Все рубрики
В Омске суббота, 16 Января
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,5453    € 89,2546

Олег ШИШОВ: «От продажи активов НПО «Мостовик» должны были получить более 23.2 млрд. руб. — при самой пессимистической рыночной стоимости. Но…».

1 декабря 2020 00:08
0
1784

Денег от продажи активов "Мостовика" было бы достаточно для расчета с основными кредиторами, в первую очередь полностью с бюджетом. 

Вчера, 30 ноября, бывший генеральный директор НПО «Мостовик» Олег ШИШОВ, которого судят в Омске по очередному обвинению в неуплате налогов, разместил в Фейсбуке свои показания в ходе судебного процесса. Показания, в которых он достаточно прозрачно намекает на злоупотребления неких лиц. Приводим их полностью, разбив для удобства чтения на главы, заголовки к которым были даны «Коммерческими вестями»:

— Сразу после судебного заседания 23 ноября 2020 года я улетел в командировку в Москву – с рабочими вопросами. Сегодня я делюсь с Вами своими показаниями, которые огласил в тот день, их будет 2 части.

Часть 1

Основной причиной банкротства НПО «Мостовик» были неплатежи госзаказчиков

Меня обвиняют в том, что я в период с 01.01.2014г. по 31.10.2014 г., являясь генеральным директором и распределителем денежных средств ООО «НПО «Мостовик», самостоятельно-единолично принимал решения о направлении денежных средств предприятия, будучи обязанным обеспечивать выполнение обязательств перед бюджетом, имея реальную возможность уплаты налогов в полном объеме, в личных интересах, направлял денежные средства предприятия на погашение кредитных обязательств, по которым я выступал личным поручителем, предоставлял займы аффилированным с ООО «НПО «Мостовик» организациям. А также на расчеты с кредиторами за выполняемые работы и поставленные товары и не перечислил в бюджет исчисленный и удержанный НДФЛ в сумме 415 385 372 рубля, тем самым, не исполнив обязанности налогового агента.

Исследовав материалы уголовного дела, показания свидетелей, иные доказательства, можно утверждать, что сторона обвинения не учитывает ряд важных обстоятельств, строит свою позицию на предположениях, ошибочно принимает в качестве допустимого доказательства заключение эксперта, полученного с нарушением закона, ошибочно считает, что в период с апреля по ноябрь 2014 г. я единолично распоряжался денежными средствами НПО «Мостовик», без доказательств обвиняет меня, что я в личных интересах расходовал денежные средства предприятия, но главное не рассматривает истинные причины не уплаты ООО «НПО «Мостовик» НДФЛ за исследуемый период.

Так, в первом квартале 2014 г. ООО «НПО «Мостовик» не имело реальной возможности своевременно выплачивать заработную плату в полном объеме, платить налоги и проводить другие важные и обязательные платежи по причине недостаточности денежных средств. Это сложное финансовое состояние в ООО «НПО «Мостовик» возникло в конце 2013 – начале 2014 г., что подтверждается материалами дела, показаниями почти всех свидетелей и информацией из открытых источников.

Необходимо напомнить, что ООО «НПО «Мостовик» было крупнейшим проектно-производственным предприятием России, способным реализовывать самые сложные проекты. Важно вспомнить, что предприятие (проектные подразделения, заводы, и производства) было создано с «нуля», как инновационное, усилиями многих тысяч омичей под моим руководством. В Омской области многие годы ООО «НПО «Мостовик» было крупнейшим работодателем (более 20 тыс. работников) и одним из крупнейших налогоплательщиков.

Из материалов уголовного дела следует, что в 2013 г. только НДФЛ было уплачено более 1.2 млрд. руб. Платежи в бюджет для меня, как фактически исполняющего более 20 лет руководство Бюджетным Комитетом Законодательного Собрания Омской области, всегда были приоритетными. В связи с неплатежами по Олимпийским объектам (ООО «НПО «Мостовик» не получило объективную оплату и, в связи с этим, получило убытки на сумму более 20.6 млрд. руб., а ГК «Олимпстрой», не рассчитавшись со строителями, вернула в бюджет РФ более 40 млрд. руб.) в конце 2013 – начале 2014 года финансовое состояние предприятия заметно ухудшилось.

Естественно, что в этой ситуации ООО «НПО «Мостовик» в 1-ом квартале 2014 г., была допущена просрочка по НДФЛ по оценке следствия 98,6 млн. руб.. Это было связано с необходимостью завершить (без оплаты) Олимпийские объекты (в том числе брошенные другими подрядчиками), и активно участвовать в эксплуатации многих объектов как во время Олимпийских Игр, так и Параолимпийских. Выполнение этих задач в сложных финансовых условиях и условиях обеспечения безопасности проведения Олимпийских игр 2014 г. преследовало Государственные интересы, а не мои личные.

По завершении Олимпийского периода, в связи с указом о ликвидации ГК «Олимпстрой» без определения правопреемника и возврате денежных средств в бюджет РФ, 2-го апреля 2014 г., в один день все банки предъявили требование о досрочном гашении всех кредитов, большинство из которых были выданы как целевые на строительство Олимпийских объектов и их целевое использование строго контролировалось.

В этой ситуации ООО «НПО «Мостовик», соблюдая требования Закона, вынуждено было объявить себя банкротом. Тогда, имея огромный портфель заказов, ООО «НПО «Мостовик» имело реальную возможность выйти на мировое соглашение с банками, но, увы, другие обстоятельства не позволили это сделать.

Очевидно, что основной причиной вынужденного банкротства ООО «НПО «Мостовик» были неплатежи государственных заказчиков за выполненные работы, и как следствие, возникший большой дефицит денежных средств для исполнения всех обязательств, в первую очередь погашения задолженности по зарплате и уплате НДФЛ. Это подтверждают многочисленные экспертизы об отсутствии преднамеренного банкротства ООО «НПО «Мостовик». Многочисленные экспертизы, проводимые разными конкурсными управляющими ООО «НПО «Мостовик» подтвердили отсутствие выводов активов и каких-либо действий генерального директора (Шишова О.В.) или, кого-либо из собственников и руководителей предприятия, направленных на создание условий преднамеренного банкротства.

В материалах уголовного дела находится заключение независимого эксперта (ЭНПИ Консалт), выполненное по договору с конкурсным управляющим Нехиной А.А. В соответствии с этим заключением, от продажи активов ООО «НПО «Мостовик» (многочисленные (сотни) объекты недвижимости, земельные участки, заводы и производства в разных регионах, специальная строительная техника (более 1000 единиц), многочисленное оборудование и т.д.) должны быть получены денежные средства в сумме более 23.2 млрд. руб. Эта оценка была произведена с учетом пессимистической рыночной стоимости. Этих денежных средств было бы достаточно для расчета с основными кредиторами, в первую очередь полностью с бюджетом.

При этом, как следует из текста Постановления Арбитражного Суда Западно-Сибирского округа от 10.12.2018 по делу А-46-4042/2014 (имеется в материалах уголовного дела), в рамках которого рассматривался вопрос о привлечении меня к субсидиарной ответственности, «…с учётом предусматривавшейся в пункте 5 статьи 10 Закона о банкротстве презумпции недобросовестности бывшего руководителя суд первой инстанции обоснованно исходил из документально подтверждённых обстоятельств разумности поведения бывшего директора, осуществлявшейся в рамках стандартной управленческой практики крупного производственного предприятия по исполнению действующих обязательств даже при наличии текущих просрочек с учётом имевшейся положительной динамики хозяйственной деятельности. При этом судом первой инстанции учтены производственный характер деятельности общества в значительном объёме, в различных регионах и большим количеством контрагентов по заключённым гражданско-правовым договорами государственным контрактам, обеспечивающих занятость существенного количества работников.

Следовательно, такие действия руководителя должника, рассчитывающего погасить задолженность в процессе осуществляемой хозяйственной деятельности, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов кредиторов в части разумного продолжения хозяйственных связей в конкурентной рыночной конъюнктуре для возможного получения взаимной экономической выгоды от таких отношений».

При этом Суд естественно рассматривал весь период моего руководства с 2011 по 2014 г. включительно.

Налоговая, правовая и социальная политика ООО «НПО Мостовик» всегда была направлена на выплату заработной платы работникам предприятия «в белую» без каких-либо схем «оптимизаций». ООО «НПО «Мостовик» одно из первых в регионе предприятий в начале 2000-х, перевело выплату заработной платы всему многотысячному коллективу через банковские карты. ООО «НПО Мостовик» тщательно соблюдало налоговое законодательство, и по этой причине было одним из крупнейших налогоплательщиков региона.

Что касается сути вопроса об обвинении в «личных интересах» не уплаты в I квартале 2014 г. НДФЛ, необходимо принять во внимание то, что это была всего лишь просрочка этих платежей в бюджет. Эта просрочка была вызвана важнейшей государственной необходимостью завершения строительства Олимпийских объектов в условиях большого дефицита денежных средств. Недостаточное финансирование со стороны ГК «Олимпстрой» по всем крупным Олимпийским объектам было вызвано отсутствием утвержденных, получивших Заключение ГлавГосЭкспертизы проектов. По этой причине в 2010-2013 гг. заключались в том числе перечисленные в тексте обвинения, кредитные договоры с различными банками под мое личное поручительство на общую сумму, на эти цели, более 20 млрд. руб.

Без этого кредитного финансирования и нашей масштабной, высокопрофессиональной проектно-производственной работы невозможно было создать самые сложные объекты Олимпийского Сочи. При этом расходование денежных средств по каждому объекту (а их было более 70) осуществлялось с целевых счетов, открытых в банках – кредиторах и строго контролировалось спецслужбами.

Госорганы точно, до рубля, знали наши фактические затраты по каждому объекту. Поэтому и мы, работники ООО «НПО «Мостовик», и банки были уверены в компенсации хотя бы наших прямых затрат после получения заключений ГлавГосЭкспертизы и сдачи объектов в эксплуатацию. В этой ситуации, безусловно, в первую очередь, были бы погашены все задолженности по зарплате, просрочки по налогам и проведены расчеты с кредиторами. Но, как было указано выше, ГК «Олимпстрой» не произвела ожидаемые платежи, в связи с чем, ООО «НПО «Мостовик» вынуждено было объявить о банкротстве.

Я 30 лет создавал и совершенствовал это уникальное предприятие, и его уничтожение не могло содержать мою заинтересованность! Но если бы ГК Олимпстрой и другие госзаказчики рассчитались, даже не по оценке Главгосэкспертиз, а хотя бы компенсируя прямые затраты предприятия, то очевидно, что ООО «НПО «Мостовик» в первую очередь погасило бы задолженности по зарплате и просроченные платежи в бюджет. Так было неоднократно, например 24-25 декабря 2013 года ООО «НПО «Мостовик» заплатило просрочку НДФЛ в сумме 540 млн. руб., данный факт подтверждается ответом на запрос ООО «НПО «Мостовик» от 06.05.2020 г. Приложение 2.

Также в постановлении Арбитражного суда от 25 апреля 2018 г. по делу №А46-2895/2015 г. на стр. №44 приводится выдержка об анализе финансового состояния ООО «НПО «Мостовик»: «сделан вывод, что на 01.07.2014 и на 01.10.2014 финансовое состояние ООО «НПО Мостовик» можно оценить как среднее. При анализе обнаруживается слабость отдельных показателей, а платежеспособность находится на границе минимально допустимого уровня. Риск наступления банкротства также можно оценить как средний». Это свидетельствует о благоприятных перспективах ООО «НПО «Мостовик» и в период на 01.10.14 г. Предприятие имело большую дебиторскую задолженность и объем действующих контрактов. И если бы с ООО «НПО «Мостовик» справедливо рассчитались, то в первую очередь были бы погашены задолженности по зарплате и налогам.

Налоговый агент

Меня обвиняют в том, что я, будучи ответственным за надлежащее исполнение НПО Мостовик обязанностей налогового агента, достоверно зная о задолженности по НДФЛ, а также о наступлении неблагоприятных последствий как поручителя по кредитным договорам, действуя в личных интересах и интересах ООО «НПО «Мостовик», выполняющего строительно-монтажные работы, в том числе на объектах Олимпийских игр 2014 г. в г. Сочи, с умыслом на неисполнение обязанностей налогового агента в особо крупном размере, давал указания на исполнение кредитных обязательств перед банками.

Здесь и далее в обвинении без доказательств предполагается, что я, достоверно зная о задолженности по НДФЛ, совершал какие-то действия, давал указания и т.д., направленные на неуплату НДФЛ. И вообще всё это без доказательств сплошной домысел.

Во-первых, я никогда не знал какие, в каких суммах, по каким регионам нужно платить налоги. Сотрудники бухгалтерии вели налоговый учет и главные бухгалтера сообщали в финансовую службу и мне, какую сумму нужно заплатить налогов. А каких налогов, в каких суммах, по каким регионам я никогда не знал. Я утверждал лимит денежных средств на налоги в соответствии с заявкой бухгалтерии, и оплата которых осуществлялась по распоряжению бухгалтерии.

Во-вторых, я никогда никому не давал никаких указаний на неуплату налогов. Наоборот, я требовал строго соблюдать налоговое законодательство и поэтому ООО «НПО «Мостовик» долгое время было одним из крупнейших налогоплательщиком Омской области. Это факт.

Просрочки и неуплаты налогов, конкретно НДФЛ, не являются преступлением, преследуемым по ст.199.1 УК РФ. Преступлением по этой статье является то, что при наличии задолженности по НДФЛ я, как генеральный директор предприятия, единолично проводил бы платежи денежных средств в «личных интересах».

Личное поручительство

Так, меня обвиняют в гашении 10.01.2014 г. кредита в АК «Росбанк» в сумме 128 млн. рублей, так как по этому кредитному договору я выступал поручителем. Я лично по всем кредитным договорам ООО «НПО «Мостовик» и Банковским Гарантиям с разными банками обязательно подписывал личное поручительство.

По этой конкретной ситуации на запрос адвоката Мотовилова А.Н. ООО «НПО «Мостовик» дало ответ от 16.03.2020 г., что кредит в АК «Росбанк» 10.01.14 был погашен за счет кредитных средств полученных от ПАО «Сбербанк» и от ПАО «Ханты-Мансийский Банк Открытие». А эти новые кредиты ООО «НПО «Мостовик» получило опять же под мои личные поручительства. Какие личные интересы я преследовал, не допуская срыва финансовых обязательств ООО «НПО «Мостовик» перед всеми банками-кредиторами, и обеспечивая финансирование Олимпийских и других важных государственных объектов, фактически не сокращая, а увеличивая свои обязательства как поручителя перед банками?

В эти же дни – 09.01.2014 и 10.01.2014  ООО «НПО «Мостовик» получило в АО «Нота-банк» кредит в сумме 193 млн. руб. и в Сбербанке РФ кредит в сумме 372 млн. руб. с целью выплаты заработной платы работникам, финансирование строительства Олимпийских объектов, а также на перекредитовки, соблюдая сроки гашения кредитов и сроки выплаты процентов, не допуская финансового дефолта предприятия (данный факт подтверждается ответом на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.20, Приложение 3). Эти кредиты также были получены под мои личные поручительства. В чем здесь мои преступные и личные намерения? Я не сократил, а увеличил сумму своих личных поручительств. Банки и спецслужбы контролировали целевое использование денежных средств. Мы — трудовой коллектив ООО «НПО «Мостовик» и банки–кредиторы действовали в интересах Государства и рассчитывали на возврат этих денежных средств!

Обвинение по многим пунктам строит свою позицию на утверждении о том, что ООО «НПО «Мостовик» в период с 01.01.2014 г. по 31.10.2014 г. новых кредитов не получало (стр. 42 обвинительного заключения). Это грубое несоответствие действительности. Согласно ответа на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.2020 Приложение №3, в указанный период, всего под мои личные поручительства, было получено ≈ 4.267 млрд. руб., которые были использованы и на перекредитовки, и на гашение процентов, и на выплату зарплаты, и на предоставление займов, но, главное, в тот период, на финансирование строительства Олимпийских объектов. Почему обвинение считает финансирование строительства Олимпийских объектов преступной деятельностью для меня не понятно. Наоборот, в этот сложный период времени, особенно 2012 г.– I квартал 2014 г., для России подготовка и безопасное проведение Олимпиады в Сочи было важнейшей Государственной задачей. А на уплату задолженностей в бюджет банки кредиты не выдавали!

Также по причине моего личного поручительства меня обвиняют в «личной заинтересованности» при гашении 13.02.2014 г. кредита в Омском отделении №8634 ПАО «Сбербанк» в сумме 20 млн. руб.

Но, списание 13.02.2014 г. с расчетного счета ООО «НПО «Мостовик», открытого в Омском отделении №8634 ПАО «Сбербанк» в сумме 20 млн. рублей имело также характер перекредитовки. Кредит в Сбербанке был погашен за счет кредита, полученного в ПАО «Ханты-Мансийском банке Открытие» (это следует из ответа на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.2020). Этот кредит также был получен под мое личное поручительство. При этом 14.02.2014 г. ООО «НПО «Мостовик» получило, опять же под мое личное поручительство, кредит в Сбербанке в сумме 20 млн. руб. двумя платежными поручениями на сумму 11,94 млн.руб. 14.02.2014 г. и 8,06 млн.руб. 17.02.2014 г. соответственно, на тот же расчетный счет (это следует из ответа на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.2020 Приложение №3). Здесь также не может быть моей личной заинтересованности, т.к. перекредитовки проходили под мои личные поручительства, и ООО «НПО «Мостовик» погасило 20 млн. руб., а получило 70 млн. руб.

Так же по причине моего личного поручительства меня обвиняют в безакцептном списании банками начисленных процентов (АК Абсолют Банком, АО Райфайзенбанком, ПАО Ханты-Мансийским банком «Открытие», ПАО Банка ФК «Открытие», ЗАО «ЮниКредит Банком»).

Необходимо прокомментировать условия исполнения перечисленных в обвинении кредитных договоров, по которым проходили гашения кредитов и начисленных процентов.

В случае неисполнения ООО «НПО «Мостовик» платежей по кредитным договорам в добровольном порядке, банки-кредиторы были вправе безакцептно списывать средства с других расчетных счетов предприятия.

В момент заключения кредитных договоров ООО «НПО «Мостовик» предоставляло банкам-кредиторам право без дополнительного распоряжения заемщика списывать денежные средства с любых счетов, открытых в других банках, в погашение кредитных обязательств ООО «НПО «Мостовик».

По кредитным договорам с АКБ «Абсолют Банк», Сбербанком, Ханты-Мансийским банком, кредиторам было предоставлено право без дополнительного распоряжения от заемщика списывать денежные средства со счетов ООО «НПО «Мостовик», открытых в других кредитных организациях. Для этих целей заключались различные тройственные соглашения между ООО «НПО «Мостовик», банками-кредиторами и банками, в которых имелись расчетные счета ООО «НПО «Мостовик».

Кроме того, в случае нарушения (неисполнения, либо ненадлежащего исполнения) Заемщиком любого своего обязательства по кредитному договору, банки-кредиторы имели право досрочно требовать от ООО «НПО «Мостовик» возврата всей суммы задолженности по кредиту и уплаты процентов.

Денежные средства в сумме 5 346 432,35 руб. были списаны АК «Абсолютбанком» 20.01.2014 г. в безакцептном порядке. При этом АК «Абсолютбанк» мог списать эти денежные средства с р.с. ООО «НПО «Мостовик» в АК «Росбанке» по условиям кредитного договора, но это было бы грубым нарушением кредитной истории для всех банков–кредиторов и могло привести к дефолту.

Денежные средства в сумме 5 346 438.36 руб. были списаны АК «Абсолют Банком» 20.02.2014 г. в безакцептном порядке. При этом АК «Абсолют Банк» мог списать эти денежные средства с р.с. ООО «НПО «Мостовик» в Омском отделении №8634 ПАО «Сбербанк» по условиям кредитного договора, но это было бы грубым нарушением кредитной истории для всех банков–кредиторов и могло привести к дефолту.

Денежные средства в сумме 3 332 032,87 руб. были перечислены 20.02.14г. с р.с. НПО Мостовик в АК «Абсолют Банк» на р.с. ООО «НПО «Мостовик» в АО «Райфайзенбанк» с целью недопущения просрочки по платежам процентов по кредитному договору и недопущения нарушения кредитной истории для всех банков–кредиторов, иначе возникла ситуация финансового дефолта НПО «Мостовик».

Денежные средства в сумме 2 467 000 руб. были перечислены 04.03.14г. с р.с. НПО Мостовик в ПАО «Росбанке» на р.с. ООО «НПО «Мостовик» в ПАО «Ханты-мансийский банк Открытие» в качестве своевременного гашения кредита и недопущения нарушения кредитной истории для всех банков – кредиторов, что могло привести к дефолту.

Денежные средства в сумме 8 716 260, 97 руб. были списаны 11.03.14г. ПАО Банка ФК «Открытие» в безакцептном порядке, иначе возникли условия финансового дефолта ООО «НПО «Мостовик».

Денежные средства в сумме 3 154 027,39 руб. были перечислены 20.03.2014г. с р.с. ООО «НПО «Мостовик» в АК «Абсолют Банке» на р.с. ООО «НПО «Мостовик» в ЗАО «Юникредит Банк» в качестве оплаты процентов по кредиту с целью недопущения нарушения кредитной истории для всех банков – кредиторов и не допущения дефолта.

В тот период и ООО «НПО «Мостовик», и банки–кредиторы были уверены в компенсации наших затрат на строительство Олимпийских объектов. Для меня было очевидно, что в случае компенсации хотя бы только наших прямых затрат на проведение Олимпиады – 2014, в первую очередь были бы погашены задолженности по зарплате, все просрочки по налогам и проведены расчеты с кредиторами. Я искренне надеялся сохранить технологически уникальное предприятие, его трудовой коллектив, а также крупнейшего в Омской области работодателя и налогоплательщика.

Я и сотрудники ООО «НПО «Мостовик» в тот период стремились выполнить сложнейшие и очень большие задачи Государства в разных регионах, не только в Сочи, в том числе спецобъекты на космодроме «Восточный», «Транснефти» в Новороссийске и т.д. Нам удалось успешно решить эти задачи.

В чем здесь моя личная и тем более корыстная заинтересованность?

В рассматриваемый в обвинении период с 01.01.2014 по 31.10.2014 я отказался от получения зарплаты (справка из ООО «НПО «Мостовик» приобщена к материалам уголовного дела), распродавал личное имущество и предпринимал все усилия для выплаты зарплаты работникам и осуществлял значительные платежи в бюджет. За это меня опять нужно посадить в тюрьму?

Важно дополнить, что по всем кредитным договорам ООО «НПО «Мостовик» предоставляло согласованные и оцененные банками Залоги (недвижимость, основные средства и материалы, принадлежащие ООО «НПО «Мостовик»). При этом в случае просрочки оплаты по кредиту, в первую очередь банк обращает взыскание на предмет залога, и только в случае недостаточности залогового имущества, привлекает поручителей. Исходя из наличия залогов по кредитам с оценкой их стоимости банками, также необоснованно считать, что я имел личную заинтересованность в их гашении, опасаясь взаиморасчетов с банками из личных средств. Это не более чем необоснованное примитивное предположение со стороны обвинения, противоречащее фактам.

Меня обвиняют в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.199.1 УК РФ – неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению налогов в соответствии с Законодательством Российской Федерации. При этом моими личными интересами Обвинение считает гашение кредитов и начисленных процентов на общую сумму 175,7 млн. руб. в период с 09.01.2014 по 20.03.2014, в связи с наличием моих личных поручительств по этим кредитным договорам.

Это ошибочное обвинение, т.к. я представил доказательства того, что эти гашения кредитов происходили исключительно за счет других кредитов, где я тоже подписывал личное поручительство. В тот период времени мои личные поручительства не сокращались, а значительно выросли.

Гашения процентов в сумме ~ 27,7 млн. руб. также осуществлялись за счет кредитных средств и поступлений за выполненные работы, финансирование которых также осуществлялось за счет кредитов под мои личные поручительства. Удивляет, что следствие «не увидело» получение многочисленных кредитов за рассматриваемый период под мое личное поручительство.

Калачинский завод строительных материалов

Кроме того меня обвиняют в прямом умысле на неисполнение обязанности налогового агента по перечислению в бюджет исчисленного и удержанного НДФЛ в особо крупном размере, в личных интересах расходовал денежные средства на предоставление займов аффилированным организациям, учредителем которых являлся ООО «НПО «Мостовик» и деятельность которых была мне подконтрольна. В период с 01.01.2014 г. по 31.10.2014 г. ООО «НПО «Мостовик» предоставил займы в сумме 54 480 000руб. в адрес ООО «Производственная фирма «Калачинский завод строительных материалов», ООО «Мостовик Девелепмент» и ООО «Гостиничный комплекс «Центр».

При этом обвинение не доказывает, в чем конкретно был мой личный интерес и ошибочно предполагает, что деятельность указанных предприятий была мне лично подконтрольна.

Договор займа Производственной фирме «Калачинский завод строительных материалов» (КЗСМ), ранее назывался ООО «Актив-Форест» был заключен ООО «НПО «Мостовик» в 2006 г. на сумму до 50 млн. руб. с целью обеспечения в случае кассового разрыва денежными средствами при производственной деятельности предприятия. С участием ООО «НПО «Мостовик» на КЗСМ была проведена принципиальная модернизация производства кирпича с установкой современного французского оборудования. За предоставленные займы от ООО «НПО «Мостовик» КЗСМ всегда вовремя рассчитывался продукцией (кирпичом).

Вопреки утверждению Обвинения КЗСМ никогда мне не был подконтрольным. Это следует из показаний свидетелей директора КЗСМ Максимова В., а также Федяева М., Фадеева А.И.

Действительно, 31.01.2014 г. в рамках указанного договора ООО «НПО «Мостовик» предоставило заем КЗСМ в сумме 3,333 млн. руб. с целью гашения кредита в «Ханты-мансийском банке Открытие», по которому поручителем выступало ООО «НПО «Мостовик». Прошу суд принять во внимание:

— во-первых, если бы КЗСМ не погасил 3.333 млн. руб., то «Ханты-Мансийский Банк Открытие» предъявил бы к списанию эту сумму, и по условиям договора всю сумму кредита, выданного от этого банка ООО «НПО «Мостовик». Это подтверждают свидетели Максимов В. и Федяев М.В.. А это было к списанию около 200 млн. руб., и уже ООО «НПО «Мостовик» в тот ответственный период по подготовке Сочи к проведению Олимпиады допустил бы дефолт с большим политическим негативом для России;

— во-вторых этот заем в сумме 3,333 млн. руб. был выдан из денежных средств, которые ООО «НПО «Мостовик» получило в этот день в качестве кредита от Газпромбанка в сумме 425 млн. руб. Данный факт подтверждается ответом на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.2020. Приложение №3. Этот кредит также был получен под мое личное поручительство. В чем здесь моя личная корыстная заинтересованность? По логике обвинения я совершал преступные действия, стремясь сократить свои личные поручительства перед банками и заказчиками, а в этой ситуации я выступил поручителем по кредиту, денежные средства которого были направлены на финансирование Олимпийских объектов, заработную плату, а также предоставления этого займа КЗСМ, не допуская дефолта ООО «НПО «Мостовик».

Позднее, 18.02.2014 ООО «НПО «Мостовик» предоставило заем КЗСМ в сумме 2 млн. руб. на выплату зарплаты работникам из денежных средств, полученных по вексельному кредиту от ВнешПромБанка в сумме 33 млн. руб., также под мое поручительство. Данный факт подтверждается ответом на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.2020. Приложение №3, что было согласовано с банком-кредитором.

Позднее, 26.02.2014 ООО «НПО «Мостовик» предоставило заем КЗСМ в сумме 1 млн. руб. на выплату зарплаты работникам из денежных средств «пополнение на расчетный счет ООО НПО «Мостовик» в «Абсолют Банке» перечисленных с расчетного счета ООО «НПО «Мостовик» в Сбербанке в сумме 25,9 млн. руб., также полученные на расчетный счет в Сбербанке с назначением «пополнение на расчетный счет».

Таким образом, предоставляя займы КЗСМ в период перед Олимпиадой в Сочи на сумму 6,333 млн. руб. из кредитных денежных средств под мои личные поручительства по согласованию с банками-кредиторами ООО «НПО «Мостовик» преследовало очевидные цели недопущения досрочного взыскания ≈ 200 млн. руб. от «Ханты-Мансийского Банка Открытие» с последующим дефолтом ООО «НПО «Мостовик» и выплату зарплаты дочернему предприятию, которым я ни как не управлял, а КЗСМ всегда рассчитывался по займам. В чем здесь может быть моя личная заинтересованность? Обвинение не изучало представленные факты и обстоятельства этих займов КЗСМ и ошибочно, без доказательств, формально обвинило меня в личном интересе.

Мостовик Девелопмент

Договор займа с ООО «Мостовик Девелопмент» на сумму 1 млрд. руб. был заключен 14.06.2013г. и имел исключительно целевой характер по софинансированию строительства гостиницы на 700 номеров уровня 4 звезды в рамках программы утвержденной Правительством РФ. ООО «НПО «Мостовик» осуществляло проектирование, строительство и софинансирование этого олимпийского объекта с ВнешЭкономБанком. В связи с этим был подписан договор с Оргкомитетом (имеется в Уголовном деле). Реализация этого проекта имела государственный интерес и интерес олимпийского движения, а не мой личный интерес.

Первоначально предполагалось, что финансирование этого олимпийского объекта полностью будет осуществлять ВЭБ. Но позднее ВЭБ ограничил финансирование строительства этой важной для Оргкомитета и МОКа гостиницы в сумме 2 млрд. руб., а остальное финансирование (≈ 2,6 млрд. руб.) легло на ООО «НПО «Мостовик».

Вопреки утверждениям обвинения ООО «Мостовик Девелопмент» (далее «МД») никогда не был мне лично подконтрольным предприятием, данный факт подтверждается показаниями свидетелей Тыщенко В.С., Федяева М., Фадеева А.И.

Действительно, выполняя важную государственную программу, 10.01.2014 ООО «НПО «Мостовик» предоставило заем «МД» в сумме 0,5 млн. руб. за счет денежных средств, полученных по кредиту от Сбербанка в сумме 127,125 млн. руб. (данный факт подтверждается ответом на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.2020 Приложение №3). Этот кредит также был получен под мое личное поручительство.

Также 21.01.2014 г. ООО «НПО «Мостовик» предоставило заем «МД» в сумме 32 млн. руб. с расчетного счета в «Плюсбанке» за счет денежных средств, полученных по кредиту от Сбербанка 20.01.14 г. в сумме 207,4 млн.руб. (Ответ на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.2020 Приложение №3). Этот кредит также был получен под мое личное поручительство. Основная часть этих денежных средств, в том числе через векселя «Плюсбанка» была направлена на выплату зарплаты работникам ООО «НПО «Мостовик», финансирование Олимпийских объектов, перекредитовки и выдачу займа «МД» (32 млн. руб.), что также является финансированием Олимпийской программы.

Также 22.01.2014 ООО «НПО «Мостовик» предоставило заем «МД» в сумме 1,752 млн. руб. с расчетного счета в Росбанке за счет денежных средств, полученных по кредиту от Сбербанка в сумме 151 млн. руб. (Ответ на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.2020 Приложение №3). Этот кредит также был получен под мое личное поручительство.

Также 24.01.2014 ООО «НПО «Мостовик» предоставило заем «МД» в сумме 0,55 млн. руб. с расчетного счета в Сбербанке за счет денежных средств полученных по кредиту от Сбербанка в сумме 205,38 млн. руб. (Ответ на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.2020 Приложение №3). Этот кредит также был получен под мое личное поручительство.

Также 28.02.2014г ООО «НПО «Мостовик», выполняя государственную программу, предоставил заем «МД» в сумме 6 млн. руб. с расчетного счета в Сбербанке, полученных как «пополнение расчетного счета ООО «НПО «Мостовик». Удивительно, но следствие не отразило, что на следующий рабочий день – 03.03.2014г. «МД» вернул 5 млн. руб. на расчетный счет ООО «НПО «Мостовик». (Данный факт подтверждается ответом на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 06.05.2020).

Все займы «МД» выдаваемые за счет кредитов согласовывались с банками, и их использование, и вообще все финансирование и создание этого объекта, контролировалось ГК Олимпстроем, Оргкомитетом и спецслужбами.

Таким образом, выполняя важную государственную программу, в рамках подготовки г. Сочи к проведению Олимпиады – 2014, осуществляя софинансирование строительства гостиницы «Bridge-Resort» за счет кредитов под мои личные поручительства, ни в каком виде не вмешиваясь в производственно-хозяйственную и финансовую деятельность ООО «Мостовик Девелепмент» (показания Тыщенко В.С., Федяева М.В., Фадеева А.И.), нет оснований считать эти действия моей личной и корыстной заинтересованностью. Своевременное строительство и качественная эксплуатация этого олимпийского объекта имело большое политическое значение для России и олимпийского движения, а не для меня лично, что подтверждают материалы дела и показания свидетелей.

Также необходимо дополнить что, в соответствии с п.10.3 указанного договора, за нарушение сроков выполнения любого из этапов по проектированию и строительству этой гостиницы более чем на 10 рабочих дней ГК «Олимпстрой» вправе требовать от ООО «НПО «Мостовик» уплаты пени в размере 0,05% от стоимости работ за каждый день просрочки, а по дополнительным соглашениям №№2 и 3 к указанному договору, за нарушение срока ввода этого объекта в эксплуатацию ООО «НПО «Мостовик» должно было выплатить ГК «Олимпстрой» 726 433 634,10 рублей и 2 000 000 рублей за каждый день просрочки каждого из этапов работ (показания Тыщенко В.С., Федяева М.В. и материалы дела). Я был против таких условий и не подписывал эти допсоглашения, но Оргкомитет заставил подписать эти соглашения Филимонова Е.А. и Устинова А.А.

Таким образом, несвоевременное финансирование ООО «Мостовик Девелопмент» могло привести к срыву сроков строительства Олимпийского объекта, что повлекло бы за собой не только большие проблемы при проведении Олимпиады, но и с учетом предусмотренных договоров штрафных санкций – огромные убытки предприятия, так как общая стоимость контракта по данному Олимпийскому объекту составляла порядка 4,6 млрд. руб. А штрафные санкции могли быть значительно больше.

Выполняя обязательства России перед МОКом ООО «Мостовик-Девелепмент» мог получать финансирование только от ООО «НПО «Мостовик» и ВЭБа. Но финансирование от ВЭБа было закрыто в 2013г.

Указанные в обвинении займы «МД» были предоставлены за счет кредитных денежных средств под мои личные поручительства. При этом банки в тот период не давали кредиты для платежей налогов, что следует из показаний Федяева М.В., строгой банковской позиции и требованиями Налогового Кодекса по этому вопросу.

Гостиница «Bridge-Resort» после ввода в эксплуатацию стала собственностью ООО «Мостовик-Девелепмент», а не ООО «НПО «Мостовик», с обременениями и ограничениями от ВЭБа. Гашение финансовых вложений ООО «НПО «Мостовик» в строительство этой гостиницы могло быть без сомнения выполнено за счет операционной деятельности гостиницы или от продажи «Мостовик-Девелепмент» значительно дороже чем вложило ООО «НПО «Мостовик».

Однако возврата вклада в Уставной капитал «МД» в сумме =1млрд.руб. и займов ≈ 1,6 млрд. руб. не произошло, в связи с продажей этого предприятия (вместе с гостиницей) из конкурсной массы. И если бы только эта продажа была проведена по рыночной стоимости и ИФНС находилась во второй очереди кредиторов, то очевидно, что полученных денежных средств было достаточно для погашения всех задолженностей ООО «НПО «Мостовик» и по НДФЛ и всех других налогов.

Принимая во внимание изложенные факты, необосновано обвинять меня в личной заинтересованности в предоставлении в первом квартале 2014 г. займа ООО «Мостовик-Девелепмент» в сумме 40,3млн.руб., и подконтрольности этого предприятия лично мне.

Гостиничный комплекс «Центр»

В плане финансовых отношений ООО «ГК Центр» и ООО «НПО «Мостовик» в исследуемый период с 01.01.2014г. по 31.10.2014 г. следствие не отразило поступления от ООО «ГК Центр» денежных средств от продажи недвижимости в комплексе по адресу Гагарина 14 на расчетные счета ООО «НПО «Мостовик» 15.01.2014 г. в сумме 1.8 млн. руб., 16.01.2014 г. в сумме 0.4 млн. руб., 20.01.2014 г. в сумме 4 млн. руб., 21.01.2014 г. в сумме 2 млн. руб., 22.01.2014 г. в сумме 1,2 млн. руб., 17.02.2014 г. в сумме 0.05 млн. руб., 20.02.2014 г. в сумме 0,2 млн. руб., 21.02.2014 г. в сумме 17 млн. руб., 24.02.2014 г. в сумме 3,684 млн. руб., 24.02.2014 г. в сумме 2,416 млн. руб., 25.02.2014 г. в сумме 1,6 млн. руб., 28.02.2014 г. в сумме 3,18 млн. руб., 03.03.2014 г. в сумме 1,03 млн. руб., 05.03.2014 г. в сумме 0,6 млн. руб., 24.03.2014 г. в сумме 1,5 млн. руб. Итого, в первом квартале 2014 г. на расчетный счет ООО «НПО «Мостовик» от ГК «Центр» поступило 40,56 млн. руб. за счет средств от продажи площадей в этом торговом центре. Данный факт подтверждается ответом на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 06.05.2020 Приложение №3 и показаниями директора «ГК Центр» Литвина А.В.

Действительно, 26.03.2014 г. в рамках ранее (в 2009г.) заключенных договоров ООО «НПО «Мостовик» предоставило заем «ГК Центр» в сумме 2,475 млн. руб. и на следующий день 27.03.2014г в сумме 4,870 млн. руб.

Этот заем от ООО «НПО «Мостовик» на «ГК Центр» в сумме ≈ 7,345 млн. руб. позволил этому предприятию решить возникшие претензии (показания Литвина А.В.), что позволило уже ООО «НПО «Мостовик» от реализации недвижимости, которую осуществлял «ГК Центр» получить возврат выданных займов и произвести оплаты за выполненные работы и полученные материалы субподрядным организациям, выполняя обязательства по госконтрактам.

При этом, в период 31.03.14 – 24.04.14., «ГК Центр» оплатил по письмам ООО «НПО «Мостовик» 11 374 595 руб. (полученных от продажи недвижимости), и тем самым вернул этот конкретный заем, что следует из выписки с р.с. ГК «Центр», которую предоставил конкурсный управляющий ГК «Центр» Д.С. Севрюков 15.09.2020 на запрос адвоката А.Н. Мотовилова (приобщена в материалы уголовного дела) и показаний Литвина А.В., Ильченко Т.Ю. Кто формировал и подписывал эти письма на оплаты за ООО «НПО «Мостовик», в основном в период наступившего банкротства, мне не известно, скорее всего финансовая служба ООО «НПО «Мостовика», по согласованию со Сбербанком.

В период апрель – ноябрь 2014 г. «ГК Центр» за счет продажи площадей в этом торговом центре обеспечил поставку материалов и конструкций на строящиеся объекты ООО «НПО «Мостовик» в Омской области (Западный обход г. Омска и Красногорский Гидроузел) на сумму более 258,135 млн. руб., что подтверждается Постановлением восьмого Арбитражного суда по делу А46-2895/2015 и показаниями Литвина А.В. и Ильченко Т.Ю. При этом «ГК Центр» никогда не был мне подконтрольным предприятием, это подтверждается показаниями свидетелей — директора «ГК Центр» Литвина А., а также Федяева М.В. и Фадеева А.И.

Все денежные средства, перечисленные от ООО «НПО «Мостовик» по договорам займа с 2006 по 2014 г. ООО «ГК Центр» вернуло, что подтверждается показаниями Ильченко Т.Ю. и представленными документами.

Принимая все вышеизложенное во внимание нельзя обвинять меня в личной и корыстной заинтересованности по предоставлению займов в сумме 7,345 млн. руб. тем более, что и этот заем был возвращен, и ООО «НПО «Мостовик» в рассматриваемый в обвинении период времени получило от ООО «ГК Центр» значительно, в десятки раз, больше денежных средств и материалов, чем вкладывал. При этом ООО «ГК Центр» мне не был подконтрольным, и не могло платить за третьих лиц задолженности в бюджет, а расходование всех финансовых ресурсов с апреля 2014г. я не мог проводить единолично.

Непонятно кому, непонятно когда, непонятно в каких суммах, не понятно с какой целью

Кроме того меня обвиняют в том, что я имея прямой умысел направленный на неисполнение обязанностей налогового агента по перечислению в бюджет НДФЛ в особо крупном размере, в личных интересах расходовал денежные средства предприятия на расчеты с кредиторами по оплате товаров, работ, услуг поставленных в адрес ООО «НПО «Мостовик». Таким образом, по оценке следствия было перечислено с различных счетов ООО «НПО «Мостовик» в период с 01.01.2014 г. по 31.10.2014 г. в общей сумме 3 045 004 987рублей.

В этом обвинении просто указывается с каких расчетных счетов в разных банках были проведены перечисления денежных средств за рассматриваемый период с 01.01. 2014г по 31.10.2014г с указанием только:

— «за аренду жилых помещений»;

— «за услуги кредиторов»;

— «за вексель»;

  — «на оплату лизинговых платежей»;

  — «на оплату по договору банковской гарантии»;

  — «за аренду не жилых помещений»;

— «в качестве перевода покрытия по аккредитиву»;

  — «в качестве конвертации»;

— «выдано в подотчет».

При этом вообще нет информации:

  — кому (каким получателям);

  — какие конкретные суммы;

  — когда;

  — по каким договорам;

  — на каких условиях и т.д.

Поэтому нет даже предположений, в чем в каждом конкретном случае могла быть моя личная заинтересованность. Главное, нет этих конкретных ситуаций! В этой части обвинения нет вообще конкретики. Если обвиняя меня в гашении кредитов, обвинение предполагает мою личную заинтересованность в гашении личных поручительств (чего на самом деле не было), а в выдаче займов дочерним предприятиям предполагается, что я этими предприятиями непосредственно управлял и где то там далее нашел личный интерес (чего тоже на самом деле не было), то в этом абстрактном, не конкретном обвинении просто один сплошной домысел, что при перечислении с расчетных счетов ООО «НПО «Мостовик» денежных средств, я где-то имел личный интерес.

Но моей личной заинтересованности в этих, непонятно кому, непонятно когда, непонятно в каких суммах, не понятно с какой целью, платежах не было, поэтому следствие не смогло даже «за уши» что то притянуть и ограничилось общим домыслом, что в этих перечислениях крупного производственного предприятия за 10 месяцев были какие то мои личные, а может и корыстные интересы. Но этих интересов точно не было, иначе бы их нашли! А строить обвинение на домыслах недопустимо!

Важно также принять во внимание, что с апреля по ноябрь 2014 г. я вообще не мог единолично расходовать денежные средства ООО «НПО «Мостовик», и тем более в личных интересах, что подтверждают материалы дела и показания свидетелей.

Следуя этой логике, необходимо уничтожить весь реальный сектор экономики

Кроме того, меня также обвиняют в расходовании денежных средств ООО «НПО «Мостовик» в период с 01.01. 2014 г. по 31.10.2014 г. в сумме 342 092 582,18 руб., которые были выданы из кассы ООО «НПО «Мостовик» на расчеты с контрагентами за поставленные товары, работы, услуги. При этом обвинение считает, что я действовал с прямым умыслом неуплаты НДФЛ в особо крупном размере и указанные платежи из кассы проводил в личных интересах будучи заинтересованным в продолжении осуществления финансово – хозяйственной деятельности ООО «НПО «Мостовик».

При этом обвинение не содержит сведений когда, кому и на какие конкретные цели выдавались из кассы денежные средства. И если бы в какой-то такой финансовой операции было бы даже косвенное подозрение на мою или чью то личную и корыстную заинтересованность, то было бы предъявлено конкретное обвинение.

Выдача денежных средств из кассы ООО «НПО «Мостовик» осуществлялась законно с соблюдением всех требований бухгалтерского и налогового учета, что подтвердили многочисленные проверки. Многократные проверки расходования денежных средств, выданных в подотчет, не обнаружили никаких нарушений. Но, не обнаружив каких-либо конкретных нарушений и фактов расходования денежных средств, выданных большому числу (десятки тысяч!) сотрудников предприятия, меня обвиняют в «заинтересованности в продолжении осуществления финансово-хозяйственной деятельности ООО «НПО «Мостовик».

Но это не заинтересованность, а обязанность! Обязанность руководителя предприятия качественно, надежно и в срок выполнять важнейшие государственные заказы. Обязанность руководителя предприятия своевременно выплачивать зарплату работникам, а ООО «НПО «Мостовик» многие годы было крупнейшим работодателем региона, и омичи, работавшие в ООО «НПО «Мостовик» десятки лет получали достойную зарплату, значительно выше средней по региону. Обязанность руководителя предприятия строго по закону начислять и выплачивать налоги, а ООО «НПО «Мостовик» было крупнейшим налогоплательщиком региона.

Работа любого предприятия, применяющего передовые технологии, особенно выпуская сложную продукцию и создавая уникальные объекты, крупнейшие в мире (мосты, тоннели, метро, космодромы, спец объекты и т.д.) в больших масштабах всегда была достижением и гордостью государства и народа. ООО «НПО «Мостовик» было именно таким инновационным предприятием, созданным с «нуля» на Омской земле, и само стремление сохранить его не может быть преступным!

Если следовать логике такого обвинения, то все добросовестные руководители предприятий любой формы собственности, имея публичные стремления развития и сохранения руководимых ими предприятий нарушают закон? Какой закон? Какой закон запрещает иметь стремление сохранить и развить руководимое конкретным человеком предприятие? Это надуманное обвинение построено на нелепом антигосударственном домысле. Следуя этой логике, необходимо уничтожить весь реальный сектор экономики государства, и это антигосударственная логика. По этому поводу я также уже приводил обоснованную позицию Арбитражного Суда Западносибирского округа от 10.12.2018г. по делу А-46-4042/2014.

Важно также принять во внимание, что с апреля по ноябрь 2014 г. я вообще не мог единолично расходовать денежные средства ООО «НПО «Мостовик», и тем более в личных интересах, что подтверждают материалы дела и показания свидетелей.

Сбербанк привлек английскую компанию «А₰М»

Но в конкретном случае обвиняя меня, преследуется другая цель – прикрыть другие преступные действия, которые привели к невыплате налогов, в том числе НДФЛ, от ООО «НПО «Мостовик» не только за рассматриваемый период.

Кроме того меня обвиняют в том, что я, являясь основным учредителем и генеральным директором ООО НПО «Мостовик», а, также, лицом ответственным за надлежащее исполнение обществом своих налоговых обязательств, достоверно зная о наличии у предприятия как налогового агента задолженности по НДФЛ, будучи  заинтересованным в продолжении осуществления возглавляемым мной ООО НПО «Мостовик» финансово-хозяйственной деятельности, действуя с прямым умыслом, направленным на неисполнение обязанностей налогового агента по перечислению в бюджет удержанного с доходов физических лиц, источником которых являлось ООО НПО «Мостовик», НДФЛ в особо крупном размере, в личных интересах, в ущерб бюджету Российской Федерации, расходовал денежные средства предприятия на расчеты с кредиторами по оплате товаров, работ, услуг, поставленных в адрес ООО НПО «Мостовик», через расчетный счет подконтрольной организации.

Так, в период с 08.05.2014 по 04.07.2014 между ООО НПО «Мостовик» и ООО «Омсктранспроект», единственным учредителем которого являлось ООО НПО «Мостовик», и деятельность которого была подконтрольна Шишову О.В., были заключены договора займов на общую сумму 495 млн. руб. Суммы займа по договорам предоставлялись путем передачи ООО «НПО «Мостовик» в адрес ООО «Омстранспроект» векселей Сбербанка. Таким образом по утверждению обвинения в период с 08.05.2014 по 04.07.2014г. были переданы векселя Сбербанка на подконтрольное Шишову О.В. предприятие — «Омстранспроект» и в период с 04.05.2014г (как-то до получения векселей) по 06.08.2014г. сотрудники бухгалтерии ООО «НПО «Мостовик», имевшие доступ к расчетным счетам «Омстранспроекта», открытого в Сбербанке, не подозревая о преступных намерениях Шишова О.В., перечисляли денежные средства в адрес контрагентов ООО «НПО «Мостовик» в качестве оплаты за поставленные товары, работы, услуги в счет взаиморасчетов по договорам займов.

В этой части обвинение грубо противоречит установленным в ходе предварительного следствия фактам. В двух вариантах обвинения, предъявленных мне 6 декабря 2018 года и 2 августа 2019 года, этот эпизод был исключен на основании материалов расследования.

С 04.04.2014 г. в ООО «НПО «Мостовик» была введена процедура банкротства — «наблюдения». Сбербанк выкупил долю в компании, и была введена жесткая система управления финансовой деятельностью. В этот период времени я не мог единолично распоряжаться денежными средствами, что подтверждено документами и показаниями многих свидетелей, которые находятся в материалах уголовного дела. Очевидно, что в этот период я вообще не мог проводить платежи, и тем более с какой-либо личной заинтересованностью. На основе существующего в ООО «НПО «Мостовик» многие годы бюджетного процесса, все подразделения, управляющие конкретным проектом и производствами, на основании утвержденных ежемесячных бюджетов, направляли в финансово-экономическую службу обоснованные заявки на платежи. Финансово-экономическая служба рассматривала эти заявки, и в зависимости от реальных финансовых возможностей предприятия и важности платежей, направляла их на утверждение.

До апреля 2014 г. окончательное утверждение лимитов финансирования по направлениям деятельности предприятия осуществлял я единолично, за что готов отвечать. Подчеркиваю, рассматривая и утверждая платежи, я утверждал лимиты пообъектно, по направлениям финансирования. Конкретных контрагентов я не определял. То же по налогам я утверждал общий лимит платежей по налогам. Это подтверждают Кравченко Н.В., Федяев М.В., Фадеев А.И. и другие свидетели.

Но после объявления о банкротстве была создана более сложная система управления платежами с участием компании «А&М» (имеющей вторую-блокирующую подпись в банке) и с обязательным согласованием в Сбербанке, что подтверждают материалы в деле и показания Афендикова Л.А., Кравченко Н.В., Федяева М.В., Ганичевой О.В. и других. В той созданной системе управления, я не имел возможности влиять на расходование денежных средств ООО «НПО «Мостовик». Поэтому этот период (с 01.04.2014 г. по 31.10.2014 г.) обоснованно не включался в обвинениях от 6 декабря 2018г. и 2 августа 2019 г. и требует исключения из предъявленного мне обвинения 25 августа 2019 г. по вышеизложенным обстоятельствам.

Вторая – блокирующая подпись для проведения с расчетных счетов ООО «НПО «Мостовик», открытых в Сбербанке, была оформлена на Шинкоренко А., который был принят на работу советником Гендиректора ООО «НПО «Мостовик» (данный факт подтверждается ответом на запрос из ООО «НПО «Мостовик» о его трудоустройстве, материалами в уголовном деле и показаниям Кравченко Н.В., Федяева М.В., Ветошкина Н.И., Фадеева А.И., Михеевой Д., Ганичевой О.В. Также Шинкоренко А. был принят на работу в ООО «Омстранспроект» и на него была передана подпись для проведения платежей денежных средств предприятия с расчетного счета в Сбербанке (что подтверждают Федяев М.В., Ветошкин Н.И., Кравченко Н.В., Михеева Д., Туркина Г.).

При этом следует отметить, что я лично решал вопрос о возврате денежных средств от «РСБ Компани». 30.04.2014 г. удалось получить эти денежные средства в сумме 1450 млн. руб. В этот период в ООО «НПО «Мостовик» была задолженность по зарплате в сумме 1323 млн. руб. (данный факт подтверждается ответом на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.2020 Приложение №1). Лично я рассчитывал и добивался из полученных 30.04.2014 г денежных средств в сумме 1450 млн. руб., полностью погасить задолженность по зарплате, а остальные средства направить на выплату налогов.

Однако в тот период я не мог единолично распоряжаться расходованием денежных средств, а точнее практически не влиял на этот процесс, что подтверждается материалами уголовного дела и показаниями свидетелей. Тогда, 30.04.2014г на выплату зарплаты было направлено только 945 млн. руб., и с других поступлений удалось провести отчисления в бюджет с фонда оплаты труда в сумме только ~ 7млн.руб., а на оставшиеся 495 млн. руб. по решению «А₰М» и Сбербанка, были оформлены векселя Сбербанка, которые также по решению Сбербанка для «безопасности» от ареста расчетного счета ООО «НПО «Мостовик» были переданы в ООО «Омстранспроект», расчетный счет которого также был передан под контроль Шинкоренко А. (показания свидетелей).

В дальнейшем, эти денежные средства расходовались по распоряжениям контролирующих лиц из «А&М» и Сбербанка. При этом следствие не отразило, что часть этих средств была направлена на выплату зарплаты (16.05.2014 в сумме 1,041 млн. руб., 06.06.2014. в сумме 60 млн. руб., 26.06.2014 в сумме 2,145 млн. руб., 04.07.2014. в сумме 60 млн. руб.). Данные факты подтверждаются ответом на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 06.05.2020.

Обвинение на основании показаний Афендикова Л.А. (исполнительного директора «А&М» в 2014 г.) и Евгеньева А.М.(управляющий директор) утверждает, что работа сотрудников этой английской компании по договору с ООО «НПО «Мостовик» носила консультационный и рекомендательный характер. Но это не так.

Во-первых, в показаниях Афендикова Л.А. и Евгеньева А.М. следователю и в их ответе адвокату Мотовилову А.Н., а также в показаниях других свидетелей имеются существенные противоречия:

— сотрудники «А&М» были привлечены к управлению бюджетным процессом и движению денежных средств (основной пункт договора) в начале апреля 2014 г. при обсуждении этих вопросов в центральном офисе Сбербанка РФ по рекомендации, точнее по указанию банка;

— сотрудники «А&М» (Шинкоренко А. и Афендиков Л.) согласовали с сотрудниками Сбербанка реестры платежей ООО «НПО «Мостовик» в электронной форме и только эти согласованные реестры Сбербанк пропускал на оплату (показания свидетелей);

— Сбербанк не выдавал в период после 25.02.2014 г. кредиты ООО «НПО «Мостовик» (данный факт подтверждается ответом на запрос из ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.20 Приложение 3), а Афендиков Л. утверждал, что «А&М» привлекли в связи с необходимостью контроля за расходованием кредитных денежных средств, которые должен был выдать Сбербанк после 04.04.2014 г;

— В ООО «Омстранспроект» был трудоустроен Шинкоренко А., и Шинкоренко А. единолично распоряжался денежными средствами с расчетного счета ООО «Омстранспроект», что подтверждается материалами в Уголовном деле и показаниями свидетелей Ветошкина Н.И., Федяева М.В., Кравченко Н.В., Фадеева А.И.

Во-вторых, что важно, Афендиков Л.А. на все вопросы о возможности Генерального директора ООО «НПО «Мостовик» Шишова О.В. единолично распоряжаться расходованием денежных средств, ответил, что в тех условиях это было маловероятным.

Опираясь на факты, находящиеся в материалах дела, документы и показания свидетелей по этому эпизоду обвинения, можно уверенно утверждать:

1). Я не мог самостоятельно (единолично) распоряжаться денежными средствами в сумме 495 млн. руб. переданными в виде векселей СБ в ООО «Омстранспроект»;

2). Я в принципе не мог проявлять в этой ситуации личных интересов при расходовании денежных средств с расчетного счета ООО «Омстранспроект». При этом никаких конкретных обвинений, в каких-то конкретных моих личных интересах, мне не предъявлено;

3). ООО «Омстранспроект» я лично никогда не контролировал и не управлял, и тем более в этой ситуации с контролем «А&М» и Сбербанка это было бы невозможно (показания свидетелей);

4). Я не давал каких-либо указаний никому из сотрудников бухгалтерии ООО «НПО «Мостовик» («преследуя преступные намерения») по платежам с расчетного счета ООО «Омстранспроект». В той ситуации ни один из сотрудников ООО «НПО «Мостовик» платежи с расчетного счета ООО «Омстранспроект» не проводил, т.к. этим занимался Шинкоренко А., что подтверждают Федяев М.В., Туркина Г, Ветошкин Н.И. Операционист Туркина Г. выполняла технически проводки платежей под контролем Шинкоренко А.

Оригинал выступления здесь.

Продолжение читайте здесь.



Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.