Все рубрики
В Омске суббота, 13 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,7427    € 95,7588

В Лондоне по 16 решениям омского суда взыскали с Павла СКУРИХИНА 622 млн руб.

26 февраля 2014 12:14
0
5568

Всего основатель агрогруппы «САХО»   проиграл Банку ВТБ в Центральном районном суде города Омска 27 исков о поручительстве

Судья Коммерческого суда Отделения королевской скамьи Высокого суда Лондона  Джастис САЙМОН  (Justice SIMON) 13 февраля вынес решение в пользу Банка ВТБ о взыскании с английских активов экс-владельца агрогруппы "САХО" Павла СКУРИХИНА 622 млн руб., из которых 456 млн руб. — основной долг (в редакции «КВ» имеется текст решения суда на английском языке).   Эти деньги   будут взысканы за счет арестованных в обеспечение этого иска  еще  в августе 2012 года по решению судьи Элизабет ГЛОСТЕР (той  самой, которая разбирала спор Романа АБРАМОВИЧА и Бориса БЕРЕЗОВСКОГО)   активов СКУРИХИНА. Как ранее писали «КВ» (см. «Хозяев омского «Форнакса» пытаются достать в Лондоне» от 14 ноября 2012 года), непосредственно в иске речь идет о Pikeville investments LLP и Perchwell Holdings LLP, по мнению ВТБ связанных с Павлом СКУРИХИНЫМ.

Российские суды

Группа компаний «САХО» создана в 2000 году в Новосибирске. В течение ряда лет САХО, не считаясь со средствами,  осуществляла экспансию по России и к 2008 году объединила сельхозпредприятия в Центральном, Южном, Приволжском и Сибирском федеральных округах, девять элеваторов общей мощностью единовременного хранения зерна 630 тыс. т, 18 хлебозаводов в восьми регионах России и другие производственные и сервисные предприятия АПК. Площадь обрабатываемых сельхозугодий, занятых в основном зерновыми, составила к 2008 году  около 360 тыс. га. По последним финансовым показателям (за тот же 2008 год), оборот группы достигал десяти миллиардов рублей. Контролировал группу известный новосибирский предприниматель Павел СКУРИХИН. В 2009  году у группы начались трудности.

С декабря 2011 года Банк  ВТБ подал в Арбитражный суд Омской области 32 иска о взыскании с предприятий САХО более миллиарда рублей, так как  кредиты  предприятиям группы выдал именно омский филиал банка. По большинству этих исков решения суда вступили в законную силу, но вернуть свои деньги банк так и не смог, в частности, и из-за того, что практически во всех  предприятиях началась процедура банкротства. Параллельно в Центральном районном суде Омска в рамках 27 исков  часть  сумм была взыскана с экс-владельца САХО Павла СКУРИХИНА как поручителя по кредитам. Пять аналогичных  исков Банк ВТБ выиграл в Заельцовском районном суде Новосибирска.

В судах ответчик пытался опротестовать пункты 3.9  и 4.10 подписанного в Омске договора поручительства. В первом из них речь, в частности,  идет об обязательстве поручителя  «уплатить банку неустойку в размере 0,07% от суммы неисполненного или ненадлежащим образом исполненного обязательства за каждый день просрочки», во втором — что все споры и разногласия подлежат рассмотрению в омских судах (по месту нахождения филиала Банка ВТБ). СКУРИХИН утверждал, что эти пункты были ему навязаны банком и, так как он проживает в Новосибирске, постоянные поездки в Омск влекут  «за собой значительные временные и денежные затраты». Впрочем, на подавляющем большинстве заседаний судов сам Павел СКУРИХИН и не присутствовал.

Среди ответчиков в арбитражном процессе значатся в основном предприятия, зарегистрированные  в Новосибирской области: ООО «Производственные площади», ООО «Химтэк», ЗАО «Новые аграрные технологии», ОАО «Тогучинский элеватор», ООО «Зерновая компания», ООО «Новые технологии защиты растений», ОАО «Карасукский комбинат хлебопродуктов», ООО «Солнечное», ООО «Сельскохозяйственные машины», ОАО «Тогучинский мелькомбинат», ЗАО «Сибинвестпроект», ОАО «Красносибирское», ЗАО «Карасукский мелькомбинат», ООО «Звенигород-Хлеб», ООО «Машиностроительный завод» и ОАО «Шайдуровское». Есть среди должников и компании, находящиеся в других регионах: ООО «САХО АГРО» (Тульская область), ООО «Агропромышленное объединение «Урожайное» (Ростовская область), ООО «САХО-Агро Ульяновск» (Ульяновская область), а также ряд омских предприятий  — ЗАО «Форнакс», ООО «Торговый дом «Сибирский пекарь», ОАО «Хлебник», ООО «Производственные фонды», ООО «Цецера-1» и ЗАО «Житница», юридические адреса которых из Омска были переведены  в Новосибирск.

Лондонский суд

В решении Лондонского суда истец был охарактеризован как  второй по величине банк в России, а ответчик -  как  основатель и «очевидный контроллер (apparent controller) группы компаний  «Сибирский аграрный холдинг» -  САХО, которую он создал около  13 лет назад. САХО — большая группа со сложной корпоративной структурой. Это разнообразные сельскохозяйственные предприятия: производство пестицидов, производство зерна и его переработка, хлебопечение. САХО также владеет большими участками сельскохозяйственных земель».

В рамках упрощенного судебного процесса были приняты во внимание только 16 вступивших в силу по состоянию на 28 июня 2013 года судебных решений российских судов по взысканию с Павла СКУРИХИНА  622 млн руб. Так как  все пять новосибирских решений вступили в силу в октябре — ноябре 2013 года, речь идет только о решениях Центрального суда города Омска. Основной спор был о том, вправе ли английский суд принимать во внимание решения российского, а еще точнее – было ли российское судебное делопроизводство на самом деле справедливым и непредвзятым. То есть имел ли ответчик все возможности отстаивать свою позицию в российских судах? Джастисом САЙМОНОМ был даже сформулирован вопрос для экспертов: «является ли  верховенство закона,  как это применяется в России,  эквивалентно понятию верховенство права» в Англии».

Позиции сторон  

Павел СКУРИХИН заявил, что и данный иск Банка ВТБ,  и судебные процессы в России, «являются частью продолжающегося незаконного и мошеннического рейдерского захвата  САХО, чтобы получить контроль над его бизнесом и активами». В обоснование он привел следующие доводы: 1) ВТБ отказался от предложения Россельхозбанка погасить задолженность в полном объеме; 2) ВТБ отказался в счет погашения  долга  реализовать заложенное имущество, стоимость которого, по мнению СКУРИХИНА, вдвое превышала эту задолженность; 3)  ВТБ ввел в заблуждение САХО, взяв  в залог очень значительные активы  на обещание поспособствовать в  реструктуризации долга с Министерством финансов по государственной схеме гарантирования. Когда ВТБ без уважительной причины  вышел из этой реструктуризации, то отказался освободить заложенное имущество; 4) ВТБ отказался использовать независимых оценщиков для  оценки активов, передаваемых в залог, в результате чего значительно занизил стоимость активов, в некоторых случаях на целых 90 %; 5)  ВТБ применил карательные процентные ставки по кредитам, выданным САХО, увеличив эти ставки с  14% до 23%, что  намного превышает тарифы  других банков, где обслуживался  САХО. В результате в период с июля 2008 года по июнь 2010 только САХО был вынужден заплатить банку проценты, равные  почти 40% от основного долга.

Все это, по мнению СКУРИХИНА, свидетельствует о скрытых намерениях ВТБ отобрать активы САХО, в частности сельхозземли. Согласно его официальным свидетельским показаниям решения  российских судов в его отношении были предрешены: «Невозможно предпринимателю защитить себя против государственного банка  ВТБ. Не будет преувеличением сказать, что если бы я сделал это,  мои коммерческие средства к существованию и мое личное благополучие были бы в очень серьезной опасности» («my commercial livelihood and my personal wellbeing would have been in very serious danger»).  

Алевтина ГУЗАНОВА, представляющая в Лондонском суде Банк ВТБ, выразила недоумение по поводу  тезисов Павла СКУРИХИНА:  если САХО не устраивали проценты по кредитам в ВТБ и оценка банком его активов – кто ему мешал выбрать другой, более лояльный банк?  От Россельхозбанка так и не было официального предложения о выкупе долгов, а только предварительные переговоры. Что касается оценки залога, банком действительно применялся «собственный список скидок с рыночной стоимости», так как «требуется больше залога из-за падения стоимости заложенного имущества». Причина, по которой не состоялась схема рефинансирования  долгов САХО по госгарантии, не имеет ничего общего  с ВТБ:  «Это было связано с неспособностью компаний, входящих САХО,  предоставить  необходимые документы». Кредиты ВТБ составляют  всего 9 % от общего объема кредитов и займов группы САХО. Каким образом банк с такой малой долей мог претендовать  на какое-либо серьезное влияние на бизнес САХО, в частности, на какие-либо активы? Есть и более крупные кредиторы. Хотя в ее показаниях и есть невнятная фраза о попытке каких-то скромных переговоров в контексте  приобретения  САХО («There is a rather coy reference to commercial discussions between in VTB and SAHO in the context of acquiring SAHO»), но «в любом случае ВТБ никогда не был в привилегированном положении, чтобы приобрести активы САХО».  Да и вообще у Банка ВТБ не было ни малейшего желания припирать САХО к стенке («was not due to VTB’s desire to drive SAHO to the wall»): ничего личного, только бизнес.

Эксперты

В качестве экспертов Павел СКУРИХИН привлек профессора Ричарда САКВУ ( профессор российской и европейской политики при Университете Кента) и Дрю ХОЛИНЕРА (в свое время представлявшего в Европейском суде интересы бывшего вице-президента НК «ЮКОС» Василия АЛЕКСАНЯНА и депутата Госдумы от ЛДПР Ашота ЕГИАЗАРЯНА),  ВТБ в свою очередь привлек  профессора Пола СТЕФАНА ( профессор права в Университете Вирджинии  с опытом работы в России). Их попросили ответить, в частности, и на вопрос: «Что  произойдет с таким человеком, как г-н СКУРИХИН, если он попытался защищаться в российских судах, используя в отношении госбанка такие  аргументы — как «систематическое  рейдерство» и подобные концепции?».

Профессор САКВА отметил, что существует высокая вероятность того, что в указанном случае, когда на кон поставлены значительные суммы, российские суды отдадут предпочтение интересам государственного банка ВТБ за счет СКУРИХИНА: «Если бы СКУРИХИН  утверждал в российских судах, что ВТБ занимается рейдерством,  последствия для него могли быть  серьезными. Без существенной политической поддержки — и даже при наличии таковой, как  в случае ХОДОРКОВСКОГО. Если бы он попытался это сделать, чтобы противостоять  давлению ВТБ,  он поставил бы себя и свой??бизнес в опасность». С ним согласился и Дрю ХОЛИНЕР: «В России в судебных разбирательствах  против влиятельных членов  деловой и политической элиты на  местах  человек, использующий такие заявления, подвержен риску серьезного возмездия, включая внесудебные расправы».  Впрочем,  м-р ХОЛИНЕР, отвечая на вопрос: мог бы СКУРИХИН защищаться в российских судах аргументами о рейдерстве со стороны ВТБ, закончил свою речь сомнительным примером: «ВТБ имеет право ответить на этот вопрос так же, как эфоры Спарты  ответили на требования короля Филиппа Македонского». То бишь Павел СКУРИХИН не использовал в российских судах аргумент о рейдерстве, поэтому ВТБ и не подверг его «возмездию», а вот «если бы» использовал, то тогда – ого-го. Таким образом,  эксперт бизнесмена сравнил его самого с наступающим агрессором Филиппом, а банк -  с оборонявшейся Спартой. И действительно, г-н СКУРИХИН не какой-то мелкий бизнесмен с активами в Лондоне, а глава российского зернового союза, имевший очень хорошие связи в пору роста своего бизнеcа с руководством Минсельхоза РФ.

Юристы ВТБ так и заявили, что все эти россказни о боязни бороться в России с государственным банком -  это искусственная конструкция,  возведенная, дабы избежать последствий истинного положения дел в САХО, неспособном расплатиться с долгами. Лондонский суд встал на сторону Банка ВТБ, утвердив на территории Великобритании 16 решений Центрального суда города Омска  о взыскании с английских активов Павла СКУРИХИНА 456,4 млн руб. основного долга и  166 млн руб. процентов по кредитам, но отказав во взыскании 158,3 млн руб. штрафов, так как штрафы – это не убытки банка, а дополнительное  наказание для должника.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.