Все рубрики
В Омске суббота, 28 Марта
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 77,7325    € 85,7389

Не только приговор, но и обвинительный акт уже отсидевших чиновниц мэрии Омска признан незаконным

18 января 2020 14:43
3
5647

Центральный суд вернул дело ранее уже приговоренных экс-сотрудниц департамента имущественных отношений прокурору на доследование. 

Накануне Нового года – 25 и 26 декабря — судья Центрального суда Иван БЕЛОВ в предварительном заседании вторично рассмотрел уголовное  дело по обвинению бывших сотрудниц департамента имущественных отношений горадминистрации Омска Надежды ЖУРОВОЙ, Елены ГУСЕВОЙ и Светланы ПАРАДЕЕВОЙ в получении взяток, вынес решение, что «обвинительное заключение составлено с нарушением требования Кодекса» и вернул в прокуратуру. Та, в свою очередь, вернула дело в Следственное управление СК РФ по Омской области.

Ранее — 20 ноября 2019 года — судебная коллегия Омского областного суда (докладчик – судья Максим МАЗО) повторно рассмотрела апелляционные жалобы  на приговор  суда первой инстанции от бывших сотрудниц департамента имущественных отношений горадминистрации Надежды ЖУРОВОЙ (давшей показания по видеосвязи из колонии), Елены ГУСЕВОЙ и Светланы ПАРАДЕЕВОЙ, уже вышедших условно-досрочно. Обвинительный приговор Центрального районного суда от 25 сентября 2018 года коллегия отменила, Надежду ЖУРОВУ было решено освободить из-под стражи, уголовное дело было передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Было

Напомним, Центральный райсуд в 2018 году установил, что они вместе с работавшей в департаменте до середины 2000-х годов Фаризаной БЕРЕЖНОЙ незаконно продлевали предпринимателям договоры аренды муниципальной недвижимости. Согласно приговору, в 2015–2016 годах соучастницы получили от нескольких арендаторов взятки на общую сумму 3,38 миллиона рублей. БЕРЕЖНАЯ дала показания против трех чиновниц. Ее дело выделили и судили в особом порядке, приговорив к штрафу в 2,5 млн. руб. и взысканию «в  доход государства в качестве конфискации компенсации предмета взятки денежные средства соответствующие совокупному размеру полученных взяток в сумме 3 млн рублей». Не признавшие свою вину ЖУРОВА, ГУСЕВА и ПАРАДЕЕВА утверждали, что БЕРЕЖНАЯ их оговорила.

25 сентября 2018 года суд признал чиновниц виновными по  пунктам «а», «в»  части 5 статьи 290  УК  РФ  (в получении взяток группой лиц по предварительному сговору или организованной группой и с вымогательством взятки) и приговорил ЖУРОВУ к 3 годам, а ГУСЕВУ и ПАРАДЕЕВУ – к 2 годам лишения свободы. 

В ноябре 2018 года Омский облсуд в первый раз рассмотрел апелляции. В первую очередь адвокаты обвиняемых протестовали против определения «организованная группа».

Как, в частности, утверждал в своей жалобе адвокат Юрий НИКОЛАЕВ, представлявший интересы Елены ГУСЕВОЙ, «исходя из фактически установленных в ходе судебного следствия действий обвиняемых, выводы об устойчивом и тесном взаимодействии соучастников и особо тщательной подготовке к преступлениям сделать нельзя. Никакой дисциплины в описанной группе не было, ГУСЕВА длительно к инкриминируемым преступлениям не готовилась, их план совершения совместно с другими участниками не разрабатывала. Все встречи с ГУСЕВОЙ осужденными происходили по звонку, без информирования о содержании встречи. Содержание просьб оговаривалось непосредственно при встрече, что свидетельствует об отсутствии договоренности, достигнутой заранее. Более того, об участии в совершении преступлений БЕРЕЖНОЙ или ЖУРОВОЙ ГУСЕВА не знала, также как не знала об участии в преступлениях БЕРЕЖНОЙ – ПАРАДЕЕВА, данное обстоятельство  ЖУРОВА  от  ПАРАДЕЕВОЙ тщательно скрывала».

Судебная коллегия 22 ноября 2018 года постановила частично изменить приговор, но избежать колонии осужденным не удалось. Был изменен порядок взыскания с чиновниц средств, полученных в результате преступления. Приговор Центрального райсуда требовал солидарно взыскать с ЖУРОВОЙ, ГУСЕВОЙ и ПАРАДЕЕВОЙ 3,38 млн. рублей. Омский облсуд разделил сумму ущерба на части: 

— Взыскать с ЖУРОВОЙ, ГУСЕВОЙ и ПАРАДЕЕВОЙ денежные средства, полученные в результате преступления, в размере 1,63 миллиона рублей, с ЖУРОВОЙ и ГУСЕВОЙ солидарно– 650 тысяч рублей, с ЖУРОВОЙ и ПАРАДЕЕВОЙ солидарно – 1 миллион рублей. 

Стало

В апелляционном определении от 20 ноября 2019 года о предыдущем апелляционном заседании 2018 года ничего не говорится. Причиной повторного рассмотрения стало определение Верховного суда РФ, вынесенное месяцем ранее.

Судьи рассматривали те же апелляционные жалобы, что были представлены год назад и заново принимали решение о приговоре Центрального райсуда от 25 сентября 2018 года. Так как в Верховном суде была рассмотрена кассация, можно предположить, что ВС отменил предыдущее апелляционное определение. Свидетельством тому может служить и то, что судьи коллегии вновь указали на взысканные 3,38 млн. руб., хотя в предыдущей апелляции эта сумма была разделена.

Как на этот раз заметил областной суд, «предварительная (т. е. до момента начала выполнения объективной стороны преступления) объединенность предполагает, что на основе предварительного сговора между соучастниками, путем подчинения их воли общей цели совместного совершения преступления на этапе приготовления к преступному посягательству возникает сплоченная группа, способная функционировать в качестве отдельного коллективного субъекта».

Важным признаком объединения выступает его управляемость, то есть наличие в группе определенной системы принятия решений, которая разделяется и признается всеми участниками. Система единоначального или коллективного руководства группой обеспечивает планомерность ее деятельности по достижению общих целей, обеспечивает ее единство и стабильность, придает ей важное качество организованности. Объединенность группы характеризует поведение участников организованной группы и их отношения между собой, связанные исключительно с преступной деятельностью, а потому не может устанавливаться на основании данных, характеризующих межличностное бытовое и досуговое общение членов группы:

– Объединенность и устойчивость выступают взаимосвязанными и оценочными признаками, конкретное содержание которых должно быть установлено исходя из всех фактических обстоятельств дела и подтверждено совокупностью собранных по делу доказательств.

Однако районным судом не было установлено, как осуществлялось руководство данной организованной группой (единоначально или коллективно), при каких обстоятельствах была создана организованная группа:

– Судом первой инстанции было установлено, что преступления совершались осужденными в разный период времени, разным составом участников, при этом судом не была дана оценка такому признаку организованной группы как устойчивость. Судом в приговоре приведены лишь конкретные действия, которые, по мнению суда, совершались каждым из осужденных при совершении конкретного преступления.

При этом судом не приведено доказательств, что осужденные, будучи участниками организованной группы, знали о разрабатываемых планах других участников организованной группы, были осведомлены и участвовали в подготовке преступлений, в том числе совершенных другими лицами.

Так, из показаний осужденной ГУСЕВОЙ следует, что об участии в совершении преступлений БЕРЕЖНОЙ и ЖУРОВОЙ она ничего не знала, а выполняла лишь просьбу ПАРАДЕЕВОЙ, с которой находилась в приятельских отношениях.

Из показаний БЕРЕЖНОЙ, признанных судом достоверными, усматривается, что с просьбами об оформлении соглашений она обращалась только к ЖУРОВОЙ, зная ее ранее по работе в департаменте. ЖУРОВА ей обещала, что узнает о возможности продления договора аренды, затем сообщала, что возможно продлить договор или решить иные вопросы, связанные с землепользованием, однако каким образом это можно сделать не поясняла.

Как следует из показаний ПАРАДЕЕВОЙ, ЖУРОВА обращаясь к ней с просьбой попросить ГУСЕВУ подписать документы задним числом, ссылалась на просьбу об этом своих знакомых, которые попали в сложную ситуацию – финансовую, состояние здоровья, скрывая факт участия БЕРЕЖНОЙ:

– Этим обстоятельствам суд первой инстанции не дал надлежащую оценку, признав наличие устойчивых связей между членами организованной группы.

Кроме того, суд первой инстанции, признавая ГУСЕВУ должностным лицом, не дал оценку тому обстоятельству, что на момент подписания документов она уволилась из департамента. Данные обстоятельства установлены судом в приговоре, в котором указано, что подписывала Гусева документы задним числом.

Учитывая изложенное выше, судом не была дана какая-либо оценка и возможной квалификации действий осужденных по иным статьям УК РФ, а также возможности признания лиц, пострадавших от преступлений в качестве потерпевших.

По мнению судебной коллегии, допущенные судом нарушения, «являются существенными, повлиявшими на законность и обоснованность принятого судом решения» и не могут быть разрешены в рамках апелляционной процедуры. В связи с чем приговор суда был отменен и передан на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе. А тот уже вернул дело прокурору.

Ранее материал был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 11 декабря 2019 года. Добавлена информация о событиях, случившихся позже.

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Филин 20 января 2020 в 17:22:
Это крайне низкая квалификация сотрудников судов,которым доверено вершить судьбы людей.
Сергей 20 января 2020 в 15:48:
Всё правильно... Сейчас им дадут компенсацию за то, что когда-то украли и взяли взятки, извинятся и дадут путёвки на южный берег Крыма для поправки здоровья, потерянного в «застенках кровавой гебни»...
Нервнодушная 19 января 2020 в 21:05:
И вот это является свидетельством некомпетентности первых трёх судебных инстанций, или это все таки покрывательство выпускников одного вуза?!?
Показать все комментарии (3)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.