Все рубрики
В Омске понедельник, 17 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 89,0658    € 95,1514

«Папа, в меня стрелял КУЧЕРОВ»

27 ноября 2013 12:54
0
8177

В Омске начался суд по громкому делу об убийстве предпринимателя Вадима ГЕНРИХСОНА  

 

20 ноября в Первомайском районном суде Омска продолжилось рассмотрение громкого уголовного дела, возбужденного по факту убийства сына известного омского предпринимателя   Сергея ГЕНРИХСОНА, гендиректора ЗАО «Мекомстрой». 29-летний Вадим ГЕНРИХСОН, который являлся замом руководителя этой же строительной фирмы, 23 апреля 2013 года, истекающий кровью, был обнаружен отцом в своем рабочем кабинете. Молодой человек скончался в больнице, где выяснилось, что у него два пулевых ранения в области затылка. Перед смертью он успел назвать имя убийцы — Валентин КУЧЕРОВ, который в то время был начальником службы безопасности ЗАО «Мекомстрой». Пенсионер  МВД, 55-летний КУЧЕРОВ был взят под стражу по подозрению в совершении преступления. Расследование передали СУ СК РФ по Омской области. Теперь дело поступило в суд. КУЧЕРОВ обвиняется в совершении трех преступлений: одного, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ (Убийство), и двух, предусмотренных ч. 1 ст. 222 УК РФ (Незаконное хранение оружия, его основных частей, боеприпасов). При обыске на квартире КУЧЕРОВА было изъято много разного оружия, а также патроны — предположительно от пистолета, из которого  убили Вадима ГЕНРИХСОНА. Подсудимый своей вины не признает, утверждает, что у него не было каких-либо мотивов для того, чтобы убивать парня. Разбирательство ведет судья Игорь ШЕВЧЕНКО. Сторону обвинения представляет старший помощник прокурора САО Омска Лариса КРУТИКОВА. Сторону защиты — адвокат Ростислав КАЛЕДИН. Представитель потерпевших — адвокат Наталья РОМАНОВСКАЯ.

КУЧЕРОВ перед происшествием звонил ГЕНРИХСОНУ

Обвинительное заключение было оглашено прокурором 1 ноября, а в этот раз дали показания потерпевшие по делу — Сергей ГЕНРИХСОН и его старший сын Алексей, а также двое сотрудников ЗАО «Мекомстрой».  Сергей ГЕНРИХСОН рассказал суду, что с утра 23 апреля 2013 года поехал на встречу с теперь уже бывшим гендиректором ОАО "Омскоблгаз" Николаем СТРАНГУЛЕМ. В 9.30, пока он ехал на своем авто, ему позвонил начальник  службы безопасности ЗАО «Мекомстрой» КУЧЕРОВ и поинтересовался, когда Сергей Алексеевич будет на работе, что, по словам ГЕНРИХСОНА, было неожиданно, потому что ранее КУЧЕРОВ никогда ему не звонил с такими вопросами. ГЕНРИХСОН ответил, что не знает, когда появится. По словам потерпевшего, в этот момент  его охватило непонятное беспокойство, поэтому он решил все-таки заехать к себе в офис. Когда ставил авто на территории ЗАО «Мекомстрой», боковым зрением увидел КУЧЕРОВА  вдалеке около гаражей. ГЕНРИХСОН поднялся на второй этаж, где находилась приемная, — дверь была закрыта, что его удивило, потому что обычно ее оставляют открытой, когда все на работе. Дернул дверь кабинета своего заместителя и младшего сына Вадима — дверь тоже была закрыта. Времени,  по словам потерпевшего, было около половины одиннадцатого. Зашел в бухгалтерию и спросил, где Вадим, ему ответили, что он на работе. Спросил, почему двери в приемной и в кабинете Вадима закрыты, сотрудница Галина ЩЕРБАКОВА ответила, что он в приемной. ГЕНРИХСОН предположил, что, возможно, сын закрылся, потому что душ принимает.

Нашел сына, истекающего кровью

ГЕНРИХСОН-старший начал спускаться по лестнице на первый этаж, и в это время ему навстречу попался КУЧЕРОВ, который почему-то быстро прошмыгнул мимо него и даже не поздоровался. Потерпевший сел в авто и начал звонить Вадиму — тот не брал трубку. Тогда ГЕНРИХСОН-старший поехал в Облгаз, где пробыл минут 30, и вернулся к себе в офис. Времени,  по словам потерпевшего, было около двенадцати. ЩЕРБАКОВА дала ему запасной ключ от приемной. ГЕНРИХСОН открыл приемную — на столе стоял бокал с кофе, на стуле, полу и кресле была кровь.  Прошел в комнату отдыха — по дороге снова увидел кровь на стене, на входной двери и на шкафу. На кушетке лежал Вадим, укутавшись полотенцем и простынями. Отец спросил: «Вадик, что с  тобой?». Сын ответил: «Папа, меня морозит, мне плохо». Отец: «Что случилось?». Сын: «Не знаю, укрой меня». ГЕНРИХСОН старший укрыл его и увидел кровь на затылке: «Ты ударился, что ли?». Сын: «Вроде да». По словам отца, у сына в этот момент были глаза, как у невменяемого, он подумал, что тот в шоке. Сергей ГЕНРИХСОН позвонил Константину ПОЛЕЖАЕВУ, главврачу Омской областной клинической больницы — туда Вадима и отвезли.

Вадим назвал убийцу

По словам Сергея ГЕНРИХСОНА, в больнице врач спросил Вадима, что случилось, тот ответил, что упал, а на вопрос, кто в этот момент был с ним рядом, кого он видел последним, Вадим ответил, что видел последним начальника службы безопасности ЗАО «Мекомстрой». Вадима увезли на обследование. Вдруг выбежала врач и кричит: «Вы знаете, что в Вадима стреляли?». По словам ГЕНРИХСОНА-старшего, он даже не предполагал такого. Врач показала снимки головы Вадима, на которых были видны два пулевых ранения в затылок и осколки от патронов. Отец с врачом снова спросили у Вадима, кто с ним был, а тот ответил, что стрелял в него КУЧЕРОВ. Об этом отец сообщил полиции. и следователь успел записать показания Вадима на видео и занес их в протокол. Врачи объяснили, что Вадим мог первоначально не осознать, что с ним произошло, из-за болевого шока. И только позже вспомнил, что произошло. Сергей ГЕНРИХСОН добавил, что 23 апреля Вадим звонил ему два раза из больницы с телефона медсестры и просил приехать — хотел подробно рассказать, что произошло. Но, по словам отца, он не успел приехать, так как сотрудники правоохранительных органов начали проводить с ним следственные действия. После операции Вадим был жив еще несколько дней, а потом впал в кому и 2 мая скончался. 27 апреля ему исполнилось 29 лет.  24 апреля КУЧЕРОВА взяли под стражу как основного подозреваемого, на которого указал потерпевший. Свою какую-либо причастность к произошедшему КУЧЕРОВ отрицал.

КУЧЕРОВ работал в уголовном розыске

К апрелю  2013-го Валентин КУЧЕРОВ полгода отработал в «Мекомстрое» начальником охраны. Но  ГЕНРИХСОН-старший с ним знаком был еще с 90-х годов. КУЧЕРОВ много лет проработал в уголовном розыске, служил в налоговой полиции,  на пенсию вышел подполковником.

– На какое-то время он исчез из моего поля зрения, но с полгода назад вдруг стал звонить, -  вспомнил Сергей ГЕНРИХСОН. — КУЧЕРОВ  жаловался на проблемы с бизнесом. Якобы он  каким-то строительством занимался, но ничего не получилось, вот он и стал проситься ко мне на работу.

У КУЧЕРОВА были долги по кредитам

Начальник охраны получал 25 тысяч рублей в месяц плюс хорошую пенсию. Но, по словам гендиректора «Мекомстроя», этого было недостаточно для оплаты всех кредитов, которые набрал КУЧЕРОВ.

– У КУЧЕРОВА долгов было больш, чем на  5 миллионов рублей.  Все имущество в залоге, — пояснил суду Сергей ГЕНРИХСОН.

О своих финансовых проблемах ему не раз рассказывал сам КУЧЕРОВ. А  за 10 дней до убийства и вовсе обратился с просьбой  оформить его фиктивное увольнение, чтобы кредиторы не смогли обратить взыскание на  зарплату. Сергей ГЕНРИХСОН вошел в положение КУЧЕРОВА, поговорил с Вадимом, который был его непосредственным начальником, и выдал на руки приказ об увольнении, пообещав зарплату выдавать в конверте.

Пистолет нашли в колодце

По словам Сергея ГЕНРИХСОНА, пистолет, как установила баллистическая экспертиза, тот,  из которого стреляли в Вадима, нашли чисто случайно в колодце на территории «Мекомстроя». Водитель и диспетчер «Мекомстроя» видели, как КУЧЕРОВ крутился возле колодца, проявляя с утра небывалую активность. Свидетели сообщили, что КУЧЕРОВ попросил одного из сотрудников поднять крышку, зачем-то заглядывал в колодец, потом велел закрыть.

– Теперь я понимаю, что спугнул КУЧЕРОВА, когда неожиданно приехал с утра на работу. Он ведь  мог пистолет увезти куда-нибудь и выбросить где-нибудь далеко от места происшествия, но я помешал ему, и он, видимо, вынужден был по-быстрому выбросить оружие в колодец, — поделился своими соображениями ГЕНРИХСОН старший.   

По его словам, выслушав коллег, он решил, что оружие надо искать именно в колодце. Пригласил следователя, откачали из колодца воду. Так и есть — на дне оказался пистолет.  Маленький, на два заряда. Как позже сообщили в СМИ представители следственных органов, предположительно английской марки Sparrow. По словам специалистов, звук от пистолета очень тихий, не громче, чем от упавшей пачки сигарет. Поэтому в офисе никто и не слышал выстрелов. 26 апреля было получено заключение баллистической экспертизы — установлено, что пуля, извлеченная из головы Вадима, выпущена из оружия, обнаруженного в колодце. Кроме того, во время обыска в офисе «Мекомстроя» обнаружили ключи, которыми снаружи убийца запер кабинет Вадима. Их достали из унитаза в туалете, расположенном рядом с кабинетом начальника службы охраны. 

КУЧЕРОВА винили в пропаже кабеля

ГЕНРИХСОН-старший также сообщил суду, что накануне того, как стреляли в Вадима,   на территории его строительной фирмы пропал электрический кабель с башенного крана:

– Вывезти его с охраняемой территории очень сложно, тем более что охраняется территория собаками — они чужих не подпустят, а своих не трогают. Поэтому хищение  мог совершить только наш сотрудник. Уверен, это был КУЧЕРОВ. Перед пропажей кабеля он попросил его обесточить: мол, охранники ходят, а у вас тут высокое напряжение. Под предлогом выяснения обстоятельств кражи он стал проверять видеокамеры, вскрыл их, после чего заявил, что  они не работают. Поэтому в день, когда стреляли в Вадима, камеры и не работали — кто-то отключил их питание. 

В этот момент КУЧЕРОВ, сидя в клетке, пояснил суду, что камеры давно барахлили, потому что срок их эксплуатации истек — об этом он писал докладную своему начальнику Вадиму Сергеевичу. Последний ответил, что нужно вызвать специалистов и отремонтировать камеры, но новые покупать запретил. Именно поэтому КУЧЕРОВ, по его словам, и обращался к камерам.

ГЕНРИХСОН добавил, что Вадим выяснял с КУЧЕРОВЫМ у себя в кабинете, как могла произойти пропажа кабеля. Стоимость кабеля — около 30 тысяч рублей. По словам ГЕНРИХСОНА-старшего, все шло к тому, что у КУЧЕРОВА скорее всего стоимость ущерба высчитали бы из зарплаты. Это, как сообщил потерпевший, была единственная конфликтная  ситуация между Вадимом и КУЧЕРОВЫМ. Если учесть, что у КУЧЕРОВА и так было много долгов, то, как считает Сергей ГЕНРИХСОН, это вполне могло спровоцировать у него неприязненное отношение к Вадиму, а может быть, и сподвигнуть на убийство. Других причин убийства Вадима его отец  не смог назвать. Когда прокурор попросила Сергея ГЕНРИХСОНА высказать его мнение по поводу наказания, которое нужно назначить КУЧЕРОВУ, если суд признает его виновным, он ответил:

– Пожизненное заключение, так как убийство зверское — стрелял в затылок, как во время репрессий в 30-е годы! Если он признает свою вину и объяснит, зачем убил сына, то иск о возмещении морального вреда не буду ему предъявлять.     

У Вадима был конфликт с его бывшей девушкой

На вопрос адвоката, какая же КУЧЕРОВУ выгода от смерти Вадима, зачем ему понадобилось идти на убийство, ГЕНРИХСОН старший ответил, что не знает. О конфликтах между ними, кроме случая с пропажей кабеля, ничего неизвестно. На вопрос адвоката, кто еще мог желать смерти Вадиму, может быть, кто-то угрожал ему — из числа партнеров по бизнесу, конкурентов, друзей, знакомых, ГЕНРИХСОН ответил, что никто:

– Смысла убивать Вадима не было — все имущество и фирма все равно оформлены на меня.

Тогда адвокат огласил его показания на предварительном следствии, где Сергей Алексеевич говорил следователю, что у Вадима был конфликт с его бывшей девушкой Екатериной СКРИПКИНОЙ. Она сообщила Вадиму, что беременна, но тот не хотел продолжать с ней отношения. СКРИПКИНА родила ребенка и продолжала звонить Вадиму, обещала ему неприятности, а ее отец звонил и говорил, что Вадим ответит за свой поступок.

Бывший парень невесты Вадима угрожал ему

Еще из показаний ГЕНРИХСОНА-старшего выяснилось, что Вадим начал встречаться с новой девушкой — Натальей НОС (прим. «КВ»: речь идет о дочери Сергея НОСА, заместителя руководителя департамента строительства олимпийских объектов НПО «Мостовик» в Сочи, депутата Законодательного собрания Омской области) и даже собрался на ней жениться — свадьба планировалась в июне 2013 года. Однако бывший парень Натальи — некий г-н НЕЧИПОРЕНКО — не хотел мириться с тем, что она его бросила, поэтому названивал Вадиму и требовал оставить Наталью. Видимо, парень угрожал Вадиму, потому что Вадим даже попросил себе личного охранника у начальника службы безопасности «Мекомстроя». Как сообщил суду брат погибшего, охранник сопровождал Вадима вечером, когда он возвращался домой после работы. Все эти показания Сергей ГЕНРИХСОН подтвердил в суде, но добавил, что конфликты со СКРИПКИНОЙ и НЕЧИПОРЕНКО носят всего лишь мелкий бытовой характер, по его мнению, они вряд ли могли привести к убийству.

Проблемы с островом Захламинским

Тогда адвокат продолжил оглашать показания ГЕНРИХСОНА-старшего, которые он давал следователю. В них он сообщил, что 12 лет  назад его семья приобрела остров Захламинский на Иртыше. Он предположил, что в связи с этим островом у кого-нибудь могла возникнуть зависть, например, у конкурентов или у проверяющих органов. По словам ГЕНРИХСОНА, проверяющие органы постоянно предъявляли какие-либо притязания на остров, выискивали нарушения, приходили с проверками.

– Кстати, как-то нагрянула одна из таких проверок и КУЧЕРОВ пропустил их на нашу территорию — мы с Вадимом потом высказывали ему претензии за то, что пустил их на частную землю, — вспомнил ГЕНРИХСОН.

Помимо этого, адвокат назвал из показаний ГЕНРИХСОНА некий конфликт, который случился у «Мекомстроя» на Севере из-за строительства одного из объектов, а также  судебные тяжбы по поводу автомойки с братьями МАРТЫНОВЫМИ. Это ГЕНРИХСОН  подтвердил, но тоже высказал сомнение, что это могло послужить поводом к убийству. 

Родственники думают, что убийство заказное

Ранее Сергей ГЕНРИХСОН высказывал в СМИ предположения, что преступление совершил именно КУЧЕРОВ и что это было заказное убийство. По его версии, кто-то пообещал ветерану МВД хорошие деньги. А тот, прижатый кредиторами, согласился. Сергей ГЕНРИХСОН даже заявлял 3 июня 2013 года в «Комсомольской правде», что готов заплатить крупное денежное вознаграждение за любую информацию, которая поможет установить заказчика убийства и полностью раскрыть преступление. Однако если КУЧЕРОВ и вправду убийца, то непонятно, зачем он так подставил себя? Свидетели и улики говорят против него. При желании  бывший полицейский мог сделать все без лишнего шума, ведь он знал о том, как его коллеги будут искать преступника, и прекрасно мог замести следы. Кому же именно была выгодна смерть Вадима ГЕНРИХСОНА — пока остается невыясненным. «КВ» будут следить за ходом разбирательства. 

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий

Вынесен приговор за контрабанду сапсанов Кылышбеку ЕРТАУУЛЫ, Айбеку и Улугбеку МИРЗАЕВЫМ

Иностранцы в тайнике автомобиля привезли краснокнижных соколов в Омскую область, а затем попытались переправить за границу

13 июня 18:51
0
1099

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.