Все рубрики
В Омске воскресенье, 25 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 92,7519    € 100,4425

Иван РАФАЛЬСКИЙ, генеральный директор и соучредитель ООО «КЭАгро»: «В 2012 году мы взяли элеватор в лизинг. И лизинговые платежи оказались ниже, чем плата за хранение зерна на чужих элеваторах»

4 июля 2013 17:59
0
4830

Агропредприятие, созданное Иваном РАФАЛЬСКИМ в селе Соловьевка весной 2010 года, показало самый, пожалуй, удачный пример быстрого и уверенного старта. О секретах успеха, новых аграрных технологиях и о том, как добиться устойчивости в аграрном производстве, с Иваном РАФАЛЬСКИМ побеседовал обозреватель «КВ» Николай ГОРНОВ.

— Иван Анатольевич, ваша компания развивалась достаточно бурно...

— Да, мы экстенсивно наращивали посевные площади. Сейчас хотим сделать небольшую паузу, привести в порядок все эти площади, нарастить необходимую инфраструктуру.

— Сколько у вас сейчас земель и где они находятся?

— Всего у нас 55 га. Из них посевных площадей — 45 га. Остальные земли — это пастбища и пары. Земли в основном в Полтавском и Муромцевском районах. Есть еще в Исилькульском районе и совсем немного в Москаленском.

— Не так-то просто найти в Омской области такие большие площади сельхозземель. Или вам поспособствовал областной минсельхоз?

— Заходили мы открыто, публично. Обратились напрямую в минсельхоз, нам подсказали хозяйства, которые испытывали трудности и находились либо на одной из стадий банкротства, либо были в предбанкротном состоянии. Где-то мы все 100% земель взяли, где-то только часть. Помогли хозяйствам закрыть долги и стали работать.

— У вашего предприятия корни казахстанские?

— Не совсем так. ООО «КЭАгро» — компания российская, зарегистрирована в 2010 году в селе Соловьевка Полтавского района. Дочернее предприятие, ОАО «Камкур Агро», зарегистрировано в Муромцевском районе. А с Казахстаном мы сотрудничаем в части технологий, лизинговых отношений, инвестиций. Наш партнер — АО «Холдинг КАЗЭКСПОРТАСТЫК», крупнейший в Казахстане производитель масличных культур.

— Вам интересна старая инфраструктура или «КЭАгро» все строит с нуля?

— Имущественный комплекс нам интересен, естественно, особенно токовые хозяйства, несмотря на то, что имущество, которое мы выкупали, требовало, как минимум, таких же затрат на капитальный ремонт. Но иногда, вы правы, проще строить с нуля. По финансам выходит дороже, но в конечном итоге получается выигрыш в эффективности производства. Мы в прошлом году запустили в Соловьевке небольшой элеватор с канадскими зернохранилищами для наших оперативных нужд, и очень им довольны. Объем единовременного хранения — 24 тысячи тонн, загрузка-выгрузка — 100 тонн в час, мощная немецкая сушилка.

— Новую сельхозтехнику брали в лизинг?

— Не скажу, что вся техника у нас новая. Новой примерно 70%. Остальная — б/у, но хорошо проверенная и отрегулированная. Что-то мы брали в лизинг, что-то покупали. В части посевных комплексов и комбайнов практически полностью перешли на импортную технику, приобрели из расчета на всю площадь 25 посевных комплексов и 25 комбайнов. Российские у нас зерновозы и топливозаправщики. Кстати, сократить затраты на перевалку зерна помогает бункер-накопитель на 30-40 тонн. Комбайн идет по полю, на краю поля выгружает зерно в большой бункер-накопитель и убирает дальше, не ждет зерновоз. А чтобы из бункера перегрузить в машину, требуется пара минут.

— Если я правильно понял, прошлогодняя засуха компанию «КЭАгро» не подкосила?

— Да, смогли устоять. И даже небольшую прибыль по итогам года получили. В первую очередь за счет того, что мы сохранили часть большого урожая 2011 года. Многим пришлось тогда зерно продавать по бросовым ценам, а мы придержали и реализовали уже в 2012 году, когда конъюнктура складывалась в пользу производителей. Вообще иметь собственные мощности хранения — это очень важно.

— Дорого, однако, строить элеваторы...

— В 2011 году, когда своего элеватора у нас еще не было, мы платили за хранение своего урожая. В 2012 году взяли элеватор в лизинг. В итоге лизинговые платежи оказались ниже, чем плата за хранение зерна на чужих элеваторах. Есть и недорогие варианты хранения. Например, полиэтиленовые рукава на 300 тонн. Себестоимость хранения за весь период получается порядка полутора долларов за тонну зерна. Есть еще модульные зернохранилища с принудительной вентиляцией. Опыт показывает, что в них можно хранить зерно до весны.

— А что, на ваш взгляд, самое важное для эффективного сельхозпроизводства? Качественная техника?

— Самое важное даже не техника, а агротехнологии. Мы используем минимальную технологию обработки почв, которая позволяет экономить ресурсы, сохраняет плодородный слой, предотвращает эрозию почв, способствует накоплению влаги в грунте, что особенно важно в засушливые годы. К сожалению, многие думают, что нулевая технология — это когда не пашут, а просто посеяли и убрали. На самом деле это большой комплекс работ. Минимальная технология требует специальной техники, удобрений, средств защиты растений и жесткого соблюдения технологий. Обязателен и севооборот с масличными культурами. Правда, полностью на такую технологию нам удается перейти не везде. В некоторых районах области почвы довольно тяжелые, поэтому все-таки приходится обрабатывать механическим способом.

Много времени мы уделяем и снегозадержанию, о котором многие хозяйства незаслуженно забыли. В Муромцевском районе снега и так хватает, а в Полтавском районе практически на всех полях применяем снегозадержание. Очень важен, конечно, правильный подбор культур и сортов. Цена на продовольственную пшеницу за последние 5-7 лет колебалась в диапазоне от 3 тысяч до 12 тысяч рублей за тонну. А на масличный лен, рапс и подсолнечник цена за это время оставалась стабильной. Такие культуры, как лен и подсолнечник — они еще и засухоустойчивые, поэтому урожай дают стабильный. Прошлый год был очень засушливый, несмотря на это, подсолнечника на основной площади собирали по 14,5 центнера с гектара. Льном засевали около 9 тысяч га, урожайность была от 8 до 12 центнеров с гектара, но можно бы и больше урожайность получить.

— Сколько посевных площадей вы выделили под масличные культуры?

— Примерно 45% посевных площадей. На остальной площади сеем зерновые и кормовые — пшеницу, ячмень, горох, ну и однолетние травы.

— Пшеницы в прошлом году сколько собрали?

— С учетом погодных условий, я считаю, урожайность пшеницы была нормальной — собирали в среднем по 8 центнеров с гектара. Хотя с 2011 годом, когда мы собирали по 25 центнеров с гектара, сравнивать трудно, конечно. Но качество зерна у нас получается очень хорошим вне зависимости от года. Практически вся пшеница третьего класса с клейковиной более 23%.

— Вроде бы несложный рецепт успеха. Но почему тогда сельскохозяйственное производство в Омске большей частью малоэффективно?

— Я общаюсь со многими руководителями хозяйств, они бы с удовольствием использовали новые технологии, но денег не хватает, а привлекать кредитные ресурсы они опасаются. Даже инвестиции в качественные семена не сразу возвращаются, а возврат инвестиций в инфраструктуру — это как минимум 5-7 лет. Показательный случай был у нас в 2011 году. Одно из хозяйств не успевало с уборкой в срок и попросило помощи. У этого хозяйства обычная зерноуборочная техника, как у всех. В итоге наш импортный комбайн собирал в бункер по 19 центнеров с гектара, а комбайн этого хозяйства, которому мы помогали, работая на том же поле, собирал по 12 центнеров с гектара. Вот и считайте, какие были потери.

— Такие потери у всех российских комбайнов?

— Проблема, по большому счету, даже не в комбайнах. И российская техника может убирать хорошо, не только импортная. Но технику нужно отрегулировать. Мы, к сожалению, сталкивались со случаями, когда механизаторы элементарно не знают, как это сделать. А есть другие механизаторы, и молодые, и пенсионеры, они садятся на импортный посевной комплекс и через день-другой уже превосходно на нем работают. И с компьютерной панелью у них никаких проблем нет. Было бы, как говорится, желание. Стараемся, конечно, стимулировать это желание и премиальными выплатами. Зарплата у нас напрямую зависит от качества. По итогу люди могут и в 200% прибавку получить.

— Вы сами часто в поле бываете?

— В сезон я всегда в поле. У меня офисные дни — редкость.

— А что, нужен такой непрерывный контроль за процессом?

— Не только контроль. Мы стратегию определяем заранее, конечно, но иногда приходится принимать оперативные решения уже в ходе работ. К тому же очень важно постоянное общение с работниками. Это важно и для дела, и меня лично. Когда первое лицо компании, генеральный директор, никому не передоверяя, приезжает лично и обсуждает с людьми все вопросы, они тоже понимают, что это действительно важно.

— Какой урожай ожидаете в этом году по зерновым и масличным? Говорят, что год будет хорошим для аграриев...

— Мнения есть разные. Многие считают, что начнется сильнейшая засуха. Многие уверяют, что будет рекордный урожай. Прогнозы — это вообще дело неблагодарное. Я могу сказать одно — не будет урожая только у того, кто не посеет.

— Ваш будущий урожай уже опять закуплен на корню?

— Уже проавансирован, да.

— Вашему генеральному партнеру нужны больше масличные культуры?

— Нужно все. И масличные, и зерновые. Нужен хороший качественный урожай всех культур.

— А кукурузу не сеете?

— На корм скоту обязательно сеем. Это само собой. На будущий год хотим попробовать посеять кукурузу на зерно. Это хороший вариант для нашей зоны.

— У растениеводства ярко выраженный сезонный характер. Чем занимаете своих работников зимой?

— Зимой они занимаются снегозадержанием, хранением зерна, подготовкой техники к новому сезону. Работы хватает. Очень многие наши работники тоже опасались, что импортная техника вытеснит их с рынка труда, и спрашивали, чем они будут заниматься после завершения уборочной. А на одно из последних собраний пришли уже жены тех, кто задавал вопросы, и стали у меня спрашивать: «Иван Анатольевич, когда же мы наших мужей дома увидим, чтобы они могли и дома немножко поработать?»

— Вы завезли в Муромцевский район поголовье крупного рогатого скота. Если не секрет, какие инвестиции были сделаны в животноводческий проект?

— Большие. Пришлось новые помещения строить. Скот довольно дорогой.

— Порода мясная?

— Порода — казахская белоголовая, она выведена путем скрещивания герефордской мясной породы с калмыцкими и местными породами животных. Можно было завезти, конечно, и ангусов, и тех же герефордов, но казахская белоголовая более приспособлена к нашим ветрам, морозам и кормам. И к болезням эти животные более устойчивы. И мясо у них вкусное.

— Но основным бизнесом по-прежнему будет растениеводство?

— Да. Упор мы делаем на растениеводство. Животноводство будем развивать, но как дополнительное направление.

— Какое поголовье хотели бы иметь?

— Планы есть, но говорить о них пока рано. Многое здесь зависит от того, насколько хорошо приживется порода, какой будет государственная поддержка племенного поголовья.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.