Все рубрики
В Омске воскресенье, 12 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 71,2298    € 80,2689

Судья МОСКАЛЕНКО вторично посмертно признан виновным во взятке (полный текст)

25 января 2020 21:16
0
2345

Семья погибшего судьи  продолжит бороться за его честь. 

30 декабря 2019 года Омский областной суд вынес вердикт по уголовному делу погибшего судьи Куйбышевского районного суда Сергея МОСКАЛЕНКО. Он обвинялся в том, что лично и через посредников получил взятку в особо крупном размере в виде денег и материальных услуг на общую сумму 6,9 миллиона рублей за принятие судебного решения о возвращении уголовного дела прокурору по делу экс руководителя ООО «Компания «ОмСтрой-2001» Виктора БЕРГА.

Приговор

Напомню что 14 октября 2015 года БЕРГ был убит несколькими выстрелами в упор. А в январе 2017 года судившего его судью Сергея МОСКАЛЕНКО нашли повешенным в парке 300-летия Омска. Следствие установило, что это самоубийство.

13 июня 2018 года МОСКАЛЕНКО был посмертно признан виновным в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ). В сентябре 2018 года Верховный суд РФ направил дело на повторное рассмотрение в областной суд. Однако 30 декабря 2019-го Омский областной суд вынес аналогичное решение: МОСКАЛЕНКО снова признан виновным. Изменилась лишь сумма вменяемой взятки: она уменьшилась с 6 887 322 рублей до 6 548 000 рублей.

Областной суд сделал акцент на показаниях сына БЕРГА, супруги и ее друзей. В частности подруги Тамары БЕРГ – Светлана СТАДНИЧЕНКО и Наталья КАЛИНИНА – рассказали суду, что передали строителю денежные средства в размере 800 тысяч рублей. Последняя приобрела квартиру по улице Масленникова, успев передать БЕРГУ 3,3 миллиона рублей из 4,5 миллионов. Суд, вслед за органами следствия, рассудил, что эти и другие факты передачи больших денежных сумм (в том числе крупный перевод от дочери, живущей в США) свидетельствовали о том, что БЕРГ активно собирал деньги для взятки судье МОСКАЛЕНКО.

Учтены, например, показания Дениса БЕРГА о сделке уступки права требования долга предпринимателя Александра ДОРОНЕНКОВА перед Сергеем МОСКАЛЕНКО БЕРГУ-старшему, который привлек к процессу взыскания своего делового партнера Анатолия

ГОРОБЧАНОВА. Долг оказался невозвратным, и БЕРГ-младший настаивал, что все эти манипуляции — всего лишь прикрытие для передачи первой части взятки.

В качестве аргумента также прозвучало то, что дело БЕРГА (как якобы и договаривались судья и застройщик) по распоряжению МОСКАЛЕНКО вернулось к прокурору и затем повторно поступило в Куйбышевский суд. Защита ранее настаивала, что сам по себе этот факт не доказывает подкуп судьи, и что его решение было законным — это установила кассационная инстанция.

Адвокат экс-судьи Андрей ХАБАРОВ сообщил «Коммерческим вестям», что намерен обжаловать решение областного суда. По мнению защиты, ни одно предоставленное ею доказательство не было опровергнуто, а приговор по-прежнему основывается лишь на ничем не подкрепленных утверждениях жены и сына убитого застройщика.

Прения накануне приговора

9 декабря в Омском областном суде начались прения защиты по уголовному делу погибшего судьи Куйбышевского районного суда Сергея МОСКАЛЕНКО. Выступление гособвинителя Лилии ШАКУНЕНКО было опубликовано в «Коммерческих вестях» № 44 от 20 ноября 2019 года. Речь адвоката МОСКАЛЕНКО Андрея ХАБАРОВА заняла несколько дней.

Напомним, по версии следствия, с 2010 по 2015 год судья Куйбышевского районного суда Омска Сергей МОСКАЛЕНКО лично или через посредников получил взятку в особо крупном размере в виде денег и материальных услуг за принятие судебного решения о возвращении уголовного дела прокурору и вынесении оправдательного приговора при повторном поступлении в Куйбышевский районный суд дела в отношении руководителя ООО «Компания «ОмСтрой-2001» Виктора БЕРГА. 14 октября 2015 года, накануне вынесения приговора, БЕРГ был убит несколькими выстрелами в упор. Через месяц после убийства на МОСКАЛЕНКО было совершено покушение – неизвестные напали на него с ножом в подъезде, преступник до сих пор не найден. В январе 2017 года судью нашли повешенным в парке 300-летия Омска. Следствие установило, что это самоубийство. 13 июня 2018 МОСКАЛЕНКО был посмертно признан виновным в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ), но Верховный суд направил дело на повторное рассмотрение.

Долг ДОРОНЕНКОВА

Итак, ХАБАРОВ подробно разобрал вменяемые усопшему судье эпизоды взятки. Первый касался получения 1,5 миллиона рублей путем заключения и исполнения договора уступки права требования предпринимателю Александру ДОРОНЕНКОВУ. Согласно позиции обвинения Виктор БЕРГ не позднее 7 февраля 2011 года подготовил договор уступки права требования и попросил своего делового партнера Анатолия ГОРОБЧАНОВА его подписать. Далее БЕРГ перечислил свои 0,5 миллиона рублей с расчетного счета ООО «ОмСтройБерег» на счет ООО «Аризон». Еще 304 тысячи рублей БЕРГ внес на счет «Аризона» при помощи посредника ГОРОБЧАНОВА. В дальнейшем МОСКАЛЕНКО якобы получал в ходе 5 встреч по 300 000 рублей – на общую сумму 1,5 миллиона рублей. Первый раз от БЕРГА, в последующем – от ГОРОБЧАНОВА. Суд первой инстанции сделал вывод, что деньги, снятые со счета ООО «Аризон», получены от совместной предпринимательской деятельности ГОРОБЧАНОВА и БЕРГА.

ХАБАРОВ пояснил, что БЕРГ никогда не имел никакого отношения к созданию и управлению «Аризоном»:

– Учредителем ООО «Аризон» являлся сын ГОРОБЧАНОВА, а директором – сам ГОРОБЧАНОВ. БЕРГ не участвовал в создании уставного капитала данного общества, не вкладывал в него свое имущество, не участвовал ни юридически, ни фактически в его управлении. Как следует из показаний ГОРОБЧАНОВА, БЕРГ после его увольнения конкурсным управляющим из «ОмСтрой-2011» был принят в «Аризон» на должность заместителя директора по строительству, он помогал находить объекты для строительства и только. БЕРГ не имел права на получение дивидендов и части прибыли от деятельности ООО «Аризон» и никогда их не получал, не имел доступа к денежным средствам «Аризона» и к его расчетным счетам. Обвинением не приведены доказательства, на основании которых можно прийти к выводу о том, что деньги, поступающие на счет ООО «Аризон», являлись совместным доходом ГОРОБЧАНОВА и БЕРГА. Наличие между ГОРОБЧАНОВЫМ и БЕРГОМ дружеских и партнерских отношений не свидетельствует о совместном ведении бизнеса в смысле получения совместного финансового результата от этой деятельности. Также, по показаниям ГОРОБЧАНОВА, роль БЕРГА в займе сводилась к тому, что он порекомендовал организацию, которая может осуществить «Аризон» заем и не более того. Найти заемщика и использовать для расчета с МОСКАЛЕНКО свои собственные деньги – совсем не одно и то же.

Затем речь зашла о реальности сделки уступки права требования для БЕРГА и ГОРОБЧАНОВА. Как следует из материалов уголовного дела и показаний свидетелей по делу, Виктор БЕРГ и ГОРОБЧАНОВ «осуществляли активные действия по взысканию с ДОРОНЕНКОВА уступленной МОСКАЛЕНКО по договору с ООО «Аризон» задолженности ДОРОНЕНКОВА». Это, пояснил адвокат, подтверждают доверенности, выданные ГОРОБЧАНОВЫМ от имени ООО «Аризон» на БЕРГА и бывшего сотрудника службы судебных приставов МИТЬКОВСКОГО с полномочиями по взысканию задолженности.

По показаниям сына застройщика Дениса БЕРГА, переуступка долга – первоначальный взнос из тех 5 миллионов взятки, о которых договорились БЕРГ-старший и МОСКАЛЕНКО за возвращение дела прокурору и вынесение застройщику оправдательного приговора.

ГОРОБЧАНОВ же рассказал следующее (ХАБАРОВ подробно цитировал материалы дела):

– БЕРГ говорил, что мы закроем этот долг, возьмем у ДОРОНЕНКОВА строительные материалы и продадим — чисто коммерческая сделка — заработаем еще 300 тысяч. Я лично встречался с ДОРОНЕНКОВЫМ весной 2011 года, он говорил, что у него лес на подходе с севера. Возвращать деньги МОСКАЛЕНКО планировали из оборотных средств ООО «Аризон». БЕРГ их приносил, а я вносил на расчетный счет, снимал, потому что договор шел официально. МОСКАЛЕНКО расписывался в приходных кассовых ордерах. Я сам составлял ордер на 300 тысяч. Передано денег в общей сложности 1,5 миллиона.

Таким образом, резюмировал ХАБАРОВ, БЕРГ и ГОРОБЧАНОВ осуществляли действия, которые объективно показывают, что они расценивали договор между ООО «Аризон» и МОСКАЛЕНКО как реальную сделку, а не сделку по прикрытию взятки.

Смысл взятки

Последовательно разбив показания некоторых свидетелей обвинения, ХАБАРОВ приступил к критике фабулы обвинения:

– Относительно создания препятствий для привлечения БЕРГА к уголовной ответственности следует отметить следующее: МОСКАЛЕНКО не мог этого сделать, а БЕРГ не мог на это рассчитывать, так как к моменту принятия им дела БЕРГА к производству тот уже был привлечен к уголовной ответственности. Неплохо бы понять, что автор обвинения имеет в виду под привлечением к уголовной ответственности, так как в тексте обвинения содержание этого утверждения не раскрыто. УПК не содержит понятия привлечения к уголовной ответственности. Содержит понятие уголовного преследования. Согласно УПК, суд не привлекает лицом к уголовной ответственности.

В целом с возвращением дела вопросов быть не могло. Судья принял решение о возвращении дела БЕРГА прокурору, и согласно кассационному определению судебной коллегии Омского областного суда от 16 декабря 2010 года, это решение признано законным. Дело было направлено прокурору и находилось на доследовании до 13 февраля 2012 года. Со слов адвоката, у БЕРГА в начале 2011 года не было совершенно никаких оснований полагать, что дело вернется в суд именно к МОСКАЛЕНКО, а не к какому-либо другому судье. Соответственно, давать взятку не было никакого смысла.

По взятке так и вовсе было неубедительно, была уверена защита:

– При описании в целом действий МОСКАЛЕНКО, квалифицируемых органом обвинения как получение взятки в особо крупном размере, указано на то, что взятка была получена им за незаконные действия по вынесению оправдательного приговора в отношении подсудимого БЕРГА. При этом содержание незаконных действий судьи МОСКАЛЕНКО по вынесению оправдательного приговора в отношении БЕРГА в обвинении не раскрыто –  у нас отсутствует понимание, от чего собственно необходимо защищаться. Само по себе вынесение оправдательного приговора априори не может быть незаконным действием. Оно может быть незаконным только если для вынесения такого приговора отсутствуют предусмотренные законом основания. Для того чтобы это установить, необходимо, чтобы приговор был вынесен, а его незаконность установлена вышестоящим судом. Следователь, прокурор и суд не могут судить о незаконности приговора без наличия вышеуказанных обстоятельств. БЕРГ не мог быть оправдан, так как признал вину по ряду статей — в том числе по ст. 145.1 УК РФ (невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат), срок давности которой на момент окончания судебного следствия не истек. 

ХАБАРОВ снова назвал несостоятельным обвинение МОСКАЛЕНКО в получении взятки под видом возвращения долга:

– То, что МОСКАЛЕНКО не отдекларировал полученную сумму по сделке не доказывает, что он получил взятку. Это лишь свидетельствует о нарушении им соответствующих требований по декларированию. Тем более что данная сумма не являлась доходом МОСКАЛЕНКО – он просто вернул то, что ранее давал в долг. В качестве посредника в передаче взятки обвинение называет свидетеля ГОРОБЧАНОВА. Однако этот посредник до его вызова к следователю не знал, что, исполняя договор, он передает взятку от БЕРГА МОСКАЛЕНКО.  Я выступал защитником во многих уголовных делах, в том числе о получении взяток. Но я впервые сталкиваюсь с ситуацией, когда предполагаемый посредник не знал о своей роли в передаче этой взятки. Согласно показаниям ГОРОБЧАНОВА, БЕРГ не заявлял о том, что сделка направлена на прикрытие, не говорил о том, что у него существуют перед МОСКАЛЕНКО какие-либо обязательства. Он рассматривал данную сделку как реальную, экономически выгодную. Из этого исходил и ГОРОБЧАНОВ. Нет данных, что БЕРГ непосредственно передавал деньги МОСКАЛЕНКО. Если, как утверждает обвинение, между БЕРГОМ и МОСКАЛЕНКО была договоренность о передаче денег в качестве взятки, то что мешало БЕРГУ передавать деньги лично МОСКАЛЕНКО в том числе по договору с «Аризон»? Зачем в таком случае привлекать к передаче денег ГОРОБЧАНОВА? Ответ защите представляется один – только потому, что такой договоренности не было. В деле нет взяткодателя и взяткополучателя. Нет ни одного прямого доказательства наличия договоренности о взятке и ее передачи.

Месть семьи?

Источниками всей информации о договоренностях и передачах денег являются только два свидетеля – Тамара БЕРГ (жена) и Денис БЕРГ (сын):

– Показания всех остальных свидетелей – это показания о том, что БЕРГУ нужны были деньги. Нет показаний о том, что он их передал МОСКАЛЕНКО, где и когда, какую сумму. По сути, МОСКАЛЕНКО вменена сумма, которую получил БЕРГ от разных лиц! Но не сумму, которую он передал МОСКАЛЕНКО, так как доказательств такой передачи не имеется. Следствие уделило большое внимание вопросу строительства коттеджа, но не смогло установить хоть каких-то признаков указывающих на то, что БЕРГ оказал близким родственникам МОСКАЛЕНКО какую-либо услугу имущественного характера.

ХАБАРОВ сделал вывод, что своими показаниями семья застройщика просто отомстила за его смерть:

– Специфика ситуации состоит в том, что БЕРГ не просто умер – он был убит. При этом свидетелями, передающими слова БЕРГА о взятке, являются близкие родственники погибшего (жена, теща, сын, дочь) и близкие друзья семьи, дружба с которыми составляет несколько десятков лет. Они уже сами как члены семьи. Но это еще не все. Близкие родственники, очевидно, как и их друзья, считают виновником гибели БЕРГА МОСКАЛЕНКО. Причем такое убеждение сложилось у них до того, как они были впервые допрошены по настоящему делу. То есть все они давали показания на следствии и в суде, находясь в убеждении, что МОСКАЛЕНКО виновен в гибели их мужа, отца, друга. У всех этих свидетелей имелся и имеется до настоящего времени мощнейший мотив для оговора МОСКАЛЕНКО, так как они всей своей душой желали отомстить и привлечь его к ответственности. Месть за смерть близкого человека – настолько сильный мотив, влияющий на поведение человека, что перед ним безропотно отступают страх наказания, здравый смысл и даже совесть... если она есть у человека. Придумывая или искажая реальное содержание событий, такой свидетель искренне убежден, что поступает правильно – если хотите, богоугодн, так как в своем внутреннем представлении он борется со страшным злом, которое олицетворяет для него собой МОСКАЛЕНКО. Логика следующая: МОСКАЛЕНКО убил, значит, для этого был мотив. Мотив один – ранее получил взятку и при угрозах БЕРГА сделать этот факт публичным, убил его. Значит, взятка была передана. Иначе бы БЕРГ не погиб. В деле масса несоответствий между содержанием показаний свидетелей и объективными доказательствами: например, выделены только отдельные протоколы допроса свидетелей и не выделены протоколы допросов, в которых содержится иная информация о долгах и кредиторах БЕРГ,- прокурор это не опроверг. Мы столкнулись с делом, где как у основных свидетелей по делу, так и у самого следствия интересы совпали, и они совместно действовали: одни по личным, другие – по служебным мотивам.

Фото © news.vse42.ru

Ранее репортажи были доступны только в печатных версиях газеты «Коммерческие вести» от 18 декабря 2019 года и 15 января 2020 года. 



Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий

Госстатотчётность о преступности должна быть достоверной. Почему происходит искажение?

УПС прокуратуры Омской области продолжает рассказ о введении ГАС ПС: четыре вида нарушений. 

12 июля 11:20
0
173

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.