Все рубрики
В Омске понедельник, 30 Марта
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 77,7325    € 85,7389

Защита Игоря и Антона БАБИКОВЫХ сомневается в объективности свидетелей

14 июля 2019 07:53
1
2368

Бывшие работники Промсвязьбанка забывают важные подробности событий, которые происходили в 2011-2012 годах. 

В Центральном районном суде Омска продолжилось рассмотрение уголовного дела о мошенничестве, возбужденное в отношении руководителя Омскметаллооптторга Игоря БАБИКОВА (на фото) и его сына Антона БАБИКОВА. Правоохранители заподозрили, что семья омских предпринимателей поучаствовала в преступной схеме по выводу активов из омского филиала Промсвязьбанка, а после преступно вводила в заблуждение Куйбышевский районный суд, выигрывая иски и взыскивая с банка крупные суммы. Дело находится в производстве судьи Сергея БУЧАКОВА. Показания давал Вадим БАЖАН, один из ключевых свидетелей обвинения, бывший руководитель допофиса «Красный путь».

Обвинение

Громкая история, связанная с Промсвязьбанком, началась еще в 2012 году, когда стало известно, что со счетов вкладчиков пропали порядка 450 млн. рублей. В 2013 году отдел по расследованию особо важных дел СУ СК России по Омской области возбудил в отношении неустановленных лиц из числа работников операционного офиса «Омский» Сибирского филиала ОАО «Промсвязьбанк» уголовные дела по признакам мошенничества в особо крупном размере (позже дела были объединены в одно). Главным подозреваемым стал бывший заместитель регионального директора по развитию розничного бизнеса омского офиса банка Алексей СУСЛОВ.

Осенью 2013 года СУСЛОВ исчез. Его объявили сначала в региональный розыск, затем в федеральный, а позже и в международный. В 2015 году СУСЛОВ, находясь неизвестно где, записал видеообращение, которое направил в омские СМИ. В своем видеообращении он раскрыл схему хищения средств вкладчиков Промсвязьбанка, но всю вину возложил на Владимира ТРУЩЕЛЕВА, экс-начальника омского филиала Интерпола (в настоящий момент отбывает наказание, осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ за мошенничество с использованием служебного положения). СУСЛОВ заявлял, что подполковник полиции занимал у него чужие деньги под 6 – 8% в месяц, чтобы заниматься бизнесом. СУСЛОВ также сообщил, что деньги привлекались на покупку японской и американской строительной техники, которую ТРУЩЕЛЕВ собирался перепродавать подрядчикам олимпийских строек.

Порядка 20 вкладчиков Промсвязьбанка были признаны потерпевшими. В списке официально признанных были и БАБИКОВЫ. В этом качестве они, как и другие потерпевшие, обращались в суд с исками о возврате денег, которые исчезли с их счетов (по состоянию на июль 2014 года к банку было предъявлено исков на общую сумму 453,612 млн. рублей). Промсвязьбанк в свою очередь обращался в правоохранительные органы с заявлениями, что в мошеннической схеме участвовали не только работники банка, но и вкладчики, следовательно, они тоже должны понести наказание.

В мае 2017 года было возбуждено уголовное дело о мошенничестве в отношении Игоря и Антона БАБИКОВЫХ, а в конце 2018 года правоохранители объявили, что следственные действия завершили и передали дело в Центральный районный суд. По версии следствия, Игорь и Антон БАБИКОВЫ «на протяжении 2013–2017 годов предоставляли Куйбышевскому районному суду города Омска недостоверные сведения о наличии задолженности ОАО «Промсвязьбанк» по их банковским вкладам и под предлогом необеспечения их сохранности и своей неосведомленности о расходных операциях незаконно взыскивали крупные суммы».

Свидетель БАЖАН

Как рассказал в суде Вадим БАЖАН, осенью 2011 года к нему обратился Алексей СУСЛОВ и предложил поучаствовать в схеме, благодаря которой можно было получить дополнительный доход. Схема предполагала, что денежные средства вкладчиков банка перечислялись на другие счета при помощи дистанционного управления с применением таблицы разовых ключей (ТРК), а потом деньги обналичивались и использовались в дальнейшем в коммерческих целях для получения процентов. Об этой схеме СУСЛОВ рассказывал ему на примере клиентов, в частности, говорил о вкладе Игоря БАБИКОВА.

О других лицах, участвовавших в схеме, кроме СУСЛОВА и ТРУЩЕЛЕВА, ему якобы ничего не было известно. Был случай, правда, когда БАЖАН однажды встречался в кафе с СУСЛОВЫМ и ТРУЩЕЛЕВЫМ, там они обсуждали какие-то текущие вопросы, и на этой встрече присутствовали неизвестные БАЖАНУ люди и Евгений ПОЛОВОДОВ (экс-руководитель допофиса «Алексеевский»), но имел ли ПОЛОВОДОВ какое-либо отношение к схеме по получению дополнительного дохода с использованием денег вкладчиков банка, БАЖАН был не в курсе.

Как уверял в суде свидетель, когда он активировал ТРК Игоря БАБИКОВА и привез документы в офис СУСЛОВА, на тот момент он даже не знал БАБИКОВА в лицо. И не видел его в компании кого-либо из топ-менеджеров банка. Со слов СУСЛОВА знал, что Антон БАБИКОВ общается с ПОЛОВОДОВЫМ и занимал ему деньги. Сам он Антона БАБИКОВА видел мельком, когда передавал документы, но при этом не знал, кто он такой. И только позже, мол, СУСЛОВ рассказал, что Антон – это не просто какой-то паренек, а сын руководителя Омскметаллооптторга.

БАЖАН подтвердил и свои прежние показания, данные им в период следствия, что клиенты СУСЛОВА, которые приносили деньги в банк, знали о том, как именно он будет их использовать. Клиентов устраивали, мол, высокие проценты, при том что деньги, как они считали, находятся в безопасности, замаскированные под банковские вклады, то есть в любом случае не пропадут и будут возвращены по первому требованию. При этом чуть позже БАЖАН сообщил, что деньги списывались со счетов клиентов без их ведома. Когда защита БАБИКОВЫХ попросила пояснить, как такое может быть, БАЖАН, ничуть не смутившись, пояснил: мол, клиенты СУСЛОВА знали, что деньги будут списаны и как именно будут использоваться, но не знали когда именно это произойдет.

Вообще на вопросы защиты Вадим БАЖАН отвечал тихо, неохотно, при возможности обходился односложными предложениями, а когда возникали разночтения между старыми и новыми показаниями, ссылался на память. Мол, давно дело было, почему подписывал финансовые документы от имени клиентов – не помню. Однако, по мнению стороны защиты, разницу в показаниях свидетеля БАЖАНА в уголовном деле можно объяснить не только провалами в памяти. Ведь сначала БАЖАН допрашивался следствием в качестве подозреваемого и говорил одно, а позже стал свидетелем и после прекращения уголовного преследования почему-то стал говорить порой прямо противоположное.

Свидетель ТОМИЛОВА

Свои показания в суде на минувшей неделе давала и Юлия ТОМИЛОВА, бывший операционист головного офиса по крупным клиентам. Она работала в филиале Промсвязьбанка с мая 2011 года по ноябрь 2014 года, и именно она, по ее словам, занималась открытием в 2011 году вклада Антона БАБИКОВА в размере 21 миллиона рублей. Но поскольку все это произошло давно, значимых подробностей ТОМИЛОВА вспомнить не смогла. Как она считает, все было стандартно.

Сначала Игорь БАБИКОВ обратился к ней, узнал об условиях открытия разных вкладов, а через несколько дней приехал вместе с Антоном БАБИКОВЫМ. Антон оказался необщительным, большей частью молчал, пока ТОМИЛОВА сканировала его паспорт и готовила пакет документов для открытия вклада «Мои возможности» сроком на полгода. Текущий счет Антон БАБИКОВ не открывал, и запомнился ей в основном тем, что сразу отказался от открытия личного кабинета, сославшись на нежелание управлять своим вкладом дистанционно. Ей пришлось сразу готовить заявление на аннулирование ТРК, такое в практике ТОМИЛОВОЙ, по ее словам, случалось крайне редко. Обычно люди не отказываются от дополнительной возможности управлять вкладом с помощью интернет-банка.

Ни СУСЛОВ, ни БАЖАН, по словам операциониста ТОМИЛОВОЙ, с «неприличными» предложениями к ней не подходили ни разу. И даже если бы они обратились, то однозначно услышали бы от нее отказ, поскольку ТОМИЛОВА «опытный банковский работник, к тому же мать троих детей», и она прекрасно понимает, чем это могло для нее закончиться.  

БАБИКОВЫ

По версии Игоря БАБИКОВА, высказанной им на страницах «КВ», никакого отношения к выводу денег со счетов вкладчиков Промсвязьбанка ни он, ни его сын не имели. Как рассказывал БАБИКОВ, он стал клиентом Промсвязьбанка в 2010 году, поддавшись на уговоры заместителя руководителя омского филиала Алексея СУСЛОВА, который обещал льготные условия для обслуживания его предприятий. Но необходимо было разместить в банке свои средства. Осенью 2011 года был открыт вклад под 6% в размере 29 млн. рублей. Еще 21 млн. рублей БАБИКОВ, по его словам, поместил на другой счет, открытый на сына – Антона БАБИКОВА.

При открытии вкладов таблицу разовых ключей он не получал, систему дистанционного банковского обслуживания не подключал. А в 2013 году узнал, что деньги с обоих вкладов пропали, хотя он никуда их не переводил. Когда БАБИКОВ встретился с СУСЛОВЫМ, тот не стал ничего отрицать, признался, что деньги он вывел, обналичил и передал начальнику омского филиала Интерпола, подполковнику полиции Владимиру ТРУЩЕЛЕВУ. После этого БАБИКОВ познакомился с ТРУЩЕЛЕВЫМ. Полицейский ему рассказал, что закупает и перепродает японскую технику на деньги СУСЛОВА, но откуда банкир берет деньги – ему не интересно. В итоге ТРУЩЕЛЕВ предложил БАБИКОВУ разбираться с банком.

Осенью 2013 года СУСЛОВ исчез. По слухам, его видели в разных местах, то на Украине, то в Словакии, расследование уголовного дела затормозилось, хотя на тот момент следствием уже было установлено, что СУСЛОВ действовал с использованием кодов таблицы разовых ключей, а выводил деньги с расчетных счетов клиентов на расчетные счета подставных лиц и аффилированных с ним фирм, в частности, ООО «Элитстрой», ООО «Универопт».

В 2015 году БАБИКОВЫ стали взыскивать с Промсвязьбанка деньги, которые вывел СУСЛОВ. Положительное решение по иску Антона БАБИКОВА прошло все инстанции и даже устояло в Верховном суде РФ. Игорь БАБИКОВ выиграл в первой и второй инстанции, но проиграл в кассации, после чего решение было отменено. БАБИКОВ уверяет, что он, как законопослушный гражданин, вернул банку деньги обратно. И он категорически не согласен с выводами следствия, что БАБИКОВЫ «изначально открыли без мобильного оповещения вклады» и «в момент окончания срока действия вклада, достоверно зная об отсутствии денежных средств на счетах, предъявляли банку претензии в необеспечении сохранности и подавали иски в суды».

Ранее репортаж можно было прочитать только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 29 мая 2019 года

Loading...




Комментарии через Фейсбук

Зима 18 февраля 2020 в 23:20:
Ура! Всех на нары
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий

При поддержке

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.