири. Главной трудностью по-прежнему оставалась нехватка паровозов, топлива (угля) и продовольствия. В дополнение к ней прибавились опасность нападения партизан и приближение Красной Армии. Адмирал КОЛЧАК под натиском красных 12 ноября 1919 года оставил Омск и отступил на восток. 

Таким образом, на Транссибирской магистрали создалось следующее положение. От Омска вслед за эшелонами КОЛЧАКА шли бронепоезда Красной Армии. Первый бронепоезд красных держал дистанцию пушечного прицельного огня до замыкающего бронепоезда адмирала КОЛЧАКА. Первый бронепоезд белых упирался в последний замыкающий бронепоезд чехов. Впереди чехов по приказу Москвы железная дорога была во многих местах разобрана. В результате остановились все: чехи, колчаковцы и красные. Солдаты армии Колчака сложили поговорку о чехах: 

«Наши союзники даже убежать из Сибири не могут!» 

Однако чехи продолжали прилагать все усилия, чтобы покинуть Россию. Они создали свои ремонтные бригады, договаривались с железнодорожными рабочими о восстановлении дороги. Применяли вооруженную силу. Однако отремонтированную дорогу вновь разбирали: то партизаны, то революционно настроенные рабочие. Адмирал КОЛЧАК требовал от командования Чехословацкого корпуса, чтобы чешские эшелоны заняли запасные пути и пропустили его эшелоны к Иркутску. Однако чехи не соглашались, потому как эшелоны белых были тем буфером, который отделял их от красных. Встречаться и вести бои с регулярной Красной Армией они крайне не хотели. 

Только 27 декабря три эшелона вместе с адмиралом КОЛЧАКОМ добрались до станции Нижнеудинск, что находится недалеко от Иркутска. Чехословацкий корпус взял под свою охрану эшелон Верховного правителя России и «золотой эшелон». Во время разговора с генералом ЗАНКЕВИЧЕМ адмирал КОЛЧАК сказал: 

«Продадут меня (большевикам) эти союзники». 

Вскоре слова адмирала сбылись. Военная и политическая ситуация в районе Иркутска резко изменилась. Рабочие были настроены по-революционному.

4 января 1920 года Александр Васильевич КОЛЧАК отказался от верховной власти и передал ее генералу Антону Ивановичу ДЕНИКИНУ, который вел бои с красными на юге России. Белое движение в Сибири катилось к своему закату. Окончательный его конец был только вопросом времени. Союзникам адмирал Колчак без верховной власти и армии был не нужен. Для чехов и Антанты главное было – не допустить, чтобы красным достался «золотой эшелон». Для большевиков главным трофеем был живой адмирал КОЛЧАК. Чехи же говорили о КОЛЧАКЕ: «От него только одни беды». Однако они вовремя опомнились: поняли, что иркутским властям нужен живой адмирал КОЛЧАК, а им – беспрепятственный проезд по железной дороге. 

С разрешения главнокомандующего союзными войсками – французского генерала Мориса ЖАНЕНА – чехи пошли на переговоры с эсерами и меньшевиками. «Переговоры» – в данном случае громко сказано. Точнее, чехи стали торговаться с меньшевиками:

«Мы вам – живого адмирала КОЛЧАКА, а вы нам взамен – укладываете рельсы, даете паровозы, уголь и беспрепятственный проезд на Владивосток».

Сговор состоялся. На станции Нижнеудинск адмирал Колчак был отдан чехами по согласованию с ЖАНЕНОМ в руки Политцентра, в который находился под руководством эсеров и меньшевиков. Так союзники предали адмирала КОЛЧАКА на верную смерть. В истории данный неблаговидный поступок чехов и союзников во главе с генералом ЖАНЕНОМ получил название «Обмен адмирала КОЛЧАКА на рельсы». 

Одновременно с событиями, развивавшимися вокруг ареста адмирала КОЛЧАКА, к Иркутску стремительно подходила армия под командованием генерал-лейтенанта Владимира Оскаровича КАППЕЛЯ. Армия проделала беспрецедентный переход, вошедший в историю как «Ледяной поход». Во время похода лошадь главнокомандующего Восточным фронтом КАППЕЛЯ на реке провалилась под лед. Генерал обморозил ноги. В полевых условиях врач ампутировал ему пальцы на одной ноге и полступни – на второй. Вдобавок КАППЕЛЬ заболел воспалением легких. Перед смертью генерал-лейтенант Владимир КАППЕЛЬ передал командование армией генерал-майору Сергею Николаевичу ВОЙЦЕХОВСКОМУ. Армия под командованием ВОЙЦЕХОВСКОГО вышла на подступы к Иркутску. 

Власть в Иркутске сменилась. Меньшевистский Политцентр заменил Военно-Революционный Совет большевиков. Красные предложили ВОЙЦЕХОВСКОМУ сложить оружие. В ответ ВОЙЦЕХОВСКИЙ потребовал отдать адмирала КОЛЧАКА. Взамен он обещал обойти Иркутск стороной и тем самым избежать кровопролития. Однако большевики отказались выдавать адмирала КОЛЧАКА. Белые начали штурм города. 

В решающий момент штурма в события вмешался Чехословацкий корпус. Командир чехословацкой дивизии Людвик КРЕЙЧИ выдвинул ВОЙЦЕХОВСКОМУ ультиматум, в котором указывал: не занимать Глазковское предместье. В военном отношении оно имело стратегическое значение. КРЕЙЧИ также пригрозил, что в противном случае чехи выступят на стороне красных. ВОЙЦЕХОВСКИЙ принял решение отступить, так как со свежими силами и хорошо вооруженными чехами вести бой не было смысла. Вдобавок из Иркутска поступили сведения, что адмирал КОЛЧАК расстрелян. 

ВОЙЦЕХОВСКИЙ дал приказ на отступление частей от Иркутска. Эшелоны Чехословацкого корпуса теперь не сдерживали ни белые, ни красные. Генерал ЖАНЕН из Владивостока руководил планомерной эвакуацией чехов. Общая кавалькада эшелонов чехов составляла почти из 20 тысяч вагонов от Иркутска до Владивостока.

Генерал-майор Белой Армии Константин Вячеславович САХАРОВ написал книгу под названием «Чешские легионы в Сибири. Чешское предательство», в которой указал, что в Чехословацком корпусе была низкая боеспособность, процветали грабежи гражданского населения. В своей книге генерал обвинил чехов в предательстве и сдаче адмирала КОЛЧАКА в руки эсеров и меньшевиков: 

«Руководители чехов во главе с Яном СЫРОВЫМ пошли с комиссарами на мирную сделку и заключили условие. Этот позорный документ был вывешен большевиками на всех станциях железной дороги. В нем, кроме пункта 5-го о выдаче большевикам адмирала КОЛЧАКА, были еще обязательства чехов разоружать белые отряды и выдавать белых офицеров и добровольцев большевикам. Также чехи обязались во время пути (во Владивосток) не портить железнодорожные мосты и инвентарь станций».

Генерал Константин САХАРОВ подробно описал, как происходила эвакуация чехов во Владивостоке: 

«Во время посадки на пароходы, тащили с собой все, что могли утащить: швейные и печатные машинки, телефонные и телеграфные аппараты, шубы и многое другое... Грузили на суда награбленное имущество. Никто не мог защитить интересы нашего народа и страны, так как все русское и национальное уничтожено». 

Уже во Владивостоке чехи выпустили обращение к русскому народу. 7 февраля 1920 года советским правительством и командованием Чехословацкого корпуса было подписано перемирие. 2 сентября 1920 года последние части Чехословацкого корпуса покинули Владивосток. 

Послесловие. В 2016 году в год празднования 300-летия образования города Омска из Чешской Республики прибыл вице-консул Петр СВИТАК. Обсуждая экономические и торговые задачами, консул адресовал омскому мэру интересующий чешскую сторону вопрос – об установлении в Омске памятника легионерам Чехословацкого корпуса, погибшим во время боев с большевиками. Данный вопрос поставил мэра города Вячеслава ДВОРАКОВСКОГО в затруднительное положение. ДВОРАКОВСКИЙ ответил довольно дипломатично: сказал, что разделяет позицию консула о бережном отношении к истории и традициям, правда, на этот шаг может пойти только после детального обсуждения проекта. Все получилось как в кинофильме «Иван Васильевич меняет профессию»: «Надо посоветоваться с товарищами. Зайдите как-нибудь на недельке». На этом все и закончилось.



Комментарии через Фейсбук

Ирина 4 августа 2020 в 23:21:
Интересная статья. Спасибо
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий

Суточный прирост заболевших COVID-19 увеличился в Омской области до 76 человек (итоги суток)

Резкий подъём заболеваемости коронавирусной инфекцией наблюдается и по всей России: сегодня суточный прирост – максимальный с июня

25 сентября 16:16
0
697

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.