Все рубрики
В Омске среда, 29 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 52,9699    € 55,8886

Суд оправдал основателя омской компьютерной фирмы «Коммед» Сергея БИЛАША

14 сентября 2011 13:28
0
2227

7 сентября вступил в законную силу оправдательный приговор, вынесенный 20 июля Ханты-Мансийским районным судом в отношении замначальника Управления Судебного департамента в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре, учредителя, бывшего гендиректора и бывшего председателя совета директоров известной омской компьютерной фирмы ЗАО «Компания «КОММЕД» Сергея БИЛАША. Суд признал его невиновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) и ст. 289 УК РФ (незаконное участие в предпринимательской деятельности), которые вменялись ему стороной обвинения, и оправдал его за отсутствием составов данных преступлений (п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ). За БИЛАШОМ признано право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении за счет бюджетных средств РФ имущественного и морального вреда, причиненных незаконным уголовным преследованием. Судебная коллегия по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Тюменской области оставила приговор районного суда без изменений, а кассационное представление прокурора без удовлетворения.

Предварительное следствие пыталось убедить суд в том, что с ноября 2009 года по август 2010-го БИЛАШ, являясь председателем Единой комиссии по распределению заказов на поставки товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных нужд Управления Судебного департамента в ХМАО-Югре, из корыстной заинтересованности ограничивал конкуренцию между участниками торгов. В результате, как то утверждала прокуратура, неправомерных действий должностного лица Управление Судебного департамента якобы незаконно заключило государственные контракты на выполнение ремонта в нескольких судах на сумму свыше 90 млн рублей с учрежденной БИЛАШОМ фирмой ЗАО «Компания «Коммед», контрольным пакетом акций которой владеет его супруга, работающая в фирме бухгалтером. Однако суд данных доводов стороны обвинения не принял, указав в приговоре: «Государственным обвинителем на основании обвинительного заключения органов предварительного следствия представлены суду доказательства, которые ни в отдельности, ни в совокупности не дают оснований для выводов о виновности подсудимого в совершении преступлений. Стороной обвинения не представлено доказательств, характеризующих объективную и субъективную стороны составов инкриминированных БИЛАШУ преступлений».

Все сотрудники Управления Судебного департамента (УСД) в ХМАО — Югре, допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей, характеризовали БИЛАША только с положительной стороны. Например, его непосредственный руководитель — начальник УСД в ХМАО — Югре СУХИНИН С. В. рассказал, что пригласил БИЛАША к себе замом в связи с тем, что остро стоял вопрос по информационному обеспечению деятельности судов. А в этом БИЛАШ, по заверению СУХИНИНА, является специалистом, а также хорошим организатором, разбирается в строительстве. СУХИНИН знал, что БИЛАШ в то время был безработным. При трудоустройстве БИЛАША проверял Судебный департамент при Верховном суде РФ. БИЛАШ сообщил СУХИНИНУ, что вышел из состава акционеров ЗАО «Компания «КОММЕД» еще в 2007 году. БИЛАШ пытался имеющиеся акции передать супруге, но это произошло позднее, так как СУХИНИН не отпустил его с работы в Омск в связи с поступившими неотложными заданиями. Жена БИЛАША подтвердила данный факт в суде. Свидетель ознакомлен с актом проверки УФАС, где отмечены нарушения за указание в конкурсной документации конкретных требований к поставляемой оргтехнике без права поставки аналогов, а также было указано на попытки ограничить конкуренцию путем включения в один лот строительных работ и поставку, монтирования техники. Указанные факты, по словам СУХИНИНА, судебный департамент не считает нарушениями, поскольку разработчиком ГАСН «Правосудие» предъявляются конкретные требования, вплоть до марок компьютеров, которыми должны быть оснащены суды по данной программе. Со стороны УФАС предписаний в адрес судебного департамента не направлялось. По мнению СУХИНИНА, так как ремонт в Урайском городском суде был комплексный, целесообразнее, чтобы его выполняла одна фирма, которая будет ответственно и слаженно проводить работы и выдаст качественный результат.

— Закон не запрещает этого делать, и с управленческой точки зрения это правильно. Проведенные аукционы и конкурсы незаконными и недействительными не признавались, а все контракты в их рамках в настоящее время исполнены, работы проведены качественно. Денежные средства, выделенные на строительство, освоены в полном объеме, с экономией от первоначально планируемых и выделенных, по моим подсчетам, примерно в 15-20 млн рублей, поэтому говорить о том, что деньги израсходованы неэффективно, нельзя, — пояснил суду начальник УСД в ХМАО — Югре.

Аналогичные показания дали и другие сотрудники департамента, а также другие свидетели. Так как сторона обвинения их не опровергла, суд признал их правдивыми и положил в основу оправдательного приговора.



«БИЛАШ попал на скамью подсудимых, потому что выполнял свои служебные обязанности слишком хорошо»

После рассмотрения дела в кассационной инстанции защитники Сергея БИЛАША — адвокаты Андрей ХАБАРОВ и Павел ПАСТУХОВ — согласились ответить на вопросы судебного обозревателя «КВ» Олеси КУЗНЕЦОВОЙ.

«КВ». Как известно, уголовное дело в отношении Сергея БИЛАША стояло на особом контроле в Следственном комитете РФ и Генеральной прокуратуре РФ. Не рискованно ли было с точки зрения конечного результата браться за защиту по такому делу?

Андрей ХАБАРОВ. В уголовном процессе никому не дано контролировать развитие дела и его результат на 100%. Риск существует всегда. Тем более у защитника. Другое дело, насколько степень этого риска адекватно оценивается адвокатом при принятии решения о защите. Сергей Юрьевич обратился ко мне с предложением о его защите, когда ему уже было предъявлено обвинение. Анализ позиции предварительного следствия показал, что в ней есть ряд проблемных мест, которые при определенной тактике защиты могли бы повлечь развал этой позиции.

«КВ». То есть оправдание БИЛАША стало результатом ошибок следствия, которые вы усмотрели и использовали в пользу защиты?

ХАБАРОВ. Оправдание моего подзащитного явилось результатом его невиновности в преступлениях, которые ему вменяли. Ошибки при расследовании данного дела носили системный характер, потому что следствие пыталось доказать наличие преступлений, которых не было. Знаете ли, трудно искать в темной комнате черную кошку, тем более, если ее там нет. Следствие и оперативные службы,конструируя обвинение БИЛАША, использовали обстоятельства, которые лишь внешне выглядели как элементы должностного преступления. Но, изучив их внутреннее содержание, любой непредвзятый исследователь сможет убедиться в том, что никакого преступления здесь нет. Вопрос весь в том, что следствие не захотело таким исследованием заниматься. И это вовсе не профессиональное упущение стороны обвинения, ведь дело расследовали высокоранговые сотрудники Следственного комитета РФ, а осознанное игнорирование фактов, а в отдельных случаях их очевидная мистификация, которую приходилось преодолевать защите. Поэтому в приговоре судом неоднократно была использована фраза о «домыслах обвинения» применительно к тому или иному утверждению следствия о виновности БИЛАША.

«КВ». Приведите примеры.

ХАБАРОВ. Их не менее десятка. Вот, к примеру. Обвинение утверждало, что БИЛАШ при проведении конкурса на ремонт здания одного из судов ХМАО передал сведения о ценах, предложенных участниками конкурса, компании, где у его жены были акции. В результате данная компания предложила цену ниже и выиграла конкурс. Информацию о ценах БИЛАШ якобы «подсмотрел» из заявок, поступивших по электронной почте в Управление Судебного департамента (УСД). Однако защитой был получен ответ из УСД по ХМАО, из которого следовало, что при проведении данных конкурсов система электронных торгов вообще не применялась и применяться не могла, так как для этого не было технических возможностей. Позже эту информацию подтвердили работники УСД по ХМАО во время их допроса в суде.

Павел ПАСТУХОВ. Другой пример. Специалистам, которые делали на следствии заключение о законности действий БИЛАША с точки зрения законодательства о государственных закупках, материалы уголовного дела стороной обвинения почему-то были предоставлены выборочно. В результате в суде эти же эксперты после того, как защита предоставила им недостающие материалы дела, кардинально изменили свое мнение по поставленным перед ними вопросам. Они указали, что без этих самых документов просто невозможно было сделать правильный вывод о законности действий нашего подзащитного.

«КВ». А как быть с тем, что обвинение основывалось среди прочего на акте УФАС по ХМАО, в котором было указано на нарушения, допущенные при проведении конкурсов по ремонту судов?

ПАСТУХОВ. Проблема была в том, что УСД по ХМАО своевременно не обжаловало в арбитражном суде данный акт. Поэтому доказывать его несостоятельность пришлось нам, используя решения арбитражных судов, вынесенные по аналогичным ситуациям. Суд, рассматривающий уголовное дело, это убедило.
ХАБАРОВ. Антимонопольная служба проводила проверку по заданию прокуратуры, когда на БИЛАША уже нацелились. В суде специалисты антимонопольной службы не стали отрицать тенденциозность своих выводов и от них отреклись.

«КВ». Так почему же, на ваш взгляд, БИЛАШ оказался в такой неприятной ситуации?

ХАБАРОВ. Мой подзащитный попал на скамью подсудимых потому, что выполнял свои служебные обязанности слишком хорошо. С его приходом в УСД по ХМАО вместо обветшалых зданий судов возникли дворцы правосудия с хорошей технической оснащенностью. Строительные организации, которые ранее получали подряды от судебного департамента, но были не в состоянии выполнять работы на том уровне качества, который установил БИЛАШ, оказались не у дел. В результате в прокуратуре появилось письменное мнение одного из руководителей такой строительной организации о том, что «капитальный ремонт судов выполнен из слишком дорогих материалов и суд выглядит помпезно — так суды выглядеть не должны». И это при том, что, по заключению привлеченных защитой независимых экспертов, капитальный ремонт судов обошелся в два раза дешевле, чем средняя стоимость аналогичных работ в округе. В этой связи защите очень помогли показания судей, в частности председателя Урайского городского суда. Она рассказала о том, что после капитального ремонта суда у людей изменилось отношение к правосудию, это их сильно дисциплинирует. Когда к ним приезжал заместитель председателя Верховного суда РФ и она задала ему вопрос о том, действительно ли такой дорогой ремонт — это излишество, он ответил – это сегодняшнее требование к отправлению правосудия.
 

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.