Все рубрики
В Омске воскресенье, 25 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 92,7519    € 100,4425

Николай Румянцев: "Я сторонник радикальных мер"

15 ноября 2002 16:51
0
3153

Ничто не теряется человеком так легко, как здоровье, а вот чтобы вернуть его, нужно затратить массу сил, времени и денег. Наша псевдобесплатная медицина в последние годы имеет все меньше возможностей для того, чтобы каждому пациенту помочь сохранить здоровье. Богатые люди могут позволить себе заплатить за дорогостоящее лечение хоть частной, хоть государственной медицине. А вот что делать основной массе народонаселения, у которой на поддержание собственного здоровья денег не хватает? В условиях хронического недофинансирования и нищенских зарплат никакая клятва Гиппократа не поможет. Недавно главным врачом Омской области стал Николай Румянцев, которого «КВ» и решили расспросить о наболевших проблемах и возможных перспективах омской медицины.

— Николай Васильевич, как вы восприняли свое назначение на этот пост: как закономерное или по воле случая? Ходило много слухов о том, что возглавить областную медицину должны совсем не вы. Называли фамилию Юргель.

— Скажу честно, я не готовился занять эту должность, меня вполне устраивал статус первого заместителя. После внезапного ухода Владимира САМОЙЛОВА было много разговоров о том, кто станет его преемником. Очевидно, что и в областной администрации рассматривалось несколько кандидатур, вполне вероятно, и председателя комитета по фармацевтической деятельности и производству лекарств Николая ЮРГЕЛЯ. Это было бы тем более логично, если бы параллельно рассматривался вопрос о слиянии комитета с Главным управлением здравоохранения, как это сделано во многих регионах страны. Однако это чаще характерно для территорий, утративших государственное влияние на фармацевтическую деятельность, в той или иной мере передавших в частные руки лекарственное обеспечение лечебно-профилактических учреждений и населения.

У нас, слава богу, сохранилась государственная структура аптечной сети, государственным остался оптовый аптечный склад, централизованная оплата полученных лекарств по бесплатным и льготным рецептам, а значит. и потребность в наличии самостоятельного отраслевого комитета.

О неожиданности моего назначения говорит и тот факт, что всего несколько месяцев назад я вел переговоры с администрацией Тарского района о возможном возвращении для работы в Таре, на своей малой родине. То, что губернатор все-таки решил назначить на пост начальника ГУЗОО именно меня, рассматриваю как высокое доверие и определенный аванс, который я должен отработать в качестве руководителя областного здравоохранения. Я буквально кожей чувствую огромную меру свалившейся на меня ответственности, что конечно же добавляет активности в работе.

— Чем приходится заниматься в первую очередь? Новая метла по-новому метет?

— Я вынужден начать с ускорения принятия давно назревших решений в рамках идущей реформы здравоохранения.
В том состоянии, в котором находилось Главное управление здравоохранения, оно не имело возможности дать иной темп реформам, протекающим довольно вяло.
Предстоит вывести преобразования на кардинально новый уровень, добиться ускорения за счет изменения характера управленческих решений.

В первую очередь должна измениться структура управления. Раньше основа была аналитико-распределительной, сейчас акцент делается на стратегическое прогнозирование и планирование в решении задач по охране здоровья населения. Причем в основу должна лечь система формирования реальных ценностей в секторе здравоохранения с соответствующим подходом в распределении ресурсов. Ведь и после 6-7 лет реформаторской деятельности в отрасли мы по-прежнему имеем более затратную, менее эффективную и полезную для населения модель организации медицинской помощи.

Именно поэтому на приоритетные позиции выходят создаваемые планово-экономический отдел и информационно-аналитический центр.

Необходимы кадровые перемещения. Уже сейчас сменились практически все заместители начальника, прошли изменения в отделах Главного управления, провели аттестацию государственных служащих, работников финансово-экономической службы, после которой понижены разряды отдельным специалистам. Начата работа с руководителями основополагающих служб отрасли.

— Проводимые вами преобразования затрагивают только управленческую структуру или распространяются на всю систему омского здравоохранения?

— Я сторонник радикальных мер. Размытость управленческой вертикали, местническое толкование самостоятельности привнесли значительный диссонанс в организацию медицинской помощи населению территории. На мой взгляд, мы необоснованно поспешно избавились от немалой доли положительного в действующей ранее административно-командной системе планирования и управления. Утрачены в значительной мере и экономические рычаги руководства лечебно-профилактическими учреждениями непрямого подчинения. Этому способствовало и многоуровневость финансирования. Мы, к сожалению, стали говорить не о едином здравоохранении области, а об областном, муниципальном, частном, ведомственном.

Сегодня Минздравом России через правительство и Государственную Думу предпринимаются активные попытки навести порядок в этом вопросе.
Естественно, что и Главное управление здравоохранения, являясь по закону Омской области ответственным за организацию медицинской помощи на территории, стремится восстановить утраченные позиции управления, унифицировать подходы к решению задач, стоящих перед учреждениями здравоохранения, усилить контроль за их работой в рамках своей компетенции.

Для реализации этих планов по согласованию с местными органами власти и проводится работа по проверке знаний на соответствие занимаемой должности главных врачей центральных районных больниц и их заместителей методом тест-контроля с последующим собеседованием. А то ведь что получается: при одинаковом финансировании по районам основные показатели деятельности разнятся порой весьма существенно, значит, дело в умении организовать финансово-хозяйственную деятельность и лечебно-диагностический процесс на местах. Кроме контроля, будет оказана практическая помощь в принятии управленческих решений по конкретным направлениям. Мы знаем, например, что иногда для выхода лечебного учреждения на более высокие позиции показателей работы больниц и здоровья населения нужно переломить самое важное и инертное звено управления — уровень заведующих отделениями. Политика реформирования отрасли в целом зависит во многом от вектора движения именно структурного подразделения ЛПУ.

Проверки знаний руководителей до конца текущего года пройдут и в областных лечебных учреждениях. Рекомендована подобная работа также городскому управлению здравоохранения.

— Тема недофинансирования медицины навязла в зубах, при декларировании бесплатности здравоохранения поборы с больных увеличиваются. В чем тут основная проблема и как собираетесь ее решать?

— Основа проблемы, с моей точки зрения, лежит в несбалансированности государственных гарантий предоставления гражданам бесплатной медицинской помощи и их финансового обеспечения.

Как правило, в повседневной жизни никто не считает опосредованного экономического эффекта от вклада в ВВП труда оздоровленных людей, лиц, с продленной активной трудовой деятельностью. Систему не относят к категории экономической. Поэтому изначально она финансируется по остаточному принципу. А являясь в реалиях текущего времени чрезвычайно затратной отраслью народного хозяйства, здравоохранение не может быть только бюджетным, оно должно содержаться также за счет страховых средств и соплатежей граждан.

Но при социализме граждане, получая копейки могли рассчитывать на 100-роцентную бесплатную медицинскую помощь, которая оплачивалась государством через различные фонды и организации (например, медико-санитарная часть полностью содержалась за счет предприятия, которое как раз и платило работнику неадекватную вложенному труду зарплату).

Сегодня зарплата еще не выросла до соответствующего уровня, содержание здравоохранения за счет фондов и организаций прекратилось, и государство вынуждено содержать лечебно-профилактические учреждения исключительно за счет собственных, пока небольших возможностей. Поэтому возникла парадоксальная ситуация, когда выделенных средств хватает лишь (и то не полностью) на саму систему здравоохранения, а не на организацию медицинской помощи населению: более 60% средств уходит на оплату труда медработникам, еще 20-30% съедают платежи за отопление, воду, электроэнергию, а на приобретение медицинского оборудования, лекарственных препаратов, оплату программ организации медицинской помощи по важнейшим направлениям денег практически не остается.

Недостаточно эффективна в соплатежах программа обязательного медицинского страхования. Бесспорно, что только благодаря ей многие больницы могут позволить себе почти полное лекарственное и продуктовое обеспечение стационаров.
Но в общем объеме финансирования средства ОМС не превышают 25%, тогда как при принятии Закона РФ «О медицинском страховании» ориентир был на значительно большие суммы.

Таким образом, лечебно-профилактические учреждения обеспечены государственным финансированием для оказания бесплатной медицинской помощи необходимо-гарантированного объема на 70-75%. Нетрудно догадаться, что остальные средства — личные деньги граждан. Причем официально соплатежи не превышают 6% и учитываются сверх программы. Остальные деньги уходят в так называемый теневой поток или материализуется в лекарства, белье, питание, расходные диагностические материалы, которые пациент покупает сам и приносит в больницу.

Нежелание законодателей признать официальную потребность в соплатежах населения (причем реально существующих) ведет к продолжающемуся беспорядку в организации платных услуг. И мы продолжаем добиваться, чтобы деньги пациентов шли через кассу на пользу самого лечебного учреждения, а не кому-то лично в карман.

При добровольном медицинском страховании (ДМС) денежное страховое вознаграждение врача налогом не облагается, что позволяет зачастую шантажировать больных, вынуждая их приобретать полисы, не объясняя им их право на бесплатное обследование и лечение. Не спешат разъяснять пациентам их права ряд нечистоплотных медицинских работников, извлекая из ситуации личные дивиденды.

До сих пор поборы рассматривались в судах лишь в качестве взяток руководителям, пойманным за руку. Недолжностное лицо к уголовной ответственности за взятки не привлекается. Первый прецедент создали медики Большереченской ЦРБ, которых суд осудил якобы за взимание средств оплаты мед.помощи, а по сути за поборы, квалифицировав их как мошеннические действия. Надеюсь, это послужит суровым уроком для желающих подработать таким образом.

— Что вы уже можете поставить себе в заслугу за два месяца пребывания на этом посту?

— Особо пока хвастаться нечем, я сделал определенные шаги по изменению структуры областного здравоохранения, но чего-то завершенного еще нет. Идет работа по созданию единого информационного пространства, начиная от налаживания элементарной компьютерной связи со всеми лечебными учреждениями и заканчивая организацией телемедицинских технологий. Пока предстоит первый этап: подготовка кадров и программного обеспечения, наработка новых технологий. К примеру, скоро реальностью станут телемосты с районами для консультаций пациентов ведущими специалистами без доставки в областной центр.

При поддержке обладминистрации и территориального фонда ОМС в ноябре ожидается поставка специально оборудованных вездеходов УАЗов, которых областная медицина не получала с 1985 года. Достаточно успешно поработали над наведением элементарного порядка в бухучете лечебных учреждений. Впервые за последние пять лет наша кредиторская задолженность за этот год сократилась более чем в два раза.

— В последнее время прокатилась волна слухов о грядущем слиянии горздрава и облздрава. Имеют ли эти слухи под собой почву?

— Разговоры об объединении возникают регулярно, особенно когда обостряются проблемы с финансированием городского здравоохранения. Причем все происходит не только на уровне слухов, принимаются определенные документы, проводятся аналитические расчеты эффективности от слияния городской и областной структур. Есть ряд регламентирующих документов Минздрава, согласно которым все диспансерно значимые службы нужно подчинить территориальному органу. Дерматовенерология, туберкулез и неотложная помощь сейчас разноуровневые, эти службы только выиграли бы от перехода на областной уровень.

Однозначно трудно сказать, лучше ли станет, если объединить городскую и областную медицину по принципу единоначалия. По Бюджетному кодексу региональная власть не может финансировать муниципальные лечебные учреждения, что создает определенные сложности. Как глава областного здравоохранения я бы удовлетворился объединением фонда оплаты труда- это позволило бы снять напряженность по выплате зарплаты муниципальным медработникам. Для меня городское здравоохранение — неотъемлемая часть областного, и я рад, что мы нашли общий язык с начальником городского управления здравоохранения Андреем СТОРОЖЕНКО и договорились о совместных действиях на будущее.

— Если вдруг лишитесь своей руководящей должности, сможете ли начать работать в качестве врача?

— Как стоматолог я утратил себя сразу после распределения в Новосибирскую область. Ставки стоматолога не было, пришлось переквалифицироваться в лор-врача. Выпускники стоматологического факультета, благодаря обучению по широкому профилю, больше подготовлены для организаторской деятельности, чем питомцы лечебного факультета. До сих пор у нас не готовят врачей-менеджеров, руководители-медики порой разрываются между врачебной и руководящей деятельностью. Я стал главным врачом очень рано, в 26 лет, через собственные шишки набирался опыта.

В свое время мне пришлось участвовать в конкурсе на должность главного врача Тарской районной больницы. Хотя я был пришлым претендентом, но сумел доказать свою состоятельность и победить в конкурсе. Думаю, в случае чего мог бы снова работать практическим врачом, достаточно пройти 2-3-месячную переподготовку. Но наиболее вероятной явилась бы работа в рамках организации здравоохранения.

— Чем занимаетесь в свободное от руководящей работы время?

— Очень люблю природу, езжу на охоту, но страстью убивать зверье так и не проникся. Вот грибы, ягоды пособирать, позагорать — это мне больше по душе. Север, тайга — что может быть лучше.

Нравится читать легкую беллетристику, удалось собрать весьма приличную библиотеку. Как и для любого человека, главное для меня — семья. Сын после армии поступил в институт предпринимательства и права на юридический факультет, а дочь еще школьница.

 

3 сентября 2002 года назначен начальником Главного управления здравоохранения администрации Омской области.

Николай Васильевич родился 20 декабря 1950 года в Таре. После школы поступил в Омский медицинский институт на стоматологический факультет. По распределению попал в поселок Коченево Новосибирской области, в Коченевской районной больнице прошел путь от рядового до главного врача, в 1983-м переехал в Узбекистан, сначала работал заместителем главврача Ферганской областной больницы по оргработе, потом заместителем главного врача республиканской клинической больницы- заведующим республиканским оргкомитетом в Ташкенте.

В октябре 1988 года вернулся в Омск, возглавил бюро медицинской статистики областного отдела здравоохранения Омской области. Через год был назначен главным врачом Тарской межрайонной больницы. В 1995 году окончил Всероссийский финансово-экономический институт по специальности «Менеджмент», а спустя два года стал первым заместителем начальника Главного управления здравоохранения администрации Омской области.

Женат, двое детей.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.