Все рубрики
В Омске воскресенье, 25 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 92,7519    € 100,4425

Дмитрий РОЖКОВ: "Я в свое время решил заняться лесозаготовкой, чтобы доказать, рентабельность и с большой перспективой"

13 июня 2005 11:49
0
1918

Омские лесозаготовительный и деревообрабатывающий комплексы в ходе реформ были разрушены чуть ли не до основания. Однако на их обломках появились новые предприятия, которые пытаются возродить былую мощь омской лесоперерабатывающей промышленности. В феврале этого года свои усилия решили объединить Омский деревообрабатывающий комбинат, Омсклеспром, Атакинский и Пологрудовский леспромхозы, ООО „Устьишимлеспром“ и Знаменское ООО „Экор-Дом“ и создали Союз лесозаготовительных и деревообрабатывающих предприятий Омской области. О том, почему лесных дел мастера решили объединиться, о проблемах и перспективах лесной отрасли корреспондент „КВ“ Андрей КОЛОМИЕЦ побеседовал с президентом этого союза Дмитрием РОЖКОВЫМ.

— Какие причины побудили объединиться омских лесопромышленников?

— Каждый из вступивших в союз занял свою нишу, получает прибыль и привык работать самостоятельно. Но все лесозаготовители сталкиваются с одинаковыми трудностями и проблемами, которые в одиночку решать трудно. Объединившись, мы увеличили свои возможности по отстаиванию интересов отрасли. Некоммерческому партнерству легче добиваться каких-то преференций и льгот в областном правительстве для отрасли, чем отдельному предприятию.

Чтобы поднять отрасль, нам жизненно необходимы льготное налогообложение и долгосрочные кредиты. У всех лесозаготовителей остро стоит проблема реализации, а совместно легче искать рынки сбыта, кооперироваться. К примеру, бывают ситуации, когда есть заказ на 10 кубометров леса, а у тебя в наличии только 5, так найти недостающие на стороне проблематично.

Мы планируем организовать при союзе коммерческое предприятие — маркетинговый центр, чтобы точно знать, сколько и какой лесопродукции в области заготавливают, обеспечивать реализацию, искать потребителей. К некоммерческому партнерству у власти совсем другое отношение, чем к отдельному предприятию, да и обмениваться опытом, помогать друг другу тоже немаловажно.

— В союз вступили только шесть омских лесопредприятий, неужели это все, что осталось?

— В нашем регионе десятки предприятий и ЧП занимаются лесозаготовкой и деревопереработкой, но многие до сих пор считают, что пока никакая организация им не нужна. С одной стороны, все ноют, что у них проблемы, с другой — говорят, что союз им ни к чему. Для привлечения новых членов собираюсь выезжать в районы области, где заготавливают лес, но убеждать вступать никого не собираюсь. Просто буду рассказывать о преимуществах работы сообща, а там пусть сами решат.

Чтобы большинство лесозаготовителей и переработчиков вошло в союз, будем вырабатывать стратегию сотрудничества. Нужно снять недоверие друг к другу, для этого нужно контактировать между собой, делом доказывать, что союз выгоден.

— Почему, на ваш взгляд, лесопромышленность обвалилась сильнее многих других отраслей?

— С началом экономических реформ леспромхозы из подразделений Омсклеспрома сделали самостоятельными предприятиями. Но они повсеместно оказались не готовы уйти от прежней жесткой централизации и задохнулись от свалившейся сверху свободы. Потом лес резко упал в цене, стал невостребованным, к тому же сами леспромхозы остались государственными, хотя система управления ими исчезла.

Лес превратился в «дрова» и обесценился. На Западе только очень богатые люди могут позволить себе дома из дерева, а у нас они дешевле, чем из кирпича. До сих пор наш лес не имеет настоящей цены, иностранцы удивляются, что мы мебель делаем из стружек, а заборы — из строевого леса. Почти все леспромхозы и Береговой лесокомбинат развалились как убыточные и были обанкрочены. Я в свое время решил заняться лесозаготовкой, чтобы доказать, что она рентабельная и с большой перспективой.

Наши лесные запасы велики и возобновимы. Лес — это никакого риска, как с урожаем в сельском хозяйстве... Сруби, переработай и продай. Нужно только отладить стабильную систему финансирования и сбыта. Давно ждем закона о лесных ресурсах, только отталкиваясь от него, можно будет предпринимать какие-то действия. Если леса будут передаваться в частную собственность, в аренду, тогда, возможно, порядок будет.

— Как планируете возрождать омскую лесную отрасль?

— Когда частники вроде меня восстанавливали развалившиеся леспромхозы, технику по огородам собирали. Покрасили, починили машины 20-летней давности — и начали заготавливать лес. Разве это отрасль? Это пародия на нее. В 50-60-е годы, когда создавали леспромхозы, приобретали сразу по 200 единиц техники и оборудования. А сейчас у лесозаготовителей максимум по 50 тысяч долларов в кармане — что на них приобретешь?

В специальных журналах есть новости по развитию лесопредприятий в других регионах, там фигурируют десятки и сотни миллионов рублей, вкладываемых в лесопереработку, — вот это отрасль. Сейчас самые крупные омские леспромхозы заготавливают по 50 — 60 тысяч кубометров леса в год, а в Красноярском крае, к примеру, по 250 тысяч. Аксеновский леспромхоз, который мне пришлось восстанавливать, в советские годы тоже заготавливал по 250 тысяч кубов. Сейчас, когда есть новые методы заготовки, экономически выгодные нормы расхода, можно было бы заготовлять и больше, но нет средств на совершенствование технологии, модернизацию техники.

Если объемы всех омских лесозаготовителей вместе собрать, как раз получится один нормальный советский леспромхоз. Кубометр леса стоит столько же, сколько баррель нефти, леса — бери сколько хочешь, но нужно глобальное финансирование. Раз вложиться в материальную базу — потом можно получать гарантированную прибыль в течение многих лет.

— В фильме «Сибирский цирюльник» показали лесовалочную чудо-машину образца 19 века, а как сейчас лес заготавливаете?

— У нас в Устьишимлеспроме только ручная валка, да и у остальных омских лесозаготовителей, насколько я знаю, тоже. Одна валочно-пакетирующая машина заменяет пять бригад рубщиков, но приобретать их не на что. На импортные вообще не замахнешься, но и на отечественную технику, которая на порядок дешевле при неплохом качестве, денег не хватает.

Лесозаготовительную технику производят пять российских заводов — на Алтае, в Кургане и Подмосковье, но о товарном лизинге с ними не договоришься. Прорабатываем банковский лизинг, но простому ИП банки не доверяют — ему нечего заложить. Вот в этом направлении и будет работать наш союз, который может выступать гарантом по кредитам.

— А если вдруг появится современная техника, кто на ней будет работать? Разве в нашем регионе готовят лесозаготовителей?

— У всех лесопромышленников острая проблема с кадрами, да и те, кто остались, предпенсионного возраста. В северных районах в училищах есть курсы вальщиков, но после обучения молодежь в лесозаготовку идти не хочет из-за сезонности работ. В Устьишимлеспроме у вальщиков зарплата от 5 до 10 тысяч рублей в месяц, от производительности зависит. Нынешний план заготовок на человека на 40% ниже, чем в советские времена, но многие и его умудряются не выполнять, в результате получают по 1 — 2 тысячи рублей, но лучше все равно работать не хотят.

Леспромхозовские мастера стали начальниками участков, они выбирают деляны и обеспечивают уборку. На валке леса в основном работают полупрофессионалы; специалисты, которые перевыполняли план в советские времена, в основном уже на пенсии. В заготовительном и перерабатывающем цехах Устьишимлеспрома работают 350 человек, если будем увеличивать объемы, неясно, где кадры брать.

— Какие проблемы, кроме кадровой, волнуют омских лесопромышленников?

— Из общего объема омской лесозаготовки 30% стабильно потребляют местные предприятия, 20% уходит в Казахстан, столько же — в другие регионы, а 30% — в подвешенном состоянии. 90% леса поставляется в течение 4 летне-осенних месяцев, а на 8 остальных приходится только 10% реализации. Береговой лесокомбинат, которому поставляли сырье все омские леспромхозы, производил широкую номенклатуру, отправлял свою продукцию за границу. Появившийся на его развалинах фанерный завод пока берет не так много леса, но уже столкнулся с его нехваткой и начинает давать предоплату.

В основном лес берут на реализацию с расчетом через месяц, а на что его заготовлять? Нам нужен монстр-переработчик, который берет лес вне зависимости от сезона. А пока такого нет, нужно всемерно развивать комбинаты, производящие из леса готовую продукцию. 80% омских крупных строительных организаций имеют свои лесозаготовительные участки, по большому счету это наши конкуренты. Объединив усилия в союзе, мы сможем предложить нужные строителям объемы дешевле, чем им обходится собственная заготовка.

Кроме того, в наш регион завозится немало иногороднего леса из Новосибирской, Томской областей, Алтайского края, причем очень дешевого. Непонятно, откуда берутся такие цены, может быть, это несанкционированные заготовки. Сельскому хозяйству власти давно помогают, правда, оно все равно разваливается, а на нас областное правительство лишь в прошлом году обратило внимание. Реальной финансовой помощи пока, правда, нет, но хотя бы разговоры о ней ведутся.

Как президент союза я ощущаю заботу со стороны министерства промышленной политики, транспорта и связи в организации контактов, знакомств с лесопереработчиками. Мне как президенту сложно расширять ряды союза, — не хватает статуса и имиджа.
Представители министерства присутствуют на всех наших мероприятиях, руководители омского управления Агентства лесного хозяйства и ФГУ «Омское управление сельскими лесами» Виктор ПОТЕРИН и Александр ЖЕРЕБЦОВ тоже морально поддерживают союз и обещают оказывать помощь. Пока нам похвастаться нечем, но начало положено — объединились шесть лесозаготовителей и переработчиков.

— Чем занимаетесь в свободное время?

— Как руководителю мне приходится работать по 18 часов в сутки, почти без выходных, последние три года в отпуске не был. Хотя совсем рядом — охота, рыбалка, но некогда. В редкие свободные минуты изучаю новые направления в деревообработке, читаю специальную литературу, журналы, ищу информацию в Интернете, ну а если удается, то предпочитаю исторические книги.

Дмитрий РОЖКОВ

Дмитрий Юрьевич родился 18 августа 1972 года в Омске. После окончания средней школы № 20 поступил в Омский технологический институт на экономический факультет. Однако в 1992-м оставил учебу и занялся бизнесом. Сначала работал менеджером в небольших частных фирмах, торговавших стройматериалами, потом стал индивидуальным предпринимателем, взял в аренду пилораму и обрабатывал давальческий лес. В 2000 году в ходе конкурсной распродажи приобрел Аксеновский леспромхоз, на его базе организовал ООО «Устьишимлеспром» и стал его директором.

В феврале 2005 года на общем собрании учредителей избран президентом Некоммерческого партнерства «Союз лесозаготовительных и деревообрабатывающих предприятий Омской области».

Женат, воспитывает одного сына.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.