Все рубрики
В Омске среда, 21 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 92,3490    € 99,5589

Олег ШИШОВ: «Мы в марте процентов на 40 проектов в России остановили в объемах, в апреле у нас эта ситуация дошла до 60% »

9 апреля 2014 12:13
2
3735

НПО "Мостовик" подало заявление о банкротстве. 

В пятницу, 4 апреля, генеральный директор НПО «Мостовик» Олег ШИШОВ дал брифинг омским журналистам. Он был краток и ограничился заявлением, не став отвечать на вопросы. Однако пообещал в ближайшее время больше подробностей. Представляем читателям «КВ» выступление Олега Николаевича на брифинге с незначительными сокращениями:

– Я хотел бы напомнить, что "Мостовик" – исконно омская компания. Корни – 1984 год. В рамках еще студенчества, научной деятельности. Дальше – одна из первых предпринимательских фирм, которая занималась исключительно производством и строительством. Нам ничего не досталось от перестройки, мы все создавали своими руками. Сейчас в "Мостовике" трудятся около 20 тысяч человек. Мы всегда опирались на внедрение самых передовых инновационных технологий, на подготовку самых квалифицированных кадров, участвовали во многих очень крупных уникальных проектах. Мы создали, запроектировали и построили более 850 проектов на территории России и за ее пределами.

 Мы были достаточно динамично развивающейся компанией, нам много удалось создать и на Дальнем Востоке, и в нашей столице, и за ее пределами, и в других регионах, и в нашем олимпийском Сочи. Но в конце 2013-го – начале 2014 года у нас возникло достаточно сложное финансовое состояние. Оно связано во-первых, с теми убытками, которые мы получили по многим проектам, завершавшимся именно в этот период – так получилось. Не только в Сочи, не только с Олимпстроем. И на этом пике получилось так, что по многим проектам не до конца четко было сформировано ценообразование. Где-то мы не смогли убедить, доказать заказчикам – и не их эта вина, мы их в этом не упрекаем – таковы были правила, условия наших отношений. Поэтому у нас возникли достаточно большие убытки – это раз. Во-вторых, мы вынуждены были – это наша ошибка – быть не только крупнейшим строителем той же Олимпиады, но и еще и инвесторами: мы сами проинвестировали четырехзвездочную гостиницу на 700 мест. Это тоже от нас потребовало достаточно больших инвестиций. Кроме того, наложились достаточно большие и разнообразные со всех регионов России от разных заказчиков неплатежи, что в целом вызвало вот это сложное финансовое состояние.

В феврале текущего года мы не смогли вовремя обслуживать наши кредиты и возникла ситуация, когда ряд кредиторов – это Сбербанк, Газпромбанк, Альфа Банк – ну и все остальные, естественно, отреагировали в соответствии с кредитными договорами. И стали совершенно справедливо предъявлять нам претензии. В результате заблокировали наши счета, арестовали имущество, что значительно лишило нас по многим позициям возможности осуществлять нашу хозяйственную деятельность. Мы, безусловно, не только наблюдали все это, мы активно работали, и в первую очередь со Сбербанком. И мы вместе с ним разработали программу выхода из кризиса. Эта программа построена на том, что мы ликвидируем достаточно большую часть непрофильных активов. А они оказывают кратковременную, на время реализации этих активов, финансовую поддержку, а также предоставляют пролонгации и отсрочки по обслуживанию кредитов. Это давало нам возможность при нашем достаточно большом портфеле заказов (на этот год он, по сравнению с прошлым годом, практически не уменьшается) реализовывать те проекты, которые мы уже взяли на себя. Ну а также входить в большое количество перспективных проектов, которые наработали.

Я должен высказать и слова благодарности и губернатору Омской области, который тоже с большим вниманием и озабоченностью смотрит на судьбу крупнейшего налогоплательщика, работодателя и подрядчика, выполняющего для Омской области ряд крупных проектов. Я благодарен и многим заказчикам, принявшим позитивное участие в обсуждении решения ряда проблем. Мы сформировали эту программу. Но, к сожалению, реализация этой программы затянулась.

Я сравниваю себя с живым организмом – млекопитающим или человеком, которого поместили под воду. Он может выдержать там минуту, две, три, максимум четыре, какой-то чемпион до пяти дотянет, но все равно есть предел. Мы не можем находиться долго в этом арестованным состоянии. Нам, конечно же, чрезвычайно трудно. Это привело практически к остановке некоторых важных объектов. Мы в марте процентов на 40 проектов в России остановили в объемах, в апреле у нас эта ситуация дошла до 60%. Это крайне критично и недопустимо. Кроме того, в последние дни возникла реальная опасность такого – ну так бы я сказал мягко и хочу к этому отнестись именно так – недружественного банкротства. Есть такая реальная опасность. Поэтому мы должны были защитить нашу компанию в условиях этой пока недоговоренности. И сегодня предприняли такой шаг: подали заявление о банкротстве со стороны "Мостовика". Но я хотел бы прокомментировать это наше заявление и его задачи. Главная его цель – это средство защиты от недружественного банкротства. Второе – это создание условий для более активной производственно-хозяйственной деятельности, для открытия счетов, для работы по всем нашим основным проектам – в первую очередь это Приморский океанариум, это и наши омские объекты, и якутские, и московские, объекты в Новороссийске – их можно достаточно долго перечислять. И там у нас достаточно серьезные и важные обязательства и они привязаны к жестким срокам. Объекты уникальные, и простой в полтора-два месяца по многим объектам очень критичен. Поэтому нам нужно создать условия для того, чтобы начать активную работу по этим объектам, и наши сегодняшние действия дадут такую возможность.

Мы подали заявление в арбитражный суд для того, чтобы наше заявление было первым в этом списке. Потому что такая волна специализированная пошла, и мы ее должны пресечь.

Хотел бы сегодня подчеркнуть особо, что наше основное стремление – не доводить дело в конечном итоге до судебного решения. И до дальнейших процедур. Все-таки это средство защиты на какой-то период, чтобы закончить наш диалог с банками, определить условия и программу пролонгации, финансовой поддержки и наших взаимоотношений. В первую очередь со Сбербанком. Мы рассчитываем на такую поддержку, всегда соблюдаем те требования, которые предъявляют нам эти кредиторы. Мы с уважением к ним относимся, и их требования для нас очень важны, но нужно сейчас достичь взаимопонимания, чтобы дальше перейти к нормальной производственно-хозяйственной деятельности, которая позволит не только сохранить коллектив, но и обслуживать заимствования, а с определенного периода, о котором мы сейчас договариваемся, гасить основное тело долга. Поэтому сегодняшнее действие от имени "Мостовика" я попросил бы расценивать не как какой-то шаг к ликвидации, а как шаг к финансовому оздоровлению.

Для России, к сожалению, большинство подобных банкротств – 99, 99% – все-таки приводит к ликвидации предприятия. Мы часто очень многих удивляли своей деятельностью, надеюсь, что и здесь мы наших многочисленных работников, жителей Омской области порадуем тем, что выйдем из этого кризиса. У нас много очень интересных и перспективных мегапроектов не только в России, но и за ее пределами, которые мы сейчас рассматриваем. Они интересны, дадут и большой финансовый результат, и интеллектуальный выплеск, и возможность реализации способностей и того огромного профессионального потенциала, который накоплен нашей компанией.

Комментарии
КВ 9 апреля 2014 в 21:41:
Да, разумеется, это опечатка. Исправили, спасибо
правка 9 апреля 2014 в 17:15:
Олег Шишов не НИКОЛАЕВИЧ, а ВЛАДИМИРОВИЧ!!!
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.