Все рубрики
В Омске среда, 18 Июля
В Омске:
+26
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 62,4352    € 73,2427

Дмитрий ПАШКЕВИЧ, «ТАМТЭК»: « Блокчейн – это точно не святой грааль, но в определенных областях может совершить революцию»

24 марта 2018 09:49
0
1546

В ООО «ТАМТЭК» считают, что сейчас самое время инвестировать время и деньги в искусственный интеллект

Номером один в списке «Лидеры малого бизнеса Омской области», ежегодно составляемом Росстатом, впервые стала IT-компания ООО «ТАМТЭК». Обозреватель «КВ» Анастасия ПАВЛОВА поговорила о новостях бизнеса высоких технологий с директором самого эффективного малого предприятия 2016 года Дмитрием ПАШКЕВИЧЕМ. И как оказалось – очень вовремя: ведь уже в 2017 году «ТАМТЭК» пересек грань, отделяющую малый бизнес от среднего.

– Дмитрий, поздравляю вас с первым местом в рейтинге самых эффективных малых предприятий. Как вам удалось так вырасти за последние годы?

– Я бы не назвал это каким-то рывком, росли мы довольно равномерно – примерно по 20% в год прибавляли за последние несколько лет. Больше скажу: в 2017 году численность нашего персонала перевалила за 200 человек, так что технически мы уже относимся к среднему бизнесу.

– В 2013 году вы рассказывали «КВ», что собираетесь открыть филиал в Москве…

– Передумали. Два с половиной года назад открыли в Саратове. В ближайшее время запустим филиал в Санкт-Петербурге.

– С Питером понятно, но почему именно в Саратове?

– Наши города во многом похожи: оба промышленные, с хорошей образовательной базой, много талантливой молодежи. Их IT-рынок тоже очень похож на омский. Разница, пожалуй, в том, что на омском рынке есть небольшое количество крупных компаний, а остальные значительно меньше. В Саратове более ровная, сбалансированная картина, сильное комьюнити. С моей точки зрения, там конкуренция более правильная. Пока в нашем саратовском офисе работает всего 13 человек, но в этом году будем активно расширяться. Главное – пережить все болезни роста, которые в Омске давно прошли.

– Какие именно?

– В Омске более плавный профессиональный рост. На ключевых должностях находятся люди, способные запускать цепную реакцию развития в своих подразделениях, так что система начинает воспроизводить сама себя.

– И как конкретно вы стимулируете развитие?

– Мы разработали систему, которая формирует карьерный путь, отслеживает компетенции каждого работника. Исполнителей проектов мы подбираем с учетом их интересов, подбираем учебные курсы. Девлидский учебный курс нашей собственной разработки направлен не только на повышение среднего профессионального уровня разработчиков, но и на повышение скорости роста этого уровня. Также в каждом отделе старшие, например тестировщики, следят за младшими, направляют, курируют. Так что девиз «Учиться, учиться и учиться» – он про нас.

– Прямо как в комсомоле!

– Эх, а я не застал. Его ликвидировали в тот год, когда мне можно было в него поступать.

– А где вы учились?

– Окончил физфак ОмГУ, там же аспирантуру. Я пробовал заниматься наукой, но в то время физики не очень котировались. Государству не до науки было, бизнесу тоже. Сейчас вижу, что ситуация очень сильно изменилась, и это радует.

– Когда начали программировать?

– В начальной школе, когда у нас только появились эти огромные советские компьютеры. Как водится, написал на basic простенькую игрушку типа тетриса. С тех пор постоянно параллельно этим занимался, даже когда на физфак пошел. Потом работал в Центре Интернет ОмГУ, сделал программу LibNavigator, чтобы можно было книжки в любой библиотеке мира искать. Она до сих пор используется по всей стране.

– Чем занимаетесь сейчас?

– Существенная часть нашего бизнеса построена на разработке систем для размещения персонализированной интернет-рекламы. С одной стороны, реклама в Интернете многих раздражает, с другой, невозможно обойтись без нее совсем – вы ведь хотите посещать любимые сайты бесплатно? Если бы не реклама, не было бы ни Гугла, ни Яндекса. Приходится делать очень многое, чтобы интернет-реклама была менее раздражающей и приносила пользу. Не за горами время цифровой рекламы, которая обращается к вам напрямую с билбордов, когда вы проходите мимо – как в фантастических фильмах. Такие системы уже разработаны, и они могут считывать информацию о вашем местонахождении через смартфоны. Так почему бы не сделать эти моменты интересными и полезными?

– Хорошо. Расскажите подробней о ваших идеях.

– Мы занимаемся разработкой и внедрением DataSwitch – это инструмент для компаний, специализирующихся на маркетинге и онлайн-рекламе, а также бизнеса, который хочет монетизировать собственные данные. Он позволяет запускать рекламные кампании через несколько каналов, увеличивая вероятность продажи путем оптимального подбора целевой аудитории, которой действительно будут интересны предлагаемые услуги и товары. Поставщики контента могут использовать ее для управления монетизацией своих рекламных мест. Также DataSwitch позволяет задействовать уже имеющиеся данные компаний, тем самым увеличив выручку. На первом этапе создается модульная база, на ее основе мы уже можем расширить решения под нужды конкретных заказчиков. В качестве ядра таких решений выступает наша система сегментирования данных (AudienceSegmentationEngine), вокруг которой выстраивается экосистема для использования этих данных в областях AdTech, MarTech и др., где нужно группировать данные по определенным признакам. Например, классифицировать пользовательские профили для таргетинга (условно отделяя домохозяек от бизнесменов, омичей от москвичей, домоседов от заядлых путешественников и так далее). Это позволяет сделать рекламу более точечной.

– И кто ваши ключевые заказчики?

– В основном американцы – издательства, технологические компании. Среди наших клиентов eBay Enterprise, Etsy, Visa, The New York Times, Forex club, OkСupid, Harvard University, Oxford University Press, New York University, PlaceIQитакдалее… Их много. Несколько примеров: для AppNexus – крупнейшей независимой компании в сфере интернет-рекламы – мы разработали интерфейс пользователя, многократно ускорив аудит и категоризацию баннеров; для первой в мире RTB-площадки для мобильной рекламы премиум-класса с самообучающимся алгоритмом торгов AdTheorent придумали архитектурное решение для DSP/DMP системы, что позволило преодолеть системное ограничение в производительности и снизить стоимость поддержки; крупнейшей службе онлайн-знакомств Match.com создали инновационный проект Tallygram, помогающий неординарным способом находить людей, близких по взглядам на жизнь; для крупнейшей в мире B2B медиа-компании PentonMedia разработали единую систему мониторинга контента, которая позволяет контролировать его качество и легальность.

– В России ваши услуги не пользуются спросом?

– У нас был российский клиент – TinkoffDigital. Для этой первой рекламной платформы на базе RTB в России мы создали EnrichmentService для биддераDataMind. Он повышает эффективность трейдинга, предоставляя социально-демографические данные о пользователе в режиме реального времени. Сейчас работаем с другим московским клиентом из той же сферы.

– Как вам омский/российский IT-рынки в целом?

– Они заметно развиваются. Законодатели многое сделали и продолжают делать. Программы импортозамещения, которые фактически запретили госучреждениям пользоваться иностранным софтом, очень способствовали росту местных компаний. Мне тоже кажется небезопасным, если программное обеспечение на крупном нефтезаводе или электростанции контролируется из-за рубежа. Но главное, чтобы эта инициатива не пошла дальше стратегических областей и не начала душить конкуренцию, иначе качество отечественных продуктов начнет деградировать.

– А вы пробовали браться за госзаказы?

– Мы два раза участвовали в крупных конкурсах и проигрывали, хотя представленный нами проект был лучше, чем у победителя. Это признали сами заказчики, но без объяснения причин они выбирали других исполнителей, более крупных и авторитетных. В итоге наши время и силы были потрачены впустую, вся подготовительная работа тоже. Только для участия в конкурсе потребовалось собрать огромное количество бумаг. Тратиться на перелеты, создавать прототипы… И это касается не только России: например, десять раз подумаем, прежде чем участвовать в США в тендерах, особенно государственных.

– Правда, что наша IT-сфера страдает от кадрового голода?

– Еще как! Это естественное следствие демографического кризиса. Конечно, нужно больше выпускников, но пока работаем с теми, кто есть. Мы одни из лидеров на образовательном рынке Омска в плане воспитания программистов, кузница кадров. Мы плотно сотрудничаем с одним из профильных факультетов политеха – ФИТиКС, точнее – с кафедрой ПМиФИ. Специалисты нашего отдела подготовили рекомендации по учебным планам, изменению существующих и отказу от устаревших курсов так, чтобы выпускник этой кафедры обладал фундаментальными знаниями, необходимыми программисту. Большинство наших рекомендаций были приняты, и студенты уже учатся по новой программе. Аналогичную работу мы ведем с ИМИТ (математический факультет ОмГУ), который сегодня является главным источником наших молодых сотрудников. Ведем сотрудничество и с факультетом компьютерных наук ОмГУ. По воскресеньям у нас работает Школа разработчика, в которой начинающие программисты могут восполнить то, что не получилось узнать в вузе. Летом каждый из стажеров на протяжении двух месяцев трудится над своим индивидуальным проектом под руководством выделенного куратора. За это время ребята учатся писать код (часто на новой для себя технологии), осваивают особенности современного процесса разработки ПО, кто-то даже знакомится с новой предметной областью. Лучших выпускников мы берем к нам на работу, вакансии есть всегда. А с февраля этого года мы запустили заочную Школу разработчика, так сказать, предшествующую ступень очной – в ней можно научиться программировать прямо с нуля.

– Расскажите подробней про отдел разработки программного обеспечения. Он ведь основной в «ТАМТЭКЕ»?

– Он действительно самый многочисленный. Появился в 2013 году. К тому моменту мы уже работали над многими проектами, поэтому появилась необходимость обмениваться знаниями между разработчиками, установить общие требования к качеству и способу реализации проектов. Для этого мы ввели механизмы обучения (доклады, рабочие группы), общие документы, запустили общую вики, осуществили первые попытки стандартизации инструментов разработки. Оформили карьерную лестницус требованиями к каждой должности. В 2014 году уже появилась выраженная специализация наших проектов, поэтому понадобилось ввести отдельные направления, руководителям которых предстояло работать над теми же задачами с учетом технической специализации. Кроме того, за последние годы мы запустили технический надзор проектов, ввели систему премирования, у нас появилась своя конференция и внутренние учебные курсы. Также мы научились успешно работать с подрядчиками, а численность самого отдела выросла в несколько раз. Одно из наших главных правил – не навреди: в условиях различных задач и заказчиков не мешать разработчикам делать свою работу. В частности, упор делается не на жесткую политику, а на рекомендации лучших практик, которые можно подстраивать под реалии проектов. В сегодняшних планах отдела: накопление кодовой базы для переиспользования в наших решениях (solutions), построение регулярной системы обучения разработчиков и изучение новых предметных областей.

– Вы рассказали про американский и российский рынки. А что насчет европейского?

– Мы работаем и с европейскими компаниями тоже, этот рынок интересен для нас, особенно Англия, Германия, Франция. Сейчас в Европе активно закручивают гайки в вопросах использования персональных данных интернет-пользователей (ряд законов GDPR). Скоро, чтобы хранить у себя любую информацию о посетителе сайта-европейца, даже не конфиденциальную, даже обезличенную, придется спрашивать у него прямое на то согласие, и до получения такого согласия никакой информации о нем собирать нельзя. Это очень серьезное изменение для всех, кто работает или планирует работать на рынке онлайн с Европой.

– Это ведь напрямую затрагивает ваш бизнес… А вы лично как к этому относитесь?

– Я спокоен. Уверен, люди все равно будут делиться информацией. Интернет умрет без рекламы, она все равно будет. Если человек откажется от обработки своих обезличенных данных, то просто будет потреблять спам. Спортсменам будут показывать рекламу газировки, домохозяйкам – спорткаров, старикам – ипотечных кредитов, как 10 лет назад. Вряд ли это кому-то понравится. Но, с другой стороны, если человек принципиально не хочет оставлять никаких следов в Интернете, то теперь у него такая возможность будет. Если он живет в Европе, конечно. В РФ и США пока все по-прежнему.

– Думаете, такая же участь ждет и Россию? Я имею в виду законы.

– Думаю, нет. У нашего государства фокус на контроле и безопасности, а не на приватности и личном пространстве граждан.

– А вас не пугает стремление государства все больше контролировать вашу профессиональную сферу?

– Учитывая, что наша сфера так же вовлечена в экономику, как и остальные – нет. Законодательная регламентация должна быть. Кстати, сейчас в Америке широко обсуждается отмена сетевого нейтралитета. Это позволит провайдерам брать плату за хорошую скорость соединения с твоим сайтом, а также создавать ограниченный доступ к определенным частям интернета или сайтам. Причем делаться это может совершенно непрозрачно. Технически – тут всего один шаг до введения интернет-цензуры.

– Думаете, заданный президентом ПУТИНЫМ курс на приобщение к цифровой экономике увенчается успехом?

– Мне кажется, Россия уже вполне успешно к ней приобщена. Поглядите на те же онлайн-банки в России, насколько они функциональны и эффективны. В США, например, эти сервисы нельзя назвать удобными. Вы не сможете там так быстро оформить кредит онлайн, например, или оплатить коммунальные услуги. Более того, там даже не так распространен высокоскоростной Интернет, который у нас есть почти в каждом доме. Даже в деревни тянут оптоволокно, а в Штатах до сих пор у многих интернет по телевизионному кабелю… Так что, полагаю, Россия не только успешно пойдет по пути цифровой экономики, но и вполне способна обогнать на этом пути многие западные страны.

– А восточные?

– Китай в этом плане довольно замкнутая сама на себе страна. У них и на государственном, и на коммерческом уровнях активно занимаются разработкой искусственного интеллекта (ИИ). Не удивлюсь, если в своих научных изысканиях они скоро обойдут американцев. Слышал, что они даже при армии открыли подразделение по разработке вооружения с использованием ИИ.

– А вы не хотите подключиться к тренду?

– Конечно. Мы будем расширять функционал DataSwitch за счет искусственного интеллекта. Планируем показать конкретные разработки уже в этом году. Пока на повестке дня разработка рекламных технологий, но периодически мы инвестируем в какие-нибудь интересные разработки. Сейчас самое время инвестировать время и деньги в ИИ.

– На III Международном IT-форуме вы будете читать доклад про блокчейн. Успешно занимаетесь этой темой?

– Вокруг этого много разговоров, но реального применения, кроме криптовалют, не так много. Мы освоили эти технологии, в том числе смарт-контракты, уже готовы принимать заказы на разработку систем на базе блокчейн. Я вижу блокчейн как способ модернизации старых систем финансовых компаний, однако почти всегда есть менее трудоемкие и более привычные способы хранить и передавать информацию. Блокчейн – это точно не святой грааль, но в определенных областях он вполне может совершить революцию. Как с криптовалютой, которую не контролируют государства и банкиры.

– Вы лично в нее не инвестируете?

– Мне и традиционных инструментов хватает. В вопросах финансов я консерватор.

– Что вас еще держит в Омске?! Почему вы не программируете, например, из какого-нибудь Таиланда?

– А что, идея хорошая! Море, пальмы. Мечта. Но мало кто сможет эффективно работать в такой обстановке…

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 14 февраля 2018 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

При поддержке



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.