Все рубрики
В Омске вторник, 23 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,7805    € 95,7591

Константин ШРЕЙНЕР: «Адвокаты УСАТОВА используют мое общение с РЫБЧИНСКИМ по обманутым дольщикам «Миг-21 век» в целях свести дело к провокации»

9 апреля 2014 13:40
0
5285

«Коммерческие вести» в феврале публиковали подробные показания бывшего заместителя главы администрации Советского округа Валерия УСАТОВА, которые он давал в Первомайском суде («КВ» № 6: «УСАТОВА на взятку намеренно спровоцировали»). Корреспондент «КВ» Георгий ГОРШКОВ предложил теперь высказать свою позицию представителю второй стороны — старшему оперуполномоченному отдела экономических преступлений и противодействия коррупции полиции УМВД по городу Омску, который и участвовал в задержании УСАТОВА, Константину ШРЕЙНЕРУ.

Напомним, что органы предварительного расследования обвиняют УСАТОВА в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки в крупном размере).

– Константин Федорович, когда к вам обратился директор ООО «СтройПластОкно» Михаил РЫБЧИНСКИЙ с жалобой о вымогательстве денег УСАТОВЫМ?

– 29 декабря 2012 года он сообщил, что в отношении него УСАТОВЫМ совершается вымогательство, и дал согласие на участие в оперативном эксперименте. А сторона защиты  настаивает на том, что РЫБЧИНСКИЙ с нами сотрудничал еще задолго до того, как написал заявление, и, соответственно, якобы участвовал в полицейской провокации, что не соответствует действительности.

– Но ведь сторона защиты предоставила суду детализацию телефонных звонков РЫБЧИНСКОГО, по которой можно судить, что вы с ним довольно часто созванивались.

– С РЫБЧИНСКИМ я сотрудничал совершенно по другому делу. И я, кстати, еще с первых  заседаний, вопреки заявлениям стороны защиты, не скрывал, что был знаком с  РЫБЧИНСКИМ уже более года. В 2011 году в правоохранительные органы начали поступать  заявления от обманутых дольщиков ООО «МИГ-21 век». РЫБЧИНСКИЙ был в числе  пострадавших, а впоследствии его переквалифицировали в разряд свидетелей. Помимо того, что мы завершали расследование уголовного дела в отношении директора «Миг-21 век» Вадима ТИТОВА в части обманутых дольщиков и двойной перепродажи квартир, стали проверять еще и законность процедуры банкротства. В ходе процедуры наблюдения образовалась большая сумма текущих платежей. При этом ряд контрагентов вызывали подозрения. В связи с этим нам необходимо было установить, какие организации действительно выполняли работы. С РЫБЧИНСКИМ, как и с многим другими подрядчиками и субподрядчиками, участвовавшими в возведении этих жилых объектов, мы часто общались и вызывали их в отделение. Конкретно его предприятие устанавливало пластиковые окна в этих домах.

– Адвокаты подсудимого настаивают на том, что интенсивность ваших телефонных переговоров с РЫБЧИНСКИМ возросла в разы после его первого звонка УСАТОВУ.

– В 2012 году проводился заключительный этап расследования уголовного дела. Также велась работа по передаче непосредственно в ЖСК, созданное дольщиками, поэтому и столько звонков. Это можно легко проследить хотя бы по публикациям в СМИ. Плюс хочу отметить, что РЫБЧИНСКИЙ на мои звонки чаще не отвечал или обещал перезвонить позже. Длительность разговоров в большинстве случаев либо 2-3 секунды, либо вообще нулевая. При этом я не скрываю, что, как оперативный сотрудник, говорил РЫБЧИНСКОМУ: «Михаил Геннадьевич, если снова будут попадаться жулики, не стесняйтеь, обращайтесь». Видимо, потому он и пришел к нам по поводу УСАТОВА, а не, к примеру, в ФСБ.

– А почему в полицию он обратился только в этот момент? Ранее ведь РЫБЧИНСКИЙ уже передавал УСАТОВУ по его просьбе денежную сумму.

– На мой взгляд, дело скорее в размере взятки. Когда УСАТОВ просил у РЫБЧИНСКОГО 50 тысяч, то он, как предприниматель, даже смог сторговаться до 30 тысяч рублей и воспринимал это как бартер за оказанную ему услугу. Другое дело — требование УСАТОВА предоставить ему 500 тысяч рублей, причем 200 тысяч сразу, иначе тот прекратит с ним какие-либо деловые отношения.

Почему УСАТОВ так себя повел, я тоже могу объяснить. Из телефонных переговоров, которые имеются в материалах дела, можно услышать, как он жалуется своим знакомым по поводу переаттестации сотрудников администрации в следующем, 2013 году. Учитывая, что он являлся человеком ЧЕРТКОВА (Григорий ЧЕРТКОВ, экс-глава администрации Советского округа. — «КВ»), а пришел новый руководитель Борис СЕНЬКОВ, которому УСАТОВ попросту не нужен, он говорил, что есть большая вероятность не пройти переаттестацию. РЫБЧИНСКОМУ, естественно, тогда он тоже был бы неинтересен, потому УСАТОВ решил сорвать большой куш напоследок.

– Так телефон УСАТОВА вы стали прослушивать задолго до заявления РЫБЧИНСКОГО о вымогательстве?

– В разработку отдела экономических преступлений и противодействия коррупции он попал еще в 2011 году, а телефон стали прослушивать за 5 месяцев до обращения о вымогательстве УСАТОВЫМ. Когда он только пришел работать в администрацию Советского округа, от нашей агентурной сети стали поступать сообщения о том, что он интересуется возможностями извлечения личной выгоды в подконтрольном ему микрорайоне Береговом. Аналогичная информация поступала и о его трудовой деятельности в Таврическом районе. Но доказательств этому пока мы не получили, потому обвинять его еще в одном преступлении не можем. Тем не менее за 5 месяцев наблюдения мы зафиксировали немало других любопытных фактов, начиная от таких мелких, как хищение электроэнергии. В его телефонных переговорах зафиксирован эпизод: жена жалуется ему, что счетчик намотал слишком много электричества, после чего УСАТОВ звонит своему знакомому и просит отмотать показания.

– В рамках допроса свидетелей фигурировали заявления о домогательствах в адрес сотрудниц администрации.

– Две сотрудницы в ходе расследования уголовных дел по УСАТОВУ сообщили, что он неоднократно домогался до них посредством смс-сообщений и звонков, предлагая вступить в интимную связь, съездить на съемную квартиру в Береговом. Вследствие их отказа и последующего давления девушки были вынуждены уволиться. Но хочу обратить внимание, что не все отказывались. Так, в телефонных разговорах зафиксирован эпизод, когда он вместо рабочей поездки заказывает баню в «Арго» и берет с собой одну из знакомых.

– Какие должности занимали эти сотрудницы?

– Мы не можем публично раскрывать их имена и должности. Но отмечу, что это были не просто секретари, а специалисты администрации. Дело было еще и в том, что кроме заработной платы они могли рассчитывать на денежные поощрения, на начисление которых мог повлиять УСАТОВ. Тем самым он имел возможность оказывать давление на подчиненных.

– Вернемся к общению УСАТОВА с РЫБЧИНСКИМ. Что их связывало?

– В рамках разработки по УСАТОВУ мы и раньше знали, что РЫБЧИНСКИЙ общается с ним. Изначально у них были договоренности о приобретении нежилого здания под цех для производства пластиковых окон. По словам УСАТОВА, этот объект принадлежал его друзьям и он мог договориться с ними, с учетом своего процента, о переуступке цеха. Но РЫБЧИНСКОГО, как я понял, не устроили площади здания. Впоследствии чиновник УСАТОВ предложил ему другой бизнес-план – организовать гаражный кооператив на территории Советского административного округа. Прибыль небольшая, но и затраты минимальные — только на одного сторожа. Для этих целей они неоднократно ездили по округу, изучали места. Затем УСАТОВ выяснял, являются ли участки свободными. Подходящий вариант нашелся в микрорайоне Береговом. Для этого УСАТОВ пообещал, и это прослеживается в телефонных разговорах, а также при личных встречах 14 и 23 декабря, что он инициирует вывоз незаконных гаражей на участок РЫБЧИНСКОГО. Причем он реально мог это сделать путем написания служебной записки. По этому поводу давали показания юристы администрации округа. Причем в разговоре с РЫБЧИНСКИМ он сообщает, что аргументировать снос будет тем, что, мол, пожарные машины МЧС не могут здесь проехать.

Но основным бизнес-планом УСАТОВА и РЫБЧИНСКОГО было строительство жилых домов. Подсудимый озвучивал ему по телефону, что есть решения судов о сносе 18 зданий в Береговом. Поэтому он обещал организовать сходы жителей, где будет агитировать их писать обращения на имя президента России Владимира ПУТИНА о том, что мэр Омска Вячеслав ДВОРАКОВСКИЙ и губернатор Виктор НАЗАРОВ ничего не делают в регионе. Таким образом УСАТОВ пытался запустить программу строительства малого жилья и на этом фоне обеспечить РЫБЧИНСКОМУ программное финансирование.

Но затем у РЫБЧИНСКОГО, как у предпринимателя, возник вопрос о коммуникациях к жилым домам. Тогда УСАТОВ достал топографические карты коммуникаций Берегового. Эта информация, вопреки утверждениям УСАТОВА в суде, не является открытой и предназначена только для служебного пользования, потому что в местах, где проложен водопровод должна, соблюдаться антитеррористическая безопасность. Но УСАТОВ заставил свою сотрудницу, которая также давала показания, предоставить указанные карты РЫБЧИНСКОМУ для ознакомления.

– После этого РЫБЧИНСКИЙ передал УСАТОВУ первую денежную сумму?

– Да. УСАТОВ рассказал РЫБЧИНСКОМУ жалостливую историю о том, что он якобы, как глава по присоединяемым территориям, должен снимать жилье в Береговом, но ему попался строгий хозяин квартиры. Тот, по его словам, брал по 8 тысяч рублей за месяц, но с чиновника потребовал оплату сразу за полгода вперед. Поэтому по мнению защиты он и обратился к РЫБЧИНСКОМУ с дружеской просьбой предоставить ему именно 50 тысяч рублей, чтобы рассчитаться за квартиру. Но самое интересное, что мы допросили хозяина и он сказал, что УСАТОВ в Береговом являлся главой и никаких жестких требований в его адрес не делал. Так что квартплату за полгода УСАТОВУ искать не надо было. Кроме того, квартира сдавалась за 6 тысяч рублей, а не 8 тысяч, то есть размер денежной суммы, которую УСАТОВ попросил у РЫБЧИНСКОГО, становится несопоставимым.

Лингвистическая экспертиза дает характеристику этой просьбе, как именно бартеру за то, что УСАТОВ помогает РЫБЧИНСКОМУ с участками. На их следующей встрече, которую нам негласно удалось задокументировать, РЫБЧИНСКИЙ передает ему 30 тысяч рублей. Причем слышно, как он выражает благодарность, отмечая, что информация полезная, но просит снизить вознаграждение до 30 тысяч рублей. УСАТОВ, соответственно, соглашается и забирает деньги. Поскольку я уже тогда знал, что между ними происходит общение, то мы поручили наружным службам провести скрытое наблюдение с применением видео– и аудиосредств. Впоследствии эта информация была рассекречена и передана следователям как доказательство.

Сторона защиты сейчас апеллирует к тому, что в материалах дела нет их предварительного разговора, где УСАТОВ называет конкретную сумму денег. Также они ссылаются на фоновый шум, который имеется на записи, и тем самым пытаются свести все к тому, что аппаратура находилась на РЫБЧИНСКОМ. Кроме того, адвокаты заявляют, что разговор смонтирован: якобы отрывок, где УСАТОВ просит денег по дружбе, соединен с тем, на котором речь идет о предоставлении карт. Следствие учло их критику и организовало дополнительную экспертизу по наличию монтажа и неситуационных изменений. Эксперт сделал однозначное заявление, что запись является цельной. Эксперты были допрошены в суде. А все, что сделала сторона защиты, так только написала рецензию на экспертизу. Причем если бы они действительно хотели опровергнуть эти данные, то могли бы заказать свою независимую экспертизу, но они ограничились только субъективной критикой.

– А кто проводил лингвистическую экспертизу?

– Наталья ОРЛОВА, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка Омского государственного университета имени Достоевского. Она же проводила экспертизу по делу экс-главы Саргатского района Михаила ТЮФЯГИНА и предпринимателя Норика САРОЯНА. На последнем судебном заседании она давала пояснения по УСАТОВУ. А сторона защиты, опять же, сделала только рецензию. Специалист из Москвы просто поставил под сомнения квалификацию ОРЛОВОЙ, ее методики.

– УСАТОВ в своих показаниях заявляет, что был шокирован, когда РЫБЧИНСКИЙ на их последней встрече заговорил о денежной сумме в 200 тысяч рублей, и прежде никаких договоренностей между ними не существовало.

– Опровержением этому может служить сама видеозапись, которая говорит о том, что УСАТОВ еще порядка 20 минут разговаривал с РЫБЧИНСКИМ, а деньги все это время находились на столе. Поэтому понятие «добровольный отказ от совершения преступления» здесь неприменимо, поскольку человек не высказал никаких противоречий, не отказывался, не спрашивал: «За что эти деньги?» А напротив, когда РЫБЧИНСКИЙ сказал: «Как договаривались», – УСАТОВ с ним согласился. И ОРЛОВА отмечает, что между ними существовали договоренности. То есть оба человека в ходе разговора прекрасно понимали, о чем идет речь.

– Почему скрытая камера, установленная на РЫБЧИНСКОМ, не засняла передачу взятки?

– У нас произошла небольшая накладка, камера сдвинулась в сторону и снимала не перед РЫБЧИНСКИМ, а левее: его руку и часть кабинета УСАТОВА. Такое, кстати, часто случается, потому что скрытые камеры имеют маленькие размеры, а РЫБЧИНСКИЙ не был натренирован на подобные операции. Тем не менее на записи слышны разговор, пересчитывание денег, а также зафиксирован наклон при их передаче. Понятно, что если бы в объектив попал момент передачи денег УСАТОВА, то у него уже просто не было бы шанса оправдаться.

– По поводу действий оперативников сторона защиты утверждает, что деньги УСАТОВУ подбросили, а руки перемазали краской.

– На записях проведения оперативно-розыскного мероприятия никаких подбрасываний не зафиксировано. Кроме того, если даже учесть, что мы, как и УСАТОВ, являемся сторонами заинтересованными, то при задержании присутствовали понятые. Они давали показания и подтвердили, что все произошло так, как трактуется в обвинительном заключении. Отмечу еще, что, когда мы стучали в дверь, УСАТОВ открыл ее не сразу. Я могу предположить, что в это время УСАТОВ, не зная, кто за дверью, как раз прятал денежные средства в чайную коробку. Увидев нас, он был очень напуган, растерян. Он понимал, что попался. Это же подтверждают понятые.

Вообще вся линия защиты по УСАТОВУ сейчас сводится к тому, чтобы обвинить правоохранительные органы в провокации. При этом сам подсудимый свои показания зачитывает всегда с листочка. А когда прокурор просит его ответить на неудобные вопросы по существу дела, тот всегда идет в отказ, ссылаясь на статью 51 Конституции РФ о недаче показаний против самого себя.

В заключение хочу сказать, что заявление со стороны защиты о совершении в отношении УСАТОВА провокации является несостоятельным по следующим причинам: согласно диспозиции статьи 304 УК РФ, а также разъяснениям Пленума Верховного суда Российской Федерации провокацией взятки признается попытка передачи должностному лицу денег, ценных бумаг и имущества без его согласия, что противоречит материалам дела, так как Валерий УСАТОВ знал о передаче ему денежных средств, прекрасно осознавал данный факт и желал его наступления. Кроме того, он не высказывал по этому поводу никаких протестов.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий

Соглашение об уплате алиментов

Нотариус Людмила ГРИГОРЬЕВА – о том, как без суда договориться о размере, сроках перечисления и индексации алиментов

23 июля 11:06
0
237

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.