Все рубрики
В Омске четверг, 21 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 71,0555    € 82,6162

Книжный клуб: «Гражданин Дубровский»

3 июля 2021 22:30
0
1861

В 2016 году вышла книга Александра ПРОХАНОВА «Надпись» о советских семидесятых годах (издательство: Ad Marginem; 1040 стр.; 18 +). 

События 1968 года расставили точки над I, вынуждая интеллигенцию делать выбор. В романе есть эпизод посещения главным героем – молодым, перспективным журналистом Коробейниковым – ресторана московского ЦДЛ. Перебрав, писатель Дубровский клял публично стукачей и никак не хотел сесть в такси. Тогда одному из его коллег Саблину пришла мысль обратиться к проходящему мимо милиционеру с просьбой подойти к хорошему, но слегка подгулявшему писателю и просто сказать: «Гражданин Дубровский, в машину!» Что сержант, поколебавшись, и проделал.

«Дубровский замер в нелепой растрепанной позе, словно его расплющили и умертвили. Секунду оставался недвижен, с воздетой рукой, с полусогнутой в колене ногой, будто его нарисовали черной краской на желтом отражении асфальта. Потом стал уменьшаться, сжиматься, складывал руки, втягивал шею, как складывается, убирая растопыренные перепонки и иглы, зонтик. В его пьяном буйном сознании что-то неслышно щелкнуло, переключилось. Замкнулся незримый контакт, соединивший его с неушедшим недавним прошлым, лишь слегка присыпанным московской нарядной мишурой, заслоненным шумной легкомысленной публикой, литературной славой и почестями. Ночные допросы. Бьющий свет из железной лампы. Зарешеченные, идущие в бесконечную ночь вагоны. Пересылки, переклички, этапы. Конвоиры, овчарки, бараки. Вереницы понурых, изможденных людей, среди которых он сам в поношенной телогрейке. Это возникло в нем, воскрешенное хрипловатым казарменным окриком, видом милицейской кокарды и пуговиц.

Дубровский согнулся, ссутулил костистую спину, словно ожидая удара. Голова его жалко повисла на тощей шее. Он завел руки за спину, как делают заключенные. Послушно, смиренно направился к такси. Саблин легонько втолкнул его внутрь салона, захлопнул дверцу. Машина укатила. Милиционер шагал далеко, исчезая среди вечернего люда. Саблин весело улыбался, радуясь своей изобретательности.

Коробейников стоял в мучительном недоумении. Ему было больно, стыдно, противно. Изящный, в кружевной рубашке Саблин легчайшим, без всяких усилий нажатием привел в движение громадные маховики и колеса, составлявшие истинный механизм жизни, лишь на время упрятанный в разноцветные покровы призрачного бытия».



Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий

Память первого директора омского музея имени К.П. Белова почтили фотовыставкой

«О Вере Кондратьевне рассказывать просто и одновременно сложно», – поделились воспоминаниями люди, хорошо знавшие Веру БЕЛОВУ

21 октября 10:39
0
305

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.