Все рубрики
В Омске четверг, 13 Декабря
В Омске:
-14
Пробки: 1 балл
Курсы ЦБ: $ 66,4225    € 75,2168

В суде опрашивают потерпевших от «Мира новосела»

25 февраля 2018 10:21
0
388

У 20 пайщиков жилищного кооператива, как установило следствие, за 10 лет похитили более 9,7 млн рублей

В Куйбышевском районном суде началась серия допросов потерпевших по скандальному уголовному делу в отношении Владимира СЫКЧИНА и Андрея ЗЕНЗИНА – руководителей кооператива ЖСК «Мир новосела». Его вкладчики новоселами так и не стали. Да и мирным этот судебный процесс тоже не назовешь.

Кооперативные игры

15 декабря 2017 года прокуратура Омской области передала в Куйбышевский районный суд уголовное дело кооператоров Владимира СЫКЧИНА (на фото) и Андрея ЗЕНЗИНА. Их обвинили в пяти (СЫКЧИНА – в четырех) эпизодах мошенничества в крупном и особо крупном размерах. СЫКЧИН И ЗЕНЗИН широко известны в городе как руководители ЖСК «Мир новосела», позже реорганизованного в ПИК «Мир новосела», затем последовательно в КПКГ «Мир новосела», КПК «Мир новосела», КПК «Стандарт», КПК «Мир недвижимости», КПК «Резерв» и, наконец, ЖСК «Радуга».

По версии следствия, с 2004 по 2013 год кооператоры предлагали омичам оформить в указанных организациях вклады, суля выплаты высоких процентов. Впоследствии они ссылались на временно возникшие финансовые трудности и предлагали клиентам переоформить вклады на более поздний срок. Первичные документы, подтверждающие внесение денег, у вкладчиков под этим предлогом изымали, и те, соответственно, лишались возможности заявить о своих правах. СЫКЧИН и ЗЕНЗИН, как утверждает обвинение, также предлагали гражданам профинансировать реконструкцию административного здания, находящегося в промышленной зоне, обещая предоставить им там жилье. Позже выяснилось, что размещение жилых помещений на этой территории было запрещено, и в прокуратуре убеждены, что организаторам этой схемы было прекрасно известно об этом факте. После получения от пайщиков денежных средств кооператоры не смогли выполнить взятые на себя обязательства, но свою вину СЫКЧИН и ЗЕНЗИН не признают, убеждая суд, что не расплатились по объективным причинам. В итоге пострадавшими признаны 20 граждан. Общая сумма средств, которых они лишились, – 9,7 млн рублей.

В прямом смысле громкое дело

Перед началом любого заседания по этому делу обстановка в коридорах напряженная. Пайщики кучкуются, вспоминая дела минувших дней; обвиняемые с адвокатами умело прячутся подальше от толпы. Противоборствующие стороны – будь то в зале заседаний под присмотром председательствующей, или будь то в кулуарах – сталкиваются бурно, нервно. Порой даже, не стесняясь в выражениях…

Бывшие клиенты «Мира новосела» начали обращаться в правоохранительные органы еще около 10 лет назад. Дело возбудили только в 2010 году, спустя некоторое время закрыли. Снова возобновили, снова прекратили – и так несколько раз. В 2012 году пайщики даже устраивали голодовку, требуя вновь начать расследование. Вкладчики жаловались местной прессе: из материалов дела якобы исчезают тома, пострадавшие переходят в статус свидетелей, подозреваемые становятся неустановленными лицами, управляет кооперативом семейный подряд (председатель кооператива Владимир СЫКЧИН, его заместитель, он же бухгалтер — его двоюродный брат Андрей ЗЕНЗИН, доли в бизнесе имеют супруга СЫКЧИНА и родной брат ЗЕНЗИНА) с высокопоставленными покровителями, а пострадавшие пенсионеры уходят в мир иной, не оправившись от горя потери последних сбережений.

Первый пошел

Допросы начались 20 января. Людей собралось так много, что в зал заседаний пришлось внести дополнительную скамью. Без пары спорных моментов не обошлось. Сначала одна из потерпевших ходатайствовала о назначении своим представителем Натальи ВОРОНОВИЧ. Адвокат защиты Алексей МАТЮТИН выступил категорически против: по его данным, ВОРОНОВИЧ допрашивалась в качестве потерпевшей, затем свидетеля. Как потом пояснила суду сама представитель, ни тот ни другой статус ей так и не присвоили, а значит, противоречий нет. Учитывая, что прокурор Марина ФЕДОРКИНА не имела возражений, судья Надежда ПОГРЕБНАЯ утвердила ВОРОНОВИЧ полноправной участницей процесса.

Затем МАТЮТИН ходатайствовал о возвращении дела прокурору, предоставив суду перечень несостыковок в материалах: какие-то листы оказались не пронумерованы, какие-то перепутаны. Однако, как выяснилось почти спустя час детального изучения каждой ошибки следователя, пропавших или, наоборот, подложенных в дело документов не нашлось. Потерпевшие, разумеется, узрели в заявлении этого ходатайства попытку заволокитить дело (рассмотрение дела откладывалось из-за командировки МАТЮТИНА), впрочем, прокурор также выступила против удовлетворения просьбы стороны защиты. Суд отказал в возвращении дела в прокуратуру и наконец-то перешел к допросу пайщиков.

Спорное вложение

Первым эта честь выпала Владимиру БУЛАВИНЦЕВУ. Он начал рассказ с фактов:

– В 2005-2006 гг. в СМИ широко рекламировался ПИК «Мир новосела», в котором предлагались привлекательные условия для вложения денежных средств – 24% годовых. Также там действовала программа приобретения квартиры в рассрочку. В 2007 году я обратился в этот кооператив, захотев накопить деньги на покупку жилья. На пороге их офиса по Маркса, 20 я встретил СЫКЧИНУ Ларису Николаевну, супругу председателя. Она рассказала мне про условия вклада и показала документы кооператива, однако устава там не было. Я внес около 200 тысяч рублей. При подписи договора на имя Владимира СЫКЧИНА я обратил внимание на пункт, в котором гарантировался возврат денежных средств. Я регулярно пополнял вклад, и к маю 2008 года сумма составила уже 400 тысяч, я продлил срок действия договора еще на год под те же условия – 24% годовых (договор № 56). В августе 2009 года я решил забрать деньги, но СЫКЧИН и ЗЕНЗИН отказались мне их выдать, сославшись на финансовые затруднения, вызванные кризисом. Они убедили меня продлить договор еще на год (договор № 121). Итого у них было моих 434 тысячи рублей с учетом процентов. ПИК «Мир новосела» превратился в КПКГ. Лариса Николаевна убеждала, что для меня ничего не изменилось. Потом КПКГ сменился на КПК. Деньги в договорах оставались теми же самыми, менялось только наименование кооператива. Это решалось без нас на каких-то собраниях, мы просто расписывались в документах.

– В 2009 году я обратился в Куйбышевский суд, чтобы взыскать с КПКГ «Мир новосела» вложенные средства, и выиграл дело. Но денег я не получил – у них в офисе были только стул и компьютер в аренде… Я многократно обращался в правоохранительные органы, но в возбуждении уголовного дела мне отказывали, ссылаясь на то, что у нас были гражданско-правовые отношения. Следствие велось крайне халатно. 30 мая 2011 года СЫКЧИН и ЗЕНЗИН предложили мне выплатить 225 тысяч рублей в рамках исполнительного производства по договору № 56 и 10 тысяч рублей по договору № 121 при условии, что я откажусь от своих претензий к КПКГ «Мир новосела». Остальное они обещали плавно погашать по договору передачи пая. Они разрешили мне снимать по 6% пая (не менее 25 тысяч рублей). Я согласился и отозвал исполнительные листы. В течение 9 месяцев они выплатили мне 140 тысяч рублей. Больше денег я не увидел – СЫКЧИН и ЗЕНЗИН заявили, что рассчитались со мной. Я снова подал заявление в Куйбышевский районный суд о взыскании остатка долга и опять выиграл – вместе с судебными расходами мне присудили 292 тысячи рублей. Судебные приставы взыскивали по 1,5-2 тысячи, не больше. Я неоднократно обращался к ЗЕНЗИНУ лично, чтобы хотя бы вернуть деньги без процентов. Но мне не шли на уступки. Мне предложили комнату-студию по Комбинатской, 46 в счет долга с доплатой, но помещение было нежилое, и я отказался.

«Согласно решению Куйбышевского районного суда от 21.06.10 суд взыскал с КПК «Мир новосела» в вашу пользу 225 тысяч рублей. Вам были выплачены эти денежные средства?» – поинтересовался МАТЮТИН, обращаясь к потерпевшему.«Мне выплатили 240 тысяч, видимо, с частью денег от договора № 121, чтобы я забрал листы исполнительного производства», – ответил БУЛАВИНЦЕВ.

В этот момент и выяснилось, что в рамках предъявленного обвинения СЫКЧИНУ и ЗЕНЗИНУ договор № 121 не упоминается вообще, только №56. «Из ваших показаний следует, что по 56-му договору, предъявленному в обвинении, вы получили 209,3 тысячи по договору цессии (вы это не отрицаете). Согласно постановлению о прекращении исполнительного производства вы получили 15,7 тысячи рублей. За период действия этого договора вы получили 32 тысячи рублей. При этом вы вложили 200 тысяч рублей. Что это за 57 тысяч рублей, которые превышают вложенную вами сумму?» — не сдавался МАТЮТИН. «Часть денег, видимо, пришло с договора № 121», – не уступал БУЛАВИНЦЕВ.

И снова пришлось прерваться: МАТЮТИН изучил материалы дела и увидел нестыковку в показаниях потерпевшего. БУЛАВИНЦЕВ утверждал, что не получал проценты по вкладу по договору № 56, однако адвокат нашел расходные ордера, свидетельствующие об обратном, за подписью пайщика, но тот затруднился вспомнить обстоятельства, при которых он оставил свой росчерк. Какое-то время ушло, чтобы предъявить эти документы допрашиваемому, и покуда потерпевшие шептались о том, что следует сделать экспертизу подлинности подписи БУЛАВИНЦЕВА, ФЕДОРКИНА решила все-таки попросить зачитать показания пайщика из материалов дела.

Но и тут не задалось: не успела ПОГРЕБНАЯ их озвучить полностью, как в кабинет судьи осторожно постучали – не спеша зашел охранник с сообщением, что здание эвакуируют. «Есть опасность взрыва», – сообщил он и так же неторопливо вышел. ПОГРЕБНУЮ, впрочем, это не смутило: не изменившись в лице, она хладнокровно закончила читать вслух документ (к счастью, это заняло не больше нескольких минут), распустив присутствующих до 23 января, когда допрос БУЛАВИНЦЕВА продолжится.

Позже выяснилось, что никакого «взрывоопасного предмета» и не было, а имела место быть плановая учебная тревога, организованная Управлением Федеральной службы судебных приставов по Омской области. 

Квартирный вопрос

Следующее заседание, которое посетил обозреватель «КВ», было 2 февраля. На нем допросили еще одну потерпевшую – Ларису ЛАРИОНОВУ. В 2005 году ей понадобился заем на бизнес – она собиралась вложить деньги в компанию своих друзей, играющих на рынке Forex. ЛАРИОНОВОЙ попалось на глаза объявление, где ЖСК «Мир новосела» предлагал заем под залог имеющей квартиры – 65% от ее стоимости. СЫКЧИН и ЗЕНЗИН, со слов допрашиваемой, пообещали ей деньги на 10 лет под 0,5% в месяц. ЛАРИОНОВУ смутило то, что ее просят заключить договор купли-продажи квартиры вместо договора залога, но убедили: все так делают. Квартиру оценили в 1,5 млн рублей. В итоге ЛАРИОНОВА получили 950 тысяч рублей (25 тысяч рублей ушло на оформление документов, которым занимались работники кооператива) – но деньги она получала постепенно, частями и уже после того, как продала кооперативу квартиру.

По подсчетам потерпевшей выходило, что ежемесячно она должна выплачивать 4,5 тысячи рублей. Однако спустя месяц, когда пришел срок платить первый взнос, в кассе с нее потребовали в десять раз больше – 45 тысяч рублей. Оказалось, что в договоре прописали совсем другую цифру в условиях возврата займа – 5% в месяц.«Платить 60% годовых было мне не под силу», — пояснила ЛАРИОНОВА. В октябре 2005 года она внесла из своих сбережений 147 тысяч рублей, однако в дальнейшем платить не смогла: сказался приближающийся кризис. Ее исключили из кооператива. «Их юристы предложили заключить мировое соглашение. Они сказали, что тогда я смогу остаться в квартире, буду в ней прописана, а когда выплачу заем, они вернут мне ее».

Так и поступили. Но ЛАРИОНОВА по-прежнему не выплачивала долг, поэтому на нее подали в суд, а потом и вовсе выселили из квартиры – с детьми и парализованной матерью. Потерпевшая рассказала, что выдворяли ее без присутствия судебных приставов: опись имущества составлена не была, поэтому ЛАРИОНОВА с семьей осталась в прямом смысле на улице практически ни с чем – успели захватить только самое необходимое.

ЛАРИОНОВА попыталась судиться с «Миром новосела», требуя возврата разницы между стоимостью квартиры и полученным займом, но с удивлением обнаружила, что компания находится в состоянии ликвидации. «И ее ликвидатором является Вячеслав ЕРПЕЛЕВ, другой член кооператива, которому через 20 дней была продана моя квартира. Потом та была перепродана еще несколько раз, цена дошла до 3,5 млн рублей».

Адвокаты СЫКЧИНА и ЗЕНЗИНА обратили внимание суда на то, что ЛАРИОНОВА не расторгла договор добровольно, когда обнаружила, что условия ей не подходят, и не проконсультировалась об этом у юристов. «Почему вы считаете, что вам должны деньги, если вы взяли заем, но вы же и не рассчитались ни по основном долгу, ни по процентам?» – спросили адвокаты. ЛАРИОНОВА снова пояснила, что ее ввели в заблуждение относительно сути и условий сделки.

Ранее  репортаж с суда был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 7 февраля 2018 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.