Все рубрики
В Омске суббота, 16 Января
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,5453    € 89,2546

Олег ШИШОВ-2: «Обвиняя меня в том, чего я не совершал, кто-то таким образом отвел от ответственности лиц, которые привели к неуплате задолженности по платежам в бюджет от НПО Мостовик»

1 декабря 2020 09:42
2
1366

Сомнительная экспертиза в отсутствии первичных документов. 

В Первомайском суде Омска завершается судебный процесс по очередному уголовному делу в отношении бывшего руководителя НПО «Мостовик» Олега ШИШОВА. Дело рассматривает судья Игорь ШЕВЧЕНКО. Олега ШИШОВА обвиняют в неуплате в бюджет РФ налога на доходы физических лиц (далее НДФЛ) по ч. 2 ст. 199 прим. 1 УК РФ. Обвинение полагает, что Олег ШИШОВ с 1 января по 31 октября 2014 года не исполнил обязанности налогового агента и не перечислил в бюджет РФ НДФЛ в особо крупном размере.

23 ноября экс-глава НПО «Мостовик» давал свои показания в суде. А вчера разместил эти свои показания в Фейсбуке. Первую часть его показаний читайте здесь. А теперь продолжение:

Часть 2. Показания в суде от 23.11.2020

Мне и так хватало и авторитета и репутации

Полагаю, что обвинением не установлено, что именно в моих личных интересах предприятие не перечисляло в бюджет НДФЛ. Напротив, имеющиеся в деле доказательства подтверждают, что расчеты с поставщиками и подрядчиками и прочие перечисления, не связанные с выплатой заработной платы и налогов, ООО «НПО «Мостовик» осуществляло не в целях избежания привлечения меня, как стороны при совершении сделок гражданско-правового характера к гражданско-правовой, имущественной и субсидиарной ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей по заключенным договорам, а с целью недопущения остановки предприятия, исходя из необходимости завершения большого количества контрактов и обеспечения работой большого трудового коллектива, с целью недопущения техногенных катастроф на особо опасных объектах, а также реализацию важных Государственных объектов. А в период с апреля 2014 г. с целью не раскрытия банковских гарантий, но это уже не по моей инициативе.

Также органами следствия одним из видов моего личного интереса указано стремление выглядеть в глазах окружающих и работников предприятия более успешным и компетентным руководителем, желание приукрасить действительное положение дел, ложное понимание смысла повышения деловой репутации.

Все указанные доводы представляют собой некие общие фразы, не содержащие какой-либо конкретики. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указанно, в чем именно выразились вышеперечисленные мотивы, также в материалах уголовного дела отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о наличии указанных мотивов при допущении просрочки по уплате НДФЛ.

Без ложной скромности отмечу, что моя личность и авторитет как предпринимателя, моя компетентность как специалиста в области проектирования и строительства уникальных объектов, не вызывали и не вызывают сомнение не только у сотрудников ООО «НПО «Мостовик», но и у большинства жителей г. Омска, иных регионов Российской Федерации и за ее пределами. Мои заслуги отмечены различными государственными и ведомственными наградами и грамотами.

ООО «НПО «Мостовик» являлось признанным лидером в области возведения особо сложных и монументальных зданий и сооружений, таких как Мост на остров Русский с самым большим вантовым пролетом в мире, (изображен на купюре РФ), объекты космодрома «Восточный» (уникальная башня обслуживания, изображена на купюре РФ), Санно-бобслейная трасса в г. Сочи, признанная самой лучшей в мире по безопасности, Бутовская линия Московского Метрополитена, Большая ледовая арена в г. Сочи, вантовый мост «Живописный» ч/р Москву, признанный архитектурным шедевром столицы России и многие другие (всего более 800). Много важного создано и на Омской земле (мосты, развязки, дороги, поликлиники, Успенский собор и Соборная мечеть, набережная Иртыша, жилые дома, промпредприятия, объекты нефтехимии и многое другое).

Я в течение 22 лет являлся депутатом Законодательного Собрания Омской области, где все эти годы руководил работой Бюджетного комитета. Под моим непосредственным руководством было создано крупнейшее в России строительно-производственное предприятие ООО «НПО «Мостовик» с численностью более 20000 работников, многие годы входившее в число крупнейших налогоплательщиков региона. Совершенно очевидно, что в тот короткий период времени, рассматриваемый в обвинении, я не нуждался в завоевании какого-то дополнительного авторитета.

Проблем не скрывал

Полагаю, что обвинению не удалось доказать наличие в моих действиях личного интереса при неперечислении НДФЛ в бюджет. Формулировки, приведенные органом предварительного расследования, являются лишь предположениями, не подкрепленными какими-либо доказательствами. Вышеуказанные мотивы ничем объективно не подтверждаются, само предприятие никогда не скрывало факт имеющейся задолженности по налогу. Я лично, и все руководители ООО «НПО «Мостовик» не скрывали и публично высказывались о финансовых проблемах, возникших на предприятии с осени 2013 г.

Указание в обвинении о таких мотивах моих действий как – карьеризм и прочее, что указано в обвинении, не снимают со стороны обвинения обязанности доказывания этих обстоятельств. Вместе с тем обвинением не предоставлено ни одного доказательства, которое бы подтвердило вышеуказанные утверждения о моем карьеризме. Тем самым, обвинение в данной части является ничем объективно не подтвержденным. Напротив, доводы обвинения опровергнуты имеющимися в деле доказательствами и показаниями свидетелей.

В связи с этим доводы обвинения о том, что моя личная заинтересованность, как руководителя, выражалась в стремлении выглядеть в глазах окружающих и работников предприятия более успешным и компетентным руководителем, желании приукрасить действительное положение дел, ложном понимание смысла повышения деловой репутации, являются просто абсурдными, не соответствует действительности, поскольку никакой видимости стабильности предприятия я ни перед кем не создавал.

Наоборот – постоянно докладывал в кредитные организации (банки), крупнейшим заказчикам (ГК «Олимпстрой», Управление делами Президента РФ, РосКосмос, РЖД, Администрации Омской области и др.) о критическом финансово-экономическом положении, о возможной убыточности предприятия, требуя справедливого решения данной проблемы, и никогда не скрывал факт имеющейся задолженности по налогам, то есть делал все от меня зависящее для стабилизации и улучшения финансового положения на предприятии.

Долги организации по налогу на доходы физических лиц достоверно и своевременно отражались на балансе и в других документах бухгалтерского учёта. Указаний скрывать от коллектива сложное финансовое положение предприятия я никому не давал. О наличии в организации серьёзных долгов было известно всем сотрудникам высшего и среднего звена, а это более 1000 человек. И это знали все работники ООО «НПО «Мостовик» и члены их семей. Все налоговые декларации сдавались достоверными, бухгалтерская и статистическая отчетность сдавалась достоверной, сведения о задолженности в бюджеты постоянно предоставлялись в контролирующие органы.

Летом 2014 года было возбуждено уголовное дело в отношении меня. по ст.199 УК РФ, которому предшествовала выездная налоговая проверка, выявившая задолженность по всем видам налогов. Каких-либо выводов об искажении финансовых показателей либо неправильном определении налоговой базы по НДФЛ в актах налоговой проверки не содержится. К административной ответственности за нарушение налогового законодательства я не привлекался.

Долги поставщикам, подрядчикам, бюджету по налогам никому еще не принесли престижа, авторитета перед кредиторами. При наличии долгов поставщикам, подрядчикам, бюджетам всех уровней невозможно завоевать социальный статус с признанием личности в сфере профессиональной и общественной деятельности, тем более осуществить успешную карьеру. Действующим законодательством предусмотрено, что в связи с неуплатой долгов кредиторам можно достичь только банкротства предприятия и его ликвидации, что и было доказано временем, поскольку в настоящее время ООО «НПО «Мостовик» находится в стадии банкротства.

Таким образом, выводы обвинения о наличии указанных мотивов не подтверждаются доказательствами, имеющимися в материалах уголовного дела, не имеют каких-либо оснований.

Доля неуплаченного НДФЛ составила менее 1%

Со стороны предприятия, в указанный период, имела место просрочка перечисления удержанного НДФЛ, связанная с необходимостью иметь оборотные средства для поддержания производства, выполнения опасных работ, а расчет с бюджетом по НДФЛ был бы обязательно произведен предприятием в полном объеме позднее, однако введенная процедура банкротства воспрепятствовала расчету с бюджетом. В ходе производства экспертизы была установлена сумма денежных средств, которыми располагало предприятие в рассматриваемый период — более 10 млрд. руб. (в том числе большой дебиторской задолженности). В общей сумме денежных средств, которыми располагало предприятие, доля неуплаченного в бюджет в установленный налоговым законодательством срок НДФЛ составила менее 1%. Конечно, такой процент в силу своей незначительности не мог существенно повлиять на платежеспособность предприятия. Сумма не перечисленного НДФЛ вряд ли могла поставить под угрозу платежеспособность и стабильность работы предприятия. Таким образом факт, не перечисления НДФЛ в столь короткий период можно трактовать только как просрочку. А просрочка по уплате НДФЛ объясняется только стремлением в первую очередь погасить задолженности по зарплате в условиях большого дефицита денежных средств.

Более того, если бы в апреле 2014 года на предприятии не была введена процедура банкротства, с предприятием бы рассчитались крупнейшие дебиторы, если бы я после апреля 2014 года мог единолично распоряжаться денежными средствами, то рассчитывался бы с бюджетом по НДФЛ и другим налогам. Намерения не погашать задолженности в бюджет я никогда не имел, неперечисление НДФЛ в полном объеме было вынужденным, связанным с нехваткой денежных средств у предприятия, со взятыми на себя перед государством обязательствам по строительству олимпийских объектов и других важных объектов, по которым само государство не расплатилось с предприятием. При гашении задолженности по зарплате и налогов с просроченными сроками платежей, естественно были бы начислены и уплачены установленные законом пени и штрафы. При этом ООО «НПО «Мостовик» по моим распоряжениям в 1-ом квартале 2014 г. заплатило в бюджет ~ 250 млн. руб., что подтверждается ответами ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.2020 и 06.05.2020 Приложение1.

Под жестким контролем Сбербанка

Также прошу суд принять во внимание следующие факты и обстоятельства:

Первое. Как уже было частично изложено выше, что подтверждается материалами дела и показаниями свидетелей, сразу после объявления о вынужденном банкротстве ООО «НПО «Мостовик» в первых числах апреля 2014 в Сбербанке России, в Москве, состоялось несколько совещаний по возникшей ситуации с участием руководителей ООО «НПО «Мостовик» и Сбербанка, который являлся крупнейшим (более 50%) кредитором ООО «НПО «Мостовик». Было принято решение о необходимости контроля со стороны Сбербанка РФ всей финансовой деятельности компании и проведении финансового аудита и оценки перспективы развития этой негативной ситуации. С этой целью Сбербанк России:

Во-первых:  предложил участникам ООО «НПО «Мостовик» переоформить на Сбербанк сначала 51% доли в ООО «НПО «Мостовик», но в последствии ограничил свою долю до 19.9% из-за нежелания показывать в консолидированной отчетности убытки предприятия;

Во-вторых: заблокировал все расчетные счета во всех банках, с их согласия, за исключением расчетного счета в Омском отделении Сбербанка;

В-третьих: — организовал жесткий контроль за использованием всех денежных средств предприятия. Сотрудники Сбербанка сами контролировали все платежи со стороны ООО «НПО «Мостовик», кроме того с этой целью 21 апреля 2014 года ООО «НПО «Мостовик» заключен договор с Альварез энд Марсал СиАйЭс ЛЛП (Великобритания) в г. Москве (А&М).

В соответствии с п.1 этого договора (п.1 Совместное управление бюджетным процессом и движением денежных средств), был организован жесткий контроль за финансовой деятельностью предприятия. В ООО «НПО «Мостовик» с начала 2000-х годов была отлажена и работала система проектного финансирования в системе бюджетирования по предприятию в целом. Естественно, что после объявления компанией о вынужденном банкротстве возникли обязательства по соблюдению очередности финансирования. В то же время ООО «НПО «Мостовик» выполнял большой объем сложных в том числе по строительству тоннелей и особо опасных работ, многие из которых находились в завершающей стадии, и нельзя было допустить техногенных катастроф. В сложившейся ситуации управление движением денежных средств происходило следующим образом, что подтверждают свидетели и материалы дела.

Службы управления проектами, бухгалтерия и прочие подразделения ООО «НПО «Мостовик», в рамках сформированного бюджета, подавали реестры на оплату в Финансовую службу предприятия, где они обосновывали важность и приоритетность своих платежей. Финансовая служба значительно сокращала заявки, исходя из реальных возможностей и очередности платежей. В итоге формировался реестр платежей «от Финансовой службы».

Реестр платежей «от Финансовой службы» направлялся на рассмотрение специально назначенному от «А&М» сотруднику Шинкоренко А.Е. Он также существенно сокращал этот платежный реестр, обсуждая каждый платеж с соответствующей службой. В итоге формировался реестр платежей «от Шинкоренко А.Е.».

Реестр платежей «от Шинкоренко» направлялся в Сбербанк в департамент проблемных активов, где рассматривался без обсуждений с кем-либо из сотрудников ООО «НПО «Мостовик» в течение нескольких дней. Как правило, из Сбербанка возвращался еще более урезанный реестр платежей. И платежи проходили только с согласия Сбербанка. Обязательное согласование платежных реестров со Сбербанком подтверждают показания Афендикова Л.А., Кравченко Н.В., Ганичевой О.В., Федяева М.В., Туркиной Г.Н. и др.

Только после получения реестра «от Сбербанка» Шинкоренко А.Е. и Туркина Г.Н. проводили платежи с единственного работающего в тот период расчетного счета открытого в Омском отделении Сбербанка.

Таким образом, без многоступенчатой проверки и согласования со стороны Сбербанка ни один платеж невозможно было провести. Естественно, что и платежи проходили очень долго, т.к. по каждому платежу сначала Шинкоренко А.Е. и Афендиков Л.А., затем сотрудниками Сбербанка РФ рассматривались все документы.

В апреле 2014 года Шинкоренко А.Е. просто отслеживал факт платежей, проводимых операционистами из бухгалтерии ООО «НПО «Мостовик». В начале мая 2014 для упрощения его работы, он был официально трудоустроен в ООО «НПО «Мостовик», и на него была оформлена «вторая» обязательная (блокирующая) подпись в банке. Первая подпись Генерального директора, то есть моя, в «электронном» виде была передана в бухгалтерию (свидетели Кравченко Н.В., Туркина Г.Н.).

Таким образом, я фактически с апреля 2014 г. до ноября 2014 г. не принимал участия в процессе расходования денежных средств тем более единолично. Основной моей функциональной обязанностью как Генерального директора в бюджетном процессе в указанный период, было получение на расчетный счет денежных средств от заказчиков и дебиторов, а расходование этих денежных средств велось по вышеописанной схеме. Кроме того, Шинкоренко А.Е. также был принят на работу в ООО «Омсктранспроект» с оформлением финансовых полномочий.

Таким образом, фактически я, как Генеральный директор ООО «НПО «Мостовик», не мог проводить платежи с расчетного счета предприятия единолично, в личных интересах, т.к. вообще в процессе расходования денежных средств в период с апреля по ноябрь 2014 г. я не мог участвовать. И никто не мог единолично принимать решения т.к. была создана описанная выше очень сложная и многоступенчатая система контроля, что подтверждают Афендиков Л., Кравченко Н.В., Михеева Д., Федяев М.В., Грачев Ю.И., Фадеев А.И. и материалы дела.

До 1-го сентября 2014 года, при наличии второй (блокирующей) подписи у Шинкоренко А., был отлажен жесткий процесс по проведению платежей денежных средств ООО «НПО «Мостовик» со стороны Сбербанка, с единственно работающего р.с. в Сбербанке. В дальнейшем, до назначения Генеральным директором ООО «НПО «Мостовика» Кузнецова Д. (в декабре 2014 г.), платежные реестры также согласовывались сотрудниками департамента проблемных активов Сбербанка, что подтверждается показаниями свидетелей Фадеева А.И, Федяева М.В, Туркиной Г.Н..

Кроме того, исходя из материалов дела, есть все основания полагать, что в период после 01.04.2014 бухгалтерия ООО «НПО «Мостовик», в том числе по моим устным просьбам, пыталась включать в реестры платежей начисленные налоги, в том числе и НДФЛ, но они исключались.

Кто был инициатором исключений из реестров налоговых платежей сейчас установить трудно, но точно не Генеральный Директор Шишов О.В.

Без конкретики

При этом, исходя из текста предъявленного мне обвинения, невозможно сделать вывод о конкретной дате той или иной финансовой операции, которая следствием рассматривается как противоправная, совершенная с целью неисполнения обязанностей налогового агента в личных интересах. Все эти финансовые операции следствие поместило в период с 01.01.2014 по 31.10.2014, при этом по всем из них не указана конкретная дата, не указан адресат перечисления денежных средств, не указано их назначение, но главное – в чем конкретно мог быть мой личный интерес.

Так, в тексте обвинения указано, что в период с 01.01.2014 по 31.10.2014 с расчетных счетов ООО «НПО «Мостовик» перечислены денежные средства в адрес кредитных организаций, однако ссылка на конкретные даты перечислений и реквизиты платежных документов в обвинении отсутствует.

Также, обвинение содержит сведения о том, что в период с 01.01.2014 по 31.10.2014 ООО «НПО «Мостовик» расходовало денежные средства на расчеты с кредиторами по оплате товаров, работ, услуг, поставленных в адрес ООО «НПО «Мостовик», при этом ссылки на конкретные даты перечислений, реквизиты платежных документов, наименование контрагента, назначение, сумму каждой финансовой операции, основание платежа и т.д. в обвинении отсутствуют. Имеются лишь обобщения по группам: за материалы, за аренду жилых помещений, за услуги кредиторов, за вексель (при этом не ясно покупка или гашение предъявленного), перевод покрытия по аккредитиву, конвертация, выдача в подотчет.

Но в тексте обвинения не содержится сведений о том, какие конкретно платежи были произведены, в чем выразилась моя личная заинтересованность по отношению к каждому конкретно платежу.

То есть, с одной стороны, указывая на осуществление финансовых операций в адрес каких-то лиц (вообще без указания адресата), в качестве способа совершения преступления, и наличие при этом мотива – личный интерес, обвинение не содержит сведений о том, какие именно платежи, в какой сумме, в чей адрес были осуществлены и какую личную заинтересованность я имел при осуществлении упомянутых в обвинении платежей. Следствие не могло это определить т.к. в период после объявления о банкротстве «НПО «Мостовик» и до ноября 2014 г. я фактически был отстранен от расходования денежных средств предприятия.

В связи с вышеизложенным, следствие в предъявленных мне обвинениях от 6 декабря 2018 г. и 2 августа 2019 г., рассматривало только период с 01.01.2014 г. по 30.03.2014 г. А 25 августа 2019 г. (в воскресенье) было предъявлено обвинение с вышеперечисленными нарушениями за период с 01.01.2014 г. по 31.10.2014 г. (до моего ареста), т.к. из СИЗО, по оценке обвинения, я не мог влиять на расходование денежных средств ООО «НПО «Мостовик», хотя формально оставался Генеральным директором до конца 2014 г.

Второе. Считаю важным принять во внимание, что в период 01.01.2014 г. по 31.10.2014 г. ООО «НПО «Мостовик» по своей инициативе (без требований ИФНС), не смотря на крайне тяжелое финансовое состояние, платило налоги в бюджет. Итого за этот период ООО «НПО «Мостовик» заплатило различных налогов в бюджет ≈300 млн. руб. Это происходило в основном в 1-м квартале 2014 года, когда я имел возможность распоряжаться денежными средствами. Обвинение не стало отражать этот факт, обвиняя меня в прямом умысле, направленном на неисполнение обязанностей налогового агента по перечислению в бюджет налогов.

По заключению следствия в период с 01.01.2014 г. по 30.03.2014 г. не было перечислено в бюджет НДФЛ в сумме 98,6 млн. руб. В то же время по моей инициативе было перечислено в бюджет ≈ 249 млн. руб. различных налогов, что подтверждается ответами от ООО «НПО «Мостовик». Я лично не исчислял платежи разных налогов. Эту работу выполняли многочисленные работники бухгалтерии.

Главный бухгалтер сообщал мне и финансовой службе о имеющейся задолженности в бюджет в общей сумме и какую сумму налогов в бюджет нужно срочно оплатить без детализации какого налога. Я лично согласовывал лимит денежных средств на налоги, а какие налоги платить определяли главные бухгалтера. Это подтверждается показаниями свидетелей Кравченко Н.В. (гл. бухгалтер) и Федяева М.В. По мере поступления денежных средств от заказчиков (выручка за работы, услуги, поставки, ТМЦ и т.д.), платежи в бюджет были для меня всегда приоритетными и в 1-м квартале 2014 года тоже.

В последующий период я и главные бухгалтера (Кравченко Н.В. и Ганичева О.В.) добивались оплаты всех налогов в бюджет, в том числе и НДФЛ, но наши «контролеры» из «А&М» и Сбербанка в период с 01.04.2014 по 31.10.2014 согласовали оплату только ≈ 51 млн. руб. налогов. Каких налогов, я не принимал решения.

Принимая во внимание то, что созданное и возглавляемое мной ООО «НПО «Мостовик» многие годы был крупнейшим налогоплательщиком Омской области, и то обстоятельство, что даже в тот очень тяжелый период, особенно в первом квартале 2014 г., когда в условиях необходимости завершить объекты Олимпиады в Сочи при большом финансовом дефиците, мы по собственной инициативе (без требований ИФНС), платили налоги в бюджет в значительных суммах, больше, чем предъявляет обвинение за этот период, и обвинять меня в прямом умысле не платить налоги, явно противоречит фактам.

НДФЛ: детали

Важно принять во внимание, что неуплата НДФЛ налоговым агентом ООО «НПО «Мостовик» в первом квартале 2014 г., по оценке следствия, в сумме ≈ 98,6 млн. руб. следует расценивать не преднамеренной неуплатой (в этот период предприятие заплатило ≈ 249 млн. руб. налогов), а просрочкой, вызванной большим дефицитом денежных средств, созданным государственными заказчиками. Если бы заказчики справедливо (за фактически выполненные работы, в соответствии со стоимостью объектов по заключениям ГлавГосЭкспертизы) рассчитались с ООО «НПО «Мостовик», то очевидно, что предприятие рассчиталось бы со всеми кредиторами, в первую очередь погасило бы задолженность по зарплате и с бюджетом, в том числе по НДФЛ, как это было 24-25 декабря 2013 г., но главное, не провалилось бы в банкротство. При этом не пострадал бы бюджет и не пострадали бы более 100 тыс. омичей.

Третье. Также необходимо принять во внимание, что исходя из сути налога на доходы физических лиц, плательщиком которого являются физические лица, и уплата которого производится из доходов, полученных физическим лицом, предполагается, что денежные средства, направленные на выплату заработной платы должны быть в объеме, включающем сумму заработной платы причитающейся к выдаче и сумму НДФЛ, подлежащую выплате, удержанную из начисленной заработной платы. Так как согласно п.4. статьи 226 НК РФ, налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате, то при частичном погашении задолженности по заработной плате в связи с недостаточностью средств, погашение задолженности по заработной плате, является приоритетным по сравнению с погашением задолженности по НДФЛ по ранее выплаченной заработной плате.

Аналогичная позиция изложена в определениях Арбитражного Суда Омской области по делу №А46-4042/2014 от 27.11.2017 г. и 05.12.2017 г.

К сожалению, по причине недостаточности денежных средств ООО «НПО «Мостовик» в 2014 году постоянно имело задолженность по зарплате (свидетели Кравченко Н.В., Фадеев А.И., Федяев М.В., Михеева Д., Литвин А.В. и др.). Размер этой задолженности на каждый день выплаты зарплаты указан в ответе на запрос от ООО «НПО «Мостовик» от 16.03.2020 Приложение №1.

Четвертое. Обвинение вызывало в Суд главного государственного налогового инспектора ИФНС России по САО г. Омска Мячину О.И., проводившую в 2017 г. налоговую проверку ООО «НПО «Мостовик» по вопросам исчисления, полноты и своевременности уплаты НДФЛ за период с 01.01.2014 г. по 31.12.2016 г. Результаты этой проверки также легли в основу обвинения, хотя проверкой не исследовались вопросы использования денежных средств ООО «НПО «Мостовик». В Суде Мячина О.И. на большинство вопросов Обвинения и Защиты не смогла ответить. На вопросы Суда заявила, что она вообще не является специалистом по НДФЛ. Возник вопрос в достоверности Акта налоговой проверки, выполненной под руководством лица, не являющегося специалистом

В судебном заседании 12.10.2020 в качестве Потерпевшего по рассматриваемому делу, на основании ходатайства, признана ИФНС по САО г. Омска. В ходе последующих трех судебных заседаний были рассмотрены Акт выездной налоговой проверки №03-25/1421дсп от 17.07.2017г., Решение ИФНС по САО г. Омска №03-09/00946-1дсп и представленные от ИФНС «Пояснения».

В «Пояснении» от 20.10.2020 указывается, что представлен расчет, однако, фактически расчет не представлен. Нет этого расчета и в «Пояснениях» от 30.10.2020 и 06.11.2020. В ходе судебного заседания 02.11.2020 представители ИФНС не смогли пояснить методику выполнения этого расчета.

На 2-ой странице «Пояснений» от 20.10.2020 в таблице приведены суммы НДФЛ за I квартал 2014г. и за 10 месяцев 2014г. по предприятию в г. Омске и по обособленным подразделениям в других регионах РФ. Как указано в «Пояснении» от 20.10.2020 эта таблица составлена на основании Акта выездной налоговой проверки 03-25/142дсп от 17.07.2017 г.

При изучении Акта налоговой проверки стороной защиты установлено, что невозможно установить суммы НДФЛ за I квартал 2014г. и за 10 месяцев 2014г. по предприятию в г. Омске и по обособленным подразделениям в других регионах РФ, так как указанные периоды при производстве проверки отдельно не были выделены из общего периода, за который проводилась проверка.

Как указано в «Пояснении» от 20.10.2020 на странице 2, расчет сумм НДФЛ, подлежащих перечислению в бюджет с учетом фактически выданного дохода произведен в Приложении №22 к акту выездной налоговой проверки на основании расчетов, приведенных в Приложении №20 к акту выездной налоговой проверки. Однако анализ сведений, содержащихся в вышеуказанных приложениях к Акту и итоговых результатов этого Акта вызывает обоснованные сомнения. Недостоверность результатов налоговой проверки по НДФЛ и сведений, отраженных в приложениях №20 и №22, объясняется следующими основными обстоятельствами:

В акте выездной налоговой проверки №03-25/1421дсп, отражено: «Настоящая выездная проверка проведена выборочным методом проверки всех представленных документов и регистров бухгалтерского учета (договоров, банковских платежных поручений, приходных и расходных кассовых ордеров, авансовых отчетов, журналов-ордеров, главных книг, расчетно-платежных ведомостей, сводов по заработной плате, налоговых карточек по НДФЛ) и регистров налогового учета». В Решении ИФНС по САО г.Омска №03-25/12227дсп отражено, что в ходе проведения выездной проверки была произведена проверка достоверности данных, содержащихся в карточках, анализах и оборотных-сальдовых ведомостях по счетам 50, 51, 68.01, 70 с данными первичных бухгалтерских документов, а также проанализированы данные отраженные в ведомостях начисления заработной платы, сводах начислений и удержаний по заработной плате, в результате чего расхождения не установлены.

Проверяющими не указано, какой объем выборки был произведен, в любом случае, путем проведения выборочной проверки документов, невозможно убедиться в достоверности всех представленных документов, установить наличие расхождений. Таким образом, акт выездной налоговой проверки противоречит Решению ИФНС по САО г.Омска №03-25/12227дсп.

Требование № 03-25/1281 о предоставлении документов (информации) от 18.01.2017 не содержит в перечне затребованных документов: расходные кассовые документы с приложением расчетно-платежных ведомостей, платежные поручения на перечисление заработной платы с приложением реестров по физическим лицам, в пользу которых перечисляется заработная плата. Ответ на требование №13-25/1281 от 18.01.2017 также не содержит в перечне предоставленных документов расходные кассовые документы с приложением расчетно-платежных ведомостей, платежные поручения на перечисление заработной платы с приложением реестров по физическим лицам, в пользу которых перечисляется заработная плата.

Без первичных документов

Таким образом, при проведении проверки, проверяющие не могли провести сверку регистров и сводов по заработной плате, для определения достоверности данных, содержащихся в карточках, анализах и оборотных-сальдовых ведомостях по счетам 50, 51, 68.01, 70 с данными первичных бухгалтерских документов, а также проанализировать данные, отраженные в ведомостях начисления заработной платы, сводах начислений и удержаний по заработной плате из-за отсутствия первичных документов.

Более того, свидетель Иванько Т.Н. при допросе в Суде 16.11.2020 сообщила, что ООО «НПО Мостовик» в принципе не могло предоставить необходимую первичную документацию, т.к. вся бухгалтерская документация была вывезена в начале 2015 г. в Екатеринбург. Позднее, частично только по запросам какие-то документы доставлялись в Омск. Кроме того, она также сообщила, что в 2016 г. при введении формы 6 НДФЛ в ООО «НПО Мостовик» вся бухгалтерская документация в электронном виде была переведена на новую систему «1С-3». При этом, по причине неудовлетворительного состояния серверов предприятия, информация о работниках, уволившихся до 2016г. была потеряна. На вопрос Судьи, какая доля персональных данных за 2014 год была утеряна, был дан ответ – «утеряно информации по более ¾ работников».

При отсутствии первичных документов (табелей, приказов, персональных заявлений на предоставление льгот и т.д.), а также этой информации в электронном виде, вообще невозможно достоверно ответить на вопросы, поставленные перед проверяющими.

Также в ответ на требование №03-25/1281-2 о предоставлении документов от 13.02.2016 (ошибка в дате, так как проверка проводилась в 2017 году), в котором ИФНС затребовало предоставить расчетные листы по физическим лицам в разрезе ООО «НПО «Мостовик» и филиалов, были предоставлены только расчетные листки по одному Якутскому филиалу. В распоряжение проверяющих по другим (основным) филиалам были предоставлены только регистры бухгалтерского учета: анализ счета 68.01. помесячно по филиалам, анализ счета 70 помесячно по филиалам. Соответственно, сверка с первичными документами не производилась. Согласно п.4 ст.89. НК РФ, предметом выездной налоговой проверки является правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. Так как при отсутствии первичных документов проверяющие не могли убедиться в правильности исчисления и своевременности уплаты удержанного налога, не выполнена основная задача проведения проверки.

Противоречие с Налоговым Кодексом

Анализ, имеющихся в деле Приложений №20 и №22, позволил убедиться в том, что расчет суммы НДФЛ, подлежащего перечислению в бюджет противоречит требованиям НК РФ по следующим основаниям:

1. Для определения суммы НДФЛ, подлежащей перечислению в бюджет, проверяющими на основании сводов по начислению заработной платы в разрезе филиалов за каждый месяц определены: сумма начисленной заработной платы; определен необлагаемый доход, который включался в сумму начисленной заработной платы; сумма НДФЛ начисленного и сумма дохода облагаемого. Как было пояснено в судебном заседании 02.11.2020 представителем ИФНС Шамриной В.Н., для определения заработной платы к выплате, из начисленной заработной платы были исключены необлагаемые доходы и сумма, исчисленного проверяющими НДФЛ. Далее была определена доля необлагаемого дохода в общей сумме начисленного дохода, для применения этой доли для исчисления НДФЛ с фактически выплаченных доходов.

При этом, на странице 15 Акта выездной налоговой проверки проверяющими было указано, что представленные для проверки своды по заработной плате были сверены с данными первичных документов, в результате чего было установлено соответствие сводов первичным документам. Однако, при анализе данных, отраженных проверяющими в Приложении №20 усматривается то, что сумма начисленной заработной платы в Приложении не соответствует суммам начисленной заработной платы в сводах.

Также не соответствует сумма исчисленного от заработной платы НДФЛ и суммы необлагаемого дохода. По некоторым филиалам графа «Необлагаемые доходы» не содержит значений, хотя фактически данные доходы имели место (например, по самому многочисленному в тот период Сочинскому филиалу). При анализе сводов по начислению и удержаниям заработной платы, имеющихся в материалах уголовного дела, которые были предоставлены на выездную налоговую проверку, только по головной организации г. Омск ООО «НПО «Мостовик» за четыре месяца 2014 года, начисленная заработная плата, отраженная проверяющими в Приложении №20 завышена по сравнению со сводами на 27 415 436,34 рублей, сумма НДФЛ исчисленного от заработной платы завышена за этот же период на сумму 1 511 381,37 рубль.

2. Для определения исчисленного НДФЛ, проверяющими не была учтена сумма стандартных и имущественных налоговых вычетов, хотя для проведения выездной налоговой проверки в ответ на требование №03-25/1281 от 18.01.2017г. ООО «НПО «Мостовик» представило налоговые регистры по НДФЛ и документы, подтверждающие право работников на стандартные налоговые вычеты по НДФЛ на СD диске, а именно, были предоставлены карточки по форме 1-НДФЛ, то есть карточки налогового учета по НДФЛ физических лиц, предоставленных им вычетов, за отчетный период, утвержденные Приказом МНС РФ №БГ-3-04/583 от 31.10.2003. Данная форма отчетности заполняется работодателем в отношении выплат по каждому работнику. Не применение стандартных и имущественных налоговых вычетов привело к значительному завышению суммы НДФЛ, отраженного в Приложении №20, используемого для расчета НДФЛ, подлежащего перечислению в бюджет.

3. В первой половине 2014г. ООО «НПО «Мостовик» выплачивало заработную плату преимущественно по задолженности за 2013г. В ответ на Требование №03-25/1281-2 от 13.02.2017 ООО «НПО «Мостовик» сообщило ИФНС, что заработная плата выдается частями и за разные периоды задолженности одномоментно, поэтому расшифровать за какой период производилась выплата согласно приложениям №1,2,3 нет возможности. При проведении выездной налоговой проверки ИФНС не запрашивала у ООО «НПО «Мостовик» вообще никаких бухгалтерских документов о начислении зарплаты всем работникам предприятия за 2013г. Однако, в Приложении № 20 проверяющими для расчета доли необлагаемого дохода в общей сумме начисленного дохода, которая использовалась для расчета среднего значения НДФЛ, подлежащего перечислению в бюджет в Приложении № 22, имеют место значения о начисленной заработной плате и сумме исчисленного НДФЛ за октябрь, ноябрь, декабрь 2013 года. Данный период выходит за рамки проверки, бухгалтерские и иные документы за вышеуказанный период у предприятия не запрашивались и не предоставлялись. Соответственно, не имея в наличии документов, позволяющих определить значения отраженные в Приложении № 20 за 2013 год, которые оказали существенное влияние на расчет сумм НДФЛ, подлежащего уплате в бюджет по данным ИФНС, проверяющие нарушили требования НК РФ, так как проверка проведена без наличия документов, подтверждающих полноту и правильность исчисления налога.

4. На странице 5 Решения № 03-25/12227дсп, указано, «В ходе проведения выездной налоговой проверки установлено, что работникам ООО «НПО «Мостовик» и работникам филиалов, согласно предоставленным для проверки расчетным ведомостям по заработной плате, сводам начислений и удержаний по заработной плате в состав начисленного дохода входили суммы, как подлежащие налогообложению так и суммы не подлежащие налогообложению (пособия надбавки, выходное пособие при увольнении, сохраняемый заработок на время трудоустройства, компенсации за нарушение срока выплат, компенсации за досрочное увольнение и др.) В связи с банкротством организации в 2014-2015 г. Произошло сокращение штата работников. Работникам организации по решению за несвоевременную выдачу заработной платы ООО НПО «Мостовик» производило начисление компенсационных выплат, доля которых увеличилась в составе начисленной заработной платы.

Выездной налоговой проверкой установлено, что платежные документы на выплату задолженности по заработной плате, в том числе расходные кассовые ордера ведомости по выплате заработной платы и банковские поручения не содержат сведений, позволяющих идентифицировать за какой период выплачен доход, а также вид выплаченного дохода. Для его определения в ходе проведения выездной налоговой проверки, выставлено требование № 03-25/1281-2 от 13.02.2017 г. расшифровать, за какой месяц и год была выдана заработная плата, перечисленная в пользу работников ООО «НПО «Мостовик» и его филиалов в разрезе конкретных физических лиц. В ответ на данное требование были представлены следующие пояснения: ООО «НПО «Мостовик» в настоящее время находится в состоянии банкротства, ведется конкурсное производство, Определением Арбитражного суда по Омской области №А46-4042/2014 от 27.11.2016 г., процедура конкурсного производства продлена до 02.06.2017. Задолженность по ФОТ за период с 01.04.2014 по 31.12.2016 составила 617879312,24 рублей. Заработная плата выдается частями за разные периоды задолженности одномоментно, поэтому расшифровать за какой период выплата нет возможности».

Таким образом, выездной налоговой проверкой установлено, что у налогового агента регистры учета получаемых физическими лицами сумм дохода и удержанных, при получении дохода сумм налога на доходы физических лиц, не содержат сведений, позволяющих определить период, за который произведена выплата заработной платы применительно к каждому физическому лицу, вид дохода (облагаемый или нет). В учете Общества зафиксированы суммы налога на доходы физических лиц за каждый месяц налогового периода без определения даты (срока исполнения обязательства налогового агента).

Исходя из изложенного, из Решения № 03-25/12227дсп, следует, что при проведении проверки без идентификации физических лиц, которым осуществлялась выплата заработной платы, у проверяющих отсутствовала возможность в определении: категории налогоплательщика, которому выплачивался доход, а именно наличие льгот, стандартных налоговых вычетов, а также вида дохода выплачиваемого физическому лицу, а именно входящих в общую сумму выплаченного дохода, не облагаемых сумм, которые подлежат исключению из налогооблагаемой базы.

Несмотря на вышеуказанные обстоятельства, проверяющими было сформировано Приложение №22, в котором, согласно рассчитанной доли необлагаемого дохода в общей сумме начисленного дохода, на все выплаты, которые производились предприятием, будь то пособия по беременности и родам, либо компенсации за работу вахтовым методом, пропорционально рассчитанной доле, исчислялся НДФЛ, подлежащий перечислению в бюджет, что противоречит статьям 209, 210, 217, 218 НК РФ.

Проверяющими не учитывалось, что налог на доходы физических лиц не является налогом предприятия, и удержание налога осуществляется по каждому налогоплательщику — физическому лицу в соответствии с платежными документами по перечислению заработной платы и иных доходов на счета налогоплательщика, а также платежными ведомостями и расходными кассовыми ордерами при выплате заработной платы и иных доходов через кассу предприятия. Применение усредненного процента (доли) ко всем видам выплаченного дохода, в том числе не облагаемым, является нарушением НК РФ, что в итоге повлекло завышение суммы налога, подлежащего перечислению в бюджет.

Проведение таким способом выездной налоговой проверки недопустимо, так как НК РФ не содержит методов определения НДФЛ, подлежащего перечислению в бюджет путем использования усредненного коэффициента содержания доли необлагаемого дохода в общей сумме начисленного дохода. При определении правильности и полноты исчисления и уплаты в бюджет НДФЛ в первую очередь проверяющие, проводящие выездную налоговую проверку должны руководствоваться нормами НК РФ, определяющими порядок исчисления, удержания и перечисления НДФЛ. Однако в нарушение требований НК РФ применены недопустимые методы, что привело к значительному завышению суммы налога, неуплаченного в бюджет.

5. Проверяющими, из общего объема, исчисленного за налоговый период НДФЛ не исключены суммы дохода, выплаченные по исполнительным листам. Если суд не разделил в решении суммы, причитающиеся физлицу, организация должна выплатить их в полном объеме в соответствии с судебным актом и исполнительным документом без удержания НДФЛ.

 ООО «НПО «Мостовик» направляло в ИФНС письмо о невозможности удержания и перечисления НДФЛ в бюджет, что подтверждено в ходе судебного заседания 02.11.2020 представителями ИФНС. Исчисление и уплату НДФЛ физлицо должно произвести самостоятельно в порядке, предусмотренном статьей 228 НК РФ. Сальдо и обороты по исчисленному от заработной платы НДФЛ не содержат разделения на суммы исчисленного НДФЛ от заработной платы, подлежащей уплате по исполнительным листам, тем более проверяющим не представилось возможным идентифицировать, за какой период и какой вид выплаты был произведен по исполнительным листам (возможно наличие в этих выплатах необлагаемых сумм дохода) и не представилось возможным установить сумму НДФЛ, подлежащую перечислению в бюджет с выплаченного дохода по исполнительным листам.

Однако, в распоряжении проверяющих имелись карточки счета 70 «Заработная плата», в которой, при поступлении на предприятие исполнительного листа на выплату задолженности по заработной плате, производилась операция «корректировка» с отнесением подлежащей выплате заработной платы на счет 73 «Расчеты с персоналом по прочим операциям». Согласно карточке счета 70 только за 2 и 3 квартал 2014 года, сумма перечисленной по исполнительным листам заработной платы, составила 77533447,15 рублей. На сумму НДФЛ, по выплаченной сумме заработной платы по исполнительным листам, при невозможности удержания налога налоговым агентом, проверяющие должны были скорректировать сумму задолженности по НДФЛ, так как, бремя уплаты налога перешло непосредственно к налогоплательщику.

Однако проверяющие не произвели корректировку суммы задолженности, обязав тем самым налогового агента заплатить налог, который должен быть уплачен налогоплательщиком – физическим лицом, что привело в очередной раз к завышению суммы налога, подлежащего перечислению в бюджет предприятием ООО НПО «Мостовик».

6. Согласно данным судебно-экономической экспертизы, проведенной по материалам рассматриваемого уголовного дела, в период с 01.01.2014 г. по 31.12.2016 г., в основном в начале 2014 г., в кассу организации и на расчетный счет была возвращена заработная плата работниками, по которым НДФЛ уже был удержан в предыдущие периоды в общей сумме 47073528, 86 рублей. На сумму НДФЛ с возвращенной в кассу и на расчетный счет организации, должен быть скорректирован НДФЛ при определении суммы НДФЛ не перечисленной в бюджет. Но этого не было сделано, т.к. это не отражено в приложениях №20 и №22. Отсутствие корректировки суммы задолженности по НДФЛ в результате возврата ранее выплаченной зарплаты, повлекло за собой завышение суммы не уплаченного в бюджет НДФЛ, рассчитанной в ходе проверки и также подтверждает недостоверность ее результатов.

7. Так как, НДФЛ является именно налогом физического лица с учетом его категории (наличии льгот и вычетов), а также вида выплачиваемого ему дохода, расчет удержанного НДФЛ должен был производиться в разрезе налогоплательщиков – физических лиц. В ходе судебного заседания 02.11.2020, представитель ИФНС Шамрина В.Н., пояснила, что в ходе выездной налоговой проверки анализировалась справки по форме 2-НДФЛ, по суммам удержаний, отраженных в этих справках с суммами отраженными в Приложении №22. Однако, справки по форме 2-НДФЛ в строке «налог удержанный» не содержат сумм удержаний по конкретным датам выплаты дохода каждому физическому лицу, кроме того для сверки требуются идентичные сравнительные показатели. В приложении №22 отражены суммы выплаты по датам без идентификации лиц, которым была выплачена заработная плата либо иной доход, поэтому данное объяснение не состоятельно. Кроме того в справке по форме 2-НДФЛ отражаются только облагаемые доходы, а в Приложении №22 проверяющие исчислили НДФЛ со всех сумм выплаченных доходов: облагаемых и необлагаемых по усредненному коэффициенту (доле), что принципиально противоречит требованиям НК РФ.

8. К Акту налоговой проверки приложена справка о суммах неуплаченных (неправомерно не исчисленных, не удержанных и не перечисленных либо неправильно исчисленных, удержанных и не полностью перечисленных) налогов (сборов) налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом). Эта справка – итог налоговой проверки, в соответствии с которой за период с 01.01.2014 по 30.11.2014 при Генеральном Директоре Шишове О.В, не уплаченная сумма НДФЛ составляет 889 815 272 руб. Определение суммы в размере 889 815 272 руб. является грубой ошибкой, в целом характеризующей Акт выездной налоговой проверки как недостоверный. Такой вывод возникает по следующим основаниям:

— в соответствии с п.1 ст.123 НК РФ, налоговое правонарушение наступает у налогового агента в срок, по истечении одного дня после выплаты заработной платы и удержания налога на доходы физических лиц. Проверяющими включено в сумму неуплаченного НДФЛ за период с 01.01.2014 по 30.11.2014 сальдо на 01.01.2014 по начисленному НДФЛ за предыдущие налоговые периоды, которые не входили в период проведения выездной налоговой проверки и налоговым органом не проверялись. Данный расчет не имеет отношения к сумме удержанного и не уплаченного в бюджет НДФЛ в 2014 году, которая может являться предметом налогового правонарушения налогового агента в 2014 году.

При обсуждении этого вопроса в суде 02.11.2020, представители ИФНС предположили, что в сумму 889,8 млн. руб. в Акте налоговой проверки была включена сумма не уплаченного НДФЛ по состоянию на 01.01.2014 (входящее сальдо). Необходимо еще раз отметить, что данное сальдо в соответствии с оборотно-сальдовой ведомостью, характеризуется не как сумма не уплаченного в бюджет НДФЛ, а как сальдо по исчисленному НДФЛ за предыдущие периоды, в котором невозможно определить долю сальдо по удержанному налогу, так как в рамках выездной налоговой проверки предшествующие до 01.01.2014 года налоговые периоды не проверялись. Тем более, что по головной организации и по всем филиалам ООО «НПО «Мостовик» имелась колоссальная сумма задолженности по заработной плате, при выплате которой должно было производиться удержание и уплата НДФЛ, при котором производится уменьшение сальдо по счету 68.01.

Обобщая вышеизложенное, следует обосновано признать, что отраженные в «Пояснении» от 20.10.20 по делу № 1-57/2020 (1-672/2019) рассчитанные суммы налога на доходы физических лиц за 1 квартал 2014 года и 10 месяцев 2014 года, не достоверны, а расчеты в Акте налоговой проверки произведены в нарушение НК РФ, так как данный нормативный документ не содержит методик расчетов удержанного НДФЛ с применением усредненного процента ко всем видам выплаченного дохода, в том числе необлагаемых.

Все эти многочисленные ошибки объясняются одним, стремлением потерпевшего скрыть истину и «подыграть» обвинению, показав в своем «Пояснении» близкие значения, не уплаченного НДФЛ, к предъявленному мне в обвинении.

Заставили подписать под угрозой увольнения

Обвинение и потерпевший при рассмотрении ходатайства о признании ИФНС по САО г. Омска в рассматриваемом деле потерпевшим и в «Пояснениях» от 20.10.2020 и 30.10.2020 и 06.11.20 подчеркивают то обстоятельство, что Акт выездной налоговой проверки был согласован с ООО «НПО Мостовик». И это, по оценке обвинения и потерпевшего, является доказательством абсолютной истины представленных в этом Акте результатов.

Но это принципиально не так. В Акте выездной проверки и основных приложениях к нему, нет информации о том, в какой период времени, кому из работников с их индивидуальными льготами и удержаниями, какие были произведены выплаты, какого дохода. Без этой информации нельзя точно рассчитать удержанный, но не выплаченный в бюджет НДФЛ. Возникает вопрос – почему при этой неопределенности, что даже, в разных формах, отражено в Акте, при большом количестве выше отмеченных недостатков, расчеты ИФНС точно совпали с расчетами Общества?

Ответ очевиден – проверка происходила не путем анализа первичных документов, в соответствии с требованиями НК РФ, что для такого огромного предприятия (более 20 тыс. работников), да еще за три года, очень большой объем работы, а по представленным от ООО «НПО «Мостовик» выборочным материалам и выполнив расчеты в противоречие с НК РФ. При этом учитывая положение Общества в банкротстве с 2014 года и «странную» позицию ИФНС, не вставшую, из каких-то соображений, в реестр кредиторов по всем налогам в бюджет к крупнейшему налогоплательщику региона, кто-то был заинтересован в занижении текущей задолженности за счет увеличения реестровой. Что и произошло, и ООО «НПО «Мостовик» не заплатило налоги, а взыскать их возможности нет, исключительно по вине органов ИФНС

Также важно отметить, что свидетель Иванько Т.Н., подписавшая приемку этого Акта налоговой проверки от ООО «НПО «Мостовик», оценила материалы, содержащиеся в Акте, как недостоверные, убедительно приведя конкретные факты, отвечая на вопросы представителей ИФНС в судебном заседании. Также она сообщила в Суде, что этот Акт не стали подписывать руководители ООО «НПО «Мостовик», заставив подписать ее – не ответственного сотрудника под угрозой увольнения.

Основным аргументом ИФНС являлся тот факт, что от ООО «НПО «Мостовик» не поступили возражения на акт выездной налоговой проверки, что означает, что налоговый агент согласился с доводами ИФНС. В ответ на данный аргумент могу сказать, что в период проведения проверки я давно уже не являлся руководителем ООО НПО «Мостовик», без моего участия предоставлялись в ИФНС документы, я не имею информацию в каком объеме они были предоставлены, и соответственного у меня не было возможности ознакомиться с актом выездной налоговой проверки и представить на него возражения. Если бы у меня была такая возможность я думаю, что однозначно с участием юристов и специалистов в области бухгалтерского учета и налогообложения я бы его оспорил, так как проверка проведена с грубейшими нарушениями Налогового законодательства.

Также Защита вынуждена была обратиться к специалисту для разъяснения следующих вопросов:

1.Когда, и в соответствии с какими нормами законов и разъяснений, у налогового агента наступает обязанность по уплате НДФЛ?

2.В случае наличия задолженности по заработной плате при частичной выплате заработной платы, что в соответствии с законодательством 2014 г., является приоритетным: гашение оставшейся задолженности по заработной плате или гашение НДФЛ по ранее выплаченной заработной плате?

Отвечая на вопросы защиты, специалистом ООО «Спец-Аудит» Аникиной С.Г. было указано следующее:

В соответствии с п.4. статьи 226 НК РФ, налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Согласно п.6 ст.226 НК РФ, Налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем выплаты налогоплательщику дохода.

При выплате налогоплательщику доходов в виде пособий по временной нетрудоспособности (включая пособие по уходу за больным ребенком) и в виде оплаты отпусков налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога не позднее последнего числа месяца, в котором производились такие выплаты.

Исходя из сути налога на доходы физических лиц, плательщиком которого являются физические лица, и уплата которого производится из доходов, полученных физическим лицом, предполагается, что денежные средства, направленные на выплату заработной платы должны быть в объеме, включающем сумму заработной платы причитающейся к выдаче и сумму НДФЛ, подлежащую выплате, удержанную из начисленной заработной платы. Так как согласно п.4. статьи 226 НК РФ, налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате, то при частичном погашении задолженности по заработной плате в связи с недостаточностью средств, погашение задолженности по заработной плате, является приоритетным по сравнению с погашением задолженности по НДФЛ по ранее выплаченной заработной плате.

Сомнительная экспертиза

Также защитой был поставлен вопрос об исследовании заключения эксперта ФБУ Омская ЛСЭ Рыковской Ю.И. с целью определения: правильности примененной методики расчета суммы НДФЛ, подлежащей перечислению в бюджет в периоды поставленные следствием: Проведено ли исследование экспертом в полном объеме, позволяющем сделать выводы по поставленным вопросам?

По результатам исследования заключения эксперта, специалистом Аникиной С.Г. было установлено, что исследование экспертом Рыковской Ю.И. проведено с нарушением Федерального закона № 73-ФЗ «О государственной экспертной деятельности», в частности статьи 8 «Объективность, всесторонность и полнота исследований», согласно которой, эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. А также статьи 16. «Обязанности эксперта» Федерального закона № 73-ФЗ, согласно которой, эксперт обязан провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам.

Нарушения заключаются в том, что при производстве экспертизы эксперт не пользовалась первичными документами, которые ей были предоставлены, не запросила первичные документы, которых у нее не было, использовала для проведения исследования данные извлеченные из материалов выездной налоговой проверки (таблицы, расшифровки) которые не проверила и не подтвердила первичными документами. При определении суммы заработной платы к выплате из суммы начисленной заработной платы по всем подразделениям ООО НПО «Мостовик», отраженной в таблице №1 (Кредит 70 счета) вычла сумму НДФЛ, который исчислен из начисленной заработной платы сотрудникам Д70К68, а также НДФЛ удержанный с сумм, выплаченных контрагентам, вероятно за оказанные услуги, так как проводка по удержанию НДФЛ корреспондируется с Дебетом счета 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» и соответственно сумма причитающегося вознаграждения отражена по кредиту 60 счета. Таким образом, эксперт при определении суммы заработной платы к выплате допустила грубые ошибки которые заключаются не в неправильных арифметических действиях, а в отсутствии понимания экспертом каким образом определяется сумма заработной платы к выплате.

 Расчет НДФЛ, подлежащий перечислению в бюджет ООО НПО «Мостовик», произведенный экспертом, не понятен, не указан принцип расчета НДФЛ (формула), а также ссылки на научную литературу, методические рекомендации, соблюдение требований НК, согласно которым произведен данный расчет, в связи с чем, достоверность отраженной в графе 6 Таблицы 6 сумма НДФЛ, подлежащая перечислению в бюджет, подвергается обоснованному сомнению, тем более, что его расчет не основан на первичных документах, а с использованием рабочих таблиц ИФНС, данные которых эксперт не проверила, так как у нее отсутствовали первичные документы и регистры бухгалтерского учета о начисленной заработной плате и начисленному НДФЛ. А используемые материалы ИФНС сейчас точно вызывают обоснованное сомнение.

НДФЛ нельзя исчислять по предприятию в целом. Этот налог исчисляется индивидуально с учетом наличия у каждого работника количества детей, выплат алиментов, возмещений на оплаты за обучение, лечение, приобретение жилья и т.д. Поэтому без всех первичных документов по каждому начислению невозможно определить начисленную и не уплаченную сумму НДФЛ. Кроме того в период с 01.01.14 по 31.10.14 были значительные возвраты ранее выплаченной зарплаты в кассу предприятия, и взыскания зарплат по решению Судов Судебными Приставами, что требует учитывать в задолженности по НДФЛ за рассматриваемый период.

В судебном заседании 21.09.20 эксперт Рыковская Ю.И. пояснила, что производила расчеты по созданному ей лично методу (визуальный, логико-аналитический частно-научный метод), который не находит отражение с требованиями Налогового Кодекса РФ. На вопрос о том, почему расчеты не проводились по первичным документам в соответствии со ст.226 НКРФ, эксперт сообщила, что данный расчет занял бы у нее большое количество времени (около 5 лет). Но примененные экспертом арифметические расчеты противоречат требованиям НК, не учитывают специфику налога НДФЛ и дают искаженный сильно завышенный результат.

Таким образом Заключение ФБУ Омская ЛСЭ, выполненное экспертом Рыковской Ю.И. не объективно, не всесторонне, не в полном объеме и с грубыми нарушениями требований Налогового Кодекса и Закона «О Государственной экспертной деятельности» существенно повлияло на увеличение расчетной суммы НДФЛ, не перечисленной в бюджет ООО «НПО «Мостовик» в рассматриваемый период.

На заседании Суда 09.11.20 г. было вынесено Постановление о назначении повторной судебной экспертизы на предмет определения суммы не перечисленного налога на доходы физических лиц налоговым агентом ООО НПО «Мостовик» в периоды с 01.01.2014 по 31.03.2014 г. и с 01.04.2014 по 31.10.2014 г. в ФГКУ «Судебно-экспертный центр СК РФ», третий экспертный центр (с дислокацией в г. Омске). Надеемся, что проведение этой экспертизы будет с соблюдением всех требований действующего законодательства.

Работали сутками – как на войне.

Указанный в обвинении период с 01.01.2014 по 31.10.2014 в моей жизни также был разделен на два принципиально разных по условиям и событиям.

В период с 01.01.14 г. по 31.03.14 г. все было подчинено выполнению важнейших государственных задач. Это сейчас некоторые «умники» рассуждают, что мы могли остановить все работы и требовать от Заказчиков полной предоплаты, в том числе на выплату зарплаты, налогов и взаиморасчетов с кредиторами и поставщиками. Но не было у нас такой возможности по многим причинам, в первую очередь из коллективной патриотической и гражданской позиции. Сейчас вообще ни кому не понять, что мы – многие тысячи специалистов, а не гастарбайтеров, работали сутками, не побоюсь сравнения – как на войне. Да, и тогда, для меня важно было в первую очередь платить зарплату работникам предприятия. К сожалению, из-за дефицита денежных средств, зарплату удавалось выплачивать только частично.

В этой ситуации я предполагал, что неуплаченный своевременно НДФЛ по ранее частично выплаченной зарплате будет обязательно перечислен после погашения всех задолженностей перед работниками. Я понимал, что за не своевременные платежи налогов необходимо будет начислить и уплатить пени и штрафы. Но тогда для всех нас это была безысходность, построенная на уверенности компенсации от Заказчиков наших расходов. В тоже время необходимо было обеспечить завершение строительства важных и уникальных объектов, финансирование которых контролировалось спецслужбами. По многим объектам нельзя было допустить катастрофических последствий.

С апреля 2014 года по ноябрь 2014 года я был лишен возможности единолично распоряжаться денежными средствами «НПО Мостовик». Введенная 03.04.14 процедура наблюдения оставляла надежду на спасение уникального предприятия и его коллектива, и мне приходилось одновременно искать выход из кризиса в переговорах с банками и Заказчиками и руководить выполнением многих сложных объектов в условиях очень большого финансового дефицита, вообще мало влияя на финансирование жизни предприятия. При этом, являясь Гендиректором предприятия, отвечал за все, но не мог на многое повлиять. Я не оправдываюсь, я лишь в самых общих чертах описываю ситуацию того периода.

Сегодня я вынужден был давать показания, отвечая на обвинение, которое построено на заключении эксперта ФБУ Омская ЛСЭ. В судебном заседании выяснено, что это заключение выполнено с грубыми ошибками в расчетах, с нарушением закона, не объективно, не всесторонне и не в полном объеме, не используя первичные документы, что не позволило сделать обоснованные выводы на поставленные вопросы. Эксперт в судебном заседании, в ответ на вопрос — почему использовались не первичные документы а таблицы, сформированные при проведении выездной налоговой проверки работниками ИФНС, пояснила, что данные таблицы были признаны достоверными следователем в связи с чем, она не сомневалась в правильности отраженных в них данных.

В ходе судебных заседаний представители ИФНС не смогли ответить ни на один вопрос о несоответствии данных, отраженных в сформированных ими таблиц, по сумме начисленной заработной платы, сумме исчисленного НДФЛ, а также правильности применения ими методики расчета удержанного НДФЛ, подлежащего перечислению в бюджет со всех сумм выплачиваемого дохода, включая необлагаемые, с использованием усредненного процента (доли) необлагаемого дохода в общей сумме начисленного дохода. Таким образом, обвинение построено на недопустимых доказательствах.

В соответствии с ч.3 и 4 ст. 14 УПК РФ, все сомнения в виновности лица, которые не смогли быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого, обвинение не может быть основано на предположениях

В соответствии с ч.4 ст.14 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Ни одно из собранных следствием доказательств не подтверждает наличия у меня корыстной или иной личной заинтересованности при совершении действий, описанных в обвинении. Выводы о наличии вышеуказанных мотивов являются лишь предположением органов обвинения. Также ошибочно, вопреки фактам, утверждается возможность мной единолично расходовать денежные средства НПО «Мостовик» в период с 4.04.14 по 31.10.14

В свою очередь я предполагаю, что обвиняя меня в том, чего я не совершал, кто-то таким образом отвел от ответственности лиц, которые привели к неуплате имеющейся большой задолженности по платежам в бюджет «НПО Мостовик», в том числе за рассматриваемый период, в том числе НДФЛ.

Виновным себя в совершении инкриминируемого мне преступления не признаю. Считаю, что допущенная просрочка по уплате предприятием НДФЛ возникла по объективным причинам, а не в связи с моими умышленными действиями. Корыстной и иной личной заинтересованности в неисполнении обязанностей налогового агента я не имел.

Оригинал читайте здесь.



Комментарии через Фейсбук

Александр Львович 2 декабря 2020 в 16:58:
Всему коллективу и главному редактору «Коммерческих вестей» нужно принести только благодарность за их настоящую гражданскую позицию!
Александр Львович 2 декабря 2020 в 16:54:
Полностью согласен: «Доводы обвинения о том, что личная заинтересованость, как руководителя, Шишова О. выражалась в стремлении выглядеть в глазах окружающих и работников предприятия более успешным и компетентным руководителем, желании приукрасить действительное положение дел, ложном понимание смысла повышения деловой репутации, являются просто абсурдными, не соответствует действительности, поскольку никакой видимости стабильности предприятия он ни перед кем не создавал».Шишов О. как предприматель и бизнесмен мирового уровня всегда действовал по-госудаственному, выполняя сверхсрочные и отвественные обязательства Центра (президента и правительства), действуя в состоянии крайней необходимости. Такие действия и имеющиеся при этом некоторые негативные последствия, уголовной отвественности не подлежат. Только оправдательный приговор может быть итоговым документом завершения этого постыдного уголовного дела!!!
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.